kat

kat

Беларусь в режиме хронического макроэкономического напряжения

Итоги развития белорусской экономик в I полугодии 2015г. подтверждают прогноз об углублении рецессии и создание предпосылок для её превращения затяжную депрессию. При официальном годовом прогнозе роста ВВП в 0,2 – 0,7% данный показатель в январе – июне 2015г. сократился на 3,3%. Ускорение негативных явлений очевидно: по итогам I квартала ВВП сократился на 2%. Последний раз столь негативная ситуация была зафиксирована в I квартале 1996 года. Тогда валовой внутренний продукт сократился на 3,1%, после падения ВВП в 1995 года на 10,4%. В первый год первой пятилетки Беларуси (1996-2000) страна находилась на совершено иной стадии бизнес цикла. По итогам 1996 года экономика страны увеличилась на 2,8% ВВП. Потом был стремительный рост, разве что за исключением I квартала 1999г. (только плюс 0,7% ВВП). В последний год четвертой пятилетки (2011-2015гг.) Беларусь находится на противоположной фазе бизнес цикла.

Потенциал традиционных источников роста экономики существенно ограничен. В условиях сокращения товарного экспорта на 25 – 30%, промышленного производства на 7 – 10%, инвестиций в основной капитал на 10 – 15%, реальных доходов населения на 5 – 8% - таковы прогнозные оценки развития экономики в 2015 году – белорусским властям следовало бы существенно скорректировать параметры кредитно-денежной (монетарной) и бюджетно-налоговой (фискальной) политики. Однако необходимые системные корректировки для создания предсказуемых условий макроэкономической стабилизации произведены не были.

В I полугодии 2015г. белорусские власти не решили ни одну из ключевых проблем, не устранили ни один из критически важных дефектов основных институтов национальной экономики, которые стали причинами глубоких макроэкономических дисбалансов в 2011г. и в конце 2014 года. Руководство Беларуси не сумело добиться необходимой координации между монетарной и фискальной политикой. Выбор антикризисной стратегии был сделан в пользу усиления административного давления на экономических субъектов, в том числе в регулировании цен, увеличения налоговой нагрузки (в первую очередь, за счёт местных налогов), сохранения обширного государственного сектора, значительная часть которого продолжает работать в льготном режиме (кредиты, госзаказ, иммунитет об претензий поставщиков, налоговые, таможенные преференции и т.д.)

В экономике не стало больше рыночных отношений, институтов, которые позволили бы коммерческим организациям сформировать рациональные ожидания в отношении таких важных макро параметров, как инфляция, курс Br-рубля, стоимость кредитных ресурсов, объём внутреннего спроса, административные и налоговые издержки. В условиях слабой платёжной дисциплины, резкого падения внешнего спроса на традиционных для белорусских производителей рынках сбыта (Россия, Украина) институты белорусской централизованной плановой экономики вытолкнули частный бизнес в зону высокой неопределённости, сильных искажений структуры цены и занятости, сильно разбалансированного депозитно-кредитного рынка и высоких иждивенческих ожиданий как населения, так и большинства государственных коммерческих организаций.

Например, открытым остаётся вопрос о том, каков будет объём господдержки государственного коммерческого сектора во втором полугодии 2015г. В январе – апреле 2015г. доходы бюджета расширенного правительства (консолидированный бюджет + ФСЗН) составили 47,5% ВВП. Это на 4,2 процентных пункта ВВП больше, чем было за аналогичный период 2014г. В свою очередь расходы составили 41,5% ВВП. Профицит в 6% ВВП (Br15,3 трлн.). Расширение зоны нерыночных отношений (совокупные госрасходы в ВВП) в условиях структурного и конъюнктурного кризисов этого самого госсектора транслируется в дополнительное фискальное и административное бремя для частного бизнеса.

Мягкая монетарная политика I-го полугодия 2015г.

