Три «П» и одно «Л» коррупции: Причины, Примеры, Последствия, Лечение

Автор  01 апреля 2007
Оцените материал
(0 голосов)

Люди ценят честность. Люди хотят знать, как другие тратят их деньги. Людям интересно происхождение состояний богатых людей. Люди часто считают деньги в чужих карманах. Эти аксиомы предопределяют большой интерес к коррупции. Это экономическое, институциональное, правовое и этическое явление является убедительным доказательством провала государства (government failure). В то время как учебники по экономике пестрят темами по провалам рынка, обсуждения провалов государства как на уровне теории, так и в практическом исполнении, практически нет. Более того, коррупция в ее самых разных проявлениях представляется как порождение рынка. Она не только блокирует рыночные механизмы, но и создает угрозу усиления интервенционизма. Поскольку люди думают, что рынок – это источник коррупции, то они поддерживают меры, направленные на ограничение рыночных механизмов, т. е. свободного выбора потребителя, предпринимателя и инвестора. Выстраивание барьеров на пути свободного обмена между этими субъектами инициирует коррупцию и институционализирует ее развитие.

Ярослав Романчук, март 2007, Экономический салон

По материалам публикации Institute of Economic Affairs, Ian Senior “Corruption – the World’s Big C. Cases, Causes, Consequences, Cures”

КАК СОЗДАТЬ CORRUPTION-FREE ОБЩЕСТВО

 

Коррупция, как красота, находится в глазу свидетелей…

 Поиск верного определения коррупции – это как поиск Святого Грааля:

бесконечный, изнуряющий и, в конечном итоге, бесполезный.

R. Williams

Вы не узнаете, что вам сойдет с рук, пока не решите это проверить.

К. Пауэлл

Все аферы в принципе одинаковы, а люди, которые ими занимаются,

как правило, не очень умны, но они все же умнее своих жертв, и этого достаточно.

Д. Марчант

Есть 40 средств хищений государственного имущества жадными чиновниками.

Подобно тому, как нельзя не воспринять мед,

если он находится на языке, так и имущество царя не может быть,

 хотя и в малости, не присвоено ведающими этим имуществом

Артхашастр (Источник права в древней Индии) 

Государственный служащий: лицо, выбираемое народом,

 чтобы распределять взятки. Правительство моей страны

презирает простодушную честность, зато поощряет артистическое

лихоимство, и мне кажется, из меня мог бы вырасти весьма способный

карманный воришка, прослужи я на государственной службе год или два.

Марк Твен 

Государство погибнет тогда, когда законодательная власть

окажется более испорченной, чем исполнительная.

Шарль Монтескье  

У нас злоупотребления срослись с общественным бытом,

сделались необходимым его элементом. Может ли существовать

порядок и благоденствие в стране, где из 60 миллионов

нельзя набрать 8 умных министров и 50 честных губернаторов,

где воровство, грабеж и взятки являются на каждом шагу,

где нет правды в управлении.

Николай Греч, ХІХ век. Россия 

Решить проблему коррупцию можно будет только при

условии активного участия самого бизнеса и общества.

Есть такой миф, вот, не хватает политической воли. Политическая воля,

по ее определению, всегда направлена только на одно - получить,

удержать и увеличить свою власть. Других политических воль не существует.

Все зависит оттого, чем общество обставляет возможность

политиков получать и удерживать власть, какими условиями.

А это только в руках у общества.

Георгий Сатаров 

Возможно, управлять страной с плохими законами, но невозможно управлять

страной с недисциплинированными чиновниками.

Отто Фон Бисмарк  

 

Люди ценят честность. Люди хотят знать, как другие тратят их деньги. Людям интересно происхождение состояний богатых людей. Люди часто считают деньги в чужих карманах. Эти аксиомы предопределяют большой интерес к коррупции. Это экономическое, институциональное, правовое и этическое явление является убедительным доказательством провала государства (government failure). В то время как учебники по экономике пестрят темами по провалам рынка, обсуждения провалов государства как на уровне теории, так и в практическом исполнении, практически нет. Более того, коррупция в ее самых разных проявлениях представляется как порождение рынка. Она не только блокирует рыночные механизмы, но и создает угрозу усиления интервенционизма. Поскольку люди думают, что рынок – это источник коррупции, то они поддерживают меры, направленные на ограничение рыночных механизмов, т. е. свободного выбора потребителя, предпринимателя и инвестора. Выстраивание барьеров на пути свободного обмена между этими субъектами инициирует коррупцию и институционализирует ее развитие.

            Социальные программы, гуманитарная помощь, распределение бюджетных ресурсов, управление государственными активами и пакетами акций, квотирование, выдача разрешений, оценка стоимости товара или ущерба, управление недвижимостью и рынком земли, ценообразование, госзакупки – коррупция имеет место в этих и многих других сферах и операциях. Несмотря на все их разнообразие, есть несколько параметров, которые резко увеличивают вероятность возникновения коррупции. Среди них

Ø      государственная собственность или бюджетные ресурсы (чужие) как объект совершения коррупционных сделок;

Ø      отсутствие прозрачности при совершении коммерческих операций, нечеткость процедур,

Ø      отсутствие или слабый контроль над распоряжением или распределением госресурсов;

Ø      конфликт интересов у лиц, которые распоряжаются государственными (чужими) ресурсами;

Ø      наличие разных форм дискриминации: по стране происхождения, форме собственности, времени работе на рынке, размеру и т.д.;

Ø      жесткий торговый протекционизм (тарифные и нетарифные барьеры);

Ø      наличие норм, позволяющих субъективную трактовку нормативных актов («оптимальный», ««эффективный», «соответствующий национальным интересам», большие «вилки» в наказаниях (например, штраф от 2 до 15 минимальных ЗП), отсутствие полного перечня требуемых документов и т.д.;

Ø      слабые, неэффективные органы правопорядка, которые не могут эффективно защищать жизнь и собственность граждан;

Ø      жадное государство, не доверяющее своим гражданам и перераспределяющее более 30% ВВП;

Ø      терпимость к коррупции со стороны населения, отсутствие жесткой ценностной установки против коррупционеров;

Ø      неадекватные меры наказания за коррупционные сделки, возможность влияния на судебные решения.

