Риски информации и информация о рисках

Автор  02 августа 2009
Оцените материал
(0 голосов)

Что делать в условиях кризисной неопределенности.

Ярослав Романчук
июль 2009

Век, предпочетший царство разума царству свободы
Лорд Актон

Теоретическая наука об экономике занимается не предоставлением
 практических советов для хозяйственного поведения,
а установлением условий, при которых люди проявляют предусмотрительную деятельность,
направленную на удовлетворение своих потребностей.
К. Менгер Основания политической экономии

Есть только один способ улучшить материальное положение человека:
ускорить рост накапливаемого капитала по отношению к росту населения;
Чем больше капитала вкладывается в расчете на одного работающего,
тем больше товаров может быть произведено и потреблено,
тем лучшего качества они будут. Именно такое положение породил и порождает
каждый день заново капитализм, столь ненавистная многим "система прибыли".
И все же многие правительства и политические партии стремятся уничтожить капитализм
Л. фон Мизес Антикапиталистическая ментальность

Цель всех современных политических и юридических институтов –
оградить свободу индивидуума от посягательств со стороны правительства.
Представительное правительство и правовое государство,
независимость судов и трибуналов от вмешательства администрации,
закон о свободе личности, судебное разбирательство
и возмещение ущерба в случае незаконных действий администрации,
свобода слова и прессы, отделение государства от церкви и многие другие институты
преследовали всегда одну и ту же цель:
ограничить всесилие должностных лиц и оградить индивидуума от произвола.
Л. фон Мизес Антикапиталистическая ментальность

Человеческое действие всегда рационально. Это поведение
сознательно и ответственно. Человек не может быть буратино
собственных аппетитов, он не бросается на всякую женщину,
 которая щекочет ему нервы, не глотает любой искушающий его кусок пищи,
не колотит всякого, кого почему-то ему хочется убить.
Распределяет свои похоти и желания, выстраивает их и выбирает.
Для поступка необходимо как умение брать, так и умение отказываться
Л. фон Мизес Человеческая деятельность

Итак, коллективным понятиям - общество, государство,
 администрация, рынок и т.п. -- соответствуют индивиды с их идеями и поступками.
Этому онтологическому тезису соответствует тезис методологический,
согласно которому институты, факты и сложные события могут быть
опознаны только посредством анализа индивидуальных действий.
Стало быть, ученый в своих исследованиях должен отталкиваться
от действий индивида просто потому, что "только о них мы можем иметь прямые сведения" [L. von Mises. Epistemologic Problems
of Economics, p. 43.] Коллективисты верят,
что коллективным понятиям соответствуют специфические сущности
и автономная реальность, порожденные таинственными и всемогущими силами,
неотвратимыми законами, невидимыми структурами. Они барахтаются в море иллюзий,
не просто обманчивой - опасной мифологии, абстрактные понятия
они делают вещами, конкретизируют их.
Фридрих А. Хайек  Контрреволюция науки

Мы не знаем лучшего способа выразить разницу в подходах естественных и
социальных наук, чем назвать первые "объективными", а вторые -- "субъективными".
 Правда, эти термины неоднозначны и без приводимых ниже разъяснений
могут быть неправильно поняты. В то время как для естествоиспытателей
нет ничего проще, чем провести различие между объективными фактами
и субъективными мнениями, в общественных науках сделать то же самое не так-то просто.
Причина в том, что объекты, или "факты", социальных наук –
это и мнения тоже (конечно, не мнения ученых, занимающихся общественными явлениями,
 а мнения тех, чьими действиями и создается сам объект социальных исследований).
 И, стало быть, факты ученого-обществоведа в каком-то смысле
не более "субъективны", чем факты естествознания, поскольку они не зависят
от данного наблюдателя: то, что он изучает, не обусловлено его капризом
 или воображением, но так же, как в естественных науках, может наблюдаться
разными людьми. Но в другом смысле -- в котором мы отделяем факты от мнений,
 факты социальных наук - это не что иное как мнения, взгляды людей,
чьи действия мы изучаем. Они отличаются от фактов естественных наук
тем, что представляют собой убеждения или мнения конкретных людей,
убеждения, которые как раз и являются нашими данными, независимо от того,
истинны они или ошибочны, и которые мы к тому же не можем наблюдать
 непосредственно в умах людей, но можем узнавать, исходя из их поступков и речей,
просто потому, что наш ум похож на их.
Фридрих А. Хайек  Контрреволюция науки

…Конкретное знание, которым руководствуется в своих действиях любая группа людей,
никогда не существует как внутреннее противоречивое и согласованное целое.
Оно существует только в рассеянном, неполном и несогласованном виде,
в котором оно и пребывает во многих индивидуальных умах,
и от рассеянности и несовершенства всякого знания
как от двух основополагающих фактов должны отталкиваться социальные науки.
То, от чего философы и логики часто с презрением отворачиваются
как от "простого" несовершенства человеческого ума, для социальных наук
 делается решающим, центральным фактом.
Позже мы увидим, что противоположная "абсолютистская" точка зрения –
будто знания, и прежде всего конкретные знания особенных обстоятельств,
даны нам "объективно", то есть как бы одинаковы для всех людей, -
является в социальных науках источником постоянных ошибок.
Фридрих А. Хайек  Контрреволюция науки

В области социальных наук лучшей иллюстрацией является,
пожалуй, общая теория цен в том виде, в каком она представлена,
например, в системах уравнений, предложенных Вальрасом или Парето.
Эти системы помогают выявить только принцип взаимосогласования цен на различные группы товаров, образующих систему; без знания
исловых значений всех входящих в нее констант
(а их никто и не может знать!), мы не в состоянии предсказать точные результаты,
к которым приведет какое-нибудь конкретное изменение.
[Сам Парето прекрасно это понимал. Установив природу факторов,
определяющих цены в его системе уравнений, он добавляет
(Manuel d'economie politiquel. 1927, 2d. ed., p. 233--234):
"Здесь можно заметить, что целью этих уравнений ни в коей мере не является
численное определение уровня цен. Введем самые благоприятные допущения для такого расчета;
допустим, что нам удалось преодолеть все трудности, связанные
со сбором необходимых данных, и что нам известны все..
[желаемости; слово "желаемость" --неологизм, изобретенный В. Парето для обозначения полезности.
(
Прим. науч. ред.)] различных товаров для каждого индивидуума,
все условия производства каждого товара и т. д. Полагать, что это выполнимо - уже бессмыслица.
Однако и этого недостаточно, чтобы сделать проблему разрешимой.
Мы уже видели, что система уравнений для 100 человек и 700 товаров имеет 70699 неизвестных (на самом деле их гораздо больше,
поскольку мы не учли еще многих факторов), следовательно,
 нам предстоит решить систему из 70699 уравнений.
На практике и это неосуществимо, так как выходит за пределы возможностей алгебраического анализа,
а ведь для населения в 40 миллионов человек и для многих тысяч товаров уравнений
понадобится уже немыслимое количество. В подобном случае роли должны меняться:
не математике следует помогать политической экономии,
но политическая экономия должна помогать математике.
Фридрих А. Хайек  Контрреволюция науки

Если мы стремимся к результату, получаемому не при помощи единой системы
 интегрированного знания и взаимосвязанных суждений,
имеющейся в распоряжении проектировщика, а на основе разрозненных знаний
ножества людей, тогда задача социальной организации –
это совсем не то же самое, что задача организовать
 использование данных материальных ресурсов. Коль скоро любому отдельному человеку
может быть известна лишь малая доля того, что известно
всем индивидуальным умам, то и степень, в какой сознательное управление
может улучшить результаты бессознательного социального процесса, ограничена.
Человек не замышлял и не обдумывал этого процесса, да и понимать его начал
лишь спустя много времени после того, как он уже сложился.
Однако признать, что может существовать нечто,
не только функционирующее без сознательного контроля,
но никем даже не спроектированное, и при этом приносящее желательные результаты,
которых иным способом мы бы не получили, представителю естественных наук, похоже, очень трудно.
Фридрих А. Хайек  Контрреволюция науки