Определённые достижения Нацбанка по стабилизации денежной и финансовой системы в I половине 2015 года носят временный, фрагментарный характер. Они не были подкреплены структурными, институциональными решениями других органов государственного управления. К середине 2015 года правительство заметно увеличило объём государственной поддержки, что ещё больше увеличивает инфляционные и девальвационные ожидания, усугубляет проблему неравенства условий хозяйствования в целом и доступ к кредитных ресурсам в частности.

Вопреки многочисленным заявлениям полисимейкеров разного уровня о приоритетности борьбы с инфляцией, проведении жёсткой монетарной политики, Национальный банк вынужден был учитывать текущее финансовое состояние как государственных банков, так и коммерческих предприятий, которые традиционно являются участниками сотен государственных программ.

Динамика параметров широкой денежной массы, объёма кредитования, доли льготных кредитов в общем объёме кредитования на фоне резкого ухудшения финансового состояния производителей товаров и нефинансовых услуг, усугубления положения с расчётами при неизменно высоком давлении платежей по обслуживанию государственного долга – все эти факторы подтверждают сохранение высокого уровня напряжения в денежно-кредитной и финансовой сферах.

За I полугодие 2015г. индекс потребительских цен (к декабрю 2014г.) составил 7,3%, а I полугодие 2015г. к I полугодию 2014г. – 15,4%. Формально это соответствует обозначенному Нацбанком целевому показателю по ИПЦ на весь год в 18% плюс/минус два процентных пункта. Однако этот показатель следует рассматривать в контексте целого ряда факторов.

Во-первых, Минторг, Минздрав и правительство в целом сохраняло жёсткий подход к административному сдерживанию цен, что не позволяет ценам достигнуть рыночного равновесия. В условиях чувствительного политического цикла правительство практически заморозило цены на так называемые социально значимые товары, а также лишь минимальных образом увеличило долю покрытия затрат на производство ЖКУ. В условиях роста денежной массы, издержек производства инфляционный навес искусственно переносится на конец 2015г., когда будет завершён политический цикл.

Во-вторых, в I полугодии 2015г. правительство лишь во второй половине II квартала активизировало вброс в экономику больших объёмов денежных ресурсов на поддержку государственных предприятий. Временной лаг воздействия «новых» денег на цены производителей промышленной и с/х продукции и ИПЦ составляет 3 – 6 месяцев. Это значит, что при смягчении одновременно монетарной и фискальной политики в июле – октябре 2015г. с целью обеспечения относительной стабильности работы производителей товаров и нефинансовых услуг, банковской системы, а также для выполнения обязательств по выплате зарплаты, пенсии и социальных трансфертов инфляционное давление переносится на конец 2015г. – первый квартал 2016г.

На расширенном заседании Правления Национального банка Беларусь 23.07.2015г. констатировал устойчивую тенденцию к замедлению инфляционных процессов. Замедление, действительно, имело место, но открытым остаётся вопрос об устойчивости процесса снижения инфляции в сфере рецессии экономики, монетарно-фискального конфликта и резкого сокращения экспорта и, следовательно, валютной выручки. В январе – мае 2015г. экспорт товаров и услуг по сравнению с аналогичным периодом 2014г. сократился на 25,9% при падении импорта на 28,2%. Экспорт товаров снизился на 28,3% при сокращении импорта товаров на 27,5%. Такие данные резко расходятся в официальным прогнозом на 2015 год (сокращение экспорта товаров и услуг на 3,3 – 3,5%). Однако параметры монетарной и фискальной политики не скорректированы на углубление рецессии (падение ВВП на 3,3% в I полугодии 2015г. вместо годового роста ВВП на 0,2 – 0,7% по официальному прогнозу).

За январь – июнь 2015г. Национальный банк Беларуси допустил увеличение широкой денежной массы (М3) на 23%. Без учета девальвации и вызванной ею переоценкой показатель М3 в период февраль – июнь 2015г. вырос на 9%. Напомним, что годовой план на весь 2015 год составляет 30%. Для сравнения в январе – июне 2014г. широкая денежная масса выросла на 12,5%.

Рублёвая денежная масса (М2) за январь – июнь 2015г. увеличилась на 10,4%, а в период февраль – июнь 2015г. – на 22,2%. Для сравнения М2 в январе – июне 2014г. увеличился на 11,7%.