 

Две точки зрения, толерантные к коррупции

 

В научной среде нет консенсуса относительно значения и роли коррупции. Отдельные ученые не видят в ней ничего плохого. С их точки зрения, коррупция – это своеобразная «смазка», которая обеспечивает более эффективное функционирование государства. Они считают, что бюрократ и государственный служащий по определению продают свои услуги. Поскольку ресурсы ограничены, а они имеют возможность дискриминировать, то при спросе, который постоянно превышает предложение ресурсов, неизбежно создаются предпосылки для возникновения коррупции. Сторонники данного подхода – коррупция – это «смазка» - утверждают, что чем слаженнее работают чиновники с экономическими субъектами, чем сильнее неформальные институты и нормы, в том числе размеры взяток, порядок разрешения входа на рынок и работы на нем, тем эффективнее государство. При этом они не подвергают сомнению чрезвычайно широкие, часто взаимоисключающие функции государства, не говорят о конфликте интересов в рамках системы госуправления, не учитывают в калькуляциях своих «оптимальных моделей» издержки упущенной выгоды от блокировки деятельности тех субъектов, которые были либо не допущены до рынка, либо изгнаны из него.

Терпимые к коррупции интервенционисты (на уровне теории) игнорируют также то негативное влияние, которое интервенционизм оказывает на инновационную деятельность, на раскрепощение творческого потенциала предпринимателей. Известно, что устоявшиеся коррупционные схемы работают со старыми контактами. К новичкам, желающим войти на рынок, они относятся жестко и ограничивают их возможности ссылками на формальный закон, который в этой ситуации выступает, как дышло. Отметим, что сторонники такого подхода говорят об объективной греховности человека, который в условиях свободного рынка якобы полностью спускает с тормозов все свои животные инстинкты. Поэтому, с их точки зрения, государство является единственным институтом, способным цивилизовать жадность, зависть, скупость, бороться с праздностью, ленью, гордыней и другими человеческими пороками.

            Толерантные к коррупции интервенционисты игнорируют целый ряд аксиом и факторов, которые делают несостоятельными их гипотезы. Во-первых, каждый госслужащий, бюрократ, представитель силовых структур, политик – тоже человек, движимый теми же инстинктами, что и обыкновенный потребитель и предприниматель. Они не ангелы, действующие по жесткой программе «Благожелательность и блага для всех». Их жадность, зависть и гордыня гораздо опаснее, потому что они обладают монопольным правом инициировать применение физической силы или добиваться выполнения определенных норм при помощи угроз.

            Сторонники австрийской школы, школы общественного выбора убедительно доказали, что самым лучшим цивилизатором человеческих пороков является свободный рынок, независимая эффективная судебная власть, наличие четких требований прозрачности, подотчетности вкупе с гарантией открытой политической и экономической конкуренции.

Есть точка зрения отдельных сторонников свободного рынка, согласно которой коррупция является ответом людей на стремление государства получить как можно больший контроль над их жизнью и экономической деятельностью. Они полагают, что если государство приказывает человеку отдавать 50% своего дохода государству, работать на него до 9 месяцев в году (в Беларуси по методологии определения tax freedom day), то человек имеет моральное право и даже моральный долг восстать против государства. Коррупция в виде покупки услуг у госчиновников с дисконтом, взяточничество, откаты – это, с их точки зрения, способ ведения борьбы против государства. Это современный, мирный, ненасильственный способ сопротивления. Поэтому, с их точки зрения, бороться с коррупцией в рамках системы жесткого интервенционизма, это бороться против борцов за естественное право человека на жизнь, свободу и стремление к счастью. Сторонники такого подхода толерантны к неуплате налогов и таможенных платежей, к «покупке» разного рода разрешительных услуг государства.

            Такой подход также вызывает целый ряд возражений. Он является признанием проигрыша и капитуляции на политическом и идеологическом поле. Толерантные к коррупции либертарианцы считают, что участвовать в политике нет смысла, что все равно ничего не изменится, поэтому людям только остается неформальная форма протеста, в том числе коррупционные практики. Это весьма слабая позиция. Она основана на том, что идеи свободы никогда не получат поддержки большинства избирателей, что в открытой политической борьбу у социалистов всегда больше шансов, чем у сторонников малого государства. На самом деле отказ от идеологической и политической борьбы и направление протестного поведения в серую экономику и коррупционные сделки, это признание слабости маркетинга идей, неспособность сформулировать четкую, привлекательную повестку дня, показать губительность политики интервенционизма. Это самовольное заключения себя в институциональное гетто, идеологическая партизанщина, которая дискредитирует идеи либерализма.

            Еще один существенный негатив толерантного отношения либертарианцев к коррупции – это ослабление института прав собственности, поощрение законов джунглей (побеждает сильнейший), превращение законов в понятия, которые произвольно трактуются чиновниками. По сути дела, это согласие с закреплением за чиновниками существующий полномочий и функций вместо интенсификации борьбы за системную модификацию места, роли и полномочий государства.

 

Коррупция. Определение

 

И. Сеньор и многие другие ученые, сторонники свободного рынка, считают коррупцию серьезным препятствием для развития свободного рынка. Вот как определяют коррупции разные источники. Народный источник знаний в электронной форме Википедия дает следующее определение. «Коррупция (от лат. corrumpere — портить) — использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащее установленным правилам. Наиболее часто термин применяется по отношению к бюрократическому аппарату и политической элите. Характерным признаком коррупции является конфликт между действиями должностного лица и интересами его работодателя либо конфликт между действиями выборного лица и интересами общества. Многие виды коррупции аналогичны мошенничеству, совершаемому должностным лицом. Коррупции может быть подвержен любой человек, обладающий дискреционной властью - властью над распределением каких-либо не принадлежащих ему ресурсов по своему усмотрению (чиновник, депутат, судья, сотрудник правоохранительных органов, администратор, экзаменатор, врач и т. д.). Главным стимулом к коррупции является возможность получения экономической прибыли (ренты), связанной с использованием властных полномочий, а главным сдерживающим фактором — риск разоблачения и наказания».

