Либерализм как философская концепция права

Автор  22 октября 2008
Оцените материал
(0 голосов)

Право – одно из самых сложных общественных явлений. Оно привлекает к себе необычайно широкое внимание, поскольку так или иначе затрагивает интересы каждого человека, различных социальных групп населения.Для того, чтобы познать сущность права, его социальную природу, универсальное назначение, лучшие умы человечества затрачивают огромные интеллектуальные усилия...

Людмила Балицевич
Экономический салон

Людмила Балицевич
Экономический салон 

Право – высокоэффективный инструмент проведения в жизнь политики
государства, специфической средство (форма) организации и обеспечения его разносторонней деятельности, осуществления его задач и функций. Право - единственный официальный определитель и критерий правомерного и неправомерного, законного и противозаконного поведения - меры юридической свободы людей.

И.М. Байтин

Право есть нормативно закрепленная и реализованная справедливость.
Р.З. Лившиц.

Право не может существовать без правоведов,
которые каждодневно совершенствуют его

«Дигесты Юстиниана»

Без свободы нет ни права, ни власти, ни познания, ни творчества.
С. Трубецкой

Свобода есть не просто отдельная ценность, а источник
и условие всех моральных ценностей

Ф. Хайек

Обладание политической свободой предполагает правление законов,
при котором гражданин не боится другого гражданина.

Ш. Монтескье

Главным фактором свободы является равенство всех людей перед законом.
Ж.-Ж. Руссо

Ни одно современное общество не обеспечивает абсолютной свободы,
равно как и ни одно государство не сводит ее к нулю.

Д. Шумпетер

 

Право – одно из самых сложных общественных явлений. Оно привлекает к себе необычайно широкое внимание, поскольку так или иначе затрагивает интересы каждого человека, различных социальных групп населения.

Для того, чтобы познать сущность права, его социальную природу, универсальное назначение, лучшие умы человечества затрачивают огромные интеллектуальные усилия. Юриспруденции известны десятки, сотни правовых теорий, по-разному раскрывающих природу права. Существует несчетное количество дефиниций права, среди которых нет ни одной общепризнанной, разделяемой всеми, кто его изучает. Чрезвычайное разнообразие в понимании права и его определений предопределяется как развитием общества, так и социальными и гносеологическими факторами. При этом социальные факторы заключаются в неоднородности общественного правосознания, а гносеологические факторы коренятся в субъективном восприятии людьми правовых явлений.

Право как один из видов регуляторов общественных отношений представляет собой особую категорию, в многотысячелетней истории юриспруденции не раз указывалось, что универсальное определение права не может быть дано и всегда зависит от конкретной правовой системы. В зависимости от правопонимания представления об основных признаках права сильно отличаются, однако, практически все теории признают следующие признаки права: нормативность, общеобязательность, обеспеченность государством, регулирование общественных отношений.

Согласно дореволюционному Cловарю Брокгауза и Ефрона, право есть совокупность правил (норм), определяющих обязательные взаимные отношения людей в обществе; это определение права указывает лишь общие очертания его содержания, между тем вопрос о существе права, его происхождении и основах до сих пор остается одной из нерешенных в науке проблем.

Чтобы систематизировать представления различных учёных о существе права (правопонимание разных учёных) составляются классификации правопониманий и понятий, которые создаются в рамках этих правопониманий. Большая часть этих классификаций заключается в делении правопонимания на позитивистское и философско-правовое. В.А. Четвернин называет их как потестарное и непотестарное, О.Э. Лейст – как правопонимание нормативистской и нравственной школы права, В.С. Нерсесянц – как легистское и юридическое правопонимание.

 

Позитивистское правопонимание

Для позитивистов право — это система формально-определённых, установленных либо санкционированных государством общеобязательных правил поведения (норм права), регулирующих общественные отношения, обеспечиваемых возможностью государственного принуждения. Так, Марксистская школа, например, говорит о возведённой в закон воле господствуещего класса и вместе с тем совокупности правовых норм.