В январе – июне 2014г. ВВП вырос на 1,2%, а в январе – июне 2015г. сократился на 3,3%. С учётом состояния основных внешних рынков для белорусских товаров, ухудшения условия торговли и роста давления со стороны коммерческих организаций стран – членов ЕАЭС, ВВП Беларуси по итогам 2015г. сократится на 4,5 – 5%.

Фактические параметры динамики широкой денежной массы в 2015 год в контексте динамики ВВП и уровня инфляции свидетельствуют о том, что Нацбанк в I полугодии проводил слишком мягкую монетарную политику в рамках существующих макроэкономических рисков и угроз. Очевидно, авторы монетарной политики принимали во внимание не столько целевой приоритет борьбы с инфляцией и стабилизацию валютного рынка, перевод его на чисто рыночные условия работы, сколько неэкономические факторы и политические императивы.

Нацбанк в пресс-релизе по итогам расширенного заседания правления заявляет, что «до конца 2015 года денежно-кредитная политика сохранит направленность на ограничение инфляционных процессов и формирование условий для сбалансированного развития экономики». Однако уровень внешних долговых обязательств, золотовалютных резервов, объём валютных поступлений в страну и фискальная экспансия правительства усиливают угрозу невыполнения этого положения Нацбанка. Он декларирует реалистичность выполнения промежуточного показателя по росту широкой денежной массы в 2015 году на 30%. Получается, что монетарная политика во втором полугодии 2015г. должна быть ещё жёстче, чем в первом. Без существенного притока иностранных инвестиций, валютных кредитов, сохранения доверия вкладчиков к рублёвым инструментам сбережения, связывания рублевой денежной массы, включением в коммерческий оборот новых активов (приватизация), Нацбанк едва ли может удержаться в росте широкой денежной массы на семь процентных пунктов. При неблагоприятном стечении обстоятельств индекс потребительских цен по итогам 2015 года составит 25 – 30% с сохранением высокого инфляционного навеса на 2016 год.

Фискальные и долговые риски для монетарной стабильности

Финансовые показатели производителей товаров и услуг указывают на значительные угрозы для хрупкой, относительной макроэкономической стабильности. В зоне финансового риска находится почти 50% белорусских коммерческих организаций. Кредиторская задолженность на 1 июня 2015 г. составила Br323,6 трлн., в том числе просроченная – Br48,4 трлн. или 15% от общего объема кредиторской задолженности (на 1 июня 2014 г. было Br33,5 трлн. рублей или 13%).

Дебиторская задолженность на 1 июня 2015 г. составила Br252,4 трлн., в том числе просроченная – Br53 трлн. рублей или 21% от общего объема дебиторской задолженности (на 1 июня 2014 г. было Br35,1 трлн. рублей или 17,1%).

Отметим, что на 01.06.2015г. внешняя дебиторская задолженность составила Br64,05 трлн., что на 25,5% больше, чем было в начале этого года. Внешняя кредиторская задолженность выросла на 26,8%, до Br80,3 трлн. Наконец, задолженность по кредитам и займам на 01.006.2015г. составила Br457,72 трлн., что на 20,9% больше, чем было в начале этого года. При чрезвычайно дорогих кредитах такой рост долгов свидетельствует о продолжении процесса генерации капитала в зоне риска омертвления.

Поскольку белорусские власти не предпринимают адекватные усилия по выравниванию условий кредитования и доступа к финансам для всех коммерческих организаций, то такая тенденция накопления долгов и неликвидов рискует обернуться дополнительными издержками для частного бизнеса.