Безусловно, нет ни малейших оснований, почему субъективные данные разных людей
вообще должны когда-либо соответствовать друг другу,
если только они не были обусловлены опытом столкновения с одними и теми же объективными фактами.
Дело, однако, в том, что чистый равновесный анализ не касается того,
каким образом достигается такое соответствие.
При описании существующего состояния равновесия просто предполагается,
что субъективные данные совпадают с объективными фактами.
Равновесные отношения не могут выводиться из одних только объективных фактов,
 поскольку анализ будущих действий людей может отталкиваться лишь от того,
что известно им. Не может равновесный анализ начинаться и просто с заданного набора
субъективных данных, коль скоро субъективные данные разных людей могут быть совместимыми или несовместимыми, заранее предопределяя, существует равновесие или нет.
Фридрих А. Хайек Индивидуализм и экономический порядок

В обыденном языке слово «планирование» употребляется для обозначения
комплекса взаимосвязанных решений о размещении имеющихся у нас ресурсов.
В этом смысле всякая экономическая деятельность есть планирование.
В любом обществе, где сотрудничает множество людей, это планирование,
кто бы его ни осуществлял, должно будет в какой-то мере базироваться на знаниях,
которые имеются вначале не у самого планирующего, 
у кого-то другого и которые нужно будет каким-то образом ему передать.
Разнообразные пути передачи знания людям, строящим на его основании свои планы,
 есть центральная проблема для всякой теории, объясняющей экономический процесс.
Вопрос о наилучшем способе использования знания, изначально рассеянного
 среди всего множества людей, или, что то же самое, о построении эффективной экономической системы, является, по меньшей мере, одним из главных и для экономической политики.
Фридрих А. Хайек Индивидуализм и экономический порядок

Сегодня мысль о том, что научное знание не является суммой всех знаний,
звучит почти еретически. Однако минутное размышление покажет,
что несомненно существует масса весьма важного, но неорганизованного знания,
которое невозможно назвать научным (в смысле познания всеобщих законов), -
это знание особых условий времени и места. Именно в этом отношении
практически любой индивид обладает определенным преимуществом перед всеми остальными,
поскольку владеет уникальной информацией, которую можно выгодно использовать.
Фридрих А. Хайек Индивидуализм и экономический порядок

 

Риск застревания в ловушке плохих теорий и провалившихся теоретиков

Глобальный кризис дал толчок для глубокой ревизии mainstream теорий и инструментария экономического и политэкономического анализа. Под большим вопросом стоит содержание традиционных инструментов и методов монетарной и фискальной политики. Рецессия поставила под сомнение способы и методы управления государством активами и ресурсами, качество государственного регулирования и специфику отношений между основными институтами внутри страны и на международном уровне. Ситуацию усугубляет ослабление международных организаций (ООН, ВТО, МВФ, Всемирный банк) и пренебрежение международным правом. Популизм правительств ведущих стран мира, отсутствие у них политической воли, доминация интервенционистских, антирыночных консультантов – все это позволяет сделать весьма пессимистический прогноз по поводу выхода из глобального кризиса.

Попытки преодоления рецессии через формат G-20 обречены. Правительства богатых, развитых стран продолжают семантическую диверсию, лишая смысла традиционные для политэкономии слова и термины. Руководители США, стран ЕС, Японии говорят о безальтернативности свободной торговли, частной собственности, ответственности за принимаемые решения, о недопустимости протекционизма и дискриминации товаров, услуг, рабочей силы и денег по стране происхождения. При этом их действия разрушают то, что в теории называется «рынок», «частная собственность» и «свободная торговля». Все это делается якобы временно, в рамках пакета антикризисных мер, но если данные явления, институты и методы являются добродетелью, то почему же во время кризиса от них нужно отказываться? Это как если бы на время падения ВВП церковь для адаптации к новой реальности вдруг заявила о том, что временно воровство, гордыня, похоть и зависть не являются смертными грехами. Легко себе представить, какой неисправимый удар получил бы Ватикан, если бы в рамках антикризисных мер вдруг предложил на 18 месяцев приостановить действие четырех из десяти заповедей. Еще абсурднее звучали бы попытки на время кризиса приостановить действия законов естественных наук.

К сожалению, к праксеологии (науке о причинах человеческой деятельности) и экономике большинство политиков, бизнесменов, медийщиков и даже людей, которые преподают экономику, относятся не как к науке, а как к набору нежестко связанных между собой положений, теорем и огромного количества эмпирических данных, которые можно интерпретировать так, как шахматные партии. Еще большую сумятицу вносят те политики, аналитики и экономисты, которые выступают с позиции защиты рынка, либерализма и экономической свободы. Не марксистские фундаменталисты формируют сегодня западный мейнстрим в экономической теории и политэкономии, а те люди, которые называют себя сторонниками свободного общества, либеральной экономики, глобализации и частной собственности. И вот эти люди сегодня, по сути дела, предлагают на время отказаться от фундаментальных законов экономики и человеческого обмена, от тех принципов, которые составляют основу их ценностей, взглядов и теорий. Представьте, что верующий арабский священник вдруг предложит своей пастве включить в рацион свинину. Или председатель европейского общества защиты собак вдруг станет проповедовать корейские блюда из собак. Таких людей сочтут за слишком сильно тронутых кризисом и перестанут слушать. В экономической теории и экономической политике же, к сожалению, процесс очищения от людей, которые периодически предлагают отказаться от фундаментальных принципов той науки, которую они формально представляют, а также от тех аксеологических императивов, которые они декларируют, идет очень медленно. Более того, очень часто люди, идеи и теории которых приводят к рецессии и депрессии, к жестким кризисам, получают престижные премии, награды и места на лучших экономических кафедрах мира.

Такая институционализация лжеэкономических пророков сильно мешает нейтрализации и ликвидации плохих теорий и основанной на них экономической политике. Это усугубляет риски преодоления кризисных явлений. Неправильно диагностированная болезнь приводит к определению опасного для здоровья курса лечения. То же самое происходит сегодня в экономике. Экономические теоретики при помощи государства строили модель, которая должна была быть risk-free, fool-proof, без депрессий, резких структурных шоков, которая бы обеспечивала устойчивое развитие, баланс ресурсов между богатыми и бедными странами, а также защиту природы с одновременными научными и технологическими инновациями. Для создания такой модели использовался целый арсенал «строительных» инструментов: 1) в монетарной политике это монополия государства на деньги, право определения стоимости денег, норм резервирования, активные операции на открытом рынке, банковский надзор, валютный контроль; 2) в фискальной сфере это прогрессивные ставки налогов, налоговые льготы, дискриминационные режимы уплаты налогов, бюджетное финансирование «точек роста», поддержка за счет средств налогоплательщиков так называемых инновационных приоритетов; 3) в институциональной сфере речь идет о национализации, конфискации, ограничении количества производителей на рынке путем лицензирования, разного рода разрешений, борьба с успешными компаниями путем антимонопольного законодательства, сертификация, регулирование цен, квотирование и т.п.; 4) в торговой политике это пошлины, нетарифные ограничения, особый статус импортных товаров, режим поддержки экспорта и ограничения импорта; 5) в социальной политике – монополия (жесткое регулирование) государства в сфере образования (стандарты, содержание учебных курсов, режим работы и т.д.), здравоохранения (правила ввода на рынок лекарств, регулирование работы производителей и продавцов, правила входа на рынок медицинских услуг и т.д.), пенсионного обеспечения, а также жесткое регулирование рынка труда.