Согласно данному подходу право представляет собой продукт деятельности государства, устанавливаемый государственной властью и охраняемый силой государственного принуждения, а право и закон (точнее, право и его источник, форма) для позитивистов — суть одно и то же.

С точки зрения позитивистов властная принудительность является единственной отличительной особенностью права. Показательным тут является высказывание Томаса Гоббса: «Правовая сила закона состоит только в том, что он является приказанием суверена». Подобные представления в XIX веке развивали Д.Остин, Ш.Амос, Г.Ф.Шершеневич.

 

Правопонимание философско-правовых школ

Одним из наиболее распространенных направлений в современной юриспруденции является и такое, которое важнейшим элементом правовой материи признает не нормы права, а его духовное, идейное, нравственное начало или правовые идеи, правовое сознание. К такому направлению относятся естественно-правовые, психологические, солидаристкие, неотомистские и некоторые другие теории.

Для философско-правовых школ право обладает самостоятельной сущностью, оно рассматривается как форма общественного сознания. Соответственно, о социальной норме (например, содержащейся в законе) можно сказать, что данная норма является правовой или неправовой в зависимости от её соответствия принципам права.

В естественно-правовых учениях неправовыми являются те нормы, которые противоречат надпозитивным, естественным правам человека. В российской либертарно-юридической школе (В. С. Нерсесянц, В. А. Четвернин) неправовыми принято считать те нормы, которые нарушают принцип формального равенства — равенства всех людей в правосубъектности.

Для таких правовых школ характерна та или иная версия различия права и закона (права и формы, источника права). При этом под правом имеется в виду нечто объективное, не зависящее от воли, усмотрения или произвола власти.

В рамках этих двух направлений – позитивистского и философско-правового правопонимания – сложился ряд концепций, или школ права. Так, И.М. Байтин среди множества направлений учения о праве выделяет следующие теории:

  • Нормативистская (абстрактно-нормативная) теория
  • Естественно-правовая теория права
  • Историческая школа права
  • Реалистическая школа права
  • Психологическая теория права
  • Теория солидаризма и социальных функций
  • Социологическая теория права
  • Марксистская теория права
  • Либертарно-юридическая теория права
  • Коммуникативная концепция права

У каждой из перечисленных и иных теорий своя особая идейная основа: у теории естественного права – неотъемлемые права человека, у психологической концепции – эмоциональные переживания людей, у солидаризма – общественное согласие, солидарность представителей различных слоев населения, у неотомизма – божественное происхождение государства и права.

Остановимся подробнее на основных, наиболее распространенных концепциях права.

Нормативистская (абстрактно-нормативная) теория

Нормативная концепция права основана на признании того, что право – это нормы (правила поведения), изложенные в официальных государственных актах. Через общие, абстрактные и равные для всех правила государство применяет единые в различных сферах общественных отношений масштабы к разным людям. Эти правила, правовые нормы, выраженные в специфической (юридической) языковой форме, и составляют содержание права.

Родоначальником и наиболее видным представителем нормативистской школы был австрийский ученый-юрист Г. Кельзен (1881-1973). Его научная деятельность успешно сочеталась с законотворческой. Самая известная работа Г. Кельзена –  «Чистая теория права». Под чистой теорией права он понимал учение, из которого устранены элементы, чуждые юридической науке. Ученый полагал, что юриспруденция должна исследовать содержание собственно права – юридические нормы. Чистая теория должна преодолевать идеологические тенденции и описывать право таким, каково оно есть, не занимаясь его оправданием или критикой. Г. Кельзен определял право как совокупность норм, осуществляемых в принудительном порядке. В национальных правовых системах нормы тесно согласованы между собой, образуя строгую иерархию в виде ступенчатой пирамиды (отсюда другое название нормативизма – «ступенчатая концепция права»), при этом каждая норма приобретает обязательность благодаря тому, что она соответствует норме более высокого уровня. Источником единства национальной правовой системы Г. Кельзен считал основную норму – чисто мыслительное допущение, которое должно восприниматься как постулат в целях обоснования существующего государственного правопорядка. Г. Кельзен также отождествлял государство и право, считая, что государство как организация принуждения идентично правопорядку. Исходя из этого, он закономерно пришел к выводу, что любое государство, включая авторитарное и тоталитарное, является правовым.