В равной степени это касается обязательств по обслуживанию внешних долгов. С начала 2006 по начало 2015г. валовой внешний долг страны увеличился в 7,8 раз, с $5,13 млрд. до $40,06 млрд. Расходы на обслуживание валового внешнего долга Беларуси увеличились в 5,6 раз, с $1,96 млрд. до $11,06 млрд. В период 2006 -2014гг. госдолг Беларуси увеличился в 21,7 раз, с $607 млн. до $13,12 млрд. Расходы на обслуживание внешнего госдолга с 2006 по начало 2015г. увеличились в 37,8 раз, с $135 млн. до $5,1 млрд. Давление платежей по обслуживанию внешних долгов при чрезвычайно низком уровне золотовалютных резервов (на 0.107.2015г. резервы в иностранной валюте составляли только $1,67 млрд., в то время как в начале 2015г. они были на уровне $2,5 млрд.) не позволяет Нацбанку искусственно удерживать курс Br-рубля. Динамика рублёвых и валютных активов и пассивов, изменение параметров монетарной и фискальной политики позволяет нам прогнозировать ускорение темпов девальвации Br-рубля, особенно в конце года. Дополнительное давление на курс национальной валюты может оказать эрозия доверия вкладчиков к Br-рублёвым депозитам и к банковской систем в целом, особенно в контексте значительного снижения ставок по рублёвым и валютным депозитам. При неблагоприятном стечении обстоятельств, усугубленных девальвацией российского рубля и дальнейшим ухудшением условий торговли с Россией, курс Br-рубля к доллару США в начале 2016 года может составить $1 = Br20 – 22 тысячи. Вместо давно назревших структурных реформ белорусские власти в очередной раз объясняют эскалацию кризисных явлений преимущественно внешними факторами. Частному бизнесу от такого понимания экономических процессов не легче.

Изменение показателей широкой денежной массы в Беларуси, январь – июль 2015

Показатели 01.01.2015 01.02.2015 01.04.2015 01.07.2015 01.07. 2015 к 01.01.15, % 01.07. 2014 к 01.01.2014, %

01. 07. 2013 к

01. 01. 2013, %

В млрд. Br
1. Наличные деньги в обороте – М0 13923,8 13195,1 13350,0 15433,8 10,8 10,3 22,4
Денежный агрегат – М1 41 764,6 34 972,1 37 717,3 43 725,2 4,7 8,5 12,9
Рублевая денежная масса – М2* 90 844,5 82 128,6 91 461,7 100 325,2 10,4 11,7 17,6
Широкая денежная масса – М3 239 442,7 270 248,6 271 361,5 294 538,5 23,0 12,5 8,8

Источник: Нацбанк РБ, июль 2015 http://nbrb.by/statistics/MonetaryStat/BroadMoney/

Беларусь. Потребности в финансировании, 2013 – 2015гг., в млн. $

Показатель 2013 2014 (расчёт) 2015 (прогноз)
Валовые потребности в финансировании -16951 -15781 -14169
Сальдо счета текущих операций -7567 -5094 -4209
Краткосрочный долг -4474 -5801 -5139
Источники финансирования 16951 15781 14169
Счёт операций с капиталом (нетто) 10 8 6
ПИИ (чистые) 1984 1799 1506
Приток портфельных инвестиций (нетто) -42 4 0
Заимствования (МГС) 7491 5952 4742
Краткосрочное финансирование 5801 5139 5139
Другие чистые заимствования 850 1287 218
Прогнозируемое изменение резервов, +/- 857 1592 2559
Справочно: сумма резервов 6651 5059 2500

Источник: Доклад МВФ по стране № 15/136. Май 2015г. Республика Беларусь. http://www.imf.org/external/russian/pubs/ft/scr/2015/cr15136r.pdf

Отдельные экономические показатели (базисный сценарий) Беларуси,

2011 – 2016гг., 2020гг.