Вышеуказанные и тысячи других инструментов в разных комбинациях использовались практически всеми правительствами мира для создания того, что экономисты-теоретики называли социально-экономическим «оптимумом». При помощи сложных уравнений и моделей математики пытались вычислить и определить ее количественные параметры, строили траектории развития отраслей, тренды роста цен. Явления, которые начали активно развиваться в 2008г., показали несостоятельность как самой теоретической матрицы (она имеет очень много разных названий – welfare state, интервенционизм, смешанная экономика, социально ориентированная рыночная экономика, экономика устойчивого развития и т.д.), так и экономической политики, по которой эта матрица строилась. Вот фамилии известных экономистов, которые на академическом, университетском и политическом закладывали основы той теоретической матрицы, которая сегодня терпит фиаско: Дж. Кейнс, И. Фишер, Дж. Гэлбрейт, Дж. Стиглиц, П. Кругман, У. Нордхаус, П. Самульсон, Дж. Сакс, Г. Мирдал, К. Наполеони, Р. Солоу, А. Филипс, Р. Барро, Л. Канторович, Г. Мэнкью, С. Кузнец, Дж. Тобин, Дж. Дебро, Т. Купманс, а также подавляющее большинство докторов наук таких университетов, как Йель, Гарвард, Калифорния, MIT, Принстон, Кембридж, Оксфорд, Лондонская школа экономики, Сорбонна, а также столичные университеты стран – членов ЕС). Перечислим основные претензии к данным теоретикам и практикам:

→      провал в создании модели без системных рецессий и депрессий, т. е. устойчивого эквилибриума;

→      провал по предотвращению глубоких спадов экономики;

→      неспособность при помощи сложных механизмов госрегулирования предотвратить глубокое падение фондового рынка и потерю сбережений;

→      неспособность обеспечить устойчивый рост развивающихся стран при помощи инструментов экономики развития;

→      неспособность обеспечить инновационность развития при помощи государственных инвестиционных программ;

→      неспособность обеспечить защиту окружающей среды вне полноценного института частной собственности;

→      неспособность создавать конкурентную капиталистической экономическую модель, в которой ключевые позиции в экономики занимало бы государство;

→      неспособность защитить бедных и минимизировать их риски застревания в «карманах» нищеты при помощи государственных программ;

→      провал в создании устойчивой модели полной занятости.

Экономисты, чьи рекомендации реализуют на практике политики, пытаются оправдаться за провалы тем, что мол, это политики не понимают всю сложность и взаимосвязь явлений. Экономисты-де дают хорошие советы, а политики всего лишь выдергивают из длинного перечня мер только те, что им по душе. Это весьма слабое оправдание. Если экономисты допускают, что рынок можно усовершенствовать государственным вмешательством в процесс производства, инвестирования или потребления, до политикам не нужны никакие оговорки, условия, никакие «но» или «если».

Теоретики интервенционизма как на уровне своих концептуальных матриц, так и на уровне экономической политики игнорировали целый ряд важнейших факторов. Одним из главных является фактор знаний и информации. Во-первых, они проигнорировали выводы исторической дискуссии об экономическом расчете при социализме и в рамках модели сильного государственного интервенционизма. Эту дискуссию однозначно выиграли сторонники австрийской школы экономики. К сожалению, об этой победе не помнят ни в гарвардах и берклии, ни тем более в университетах переходных стран.

Выводы австрийской теории просты. Только общественные институты 1) частной собственности, 2) свободной цены и 3) механизм «прибыль и убытки» в условиях 4) свободного предпринимательства обеспечивают полноценное информационное поле для минимизации ошибок экономическими субъектами, для их быстрого обнаружения и ликвидации. Таким образом, любые попытки регулировать цены (на товары, услуги, деньги и рабочую силу), статизировать институт частной собственности, частично или полностью заблокировать институт банкротства, а также регулировать размер прибыли, порядок формирования затрат, неизбежно приводит к искажениям информационного поля, в котором экономические субъекты принимают решения. В результате учащаются случаи malinvestment (ошибки в инвестировании, связанные с переоценкой спроса на производимые товары (например, вместо двух линий по производству соков компания покупает три, рассчитывая на устойчивый рост спроса, а потом оказывается, что спроса нет даже на две линии) и misinvestment (когда инвестор принимает решения инвестировать в основной капитал в новые для себя сферы из-за искусственного удешевления кредита вследствие мягкой монетарной политики центрального банка).

 

Вызов исправления инвестиционных ошибок. Тщетность сбора релевантной информации

Когда ошибки в инвестициях становятся очевидными (рост складских запасов, рост средств, «замороженных» в незавершенном строительстве, в неиспользуемом оборудовании, в пустых, не арендуемых площадях, не сданных в лизинг автомобилях и технике), в условиях свободного информационного поля решения принимаются быстро (самими предпринимателями или кредиторами). Если же информационное поле искажено (заблокированы или подвержены сильному интервенционизму четыре вышеуказанных общественных института) ошибки исправляются гораздо медленнее. Часто действия государства еще больше их усугубляют, когда искусственно на плаву поддерживаются те производители, которые появились на рынке (или расширили свое производство) на фазе бума, в результате кредитной экспансии. Именно на этом этапе сейчас застряла экономика США, в большой степени стран ЕС, России и, конечно, Беларуси. Структура производства товаров и услуг вошла в противоречие с реальным внутренним и внешним спросом. В Беларуси мы имеем все признаки структурной «болезни». Одновременно мы наблюдаем тщетные попытки государства сохранить «старые связи», прежние объемы производства, докризисные цены активов, а также занятость.

Для того чтобы исправлять инвестиционные ошибки, чтобы направлять финансовые потоки и административный ресурс в руки тех, кто ценит их больше всего и может дать наилучший результат, правительство должно было бы иметь следующую базовую информацию:

→      по каким критериям определять, что предприятие совершило инвестиционные ошибки, насколько они исправимы;

→      какие конкретно основные средства, в каком объеме «омертвлены», а какие «здоровы» и на них можно впускать конкурентную продукцию;

→      какие основные средства (fixed capital) нужно было бы приобрести для производства товаров, реализация которых в условиях кризиса обеспечит необходимый cash flow;

→      как решить вопрос с кредиторами данного предприятия, с поставщиками, которым данное предприятие должно деньги, что делать с «омертвленным» капиталом;

→      какая продукция в кризисной среде, которая характеризуется высокой степенью неопределенности, пользуется спросом, на каких рынках, в каком объеме и ассортименте, как ее туда доставить (возможны тарифные и нетарифные барьеры, специфика оплаты и т.д.) и как получить за поставленную продукцию деньги;

→      как обеспечить такое качество управления активами, чтобы предприятие стало конкурентным на рынке без государственной помощи;

→      как из обширного списка инноваций, научных открытий, «прорывных» технологий выбрать те предложения, которые при их внедрении на производстве принесут максимальную прибыль;

→      как спрогнозировать возможный вход на рынок новых, инновационных, hi-tech товаров, и оценить их влияние на состояние данного сегмента рынка (ан котором государства проводит интервенцию);

→      на каких людей (менеджеров, маркетологов, PR-щиков, технологов, финансистов) сделать ставку, чтобы обновленное предприятие не повторило старых ошибок;

→      какова будет продолжительность нового цикла спроса, на какой промежуток планировать финансовую поддержку данного проекта;

→      каковы издержки упущенной выгоды от того, что существенно ограниченные в кризис ресурсы направляются в данных конкретный проект, почему именно на этот проект, что его отличает от альтернативных (прибыльность, потенциал роста, занятость, экономия средств бюджета в среднесрочной перспективе и т.п.);

→      оценка рисков того, что на рынке не появятся более дешевые и качественные конкуренты на данном сегменте рынка;

→      каковы условия работы с поставщиками сырья, оборудования, комплектующих и т.д.

Ответы на эти вопросы дают основание правительству принять более-менее взвешенное инвестиционное решение. При этом его качество данных решений все равно не будет таким же, как если бы их принимал собственник ресурсов, потому что у чиновника и политика, как распорядителя чужим, совершенно иная мотивация в отношении сбережения ресурсов и получения ценности на каждый вложенный рубль. В любом случае решение о соединении разных факторов производства во времени – это чисто предпринимательская функция, которую распорядитель чужим по определению сделать не может. У него своя шкала ценностей, приоритетов, свое информационное поле. Особенно в условиях отсутствия прозрачности финансовых потоков государства, блокировки системы сдержек и противовесов, принципа разделения властей, отсутствия политической конкуренции и свободы СМИ распорядитель чужим будет действовать в своих личных интересах, т. е. пытаться направить ресурсные потоки так, чтобы получить либо непосредственно монетарную выгоду себе лично, либо обеспечить получение выгоды своим друзьям и близким, либо обеспечить себе политическую (административную) поддержку на выборах или в межноменклатурной борьбе. Ввязавшись в такого рода перераспределительные процессы, чиновнику/политику трудно остановиться, ликвидировать инвестиционный проект, так как он, по сути дела, должен принять решение против самого себя.