Нормативизм Г. Кельзена стал фактически переходным мостом между юридическим позитивизмом и социологической юриспруденцией.

Более последовательна нормативная трактовка права, даваемая с диалектико-материалистических позиций (социалистические учения, в том числе марксистское).  Марксистское учение о праве сложилось во второй половине ХIХ в. и исходило из материалистического понимания истории общества, классовой природы государства и права. Марксистский нормативизм признавал обусловленность права материальными условиями жизни, интересами господствующих в обществе классов, проводимой государством политикой, превалирующей  в обществе моралью.

В настоящее время именно нормативный подход к понятию права является основой законотворчества и правоприменения. Им определяются правила законодательной техники, систематизации нормативных актов, на этом подходе основаны оценки правомерного и противоправного поведения, правила рассмотрения юридических дел и многое другое. Сторонники нормативистской концепции права считают, что лишь при нормативном понимании права могут быть обеспечены законность и правопорядок, которые предполагают совершенно точные формулировки правовых предписаний и адекватное их исполнение. Однако нормативная трактовка права сама по себе не предполагает безупречности  действующего законодательства (некоторое нормативные акты «остаются на бумаге», некоторые противоречат конституции, не все социально справедливы).

Социологическая теория права

Данная теория начала формироваться на стыке XIX-XX вв., когда социология выделилась в самостоятельную науку. Так как социология рассматривает общественные явления с точки зрения закономерностей развития общества в целом, тот и в праве ею вычленяются и даже преувеличиваются социальные черты в ущерб признакам специфическим, т.е. юридическим, формально-догматическим.

К родоначальникам социологической юриспруденции относятся Р. Иеринг, Е. Эрлих, Р. Паунд, Л. Дюги. Право, согласно социологической теории, охватывает не только правовые нормы, но и совокупность фактически сложившихся правоотношений; это «живой», динамичный правопорядок. Для всех представителей социологической школы характерен приоритет реальной правовой действительности перед правовыми идеями и нормами.

Р. Паунд, обосновывая социологическую трактовку права, выделял в нем три стороны, или элемента: 1) определенный порядок или режим регулирования социальных отношений, поддерживаемый систематичсеким и упорядоченным применением силы со стороны государственных органов; 2) официальные источники, содержащие правовые нормы, которыми приходиться руководствоваться при вынесении судебных и административных решений; 3) судебный и административный процесс, т.е. фактическая реализация правовых норм и правопредставлений. Таким образом, право – это высокоспециализированная форма социального контроля, осуществляемого на основе властных предписаний в рамках судебного и административного процесса.

К. Ллевеллин, Д. Фрэнк, Е. Эрлих, Ф. Жени и другие трактовали право как фактически сложившиеся правоотношения. По их мнению, право – это конкретные решения, а не правила. Судья создает право, когда решает дело. То есть право – это то, что делает судья. Право – это живой правопорядок, сеть конкретных правоотношений. Следовательно, не государство, а каждый субъект формирует свое право. Законодатель же не создает правовую норму, а лишь обнаруживает и фиксирует ее после того, как она сложилась на практике в виде правоотношений.

Как видно, социологическая трактовка права представляет прагматическое направление в правоведении. Данная концепция права фактически отвергает активное вмешательство государства в сферу частных интересов.

В рамках философско-правовых правопониманий среди прочих особо следует выделить естественно-правовую и либертарно-юридическую школы права.

Естественно-правовая теория права

Естественно-правовая теория (юснатурализм) зародилась в глубокой древности, но своей кульминации достигла в эпоху буржуазных революций (XVII-XVIII вв.). Её виднейшие представители – Г. Гроций, Дж. Локк, Ж.Ж. Руссо, Ш. Монтескье.

С точки зрения естественно-правового подхода, право — это право, извне переданное человеку и приоритетное к человеческим установлениям. Естественное право издавна противопоставляется положительному, во-первых, как совершенная идеальная норма — несовершенной существующей, и во-вторых, как норма, вытекающая из самой природы и потому неизменная — изменчивой и зависящей от человеческого установления.

