Антиприватизационная политика государства

Автор  22 апреля 2015
Оцените материал
(2 голосов)

Василий Кучеров

Результаты исследований международных (к примеру, Всемирного Банка) и отечественных (Института приватизации и менеджмента) научных организаций говорят о более эффективном управлении в частных компаниях и подтверждаются опытом новейшей истории. Отдельные заявления беларусских чиновников также включают в себя данный тезис. Но приватизационные планы Беларуси первой половины 90-хх не были реализованы и к 2015 году. Государство по-прежнему является крупнейшим собственником в стране, и текущая экономическая политика открыто демонстрирует, что в ближайшее время изменений не предвидится. Беларусская бюрократия имеет свои причины не проводить приватизацию. При этом и беларусский народ имеет основания видеть в приватизации целый комплекс социальных бед и экономических разочарований, от которых следует держаться подальше.

Учитывая тот факт, что отказ от проведения разгосударствления активов противоречит экономическому здравомыслию, а также ввиду отсутствия среди населения работы по информационному обеспечению в пользу перехода к частной собственности (более того, идет систематическое формирование негативного отношения к данному процессу), мы можем заключить, что беларусские чиновники проводят среди населения антиприватизационную политику. За каждым страхом беларуса кроется простая манипуляция его сознанием. К самым популярным страхам населения можно отнести «воровскую» природу приватизации, появление олигархов, захват экономики страны иностранным инвестором, выкуп иностранцем предприятия с целью его немедленной ликвидации, виденье в приватизации предательства государства и вера в то, что беларусы пока еще не доросли до рынка и частной собственности.

Постоянное акцентирование на воровской, варварский и коррупционный характер процесса приватизации экономики привело к тому, что население Беларуси так крепко связало эти черты с приватизацией, что они из возможных характеристик превратились в ее постоянные и неотъемлемые свойства. Другими словами, беларусы в процессе перехода собственности из государственной в частную видят только обман и грабеж. Такую позицию также подкрепляет «прихватизационный» опыт России. Но, говоря о подобных изъянах приватизации, беларусские политики недоговаривают один очень важный момент: необходимость безусловного верховенства закона. Только строгое соблюдение понятных и прозрачных правовых процедур позволяет провести честную и открытую приватизацию. И бюрократия несет ответственность за соответствующую законодательную базу и процесс реализации прописанных ей же норм. Нечистые на руку люди найдутся во все времена, тем более, когда есть перспектива быстрого обогащения, но спасать народ от воровской и варварской приватизации чиновник должен не отказом от таковой, а только через строгое соответствие исполнительной власти правовой системе, твердо стоящей на принципах демократизма, гуманизма, законности, равноправия и справедливости.

Пункт о порождении приватизацией олигархов также своими корнями уходит в размытую законодательную базу и ненадлежащее выполнение чиновниками своих прямых обязанностей. Только при коррумпированной системе, при отсутствии открытости, прозрачности и всеобщей доступности обеспечивается передел собственности в пользу финансовых и политических элит страны. Разумеется, предприятия покупаются теми, кто имеет соответствующие финансовые возможности. К сожалению, беларусские распорядители чужого не говорят о простой рыночной истине: против олигархов и продажных бюрократов ничего не работает, но с честными чиновниками и надлежащими нормативно-правовыми актами работает антимонопольное законодательство.

Страх беларусов перед скупкой иностранцами всей экономики берет свое начало от посыла чиновников о финансовой неспособности самого населения Беларуси выкупать государственные активы. Если бы беларусская бюрократия действительна была за проведение настоящей приватизации, то ее не волновал бы вопрос возможности беларусов покупки всего государственного сектора. В таком случае чиновники сосредоточили свое внимание на той части предприятий, которые беларусы все-таки в состоянии выкупить. И это было бы замечательное начало, которого в Беларуси до сих пор нет. Почему-то замалчивается вопрос, как за 25 лет независимости страны (из них 20 лет особо пути развития) власти так и не смогли подготовить население к тому, чтобы оно смогло стать собственниками малого и среднего бизнеса. Но дело даже не в финансовой обеспеченности и культурном наследии населения, а в искренности стремления проведения приватизации у чиновников. Ведь государственная собственность в самых высоких своих проявлениях должна олицетворять собственность народную. Значит, если у народа не хватает средств купить народную же собственность, то можно раздать эту собственность тому, кто хотя бы в некой абстрактной теории является ее хозяином. Опять же, если у властей были бы искренние намерения в проведения приватизации, то часть государственных активов они могли бы просто раздать трудовым коллективам предприятий. В этом случае мы не говорим обо всех государственных активах, но некоторая их часть могла бы получить нового собственника именно таким путем. Да, это был бы и не самый эффективный вариант в смысле управления, но со стратегической точки зрение важнее сам свершившийся акт перехода собственности, который в последующем приведет к более эффективному управленцу при соответствующей гарантии прав собственности и низким административным издержкам, которые также определяются чиновниками (теорема Р.Коуза).