            Энциклопедия Encarta дает следующее определение коррупции: «правонарушение теми лицами, которые находятся в особом положении доверия. Термин относится к поведению государственных служащих, направленному на достижение личной выгоды». Оксфордский словарь трактует его как «разложение, моральная деградация, использование коррупционных практик (взяточничества и т.д.». Изучение темы коррупции стала особенно популярным в 1990-х. Группа авторов во главе с Ульямсом опубликовала работу под названием «Политика коррупции». Первый том называется «Объясняя коррупцию».  Только в небольшой части из 113 статей дается определение коррупции. Часть из них основана на определении Джона Уотербери (1973): «коррупция – это злоупотребление государственной властью и своим влиянием ради достижения целей отдельных лиц». Определение Джозефа Найя (1967) более детально: «Коррупция – это поведение, которое отклоняется от выполнения формальных обязательств на государственной службе по причине создания привилегий отдельным лицам (друзья, семья, частные группировки) и получения денежных и других форм доходов. Коррупция – это также нарушение правил, которые нейтрализуют влияние определенных частных лиц и групп, преследующих свои интересы.

            В 1989 году Танджиб-ул Аллам (Tanjib-ul Alam) дает свое определение коррупции, основанное на отношениях начальника и его подчиненных: «Коррупцию можно определить, как 1) жертвование интересами принципала (лицо, уполномочивающее другое лицо действовать в качестве агента (глава, хозяин) ради интересов агента или 2) нарушение норм, определяющих поведение агента».

            Определения Уотербери и Найа имеют свои недостатки. Главным из них является сужение определения до злоупотреблений государственной властью ради получения выгоды частным лицам. И. Сеньор признает, что это действительно большая сфера, где имеет место коррупция, но она также случается в частном бизнесе и в третьем секторе (НГО). Например, ответственный за закупки или размещение заказов в большой компании точно так же может брать взятки за размещение заказов. Родители могут дать взятку за то, чтобы их сына взяли в престижную школу или университет. При этом не имеет значения, является ли этот университет частным или государственным.

            Вторая слабость определений, схожих с определением Найа, это ссылка на преобладающие в то время правила. Каждая страна имеет свои законы, нормы госрегулирования и правила. Многие действия, которые в ЕС считаются незаконными, вполне приемлемы в Африке. Фундаментальный недостаток определения Алама – это связь коррупции с отношениями принципала и агента. Если, к примеру, агент после обеда пошел спать, то он «пожертвовал интересами принципала и нарушил нормы, определяющие поведение агента». Обыкновенную лень нельзя считать коррупцией.

            Проблема определения коррупции настолько сложна, что Р. Уильямс, который является главным редактором четырехтомного труда по коррупции, за четверть века не изменил свою точку зрения о том, что определить коррупцию невозможно.

            Другие авторы продолжают поиски определения. Так А. Хайденхаймер классифицирует коррупцию по трем категориям: 1) «черная коррупция» - это определенные действия, которые большинство элит и населения осуждают и хотят, чтобы виновные были наказы по принципиальным соображениям; 2) «серая коррупция» - это те действия, которые обычно вызывают осуждение элит. Они хотят, чтобы виновные понесли наказание, а другие, которых большинство, не имеют четкой позиции по данным ситуациям. 3) «Белая коррупция» - это действия, которые не вызывают у большинства элит и населения желания наказать виновных. Они считают эту форму коррупции приемлемой. Трудно себе представить более размытое определение, которое, на самом деле, вообще трудно применить к такому явлению, как коррупция.

            В 2002г. попытку определить коррупцию предпринял Р. Нейлд: «Нарушение государственными служащими ради получения личной политической и финансовой выгоды правил поведения в госсекторе, которые преобладают в обществе в анализируемый период». При этом автор признает наличие коррупции в частном секторе. Ее он определяет, как бесчестность между физическими лицами в экономических операциях. Примерами такого поведения является определение слишком высокой цены на товар, исходя из его количества или качества, неплатежи поставщикам. Данные примеры серьезно подрывают валидность определения Р. Нейлда. Цены определяет рынок. Если поставщик обязался поставить 10 единиц товара, а поставил только 9, то на него можно поддать в суд. То же самое имеет место в отношении в платежами. Если условия и объем платежей четко прописаны, то все споры решает суд.

            Отсутствие четкого определения коррупции не позволяет тщательно анализировать явление и предложить рекомендации по ее ликвидации. Р. Джонсон и С. Шарма предлагают список форм проявления коррупции:

1)     взяточничество, подкуп, получение незаконных доходов (вымогательство, откаты);

2)     клептократия (воровство и приватизация государственных ресурсов);

3)     незаконное присвоение (подделка, подлог, фальсификация, хищение; присвоение (денег, имущества обманным путем), злоупотребления при использовании государственных фондов;

4)     невыполнение обязанностей (назначение на посты по знакомству);

5)     продвижение личных интересов (предоставление преференций отдельным лицам, конфликт интересов);

6)     принятие ненадлежащих подарков (деньги для ускорения решения проблем);

7)     защита и покрывательство некачественного администрирования («крышевание», клятвопреступление, лжесвидетельство);

8)     злоупотребление властью (запугивание или пытки);

9)     манипуляции регулированием (фальсификация выборов, принятие решений в пользу одной группы или человека (biased decisions);

10) электоральные нарушения (покупка голосов, подтасовка результатов выборов);

11) поиск ренты (госслужащие противозаконно устанавливают плату за услуги или искусственно создают дефицит);

12) клиентелизм и патронаж (политики предоставляют материальные услуги в обмен за поддержку граждан);

13) незаконные взносы в выборные кампании (передача подарков для оказания влияния на содержание проводимой политики).

К этому списку у И. Сеньор есть целый ряд замечаний. Если, к примеру, клептократия определяется как воровство бюджетных средств, то тогда оно должно включать и злоупотребления средствами социальной защиты. Тем самым категория коррупции становится очень широкой. Включение пыток также размывает определение коррупции. Она скорее попадает в сферу морали, а не экономик. Фундаментальная слабость данного списка заключается в том, что может быть примером коррупции, но он не дает определения самой концепции.