Таким образом, так же как экономический расчет невозможен в условиях социализма (без частной собственности, свободных цен и предпринимательства), так и получение необходимой релевантной информации распорядителями чужим для принятия соответствующих антикризисных решений (контрциклических, т. е. направленных на скорейшее преодоление фазы) невозможно. В случае, если распорядители чужим предпринимают решение в массовом порядке исправлять инвестиционные ошибки, они резко расширяют свои полномочия, создают конфликты интересов (законодатели, распорядители, финансисты и контролеры в одном лице). Происходит захват государства наиболее мощными группами давления, которые добиваются признания своих личных интересов в качестве национальных/государственных. Так попытки решить проблемы сбора, обработки и применения информации приводят к рискам 1) захвата государствами мощными группами давления, 2) дискриминации разных видов экономической деятельности (предприятий), которые по разным причинам не стали национальными/государственными приоритетами, 3) увеличения времени ликвидации структурных искажений, 4) бюджетных дисбалансов, 5) введения протекционистских мер, чтобы поддержать «точки роста», 6) коррупции, 7) дальнейшего омертвления капитала.

Таким образом, теоретики господствующей сегодня экономической матрицы не достигли ни одной их тех целей, которые они декларировали можно достичь при помощи расширения полномочий государства, усиления его регулирующих функций, статизации прав собственности и внедрения самых разнообразных механизмов распределения и интервенции в рынок. Глобальный кризис XXI века – это яркое подтверждение теории провалов государства. Это вендетта капитализма и его теоретиков (А. Смита, К. Менгера, Б. Бем-Баверка, Л. фон Мизеса, Ф. фон Хаека, М. Ротбарда, О. Моргенштерна, И. Кирзнера, Г. Хаберлера и др.). Это камбэк человека в теорию – и конец одушевления агрегатных величин. Это конец обожествления «социального оптимума» и торжество концепции «творческого разрушения». Это «похороны» теории рыночного равновесия  - занятие теории рыночного процесса должного места в теоретическом анализе и в экономической политики. Это конец доминации теории «идеальной конкуренции», основанной на полном знании и информации и переход к изучению спонтанного порядка, который является результатом взаимодействий индивидов через механизмы свободной цены и «прибыль – убытки».

Сегодня все учебники экономикс написаны на основе теорий mainstream экономистов и их коллег – единомышленников. Их ученики, партнеры и соратники занимают ключевые места в органах власти, а также в организациях, которые курируют научные советы, издания и институты. Риск застревания в ловушке дискредитировавших себя экономических теорий и рекомендаций работающих в данной матрице экономистов является одним из основных институциональных рисков для преодоления антикризисных явлений. Если, к примеру, несколько домов архитектора дают трещины или разваливаются в результате его ошибок, вне зависимости от его более ранних достижений, архитектор теряет работы и перестает быть авторитетом в данной сфере. Если врач, продвигая некую методику лечения, раз за разом получает летальные исходы пациентов, его наверняка отстранят от работы или даже посадят. Пора то же самое сделать с экономистами. Речь идет, в первую очередь, о теоретиках, а также их коллегах их числа консультантов структур власти. Из года в год реализация теоретических матриц экономики развития, кейнсианства, монетаризма (в области монетарной теории), не говоря уже о марксизме, на практике приводят к «летальному» исходу в виде глубоких рецессий, высокой инфляции, безработицы, региональных «карманов» бедности, превращения сбережений в пыль, торговому протекционизму, развалу международной системы разделения труда, обнищанию и маргинализации развивающихся стран, росту числа социальных и политических конфликтов, дискредитации ценностей западной цивилизации и росту социальной базы для разного рода тоталитарных учений и движений.

Как показывает содержание антикризисных дискуссий в странах G-20, полисимейкеры еще далеки до понимания важности ликвидации ловушки старых экономических теорий. Дискредитировавшиеся себя экономисты все еще ходят в советниках правительств США, Великобритании. Не видна кадровая ротация на экономических кафедрах тех вузов, которые готовили специалистов для инвестиционных фондов, банков, страховых компаний, научных журналов и правительств.

Как ни парадоксально, больше шансов на принятие адекватной антикризисной программы имеет то правительство, в котором нет пиетета перед mainstream экономистами, где нет профессуры марксистского, кейнсианского толка, тот орган власти, который умеет нейтрализовывать стандартные советы представителей МВФ, Всемирного банка, ООН и нанимаемых этими структурами аналитиков. Примером такого правительства может быть Эстония, которая в начале 1990-х под руководством молодого историка М. Лаара провела гораздо более успешные реформы, чем правительства экономистов с дипломами Сорбонны, Вены или Гарварда.

 

Кризис как сильная устойчивая неопределенность

В гипотетической модели равномерно вращающейся рыночной экономики параметры информационного поля, в котором экономические субъекты принимают решения, предсказуемы, стабильны или меняются в предсказуемый способ. Однако данная модель используется лишь для получения теоретических знаний относительно роли и способа воздействия разных факторов. На практике очень многие параметры информационного поля меняются в трудно предсказуемый для действующего человека способ. Тем не менее, если сравнить стадию бума бизнес цикла, стабильного роста, устойчивого развития, то проблема получения спекулятивной информации о будущем (цены на деньги, сырье, спрос, доступность рабочей силы, оборудования и т.д.) часто решается путем продления тренда в рамках неких эконометрических моделей. В формулы закладываются некие допущения, что при стабильности институтов позволяет минимизировать инвестиционные ошибки.

На данном этапе предсказуемость (стабильность) следующих институтов и факторов рынка является гораздо более высокой:

→      кредитный рынок и цена капитала;

→      динамика цен,

→      страховой рынок;

→      правовая база (зачем что-то менять, когда все хорошо идет?) в плане налоговой нагрузки, издержек выполнения государственных обязательств, условий входа на рынок и работы на нем;

→      спрос;

→      предложение сырья, комплектующих,

→      состояние фондового рынка,

→      рынок труда,

→      безопасность (здоровья и собственности).

Относительная устойчивость данных институтов и факторов отнюдь не значит, что экономическому субъекту гарантирован успех. Однако адаптироваться к богатеющему, динамично растущему рынку проще, чем к падающему и беднеющему.

В отличие от модели капитализма (политические свободы, гражданские права, экономическая свобода, малое государство, институты свободной цены, частной собственности, предпринимательства, механизм «прибыль – убытки») в матрице централизованной плановой экономики степень неопределенности выше, так как Вертикаль власти арбитрально вносит в законодательство изменения без соблюдения процедур, которые обязательны в капиталистической модели. Передел рынков, перераспределение ресурсов, активов может происходить не по причине качественных показателей работы экономических субъектов, не из-за банкротства, а в результате номенклатурной, межклановой борьбы. Степень устойчивости положения экономических субъектов в такой матрице зависит не столько от успехов по продаже товаров и услуг, сколько от поддержки и близости главных дисижнмейкеров страны. Поэтому коммерческие организации должны совсем иначе расставлять свои инвестиционные приоритеты: вложения в политический и административный ресурс чаще всего предшествует или идет вровень с приоритетам микро уровня, т. е. непосредственно управления компании.