Показатель 2011 2012 2013 2014 (предв) 2015 2016 2020
в процентах
Реальный ВВП 5,5 1,7 1,0 1,6 -2,3 -0,1 0,5
ИПЦ, на конец года 108,7 21,8 16,5 16,2 22,0 16,5 16,5
Рублёвая широкая денежная масса 64,1 58,4 15,5 14,5 28,5 20,2 16,4
в процентах ВВП, если иное не указано
Сальдо счёт текущих операций -8,5 -2,9 -10,4 -6,7 -7,0 -4,2 -4,0
Сальдо внешней торговли -5,8 0,9 -6,3 -3,4 -7,1 -4,9 -4,6
Экспорт товаров 68,5 71,6 50,0 46,9 46,4 47,9 40,6
Импорт товаров -74,3 -70,8 -56,3 -50,3 -53,5 -52,8 -45,1
Валовой внешний долг 57,7 54,2 54,9 54,6 68,0 66,9 55,4
Государственный внешний долг 25,0 23,1 21,6 23,0 27,6 27,4 22,9
Валовой госдолг и долг под государственные гарантии 45,9 38,5 37,6 39,8 41,3 46,4 49,7
Сальдо сектора госуправления 2,8 0,7 0,1 1,1 0,6 -1,0 -3,4
расширенное сальдо сектора госуправления -3,0 0,3 -0,9 0,4 -3,0 -2,6 -4,6
Расширенное сальдо сектора госуправления, в т.ч. новое КГП (кредитование госпрограмм) -12,3 -6,3 -5,8 -3,5 -6,9 -6,4 -8,4
в том числе новое КГП, включая Банк развития 9,3 6,6 4,9 3,8 3,8 3,8 3,8
Доходы 38,8 40,5 41,2 40,3 41,3 40,8 41,6
Расходы 41,8 40,2 42,1 39,9 44,3 43,4 46,2
Номинальный ВВП, млрд. $ 60 64 73 76 - - -
Номинальный ВВП, трлн. Br 297 530 649 778 973 1170 2133
Официальные резервы, млрд. $ 7,9 8,1 6,7 5,1 2,5 2,5 2,5
Резервы в месяцах импорта товаров и услуг 1,9 2,1 1,8 1,7 0,8 0,8 0,7
Резервы в процентах от краткосрочного долга 56,9 63,8 45,6 37,2 18,4 18,3 17,6
Экспорт, млн. $ 40928 45574 36540 35736 28061 29936 33258
Импорт, млн. $ -44394 -45009 -41134 -38334 -32377 -33012 -36987

Источник: Доклад МВФ по стране № 15/136. Май 2015г. Республика Беларусь. http://www.imf.org/external/russian/pubs/ft/scr/2015/cr15136r.pdf


Central Banks and Our Dysfunctional Gold Markets

Опубликовано в Articles in English августа 01 2015

Marcia Christoff-Kurapovna

July 23, 2015

Many investors still view gold as a safe-haven investment, but there remains much confusion regarding the extent to which the gold market is vulnerable to manipulation through short-term rigged market trades, and long-arm central bank interventions. First, it remains unclear whether or not much of the gold that is being sold as shares and in certificates actually exists. Second, paper gold can theoretically be printed into infinity just like regular currency — although private-sector paper-gold sellers have considerably less leeway in this regard than central banks. Third, new electronic gold pricing — replacing, as of this past February, the traditional five-bank phone-call of the London Gold Fix in place since 1919 — has not necessarily proved a more trustworthy model. Fourth, there looms the specter of the central bank, particularly in the form of volume trading discounts that commodity exchanges offer them.


Five Steps to Fixing Greece’s Debt Problem

Опубликовано в Articles in English марта 05 2015

Frank Hollenbeck

March 4, 2015

The ECB decision to limit liquidity to Greek banks was another nail in the euro-coffin, and rumors of a "Grexit" caused bank withdrawals to accelerate. Over 25 billion euros have been withdrawn from Greek banks since the end of November 2014. But there's a problem. Fractional-reserve Greek banks do not have the funds to cover all the withdrawals if trends continue. Current non-performing bank loans in Greece are close to 40 percent and banks hold large amounts of high risk Greek government debt.


Should Economics Emulate Natural Sciences?

Опубликовано в Articles in English декабря 22 2014

Frank Shostak

December 16, 2014

Economists have always been envious of the practitioners of the natural and exact sciences. They have thought that introducing the methods of natural sciences such as a laboratory where experiments could be conducted could lead to a major breakthrough in our understanding of the world of economics. But while a laboratory is a valid way of doing things in the natural sciences, it is not so in economics. Why is that so? A laboratory is a must in physics, for there a scientist can isolate various factors relating to the object of inquiry. Although the scientist can isolate various factors he doesn't, however, know the laws that govern these factors.