Исходным пунктом теории естественного права является наличие у каждого человека неотъемлемых прав и свобод, которыми он наделен природой или Богом точно также, как наделен разумом, страстями, устремлениями. Существенно то, что содержание этих прав не определяется самим государством, а лишь закрепляется им в законодательных актах. Если какой-либо нормативный акт противоречит естественным правам человека, он не может считаться обоснованным и правовым – законы государства являются действительными, легитимными лишь в том случае, если они соответствуют идеальному праву. Для средневековой доктрины естественного права характерно утверждение о том, что законы несправедливые необязательны для подданных, хотя их не запрещается исполнять; но если эти законы не согласны с Божественными установлениями, то они ни в каком случае не должны быть исполняемы, так как Богу следует повиноваться более, чем человеку.

Прирождённые права, о которых говорили Руссо и его предшественники, имели своим высшим критерием индивидуальную свободу, являвшуюся вместе с тем и высшей целью государственного союза: но где искать границы и цели самой свободы — это оставалось недостаточно определённым. Свобода может проявляться одинаково в самоограничении, как и в самоутверждении.

Из английских мыслителей в особенности у Локка замечается стремление определить неизменные и согласные со свободой начала государственной жизни. Кант представляет в этом отношении тот интерес, что объективное направление сочетается у него с резко выраженным индивидуализмом. Признавая, вместе с Руссо, теорию прирождённой свободы и неотчуждаемого суверенитета, Кант выводит её из требований разума, в законах которого он находит объективные устои для естественного П. Первобытный договор понимается им не как действительное соглашение воль, свободных в своих решениях, а как некоторая объективная и неизменная идея, определяющая собой правомерное государственное устройство. Само понятие всеобщей воли народа заменяется у Канта иногда понятием априорной всеобщей воли, т. е. сводится к некоторому отвлечённому представлению разума.

Современная естественно-правовая концепция тесно связана с теориями социального государства и плюралистической демократии. Появились идеи «естественного права с изменяющимся содержанием» - нравственные и другие духовные ценности конкретного общества и отражающие их принципы развивающегося правосознания. Новый подход стал именоваться «возрожденным естественным правом» и «нравственной школой права». При всем многообразии оттенков нравственной концепции права все они ориентированы на поиск лучшего правового решения – разумного и справедливого.

Либертарно-юридическая теория права

Согласно либертарно-юридическому подходу право – это нормативное выражение принципа формального равенства, который, в свою очередь, включает единство трех компонентов: равной для всех нормы и меры, свободы и справедливости.

Эта концепция названа "либертарной" (от лат. libertas - свобода) потому, что право, согласно данной трактовке, включает в себя (онтологически, гносеологически и аксиологически) свободу (свободу индивидов); слово же "юридический" (от лат. ius - право) в названии концепции означает "правовой" (а не "юриспруденческий", т.е. не относящийся лишь к специальной сфере юридической науки) и использовано для обозначения отличия данного типа правопонимания, с одной стороны, от юснатурализма (от лат. ius naturale - естественное право), с другой - от легизма (от лат. lex - закон) как обобщенного наименования всех позитивистских учений о праве.

Основным разработчиком либертарно-юридического подхода является В.С. Нерсесянц. Созданная им школа является единственной современной российской школой в либертарианстве. Работы В.С. Нерсесянца и его последователей преподаются в ведущих юридических вузах и по ряду предметов являются стандартными учебниками.

В либертарно-юридической теории правопонимания сформулирована и разработана специальная концепция различения и соотношения (совпадения или несовпадения) права и закона. При этом под правом в его различении с законом имеется в виду сущность права – то, что выражает его отличительную особенность как социальной нормы и регулятора особого рода и отличает право от неправа (от произвола, с одной стороны, от моральных, религиозных и иных социальных норм, с другой стороны), т.е. то, что не зависит от субъективной воли и произвола законодателя. Под законом в его различении с правом имеется в виду официально-властное нормативное явление, т.е. явление, имеющее законную силу принудительно-обязательного правила (нормы). Термин "закон" здесь используется в собирательном смысле и охватывает все источники официально установленного (позитивного) права, поскольку все они представляют собой официально-властные явления нормативного характера, наделенные законной (принудительно-обязательной) силой. Если закон (положения тех или иных источников позитивного права) соответствует сущности, речь идет о правовом законе (о правовой норме); если закон (положения того или иного источника позитивного права) не соответствует сущности, противоречит ей и т.д., речь идет о неправовом законе (о противоправном, антиправовом законе, о противоправной норме).