 И. Сеньор, критикуя разные группы определений, дает свое. Оно состоит из пяти условий, которые должны быть удовлетворены одновременно: «Коррупция имеет место, когда коррумпирующий (corruptor) 1) скрыто предоставляет 2) услугу (поддержку) коррумпируемому или должностному лицу для оказания влияния 3) на действия, которые 4) приносят выгоду коррумпирующему или должностному лицу и на которые коррумпируемый 5) имеет полномочия оказать влияние. Услуга или поддержка должна быть позитивной (деньги, отпуск и т.д.). Негативные товары или услуги (физическое насилие, шантаж) нельзя считать услугой (поддержкой). Четвертое условие важно потому, что без него анонимные пожертвования на благотворительные нужды квалифицировалась бы, как коррупция. Если условие 4 включить в определение, то анонимный донор может, в конечном итоге, получить пользу от того, что он передал деньги на клинику по лечению рака. Допустим, что данная клиника заинвестирует эти деньги в производство лекарства против той формы рака, которой болеет донор. Тогда, через несколько лет ретроспективно можно будет сказать, что могла иметь место коррупция. Определение И. Сеньор имеет целый ряд преимуществ:

Ø      оно краткое и прозрачное;

Ø      оно отделяет коррупцию от преступления в общем, от мошенничества и воровства в особенности;

Ø      оно применимо к действиям на любом уровне, в любой организации (государственные, частные, общественные);

Ø      оно вневременное;

Ø      оно очищено от моральных суждений;

Ø      оно независимо от закона и традиций в юрисдикциях и институтах.

Согласно определению И. Сеньора, коррупция не имеет место, потому что якобы коррумпирующий расстался с деньгами, но ничего не получил взамен. Чтобы коррупция имела место, необходимо показать, что скрытая услуга (одолжение, поддержка) действительно оказала влияние на действия, на ход которых коррумпируемый имеет полномочия повлиять. Таким образом, мы четко различаем между намерением коррумпировать и намерением, например, совершить кражу со взломом. Когда вора ловят с отмычкой или ломом около окна дома, его можно осудить за попытку кражи. Однако если скрытая поддержка политической партии не оказала влияние на действия реципиента, тогда это не есть коррупция, даже если намерения были коррупционными.

 

Разница между коррупцией и воровством

 

Коррупция и воровство – это разные явления. В воровстве участвую две стороны: вор и тот, у кого воруют. Коррумпированный человек тоже может красть у другого человека, государства или организации. Однако, по мнению И. Сеньора, в случае коррупции вовлечены три субъекта: коррумпирующий, коррумпированный и другие субъекты, на которых непосредственно распространяется действия коррумпируемого. Они являются либо бенефициарами, либо жертвами. К примеру, если чиновник за взятку или откат предоставляет заказ одой строительной организации, то имеет место бенефициар – он получает заказ – и жертвы – те, которые его не получают. Если заказ получила организация, которая не предоставила лучшие условия, то список жертв расширяется, потому что оказываемые услуги, в конечном итоге, будут дороже для покупателей или налогоплательщиков. Если бы не было коррупции, то данный объект – больница или школа – обошелся им дешевле. Или же мы получаем объект более низкого качества, потому что получившая заказ фирма вынуждена снизить затраты на объект на размер отката или взятки.

            Мошенничество можно считать одной из форм воровства. Человек, который вовлечен в мошенничество, присваивает активы другого человека или организации, не имея на них права. Между воровством и мошенничеством нет большой разницы. В случае воровства мы говорим о физических активах. В последнее время мы столкнулись с явлением «воровства идентичности (identity theft) – подделка паспорта для пересечения границы, кредитной карточки для снятия денег, Мошенничество обычно предполагает использование фальшивой информации. Так если таксист берет $10 за поездку, которая стоит $5, это мошенничество. Неуплата налогов – это тоже мошенничество, но более высокого порядка. Мошенничеством более высокого уровня является требование греческих импортеров получить субсидии на сахарный тростник, который якобы рос в Хорватии. Эта схема выманивания денег продолжалась несколько лет, потому что ответственные лица ЕС не замечали, что в Хорватии климат не позволяет выращивать сахарный тростник.

            И. Сеньор считает важным различать воровство, мошенничество и коррупцию. Рассмотрим такую ситуацию. Допустим, что вы теряете $1000 в результате воровства, мошенничества и коррупции, причем во всех трех случаях это произошло без применения насилия. Вам безразлично, как вы потеряли эти деньги? Воровство старо, как мир. Но если в стране приняты адекватные законы, эффективно работает милиция, суды защищают права собственности, то существует возможность вернуть себе эти деньги, если вора найдут. Мошенничество – это более сложная форма воровства. Например, вы «повелись» на заверения некого инвестора, который убедил вас вложить $1000 в несуществующую компанию или опасную пирамиду. Конечно, вы расстроитесь и будете требовать привлечения мошенника к ответственности, настаивая на возвращении денег. Если же вы будете знать, что мошенника нельзя привлечь к ответственности, потому что он откупиться от милиции или договорится с судом, то ваша фрустрация будет гораздо глубже. Очевидно, что коррупция гораздо опаснее для общества, чем мошенничество и воровство. К тому же, коррупция – это скрытое, завуалированное явление, от которого страдают третьи лица. При этом они часто не могут определить причину своих страданий и поэтому не могут получить возмещение убытков или компенсацию.  

 

Инсайдерство

 

Использование инсайдеровской информации на фондовом и финансовом рынке является незаконным во многих странах. Те люди, которые имеют доступ к информации, которая не предоставлена других инвесторам. Например, если чиновник или банкир узнал о готовящейся покупке контрольного пакета акций на фондовом рынке, он может воспользоваться этой информацией и скупить/продать акции. Фондовые биржи, финансовые рынки и компании, акции которых котируются на фондовой бирже, имеют жесткие правила против инсайдерства. Является ли инсайдерства коррупцией?

            Каждая игра имеет свои правила. Нарушать их – это обманывать других людей, с которыми ты играешь. Если ты член некого клуба, но обманываешь своих коллег, то тебя из этого клуба исключают. По мнению И. Сеньора, обман во время игры в гольф или на фондовом рынке не являются коррупцией. В этом случае нет коррумпирующего и коррумпируемого, на действия которого оказывается влияние и который получает от этого пользу. Он приводит два примера из Великобритании.