От тезиса о невозможности продать предприятия населению страны политики переключают внимание на иностранный капитал и спекулируют на страхах быть скупленным иностранцами. Но ведь эти иностранцы нанимают беларусских граждан, ведь они производят отчисления в бюджет страны и поставляют продукцию, в том числе и на местный рынок. Да, таких собственников не сможет исполком заставиться взять на обеспечение детский сад, спонсировать очередную уборочную кампанию, выписывать 10 экземпляров местной газеты и пр. С приходом иностранцев власти теряют подобный ресурс «добровольной» помощи беларусскому государству. При этом в современной рыночной экономике корпоративный частный бизнес может быть в высокой степени социально активным. Но опять же не вопреки, а благодаря. В этом вопросе чиновники также недоговаривают. Если рассуждать в понятиях захвата, то следует говорить о монополизации рынка. В свою очередь, вопрос о монополизации уместен там, где отсутствует конкуренция. При приходе иностранца и налаживании высоко конкурентного производства возможна ситуация монополизация рынка. Но это не в вину амбициям иностранного капитала, а в честь недоработки чиновников, что своей работой, умышленно или нет, так и не смогли создать условия для развития конкуренции в стране.

Тормозит процесс начала приватизации такой весьма популярный тезис, как появление иностранца, который в борьбе с конкурентами купит предприятие и закроет его. Во-первых, уважаемые господа чиновники, не льстите себе! Для появления необходимости таких приемов в Беларуси должны быть не просто локальные, а серьезные игроки регионального масштаба. Но в Беларуси это единицы, и подобная их «многочисленность» также заслуга государственного сектора. Во-вторых, если иностранцу проще купить компанию, обанкротить и закрыть ее, то это снова вопрос к беларусской бюрократии, почему в стране такое экономико-правовое поле, что лучшим стратегическим решением собственника касательно работы в данном регионе (что намного шире рынка одной страны) является закрытие местного производства? В-третьих, опыт стран бывшего советского лагеря позволяет говорить лишь о возможных единичных случаях. Что намного важнее, так это масса примеров, когда иностранец, купивший предприятие, начинает выпускать товары по иным технологиям и более высокого качества именно под тем брендом, заводы которого стояли на грани банкротства до приватизации. В-четвертых, пусть даже такой пример будет в Беларуси, но если предприятие было куплено с целью устранения конкурентов, то, значит, к нему должен был быть соответствующий коммерческий интерес и у иных покупателей, т.е. такое предприятие должно было уйти, как минимум, по рыночной цене. А это значит, что бюджет должен был получить определенную сумму для финансирования постприватизационных мер, предусмотренных для смягчения социальной напряженности. Более того, с закрытием организации и прекращением трудовых контрактов наниматель обязан выплатить работникам компенсационные пособия (согласно Трудовому кодексу Республики Беларусь, при прекращении трудового договора в связи с ликвидацией организации выплачивается выходное пособие в размере не менее трехкратного среднемесячного заработка). Но даже с таким единичным сценарием вопрос все тот же: неспособность или нежелание чиновников создать условия для открытой конкурентной среды. Ведь если существует региональный рынок сбыта, то почему на нем лишь одно предприятие? И почему в страны такие условия ведения бизнеса, что к данному финансово успешному предприятию интерес имеет только его конкурент?

Попытки беларусских чиновников высоких постов убедить население в том, что продать государственную собственность – значит предать трудовой коллектив и народ в целом, является простой манипуляцией сознания. Преднамеренное разжигание страстей на почве отцовской заботы о населении не имеет под собой экономических обоснований. К слову, если это забота истинная, то почему из года в год беларусские чиновники абсолютно не обращают внимания на то, что государство предает и грабит население в виде высокой инфляции (за период 2005-2014гг. произошло более чем 6-ти кратное увеличение цен на товары, что включены в состав потребительской корзины для определения инфляции) и девальвации (на 1 января 2005г. один американский доллар стоил 2170 беларусских рублей, на 1 февраля 2015г. – 15400, т.е. обесценивание более чем в 7 раз)? Чиновничий посыл о том, что беларусы еще не доросли до рыночных отношений и частной собственности и вовсе является примером унизительного отношения и прямого оскорбления народа. Данный тезис является самой лучшей защитой бюрократии от проведения всяких рыночных реформ и необходимости построения прозрачного аппарата государственного управления и правовой основы рыночной системы. Разумеется, не каждый человек по натуре предприниматель, но и приватизация не ведет к тому, что каждый гражданин должен стать таковым.

После приведенных нами пояснений еще раз отметим, что большинство страхов населения Беларуси перед приватизацией является умелой манипуляцией беларусских чиновников мнениями и убеждениями своей аудитории. Подобная антиприватизационная политика не только сдерживает развитие страны, но с учетом государственной поддержки убыточных и низкоэффективных предприятий также увеличивает долговое бремя и снижает уровень благосостояния населения. Основная экономическая задача приватизации заключается в установлении института частной собственности и рыночных отношений. При этом для Беларуси важна реализация социальной функции приватизации: демократизация общественно-политической жизни.

Напоследок отметим, что механически можно было обойтись и без приватизации, если бы в Беларуси работал такой рыночный инструмент очищения экономики, как банкротство, вместе с честной конкуренцией вне зависимости от форм собственности и таким качеством предпринимательского климата, что обеспечивает постоянный приток инвестиций в экономику страны. В таком случае неконкурентоспособные государственные предприятия ушли бы с рынка, а их место заняли предприятия с частным капиталом, способные лучше удовлетворять запросы потребителей. Но такой вариант требует намного большего временного отрезка.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!