Таким образом, право и закон различаются и соотносятся как сущность и явление.

Под сущностью права имеется в виду принцип формального равенства, который представляет собой единство трех подразумевающих друг друга сущностных свойств (характеристик) права - всеобщей равной меры регуляции, свободы и справедливости, при этом одно свойство без других свойств невозможно. Равенство (всеобщая равная мера) предполагает и включает в себя свободу и справедливость, свобода - равную меру и справедливость, справедливость - равную меру и свободу.

Равенство, свобода и справедливость, как свойства правовой сущности (моменты принципа формального равенства), носят формальный, а не фактически-содержательный  характер, являются формально-правовыми качествами и категориями, входят в понятие права, возможны и выразимы лишь в правовой форме. Это позволяет характеризовать право как всеобщую, необходимую и единственную форму бытия и выражения равенства, свободы и справедливости в социальной жизни людей.

Право говорит и действует языком и мерами равенства и благодаря этому выражает свободу людей. В этом смысле можно сказать, что право – математика свободы. Разным этапам исторического развития свободы и права в человеческих отношениях присущи свой масштаб и своя мера свободы, свой круг субъектов и отношений свободы и права, словом - свое содержание принципа формального (правового) равенства. Так что, принцип формального равенства представляет собой постоянно присущий праву принцип с исторически изменяющейся сферой и мерой регуляции.

Люди свободны в меру их равенства и равны в меру их свободы. Равенство в свободе – это справедливость, равное обращение с разными – это справедливость, это формальное равенство. Равенство перед законом означает всего-навсего то, что закон в равной мере применяется ко всем.

Неправовая свобода, свобода без всеобщего масштаба и единой меры, словом, так называемая "свобода" без равенства - это идеология элитарных привилегий, а так называемое "равенство" без свободы - идеология рабов и угнетенных масс (с требованиями иллюзорного "фактического равенства", подменой равенства уравниловкой и т.д.). Или свобода (в правовой форме), или произвол (в тех или иных проявлениях). Третьего здесь не дано: неправо (и несвобода) - всегда произвол.

Свобода не может существовать в неправовой и в негосударственной форме, свобода в обществе предполагает, что все свободные – свободны в равной мере, а их отношения, отношения свободных, регулируются общеобязательными нормами. Эти общеобязательные нормы называются правом, и есть публично-властные, или официально властные институты, которые эти нормы формулируют, выражают, обеспечивают своей принудительной силой, и только таким образом и возможна свобода.

Таким образом, либертарно-юридическая теория утверждает, что сущность права – это свобода, и что право и государство – необходимые формы свободы, а именно: право – нормативная форма свободы, государство – институциональная форма свободы. Право запрещает не свободу, а всякий произвол, не совместимый с общей нормой.

Свобода в самом первом приближении означает возможность выбора внешне выраженного поведения. Чем больше у человека таких возможностей, тем более он свободен. Реально можно быть свободным, существуя в некоем сообществе, лишь в той мере, в какой у личности есть ей принадлежащие, иначе говоря, собственные ресурсы жизнедеятельности. Следовательно, свобода возможна только в том обществе, где существует собственность. Собственность В.Л. Четвернин определяет как такой порядок отношений в обществе, когда ресурсы жизнедеятельности принадлежат не всем вместе и никому в отдельности, а присваиваются отдельными членами этот сообщества. Вот в этом смысле и получается, что свобода и собственность – одно и то же, т.е. без такого порядка распределения ресурсов свобода в обществе невозможна. То есть, там, где нет собственности, – а собственность возможна только как частная, а после того как возникает частная собственность, возможна собственность еще какая-то публичная: государственная, муниципальная и т.д., – там, где нет частной собственности, там нет собственности вообще, это понятно. Право запрещает любые посягательства на собственность: кражи, любые формы хищений и не только, – не потому, что это в Священном писании так сказано, а потому, что без запрета этих посягательств на собственность, без запрета этих нарушений отношений собственности свобода невозможна.