            В 2000г. Пирс Морган работал редактором газеты Daily Mirror. Незадолго до появления в газете рекомендации покупать акции компании Viglen Technology, П. Морган купил эти акции. После выхода газеты акции этой компании резко подорожали. Эта история стала известна для общественности. Редактора критиковали за то, что он нарушил кодекс поведения. Было проведено расследование. Оно закончилось в 2004г., но против Моргана не были выдвинуты никакие обвинения. Вот что П. Морган сказал после окончания расследования: «Компании, акциями которых я владению, неизбежно стали той темой, о которой я пишу… Я не сделал ничего такого, чего бы не делали многие другие работающие на финансовом рынке. Вздувание цен акций, инсайдеровские сделки совершаются каждый день».

            Многие люди рассматривают такое поведение, как обман, если существуют правила, согласно которым финансовым дилерам (tipster - человек, раскрывающий конфиденциальную информацию (за деньги)) запрещено торговать акциями компаний, информацию о которых они продают. Случай с Daily Mirror явно не попадает в эту категорию. Поведение Моргана можно было бы интерпретировать, как коррупция только в том случае, если бы он заплатил газете за размещение информации об акциях Viglen, чтобы потом на этом заработать. Он этого не делал, поэтому нельзя говорить о коррупции.

            В 1994г. компания MAI plc предложила купить Anglia TV. Лейди Mary Archer была женой лорда и директором телекомпании. Она знала о предложении. Нет информации, что она своими знаниями делилась с лордом Джеффи Ачером. До оглашения предложения было замечена активная рабата с акциями Anglia TV. DTI провел расследования движения акций накануне оглашения предложения. Одним из покупателей акции был лорд Ачер. BBC в то время утверждало, что он заработал 70 тыс. фунтов на покупке акций перед официальной публикацией коммерческого предложения. Лорд утверждал, что покупал акции по поручению друга. Против него не были выдвинуты никакие обвинения. Если верить словам лорда, то его поведение тоже нельзя квалифицировать, как коррупцию. Каждый может покупать акции на фондовой бирже. Инсайдерство можно осуждать по другим причинам. Например, это может быть нарушением договора с наемным сотрудником, нарушением гражданского или уголовного кодекса, нарушением правил фондовой биржи, на которой котируются акции. Такое поведение можно рассматривать, как обман. Оно может быть наказуемым, но это не коррупция.

 

Case studies от И. Сеньор

 

Тест на определение коррупции по методике И. Сеньора

Сase

Действие

Закрытость

Предоставление услуги (блага)

Влияние на действия коррумпируемого

Выгода для коррумпирующему или должностному лицу

Наличие полномочий по решению дано вопроса

Результат: действие – это пример коррупции?

1. Премьер-министр

Получает пожертвование для своей партии, оказывает поддержку донору

Нет

Да

Да

Да

Да

Нет

2. Юрист

Получает скидки на покупку квартиры, выступает советником по юридическому спору

Да

Да

Да

Да

Нет

нет

3. Депутат парламента

Берет деньги за то, чтобы не обсуждать вопросы в парламенте

Да

Да

Да

Да

Да

Да

4. Мэр

Предоставляет бесплатные квартиры для друзей/сторонников

Да

Да

Да

Да

Да

Да

5. Комиссар ЕС

Назначает своего дантиста консультантом по науке без определения ее обязанностей

Да

Да

Да

Да

Да

Да

6. Президент Франции

Направляет французские деньги в немецкую политическую партию

Да

Да

Да

Да

Да

Да

7. Президент США

Назначает своего брата генеральным прокурором

Нет

Да

Да

Да

Да

Нет

8. Ближневосточный диктатор

Предоставляет сыновьям ключевые посты в правительстве

Нет

Да

Да

Да

Да

Нет

9. Ближневосточный диктатор

Строит дворцы на вырученные от продажи нефти средства

Нет

Нет

Нет

Да

Да

Нет

10. Аналитик с Wall Street

Намеренно предоставляет клиентам неправильные советы, которые приносят пользу его фирме

Да

Да

Да

Да

Да

Да

11. Гаишник

Требует взятку, чтобы не выписывать штраф

Да

Да

Да

Да

Да

Да

12. Госслужащий

Требует откат (% от сделки)

Да

Да

Да

Да

Да

Да

13. Сотрудник отдела снабжения

Выбирает поставщика, получает за данный выбор ящик виски

Да

Да

Да

Да

Да

Да

14. Римский сборщик налогов

Присваивает себе часть налоговых платежей

Нет

Нет

Да

Да

Да

нет

Источник: Ian Senior 2006

 

Case № 1. Премьер-министр

 

Политическая партия получает денежное пожертвование. Создается впечатление, что в новом законопроекте премьер-министр предлагает некие преференции для донора в отношении рекламы табачных изделий. Вердикт: почти попадание, но не коррупция. Фрагменты стенограммы со встречи Т. Блэера и Б. Эклстоуна (Bernie Ecclestone) были опубликованы одним госслужащим. Последний пожертвовал на партию 1млн. фунтов. Если бы данная встреча проходила конфиденциально, тогда Т. Блэера можно было бы обвинить в коррупции. Когда информация просочилась в прессу лейбористы вернули Б. Эклстоуну его деньги. В 2002г. были принят закон «Об участии политических партий в выборах и референдумах», согласно которому пожертвования свыше 1 тыс. фунтов для физических лиц и более 5000 для партий должны декларироваться для центральной избирательной комиссии, а она должна информировать о них общественность. В данной ситуации мы видим, что открытость не позволяет классифицировать данную сделку ,как коррупционную. В США богатые доноры ожидают получение выгоды от политических партий и политиков, которых они поддерживают в виде определенных законопроектов. Такая практика широко распространена и известна, как «pork barrel» («казенная кормушка»). Особенно стараются члены Палаты Представителей, которые пробивают финансирование федеральным бюджетом программ в своих штатах. «Казенная кормушка» не является примером коррупции, потому что распределение средств происходит открыто. Каждый депутат имеет право выступать за или против того или иного предложения. Редко кто выступает против, потому что каждый затем предлагает свои проекты.