Информационное поле, качество и содержание институтов, матрица рисков сильно меняется в условиях кризиса. Экономический субъект попадает в условия, в которых очень мало точек опоры при анализе текущей ситуации и даже краткосрочного прогнозирования. Среди основных факторов, которые создают информационную среду полной неопределенности, назовем следующие:

→      непредсказуемость спроса;

→      непредсказуемость кредитного рынка (когда и на каких условиях он будет «разморожен»);

→      непредсказуемое состояние обслуживающего банка;

→      надежность клиентов (кому можно продавать товар и на каких условиях), какого их финансовое состояние, прогноз развития рынка и т.д.;

→      высокие валютные риски;

→      высокие риски ценовой волатильности;

→      высокая вероятность государственного вмешательства в экономику, неизвестные формы и сферы интервенционизма, его интенсивность, продолжительность;

→      трудно предсказуемые действия правительств стран, в которых работают торговые партнеры (поставщики, кредиторы, лизингодатели);

→      рост рисков введения или усиления ценового регулирования;

→      недоверие к консультантам, аудиторам, аналитикам, которые говорили, что «тренд роста устойчив»;

→      недоверие к политикам, международным организациям, которые «проморгали» кризис;

→      рост серой экономики, рисков укрепления частных структур «выбивания» долгов,

→      рост рисков рейдерства, в том числе государственного.

В условиях кризиса страхование и хеджирование рисков становится гораздо дороже, чем на фазе бума бизнес цикла. Многие риски относятся к категории нестрахуемых, а в условиях централизованной плановой экономики и волатильности внешней торговли хеджирование[1] не может нейтрализовать валютные, имущественные и ценовые риски.

Чтобы снизить риски malinvestment и misinvestment в условиях кризиса инвесторы и предприниматели часто предпочитают резко снизить экономическую активность в ожидании более четких информационных сигналов с рынка. Если на этой стадии правительство ведет себя неадекватно, т. е. пытается вместо рынка посылать инвесторам, кредиторам и предпринимателям сигналы-субституты (административно регулируемые цены на деньги, кредиты, блокировка института банкротства, бюджетная поддержка разного рода инвестиционных проектов, стимулирование спроса и т.д.) оно еще больше усугубляет ситуацию.

 

Лучшая система управления информация, минимизации рисков и преодоления кризиса

Таким образом, кризис по определению является периодом повышенной неопределенности, искаженных и сбитых информационных индикаторов. Поэтому вполне разумно поведение экономических субъектов по снижению экономической активности, увеличению сбережений, сокращению потребления, отказ от определенных активов, которые либо генерируют убытки, либо издержки на обслуживание которых во время кризиса увеличиваются. В кризис издержки «ничегонеделанья» часто гораздо ниже, чем действия на основе сильно искаженных информационных индикаторов. Советы же теоретиков-экономистов или политэкономов тратить в кризис как можно больше, поддерживать при помощи административно-правовых инструментов «точки роста» - это советы, реализация которых увеличивает издержки преодоления кризиса, увеличивает его продолжительность, ослабляет институты свободного рынка и доверия к капитализму, а также приводит к целому ряду других непреднамеренных последствий (коррупция, захват государства отдельными группами давления, усиление авторитарных тенденций, деморализация, бегство «мозгов» и капитала и т.д.).

Очевидно, что в экономике едва ли найдется коммерческая ситуация без риска. Это аксиоматично, как и аксиоматично то, что будущее неопределенно. Повысить вероятность наступления запланированного (спрогнозированного) явления или события можно, если 1) увеличить доверие к человеку (людям), которые вовлечены в реализацию вашего плана, 2) повысить уровень доверия к институтам и организациям, в рамках которых действует человек (кредиторы, финансовые организации, суды, страховщики, поставщики, институт банкротства, национальная валюта и т.п.), 3) сформировать доверие к информации, поступающий о состоянии рынка (цены, состояние компаний, банков, запасы, долги, обзоры конкретных рынков и т.д.). Добиться положительной быстрой динамики по всем этим трем факторам можно только в условиях правового государства (важность механизмов демократии, политической и гражданской свободы), доминации частной собственности на рынках всех факторов производства и свободной торговли (рынок) и открытого конкурентного информационного поля (свобода СМИ, академического и университетского образования, конкурентное поле экономической аналитики, прозрачность государства, наличие четких стандартов раскрытия релевантной информации и т.д.).

Аксиоматично, что на рынке нет и не может быть идеальной информации, совершенного конкурентного поля. В кризис информация еще больше рассредоточена, тем самым входят в острое противоречие с централизованным характером ее обработки и потребления государством, а также последующего навязывания другим экономическим субъектам. Только действующий человек на свой страх и риск, в рамках своего индивидуального информационного поля в состоянии максимально быстро преодолеть кризис, как период высокой неопределенности, как период повышенных производственных, инвестиционных, потребительских рисков, и выйти на период обновленной матрицы роста. Чем меньше сфер, институтов и явлений контролирует государство на этапе преодоления кризиса (информационные и структурные искажения, слабость институтов, недоверие к экономическим субъектам, высокие риски и издержки их страхования и хеджирования), тем выше вероятность минимизации издержек выхода из кризиса и создания обновленной, институционально более конкурентной и совершенной матрицы экономического роста.

Только свободные от государственной интервенции люди смогут возобновить или воссоздать модель повторяющихся событий и явлений, на основании которых и будет восстановлено доверие к экономической системе, к институтам в целом. Государство тоже должно стремиться к воссозданию таких повторяющихся событий и модулей поведения. Это касается полноценной реализации принципа равенства всех перед законом, независимости судебной власти, отделения экономической и политической власти и т.д. В кризис также важно как можно быстрее опереться на общепризнанные, принятые среди основных экономических акторов стандарты, нормы и процедуры в сфере финансов, аудита, бухучета, банковского надзора, товарной сертификации, таможенных правил и т.д. Это тоже одна из важнейших функций государства. Обеспечить защиту жизни и собственности граждан, сохранить или улучшить качество системы разрешения споров – классические функции государства. Качественное их выполнение очень важно для минимизации последствий кризиса. Если государство сконцентрирует свои усилия именно на этих сферах, оно, безусловно, станет доброжелательным (virtuous) институтом. Если же распорядители чужим будут настаивать на интервенции в рынок денег, товаров, услуг и рабочей силы, они сохранят государство, как злобный (malevolent) институт, который лишает действующего человека права голоса, права выбора, права получать прибыль в случае успеха и нести ответственность в случае совершения ошибки.

Воссоздание институтов капитализма является самым серьезным вызовом XXI века. Это задача не только теоретиков в области экономической теории и политэкономии. Это вызов для интеллектуалов, которые заняты в разных сферах жизни. Их знания о преимуществах капитализма рассредоточены. Координация действий сторонников капитализма, трансляция теоретических выводов на уровень экономической политики, активное участие в общественно-политическом диалоге, генерация аргументов и фактов убеждения в необходимости построения капитализма в посткризисном мире есть необходимая, но недостаточная программа действий для предотвращения материализации опаснейшей угрозы для всего мира, угрозы доминации очередной формы тоталитаризма и развязывания третьей мировой войны.

 

Приложение

I. Внешний контекст Беларуси. Состояние и прогноз развития мировой экономики, стан ЦВЕ и Беларуси.

 

СОСТОЯНИЕ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, 2007 – 2011гг.
(изменения в % по сравнению с предыдущим годом, кроме процентных ставок и цен на нефть).

Показатель

2007

2008

2009

(прогноз)

2010п

2011

Изменение объема мировой торговли

7,5

3,7

-9,7

3,8

6,9

Потребительские цены в G7

1,7

2,9

0,5

0,8

1,3

ИПЦ в США

2,6

3,8

0,3

1,2

2,0

Цены на сырьевые товары, (кроме нефти) в $

17,1

21,0

-30,2

02,1

1,4

Цены нефти, $ за баррелей

71,1

97,0

55,5

63,0

65,9

Изменение цен на нефть, %

10,6

36,4

-42,7

13,4

4,6

Процентные ставки, 6 месяцев для долларов США $

5,2

3,2

1,5

1,7

2,0

Процентные ставки, 6 месяцев, для евро

4,3

4,8

2,0

2,2

2,3

Реальный ВВП мира

3,8

1,9

-2,9

2,0

3,2

ВВП мира по ппс

5,0

3,0

-1,7

2,8

4,0

ВВП стран ОЭСР

2,5

0,6

-4,2

1,2

2,3

ВВП зоны евро

2,7

0,6

-4,5

0,5

1,9

Япония

2,3

-0,7

-6,*

1,0

2,0

США

2,0

1,1

-3,0

1,8

2,5

Китай

13,0

9,)

6,5

7,5

8,5

Европа и Средняя Азия

6,9

4,0

-4,7

1,6

3,3

Россия

8,1

5,:

-7,%

2,5

3,0

Польша

6,7

4,8

0,5

0,9

3,5

ВВП развивающихся стран, кроме переходных экономик

8,2

5,9

1,8

4,7

5,9

ВВП развивающихся стран, кроме Китая и Индии

6,1

4,5

-1,6

2,5

3,9

Источник: Global Development Finance 2009: Charting a Global Recovery, World Bank June 2009

 

Динамика экспорта и производства развивающихся стран, 2008 – начало 2009г.