The Cultural and Political Consequences of Fiat Money

Опубликовано в Articles in English ноября 24 2014

Jörg Guido Hülsmann
November 20, 2014

It may seem unusual that an economist would talk about culture. Usually, we talk about prices and production, quantities produced, employment, the structure of production, scarce resources, and entrepreneurship.

But there are certain things that economists can say about the culture, and more precisely, that economists can say about the transformation of the culture. So what is culture? Well, to put it simply, it is the way we do things. This can include the way we eat — whether or not we dine with family members on a regular basis, for example — how we sleep, and how we use automobiles or other modes of transportation. And of course, the way we produce, consume, or accumulate capital are important aspects of the culture as well.


Why Money Doesn’t Measure Value

Опубликовано в Articles in English октября 27 2014

Robert P. Murphy
October 24, 2014

Anyone who knows him personally would attest that David Gordon is a troublemaker. He lived up to this label with a recent review of the new book by Steve Forbes and Elizabeth Ames. Gordon took them to task for referring to money as a measure of value, analogous to a ruler or clock; Gordon cited the authority of Ludwig von Mises while rejecting such a view. In a previous post here at Mises Canada, I then defended Gordon from the reply of John Tamny. Yet now I see that economist Marc Miles has jumped in the fray, also thinking that Gordon is ignorant of basic economics.
Let me be clear: Gordon (and Mises) are right; money is not a "measuring rod" of value. However, the reason Tamny and Miles are astounded by Gordon's position is that they think he is denying the (obvious) fact that people acquire money merely as a means to a further end. In the present post, let me try to clear up all of this confusion that the mischievous Gordon stirred up. As we'll see, it's precisely because people use money as a means to a further end, that it is NOT analogous to a ruler or clock or scale.


Richard M. Ebeling
September 06, 2014

We live at a time when politicians and bureaucrats only know one public policy: more and bigger government. Yet, there was a time when even those who served in government defended limited and smaller government. One of the greatest of these died one hundred years ago on August 27, 1914, the Austrian economist Eugen von Böhm-Bawerk.


The Myth of the Unchanging Value of Gold

Опубликовано в Articles in English сентября 01 2014

Joseph T. Salerno

August 29, 2014

According to mainstream economics textbooks, one of the primary functions of money is to measure the value of goods and services exchanged on the market. A typical statement of this view is given by Frederic Mishkin in his textbook on money and banking. "[M]oney ... is used to measure value in the economy," he claims. "We measure the value of goods and services in terms of money, just as we measure weight in terms of pounds and distance in terms of miles."


Six Myths About Money and Inflation

Опубликовано в Articles in English августа 25 2014

Patrick Barron

August 21, 2014
The following are six of the most prevalent economic myths that appear time and again in the mainstream media. I will give a brief description of each and a brief description of the economic reality, as seen from an Austrian perspective.


You Can’t Run an Economy with Spreadsheets

Опубликовано в Articles in English августа 25 2014

Nicolás Cachanosky
August 22, 2014

Argentina's economic minister, Axel Kicillof, has become famous for his assertion that it is possible to centrally manage the economy now because we have spreadsheets such as Microsoft Excel. This assertion comes from the mistaken view that the cost of production determines final prices, and it reveals a profound misunderstanding of the market process. This issue, however, is not new. The first half of the twentieth century witnessed the debate over economic calculation under socialism. Apparently, Argentine officials have much to learn from this old debate. The problem is not whether or not we have powerful spreadsheets at our disposal; the problem is the impossibility of successfully creating a centrally-planned market.


Страница 3 из 20

 

 

Новые материалы

марта 25 2020

Меры по нейтрализации последствий многоуровневого внешнего шока для Республики Беларусь

Весной 2020 года Республика Беларусь оказалась перед лицом многоуровневой дизрупции (глубокое, разнонаправленное, взаимно усиливающееся, радикальное изменение условий функционирования национальной экономики). Данный набор факторов является уникальным…

Подпишись на новости в Facebook!