 

Case № 2. Юрист

 

Данный случай касается жены Т. Блэера Чери Блэер (Cherie Blair). Данные операции должны были остаться конфиденциальными. Обмен ценностями в виде дисконта на квартиры на юрконсультации состоял из бартера, который не считается коррупцией. Нет доказательств того, что Ч. Блэер сама или через мужа имеет власть повлиять на правовые процедуры, которые были инициированы против Питера Фостера, который предоставил дисконт. На ранней стадии расследования она отрицала связь с Фостером, пока не были представлены электронные письма, которые она ему посылала. Позже она извинилась. Несмотря на подозрения данный случай, согласно определению И. Сеньор, не является коррупцией.

            Можно привести интересную параллель с сингапурским главным министром Lee Kuan Yew, которого критиковали за получение большой скидки при покупке кондоминиума. В сделке был замешан его сын, вице премьер министр Lee Hsien Loong. Они получили скидки на общую сумму более $700 тыс. до момента, когда предложения о продаже поступили на рынок. Тем не менее, они объясняли такие сделки тем, что была сделана скидка на две квартиры, а соседство звезд, в данном ситуации политики, позволяет увеличить стоимость недвижимости (легче сделать маркетинг). Д. Бэкхем зарабатывает 15млн. фунтов в год на рекламе, что в три раза больше его зарплаты в «Реале». Сделку семейства Ли можно было бы считать коррупционной только если бы дисконты предполагали совершение Ли ответных скрытых действий в пользу собственника кондоминиума. Такие действия не были зафиксированы.

 

Case № 3. Депутат

 

Депутат взял деньги за то, чтобы не обсуждать вопросы в парламенте. Это случай коррупции. В середине 1990-х в Британии разразился большой политический скандал. М. аль Файед (Mohamed Al Fayed), собственник известного супермаркета Harrods, заявил, что он заплатил деньги двум депутатам для того, чтобы получить от них некие результаты. Тим Смит признал свою вину и ушел с парламента. Нейл Гамилтон до сегодняшнего дня отрицает свою вину и обратился в суд, чтобы защитить свою невиновность. В 1997г. он проиграл выборы и не вернулся в политику. Случай с Т. Смитом – это типичный случай коррупции, хотя влияние представителя партии в оппозиции на повестку дня и ход обсуждения дел в парламенте минимальный. Однако данное поведение нарушило фундаменты британского кодекса политики на национальном и местном уровне, согдасно которому политики должны открыто декларировать свои интересы в обсуждаемом финансовом или другом вопросе.

 

Case № 4. Мэр  

 

Мэр французского города предоставляет в аренду друзьям и сторонникам квартиры бесплатно. Во Франции политическая коррупция весьма распространена. Когда мэром Парижа в 1990-х был Ж. Ширак, получение строительных подрядов шло через обязательные откаты в пользу партии или отдельных лиц. Его также обвиняют в предоставлении квартир, принадлежащих мэрии, друзьям и коллегам по партии бесплатно или за символическую плату (peppercorn rent). После ухода с политики против него может быть возбуждено уголовное дело. Если данные факты будут подтверждены, то это будет ярким случаем коррупции. Отметим, что культура Франции такова, что оплата за получении заказов считается приемлемым делом, если деньги остаются в партии. Если же они попадают индивидам, тогда имеет место коррупция. В Британии такое поведение однозначно считается неприемлемым. В 2002г. специальная депутатская группа провела расследования случаев предоставления членам королевской семьи чрезвычайно льготной аренды жилья в Кинзингтонском дворце, которым владеет государство. В отдельных случаях аренда было менее 100 фунтов в неделю, а налогоплательщику поддержка этой недвижимости обходилась в 15 млн. фунтов. Тем не менее, это не является примером коррупции. Во-первых, установление арендной планы находится в ведении государства. Во-вторых, неясно, какие услуги арендаторы – далекие члены королевской семьи – предоставляли королеве или другим. В этой ситуации трудно показать, является ли королева коррумпируемой или коррумпирующей.

 

Case № 5. Комиссар ЕС  

 

В 1999г. один из сотрудников Европейской комиссии Пол Ван Бьютенен (Paul van Buitenen) представил случаи коррупции в ЕС. Еврокомиссар от Франции Edith Cresson, ответственная за образование и научные исследования, бывшая премьер-министр Франции, предоставила контракт на проведение исследований своему дантисту Рене Бертело (Berthelot). Тогдашний президент Еврокомиссии Жак Сантер и другие комиссары подали в отставку, чтобы показать солидарность госпоже Крессон. В июне 2004г. суд ЕС первой инстанции решил, что для ее преследования или действий против других ответчиков не было оснований. Суд не отрицал, что она подписала документы на прием на работу за 150 тысяч евро. Не было также сказано, что господин Berthelot квалифицировался, чтобы выступить научным советником по вопросам договора. Суд также не спорил с тем, что те несколько страниц текста, которые он отослал в качестве отчета, не имели никакого значения и не относились к сути исследуемой проблемы. Суд принял решения закрыть дело по госпоже Крессон во время закрытой сессии. Замедление процесса принятия решений является типичным примером снятия напряжения в щекотливой ситуации. Этот конфликт можно блыо решить за пять дней, а не пять лет, и совершенно с иным результатом.

 

Case № 6. Президент Франции 

 

Во Франции и Италии 1980-ых и 1990-ых стандартной практикой было требование оплаты подрядчиками определенной доли от сумы контрактов, выполняемых за бюджетный счет. Это типичный пример коррупции, с которой соглашались партийные элиты и «политические предприниматели». Аргументы в пользу такой практики следующие: в условиях отсутствия госфинансирования партий им очень сложно заниматься фандрейзингом, а они является важными институтами для демократии, во-вторых, как принято считать во Франции, откаты идут не конкретным людям, а партиям. Эти аргументы не выдерживают критики. На примере многих стран мы может показать, как партийные деньги оказывают влияния на работу и деятельность ее членов, которые баллотируются в парламент. В Италии и Франции политики получали власть, для того чтобы назначать больше подрядчиков, чтобы они увеличивали финансовые трансферты в пользу партий. Мы наблюдаем не только порочный круг, но и самоподдерживающийся порочный круг.