Страна, регион

Динамика экспорта (%)

Динамика промышленного производства. %

2008

I кв. 2009

2008

I кв. 2009

Мир

4,5

-24,1

0,5

-12,8

Страны с высоким уровнем дохода

1,7

-24,3

-1,9

-17,6

Япония

-1,6

-36,0

-3,2

-34,0

Германия

1,1

-22,6

0,0

-21,7

Все развивающиеся страны

5,0

-22,5

6,2

-2,5

Китай

14,6

-22,7

13,0

7,4

Европа и Центральная Азия

1,7

-32,0

0,7

-14,0

Россия

0,)

-38,0

2,3

-16,8

Южная Азия

10,4

-23,7

4,1

-4,4

Бразилия

-2,1

-29,0

2,9

-13,3

Источник: Global Development Finance 2009: Charting a Global Recovery, World Bank June 2009

 

Чистый приток капитала в развивающиеся страны, млрд. $

Показатель

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008 (о)

Сальдо текущего счета

15,5

68,6

118,4

171,»

306,6

438,2

406,1

377,9

Финансовые потоки

Чистые частные и государственные потоки

224,2

162,4

258,6

370,7

498,7

668,3

1157,7

727,3

Чистые частные потоки

197,3

156,8

269,1

396,5

569,7

739,2

1157,5

706,9

Чистый приток капитала в акции (equity inflow)

172,3

161,5

181,0

254,7

347,2

462,7

658,6

599,0

Чистый приток ПИИ

166,0

152,5

155,5

216,0

279,1

358,4

520,0

583,0

Чистый приток портфельного капитала

6,3

9,)

25,5

38,7

68,1

104,№

138,6

15,7

Чистый поток долга

51,9

0,9

77,6

116,0

151,5

205,6

499,1

128,3

Официальные кредиторы.

Из них

26,9

5,6

-10,5

-25,8

-71,0

-70,9

0,2

20,4

Всемирный банк

7,5

-0,3

-0,5

1,6

2,8

-0,4

4,9

7,1

МВФ

19,5

14,1

2,5

-14,7

-40,1

-26,7

-5,1

10,9

Частный приток, кроме краткосрочного долга

174,4

170,7

203,9

340,7

483,3

629,1

955,0

723,2

Чистый отток ПИИ

12,7

16,8

22,;

44,5

59,2

125,2

138,8

164,0

Чистый отток портфельного капитала

10,8

6,0

8,2

7,2

11,6

21,5

50,6

80,0

Денежные переводы работающих за рубежом

95,6

115,9

143,6

161,3

191,2

229,0

265,0

305

Источник: Global Development Finance 2009: Charting a Global Recovery, World Bank June 2009

 

Денежные переводы в развивающиеся страны их граждан, работающих за рубежом, 2009-2010

Регион

2008 (оценка)

Базовый сценарий

Пессимистический сценарий

2009 (п)

2010 (п)

2009 (п)

2010 (п)

Все развивающиеся страны

305

290

299

280

280

Восточная Азия и регион Тихого океана

70

67

68

64

64

Европа и Центральная Азия

53

48

50

46

47

Латинская Америка и Карибский регион

63

60

62

58

58

Ближний Восток и Северная Африка

34

33

34

32

32

Южная Азия

66

63

65

61

62

Африка южнее Сахары

20

19

20

18

18

Источник: Global Development Finance 2009: Charting a Global Recovery, World Bank June 2009

 

Прогноз развития Европы и Центральной Азии 2009-2011гг.
(ежегодное изменение в %)

Показатель

1995-2005

2006

2007

2008

2009 (п)

2010 (п)

2011 (п)

ВВП по рыночному курсу (в $ 2000 года)

4,1

7,5

6,9

4,0

-4,7

1,6

3,3

ВВП на душу населения, в $

4,1

7,5

6,9

4,0

-4,7

1,6

3,2

ВВП по ппс

4,0

7,7

7,3

4,4

-5,3

1,8

3,2

Частное потребление

4,8

7,5

8,8

6,0

-3,9

2,0

3,8

Государственное потребление

2,3

5,1

4,8

4,0

1,0

1,6

3,0

Инвестиции в основной капитал

5,1

16,0

19,3

7,7

-19,5

0,4

3,0

Экспорт

7,9

8,3

7,7

3,8

-6,2

3,2

5,1

Импорт

8,8

14,3

18,8

9,0

-12,0

2,9

5,5

Баланс текущего счета/ВВП, %

0,8

0,9

-1,3

-0,4

-1,2

-0,5

-0,5

Дефлятор ВВП

17,2

8,9

8,8

12,3

2,1

5,0

5,0

Баланс бюджета/ВВП, %

-3,1

3,2

1,6

0,7

-5,9

-4,1

-3,0

ВВП переходных стран

4,1

6,8

5,7

2,8

-3,5

1,0

3,1

ВВП стран Центральной и Восточной Европы

3,9

6,6

6,7

4,6

-1,6

0,6

3,2

СНГ

4,1

8,5

8,6

5,6

-6,2

2,5

3,5

Источник: Global Development Finance 2009: Charting a Global Recovery, World Bank June 2009

 

Прогноз развития по отдельным странам Европы и Центральной Азии, 2009-2011г.
(ежегодное изменение, в %)

Страна

1995-2005

2006

2007

2008

2009(п)

2010(п)

2011(п)

Беларусь

ВВП по рыночному курсу (доллары США 2000-го года,)

6,9

10,0

8,6

10,0

-3,3

2,6

4,4

Баланс текущего счета/ВВП, %

-3,2

-3,9

-6,7

-8,7

-7,8

-5,7

-3,6

Казахстан

ВВП по рыночному курсу (2000 $)

6,4

10,7

8,2

3,0

-1,5

1,5

3,0

Баланс текущего счета/ВВП, %

-2,3

-2,5

-7,9

5,5

-8,4

-7,8

-6,3

Литва

ВВП по рыночному курсу (2000 $)

6,0

7,7

8,9

3,0

-10,0

-2,5

2,5

Баланс текущего счета/ВВП, %

-7,9

-10,8

-14,3

-11,3

-5,0

-3,0

-1,8

Латвия

ВВП по рыночному курсу (2000 $)

6,9

12,2

9,9

-4,6

-13,0

-3,0

2,6

Баланс текущего счета/ВВП, %

-7,5

-22,7

-21,8

-12,5

-6,6

-4,2

-3,9

Молдова

ВВП по рыночному курсу (2000 $)

2,3

4,8

3,0

7,0

-3,0

2,0

4,0

Баланс текущего счета/ВВП, %

-7,9

-11,3

-16,7

-17,8

-12,1

-10,1

-9,3

Польша

ВВП по рыночному курсу (2000 $)

4,3

6,2

6,7

4,8

0,5

0,9

3,5

Баланс текущего счета/ВВП, %

3,3

-2,8

-5,0

-5,6

-4,3

-4,0

-3,7

Россия

ВВП по рыночному курсу (2000 $)

3,9

7,7

8,1

5,6

-7,5

2,5

3,0

Баланс текущего счета/ВВП, %

7,6

9,5

6,0

6,0

2,4

3,0

3,2

Украина

ВВП по рыночному курсу (2000 $)

2,7

7,3

7,9

2,1

-9,0

1,0

3,5

Баланс текущего счета/ВВП, %

2,7

-1,5

-4,2

-7,5

0,1

1,0

-0,8

Источник: Global Development Finance 2009: Charting a Global Recovery, World Bank June 2009

 