Понимание права как формального равенства включает в себя, наряду со всеобщей равной мерой и свободой, также и справедливость. В контексте различения права и закона это означает, что справедливость входит в понятие права, что право по определению справедливо, а справедливость - внутреннее свойство и качество права, категория и характеристика правовая, а не внеправовая (не моральная, нравственная, религиозная и т.д.). Поэтому всегда уместный вопрос о справедливости или несправедливости закона -это по существу вопрос о правовом или неправовом характере закона, его соответствии или несоответствии праву. Право же всегда справедливо и является носителем справедливости в социальном мире. Более того, только право и справедливо. Ведь справедливость потому, собственно, и справедлива, что воплощает собой и выражает общезначимую правильность, а это в своем рационализированном виде означает всеобщую правомерность, т.е. существо и начало права, смысл правового принципа всеобщего равенства и свободы.

Неразрывно с этими категориями  и понятие «права человека». Юридический либертаризм утверждает, что правами человека является то, что в сущности являет собой безусловные притязания индивида на свободную самореализацию в обществе и государстве, или это такие социально значимые притязания индивидов на определенную меру свободы, конечно, культурно обусловленные, которые могут стать всеобщей нормой. Или, иначе говоря, право и права человека – это, в сущности, одно и то же.

Если закон нарушает те права человека, которые достигнуты в определенной правовой культуре, причем они не просто зафиксированы в конституции и законе, а то, что члены сообщества субъектов права признают друг за другом эти права,  то это законы правонарушающие. Законы могут быть не обязательно правонарушающими, они могут содержать какие-то технические, моральные нормы, но это не обязательно будет нарушением прав. Но если те властные предписания, которые содержатся в законе, противоречат тем представлениям о правах человека, которые есть в этой культуре, то эти законы будут правонарушающими.

Из сказанного выше следует внутренняя смысловая равноценность таких внешне различных определений сущности права, как: право - это формальное равенство; право - это всеобщая равная мера; право - это всеобщая свобода; право - это всеобщая справедливость и т.д. Эти определения сущности относятся к определениям права и его различению с законом, т.е. не зависят от воли законодателя.

Общеобязательность закона обусловлена его правовой природой и является следствием общезначимости объективных свойств права, показателем социальной потребности и необходимости властного признания, соблюдения, конкретизации и защиты принципа и требований права в соответствующих общеобязательных официальных актах и установлениях. Правовая сущность (формальное равенство) проявляет себя (в результате надлежащей правоустановительной деятельности законодателя, государства) в общеобязательном законе (правовом явлении действительности), а правовое явление (общеобязательный закон) проявляет, выражает во внешней реальной действительности правовую сущность (формальное равенство).

Только на основе и с учетом такой необходимой связи между правовой сущностью и правовым явлением возможно достижение их искомого единства в виде правового закона, т.е. устанавливаемого государством и официально действующего общеобязательного позитивного права, выражающего в нормативно-конкретизированной форме свойства и требования принципа формального равенства. С позиций легизма и юснатурализма такое единство правовой сущности и правового явления в виде правового закона недостижимо. Право, подразумеваемое либертарным правопониманием, - это лишь необходимый правовой минимум, то, без чего нет и не может быть права вообще.

Таким образом, либертарно-юридическое понимание права заключается в том, что право определяет пределы, в которых человек может действовать свободно, ибо свобода не самоуправство, не произвол, а разумное в социальном смысле поведение.                           

При подготовке материала использовались труды Л. Мизеса, Ф. Хайека, B.C. Нерсесянца, В.Четвернина, И.М. Байтина, В. Речицкого, А.Ф. Вишневского, Н.А. Горбатка, В.А. Кучинского, В. Новикова и др.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!