 

Case № 7-8. Президент США и ближневосточный диктатор

 

Одним из первых назначений президента Кеннеди было назначение его брата Роберта на пост Генерального прокурора. В 1980-х С. Хусейн назначил своих сыновей Uday и Qusay на важные посты в своей диктаторской администрации. Согласно определению И. Сеньора, эти назначения не являются примерами коррупции, потому что они были открытыми. Отдельные эксперты не согласны с тем, что непотизм (кумовство), и кронизм (назначение на посты по знакомству) не являются коррупцией. И. Сеньор считает, что при назначении руководитель всегда руководствуется своими требованиями, среди которых есть лояльность, доверие, способность работать вместе. Кумовство в бизнесе не считается коррупцией. Более того, семейный бизнес считается устойчивым и успешным. Конечно, если членов парламента или принимающего решения органа подкупают во имя поддержки предлагаемого президентом кандидата, то это является коррупцией. Кумовство в демократической системе балансируется политической конкуренцией, четкому следованию принципам разделения властей и выполнения условия по открытому процессу принятия решений. Открытое кумовство – это подтверждение слабости демократической системы.

 

Case № 9. Ближневосточный диктатор

 

Многие президенты, особенно в бедных странах, накопили большие состояния и построили себе шикарные дворцы. Например, император Бокасса из центральноафриканской республики, президент Мобуту из Конго, президент Чауческу (Румыния), президент Мугабе (Зимбабве) и С. Хусейн. Хочется назвать эти стройки примерами коррупции. Да, если диктатор присваивает себе часть нефтяных доходов, причем делает это в закрытом режиме и оказывает влияние на подрядчиков, то это является коррупцией. Однако в условиях жесткой диктатуры взятки не нужны. Президенты используют бюджетные ресурсы, как свои. Они просто крадут деньги из казны. При этом надо различать коррупцию и воровство. Наличие шикарных дворцов в бедных странах может быть отражением неэффективной судебной власти и провалом демократии, а не чисто коррупции.

 

Case № 10. Аналитик с Wall Street 

 

Финансовые аналитики считают, что анализ данных позволяет обеспечить лучший результат, чем выбор наугад. Несмотря на то, что финансовым аналитикам очень хорошо платят, но они все равно часто печатают очень плохие советы, чтобы инвесторы вкладывали деньги в те компании, в которых «крутятся» деньги самих финансовых экспертов. Такого рода коррупция имеет место в частном секторе. Давать ложные советы с целью получения ресурсов инвесторов – это типичные пример коррупции.

 

Case № 11. Гаишник 

 

Во многих развивающихся станах дать взятку полицейскому или мелкому клерку очень легко. Не последнюю роль в этом играют их низкие зарплаты. Коррупция даже в рамках позднего СССР была чрезмерно высокой. В 1988г. поле 100 тысяч человек было уволено из МВД, 15% всего состава. Есть даже такое оправдание взяткам на дороге, что, мол, малый штраф в карман милиционера для того, чтобы не платить большой штраф в казну государства, это эффективная транзакция, если уплаченная сумма меньше издержек выдачи и сбора штрафов. Если взятки, а не строгое выполнение закона делают жизнь милиции лучше, то серьезные преступники очень хорошо этим пользуются.

 

Case № 12-13. Госслужащий и сотрудник отдела снабжения  

 

Когда госслужащий требует откат от суммы контракта, он, безусловно, вовлечен в коррупционную деятельность. При этом есть случаи, когда коррупции может и не быть. В тендерах в Саудовской Аравии было предусмотрено, что местный агент должен получить 10 – 15% стоимости контракта. Обычно эти агенты ничего не делают для подписания и реализации контракта, но их фамилии указаны в договорах. Иностранцы не считают такую систему коррупцией, потому что саудовские министры открыто говорят об этом требовании. Во Франции многие годы компании имели право по налоговому законодательству включать взятки в иностранных государствах в свои затраты.

 

Case № 14. Римский сборщик налогов

 

В Римской империи и в других цивилизациях сбор налогов был формой бизнеса. Учитывая практически полное отсутствие коммуникаций и системы учета, сборщики налогов получали право собирать такой объем налогов, которые они считают возможных, но при этом они должны были фиксированную сумму денег переводить вышестоящему начальству. Данная система была открытой. Коррупция имела место только тогда, когда кандидаты на сборщиков налогов давали взятки вышестоящим начальникам за то, чтобы их сделали сборщиками налогов или тогда, когда налогоплательщики дали сборщикам налогов взятки за то, чтобы уклониться от уплаты налогов.

 

Медалисты в области коррупции

 

Коррупцию очень тяжело измерить. Если отдельные случаи коррупции еще можно оценить в неких монетарных единицах (размер взятки, отката, заказов и т.д.), то в целом это явление часто находится в тени. Даже размер взятки не является четким индикатором размаха коррупции. Приведем два примера. Одна инженерная компания за контракт в другом государстве стоимостью $100млн. дала взятку $2млн. госчиновнику. Второй случай – министр конфиденциально получает $1млн. от промышленного лоббиста за изменение законодательства. Первый случай может казаться в два раза большим по коррупции, но, как считают некоторые, взятку в первом случае можно рассматривать в качестве определенных маркетинговых затрат. Если ставки взяток известны и вся поставщики предлагают примерно одинаковый уровень взяток, то не дача взятки означает объявление поражения самому себе. Если все взятки одинаковы, то у коррумпированного нет дополнительной выгоды от получения некой одной взятки.

            Во втором случае коррупция имеет гораздо больший негативный эффект. Состояние правовой системы и качество жизни зависит от качества законов. Если законы можно «купить» взятками, то от них страдает большинство населения, потому что его мнение не учитывается в принятии коррумпированными законодателями законов. Данные два примера показывают, как сложно оценить размер коррупции и назвать некую определенную сумму издержек от нее.