Прогнозы EIU и реальность, сделанные в ежегодном издании World in 2008
(опубликован в ноябре 2007)

Страна

Прогноз на 2008г. % ВВП

Факт 2008 % ВВП

Еврозона

2,0

0,9

Ирландия

3,4

минус 2,3

Франция

2,2

0,7

Эстония

5,8

минус 3,6%

Германия

2,5

1,3

Латвия

7,5

минус 4,6

Польша

5,1

4,8

Литва

6,9

3

Россия

6,3

5,6

Украина

6,2

2,1

Китай

10,1

9,0

США

1,2

1,1

Япония

1,9

минус 0,6

Источник: Economist Intelligence Unit 2007, World bank 2009


II. Внешний контекст Беларуси. Состояние мировой торговли.

 

ВВП и торговля товарами по регионам, 2006- 2008гг.
(ежегодные изменения в постоянных ценах)

Регион

ВВП

Экспорт

Импорт

2006

2007

2008

2006

2007

2008

2006

2007

2008

Мир

3,7

3,5

1,7

8,5

6,0

2,0

8,0

6,0

2,0

Северная Америка

2,9

2,1

1,1

8,5

5,0

1,5

6,0

2,0

-2,5

США

2,8

2,0

1,1

10,5

7,0

5,5

5,5

1,0

-4,0

Европа

3,1

2,8

1,0

7,5

4,0

0,5

7,5

4,0

-1,0

ЕС-27

3,0

2,8

1,0

7,5

3,5

0,0

7,0

3,5

-1,0

СНГ

7,5

8,4

5,5

6,0

7,5

6,0

20,5

20,0

15,0

Азия

4,6

4,9

2,0

13,5

11,5

4,5

8,5

8,0

4,0

Китай

11,6

11,9

9,0

22,0

19,5

8,5

16,5

13,5

4,0

Япония

2,0

2,4

-0,7

10,0

9,5

2,5

2,0

1,5

-1,0

Индия

9,8

9,3

7,9

11,0

13,0

7,0

8,0

16,0

12,5

Источник: World Trade Report 2009. Trade Policy Commitments and Contingency Measures http://www.wto.org/english/res_e/publications_e/wtr09_e.htm

 

Мировая торговля товарами, страны и регионы, 2008г. в млрд. $ и %

Регион, страна

Экспорт

Импорт

Стоимость

Ежегодные изменения

Стоимость

Ежегодные изменения

2008

2000-08

2006

2007

2008

2008

2000-08

2006

2007

2008

Мир

15775

12

16

16

15

16120

12

15

15

15

Северная Америка

2049

7

13

11

10

2909

7

11

6

7

США

1301

7

15

12

12

2166

7

11

5

7

Европа

6456

12

13

16

12

6833

12

15

16

12

ЕС-27

5913

12

13

16

12

6268

12

14

16

12

Германия

1465

13

14

19

11

1206

12

17

16

14

Голландия

634

13

14

19

15

574

13

15

18

16

СНГ

703

22

25

20

35

493

25

30

35

31

Россия

472

21

25

20

35

493

25

30

35

31

Экспортеры нефти

347

21

21

18

36

137

21

9

31

37

Азия

4355

13

17

16

15

4247

14

16

15

20

Китай

1428

24

27

26

17

1133

22

20

21

19

Япония

782

6

9

10

10

762

9

12

7

22

Индия

179

20

21

22

22

292

24

21

25

35

Источник: World Trade Report 2009. Trade Policy Commitments and Contingency Measures http://www.wto.org/english/res_e/publications_e/wtr09_e.htm

 

Мировой экспорт коммерческих услуг по Регинам и отдельным странам, 2008

Регион, страна

Экспорт

Импорт

Стоимость

Ежегодные изменения

Стоимость

Ежегодные изменения

2008

2000-08

2006

2007

2008

2008

2000-08

2006

2007

2008

Мир

3730

12

13

19

11

3470

12

12

18

11

Северная Америка

603

8

12

14

9

473

7

12

9

6

США

522

8

13

16

10

364

7

12

9

7

Европа

1919

13

12

21

11

1628

12

10

19

10

ЕС-27

1738

13

12

21

10

1516

12

10

19

10

Германия

235

15

16

16

11

285

10

8

15

11

СНГ

83

22

23

27

26

114

22

17

30

25

Россия

50

23

25

27

29

75

21

16

32

29

Азия

837

13

16

20

12

858

11

14

18

12

Япония

144

1-

13

10

13

166

6

9

11

11

Китай

137

-

24

33

-

152

-

21

29

-

Индия

106

-

35

22

-

91

-

33

23

-

Источник: World Trade Report 2009. Trade Policy Commitments and Contingency Measures http://www.wto.org/english/res_e/publications_e/wtr09_e.htm

 

 

Торговля товарами: ведущие экспортеры и импортеры, в млрд.$ и %

Место

Экспортер

Стоимость

Доля

Изменения за год

Место

Экспортер

Стоимость

Доля

Изменения за год

1

Германия

1465

9,1

11

1

США

2166

13,2

7

2

Китай

1428

8,9

17

2

Германия

1206

7,3

14

3

США

1301

8,1

12

3

Китай

1133

6,9

19

4

Япония

782

4,9

10

4

Япония

762

4,6

22

5

Голландия

634

3,9

15

5

Франция

708

4,3

14

6

Франция

609

3,8

10

6

Британия

632

3,8

1

7

Италия

540

3,3

10

7

Голландия

574

3,5

16

8

Бельгия

477

3,0

10

8

Италия

556

3,4

10

9

Россия

472

2,9

33

9

Бельгия

470

2,9

14

10

Британия

458

2,8

4

10

Южная Корея

435

2,7

2,2

14

Сингапур

338

2,1

13

15

Сингапур

320

1,9

22

20

Швейцария

200

1,2

16

19

Польша

204

1,2

23

24

Швеция

184

1,1

9

26

Швеция

167

1,0

10

 

Мир

16127

100,0

15

 

Мир

16415

100,0

15

Источник: World Trade Report 2009. Trade Policy Commitments and Contingency Measures http://www.wto.org/english/res_e/publications_e/wtr09_e.htm

 

Торговля коммерческими услугами: ведущие экспортеры и импортеры, в млрд.$ и %

Место

Экспортер

Стоимость

Доля

Изменения за год

Место

Экспортер

Стоимость

Доля

Изменения за год

1

США

522

14,0

10

1

США

364

10,5

7

2

Британия

283

7,6

2

2

Германия

285

8,2

11

3

Германия

235

6,3

11

3

Британия

199

5,7

1

4

Франция

153

4,1

6

4

Япония

166

4,8

11

5

Япония

144

3,9

13

5

Китая

152

4,4

-

6

Испания

143

3,8

11

6

Франция

137

3,9

6

7

Китай

137

3,7

-

7

Италия

132

3,8

12

8

Италия

123

3,3

12

8

Испания

108

3,1

10

9

Индия

106

2,8

-

9

Ирландия

103

3,0

9

10

Голландия

102

2,7

8

10

Южная Корея

93

2,7

12

11

Ирландия

96

2,6

8

11

Голландия

92

2,6

10

17

Сингапур

72

1,9

3

16

Россия

75

2,2

29

18

Швеция

71

1,9

13

18

Швеция

54

1,6

13

22

Россия

50

1,3

29

30

Польша

30

0,9

25

 

Мир

3730

100,0

11

 

Мир

3470

100,0

11

Источник: World Trade Report 2009. Trade Policy Commitments and Contingency Measures http://www.wto.org/english/res_e/publications_e/wtr09_e.htm

 

Мировой экспорт товаров и коммерческих услуг, 2008, млрд. и %

Показатель

Стоимость

Ежегодные изменения

2008

2000-08

2006

2007

2008

Товары

15775

12

16

16

15

Коммерческие услуги

3730

12

13

19

11

Источник: World Trade Report 2009. Trade Policy Commitments and Contingency Measures http://www.wto.org/english/res_e/publications_e/wtr09_e.htm

 

Мировой экспорт коммерческих услуг по основным категориям, 2008, млрд. и %

Показатель

Стоимость

Ежегодные изменения

2008

2000-08

2006

2007

2008

Коммерческие услуги

3730

12

13

19

11

Транспортные услуги

875

12

10

20

15

Путешествие (туризм)

945

9

10

15

10

Другие

1910

14

16

22

10

Источник: World Trade Report 2009. Trade Policy Commitments and Contingency Measures http://www.wto.org/english/res_e/publications_e/wtr09_e.htm

 

 

III. Внешний контекст Беларуси. Состояние и прогноз развития иностранных инвестиций.

 

Отток ПИИ и количество международных слияний и поглощений, по регионам и большим странам, 2007- 2008, млрд. $

Регион/страна

Отток ПИИ

Международные слияния и поглощения

 

2007

2008

Темпы роста, %

2007

2008

Темпы роста, %

Мир

2063,4

1868,9

-9,4

1699,8

1205,4

-29,1

Развитые экономики

1743,7

1536,4

-11,9

1447,6

986,0

-31,9

Европа

1270,7

990,3

-22,1

856,0

647,5

-24,4

США

313,8

298,6

-4,8

402,6

166,5

-58,7

Япония

73,5

127,4

73,2

38,8

64,3

65,6

Развивающиеся экономики

268,8

274,1

2,0

199,4

181,1

-9,1

Переходные экономики

51,2

58,3

13,9

25,2

25,0

-0,5

Источник: World Investment Prospects Survey 2009-2011 UNCTAD июль 2009

http://unctad.org/Templates/webflyer.asp?docid=11767&intItemID=2068&lang=1&mode=downloads

 

Приток ПИИ и количество международных слияний и поглощений, по регионам и большим странам, 2007- 2008, млрд. $

Регион/страна

Отток ПИИ

Международные слияния и поглощения

 

2007

2008

Темпы роста, %

2007

2008

Темпы роста, %

Мир

1940,9

1658,5

-14,5

1699,8

1205,4

-29,1

Развитые экономики

1341,8

1001,8

-25,3

1504,1

998,3

-33,6

Европа

920,9

559,0

-39,3

859,4

561,4

-34,7

США

232,4

320,9

37,8

389,2

318,2

-18,2

Япония

22,5

19,0

-15,6

24,6

19,5

-20,6

Развивающиеся экономики

512,2

549,1

7,2

161,6

182,1

12,7

Переходные экономики

86,9

107,6

23,8

34,1

24,9

-27,0

Источник: World Investment Prospects Survey 2009-2011 UNCTAD июль 2009

 

Ведущие 5000 компаний по секторам экономики, %

Сектор

Число компаний (% от общего числа)

Иностранные активы (% от всех активов)

Индекс интернационализации (отношение активов за рубежом к общему объему активов)

Промышленность

59,6

57,4

35,9

Продовольствие, напитки и табак

4,4

7,1

46,1

Текстиль, одежда, кожа

3,1

0,4

29,0

Деревообрабатывающая промышленность

2,8

1,3

32,7

Уголь, нефтепродукты и ядерное топливо

0,8

7,9

40,1

Химические продукты и пластмассы

5,3

4,7

38,6

Фармацевтика

2,3

3,8

30,4

Резина и резиновые изделия

1,6

1,0

42,7

Неметаллические минеральные товары

2,1

3,4

63,9

Металлы и изделия из них

3,2

1,9

35,4

Машины и оборудование

8,3

2,6

25,2

Электрическое и электронное оборудование

14,4

7,4

27,5

Транспортные средства и транспортное оборудование

4,3

13,3

38,4

Точные инструменты

4,5

1,3

21,2

Услуги

35,4

33,8

33,9

Электричество, газ и вода

4,3

13,3

38,4

Строительство

2,5

2,5

35,7

Торговля

10,2

7,7

33,0

Транспорт, хранение и коммуникация

6,2

10,6

34,0

Транспорт

3,9

3,2

27,5

Телекоммуникация

2,4

7,4

37,9

Бизнес услуги

11,0

3,7

27,8

Источник: World Investment Prospects Survey 2009-2011 UNCTAD июль 2009

 

Лидеры по разным компонентам привлекательности для размещения активов ТНК

  • По темпам экономического роста: Китай, Индия, Бразилия, Россия, Индонезия, Вьетнам, Польша, Таиланд.
  • По размеру рынка: США, Германия, Канада, Китай, Россия, Бразилия.
  • По доступу к региональным рынкам: Мексика, Германия, Вьетнам, Польша.
  • По наличию поставщиков: Британия, Германия, Франция, Индия.
  • По качеству бизнес климата: США, Германия, Австралия.
  • По наличию высококачественной рабочей силы: США, Германия, Британия, Франция, Индия, Таиланд.
  • По наличию дешевой рабочей силы: Китай, Индия, Вьетнам, Индонезия, Таиланд.
  • По доступу к природным ресурсам: Канада, Австралия, Индонезия.
  • По доступу на рынок капитала: США, Британия, Канада.
  • По системе стимулов: Австралия, Вьетнам, Бразилия.

 

Результаты опроса, проведенного UNCTAD, % респондентов
(опрошена 241 транснациональная корпорация весной 2009)

Глобальные перспективы ПИИ (% респондентов)

Год

Улучшатся

Останутся такими же

Ухудшатся

2009

22

20

58

2010

33

26

41

2011

50

31

19

Источник: World Investment Prospects Survey 2009-2011 UNCTAD июль 2009

 

Воздействие экономического и финансового кризиса на планы по ПИИ,

Год

Увеличится

Останется таким же

Сократится

Глобальный экономический спад

85

13

2

Финансовый кризис и «замораживание» кредитного рынка

79

18

3

Флуктуации обменного курса

48

38

14

Государственный интервенционизм в финансовый сектор

14

70

16

Источник: World Investment Prospects Survey 2009-2011 UNCTAD июль 2009

 

Уровень ожидаемой интернационализации в 2011 году

Уровень ожидаемой интернационализации в 2011 году 

Менее 10%

10- 50%

Более 50%

Производство товаров и услуг

18

34

48

Офисы по продаже товаров и услугу

16

37

48

Логистика и распределение

27

37

37

Колл центры и менеджмент услуг потребителей

44

28

28

Административная поддержка и центры оказания услуг

40

40

20

Исследования и развитие (R&D)

41

43

15

Финансы

45

45

10

Штабы и центры принятия решений

61

33

6

Общие показатели

 

 

 

Продажи

2

31

68

Инвестиционные расходы

12

40

48

Занятость

12

42

46

Накопленный капитал

26

49

25

Источник: World Investment Prospects Survey 2009-2011 UNCTAD июль 2009 

 

Основные факторы риска для ПИИ, 2009-2011

Факторы риска

Очень малая вероятность

Маловероятно

Нейтрально

Вероятно

Очень высокая вероятность

Флуктуации обменного курса

1

4

20

54

23

Усиление глобального экономического спада

1

15

28

39

17

Волатильность цен на нефть и сырьевые материалы

2

10

23

53

13

Волатильность цен в целом (инфляция или дефляция)

3

11

27

49

10

Увеличение финансовой нестабильности

1

18

32

40

10

Рост протекционизма и изменение инвестиционных режимов

5

12

22

53

9

Кризис окружающей среды (изменение климата)

13

27

32

23

6

Война и политическая нестабильность

19

31

31

16

4

Угрозы личной и деловой безопасности (терроризм, преступность)

13

32

31

21

4

Кризис продовольствия (дефицит, волатильность цен)

13

30

36

18

3

Источник: World Investment Prospects Survey 2009-2011 UNCTAD июль 2009 



[1] Хеджирование - страхование от риска изменения цен путем занятия на параллельном рынке противоположной позиции. Суть хеджирования в том, что при покупке или продаже базисного актива (например, при заключении сделки на поставку товара) заключается аналогичный контракт на срочном или биржевом рынке с тем же или близким сроком исполнения. На день поставки базисного актива проводится обратная операция. Изменение цен при реальной поставке компенсируется изменением цен на биржевой контракт. Благодаря операции хеджирования Вы не терпите дополнительных убытков от изменения цены.

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!