            Описывая разные случаи коррупции, И. Сеньор предлагает систему «награждения» их медалями. Для оценки он выбрал период 1980 – 2006гг. Коррупция Prima facie (на первый взгляд) в отличие от доказанной коррупции может иметь место  там, где человек получил деньги скрыто, хотя правила предполагают декларирование такого дохода; где человек имеет полномочия повлиять на принятие решения, которое будет полезным для коррумпирующего, но нет четких доказательств, что действие было совершено и некая выгода имела место. Даже если по законодательству отдельных стран можно получать платежи за определенные услуги, такая система все равно создает сильную склонность к развитию коррупции. И. Сеньор предлагает награждать следующими медалями: 1) золотыми – президентов и премьер-министров, 2) серебряная медаль – министры и функционеры, занимающие высокие посты в иерархии власти (главы государственных агентств); 3) бронзовые медали – законодателей, в том числе депутатам, высшим должностным лицам в корпорациях и высокопоставленным сотрудникам милиции, 4) никелевые медали – функционерам среднего и низшего уровня, обычным полицейским и разным сотрудникам в частном секторе (к примеру, футбольные судьи).

            И. Сеньор отмечает сложность сравнения коррупции в разных странах. Так один их английских министров Jonathan Aitken ушел в отставку потому, что позволил заплатить за себя в одной французской гостинице 2000 фунтов. В других странах министры получают миллионные откаты и продолжают работать во власти. Медальная система оценки коррупции позволяет сказать, что медалисты – это лишь верхушка айсберга. Британский эксперт оценивает лишь 15 стран ЕС. По его мнению, в некоторых новых странах ЕС уровень коррупции такой высокий, что медали для их оценки не подходят. По этой же причине не оценивается Россия и Украина.

            Если верить декларациям и принимаемым ООН документам, то можно было бы предположить, что секретариат ООН является примером прозрачности, открытости и честности. В период 2000 – 2003 шла работа по выработке конвенции против коррупции. Коррупцию назвали бедствием ценой в $1трлн., хотя нет в документе или в пояснительной записке описания получения данной цифры. Секретариат ООН показал себя в полной красе при организации кампании «Нефть в обмен за продовольствие». В связи с контрактами 2392 компаний было заплачено откатов на сумму $1,8млрд. Бенон Саван, который руководил данной программой в ООН, направлял контракты компании African Middle East Petroleum. Она принадлежала его другу, который заработал $1,5млн. перепродавая 7млн. баррелей сырой нефти в период 1998 – 2001г. Комиссия Волкера описала это, как «грубый и продолжительный конфликт интересов .. этически неприемлемый и серьезно подрывающий целостность ООН». Когда Савана спросили, откуда он получил четыре платежа наличными в период 1999 – 2003, он сказал, что эти деньги получил от своей киприотской тети. Ее пенсия в 2004г. составляла 460 фунтов. Перед публикацией доклада Севан улетел на Кипр, откуда его нельзя экстрадировать в США. По мнению И. Сеньор, Севан заслуживает серебряную медаль.

            Дело бывшего премьер-министра Франции Эдит Крессон получает серебряную медаль за то, что Европейская комиссия не провела открытое, прозрачное расследование.

            В сентябре 2003г. разгорелся скандал в отношении официальных лиц Евростата. Обвинения выдвинула одна из его сотрудниц Dorte Schmidt-Brown. На протяжении 1990-х сотни тысяч евро переводились на неофициальные банковские счета. Бывшие коллеги сотрудников Евростата и родственник открывали компании и получали контракты от Евростата. Несмотря на то, что внутренний аудит предупреждал о злоупотреблениях, только в мае 2003г. ТИ официальных лица Евростата были отстранены от работы. На неофициальные счета было переведено 5млн. евро. Большинство этих денег исчезло в период 1996 – 2001гг. Официальные лица говорили, что они открывали частные счета для облегчения транзакций. Dorte Schmidt-Brown, которая предоставила информацию, долгое время находилась на больничном и не могла работать. Три отстраненных чиновника Евростата получают бронзовые медали.

            В 1999г. британец Нейл Киннок был назначен комиссаром ЕС. На него была возложена обязанность очистить ЕС от коррупции. Несмотря на декларированную политику zero tolerance к коррупции, ситуация практически не изменилась. В начале 2000г. британец Роберт Маккой раскрыл систематические завышение затрат со стороны членов разных комитетов. Затем он раскрыл мошенничество в двух контрактах на изготовление печатной продукции. Он предложил проинформировать об этом специальный отдел по борьбе с мошенничеством, но генеральный секретарь Vincenzo Falcone отказал ему. Затем был обнаружен еще один договор на 270 тысяч евро без проведения тендера. Начальники англичанина оказывали на его давление, чтобы он не замечал подобных «мелочей», но Роберт Маккой полгода блокировал контракт. С ним не разговаривали, искали любой повод уволить и делали все, чтобы он добровольно ушел. В 1999г. Paul van Buitenen обнародовал факты коррупции, кумовства и злоупотребления властью. В 2002г. он сделал заявление, что ничего не поменялось. Он решил вернуться на работу в Голландию, потому что давление на него в Брюсселе стало невыносимым.

            В 2002г. главный бухгалтер ЕС Marta Andreasen была уволена после того, как заявила, что система бухучета ЕС кишит ошибками и лазейками. Н. Киннок оправдывался, что не старался закрыть рот должностному лицу, который предупреждал его о таком состоянии дел. Тот факт, что внутренние аудиторы 11 лет подряд отказывались подписывать отчеты комиссии, что whistle-blowers (разоблачитель, свидетель, человек, который открыто критикует деятельность своей организации) преследовались говорит о том, что ЕС остается организацией с высокой склонностью к коррупции.

            Европейский офис по борьбе с мошенничеством носит аббревиатуру OLAF. Из 53 случаев, которые рассматривал Офис, 44 относилось к коррупции. Остальные 8 случаев относятся к деятельности Евростата. В отчете OLAF говорится, что финансовое воздействие всех случаев оценивается на 1,5млрд. евро. 443 случая (за пять лет) были закрыты, 209 – были продолжены. На 83 страницах доклада есть одно огромное опущение. Здесь нет никакой информации относительно того, как кого наказали. Из доклада нельзя понять, сколько чиновников из еврокомиссии была признано виновными, как их наказала еврокомиссия. 34% случаев начинается после информирования сотрудниками, 5% - через «горячую линию». Поскольку в докладе нет конкретных имен, OLAF получает 25 бронзовых медалей.

 

Рассмотрения дел OLAF, состояние на 30 июня 2004г.

Сектор

Внутреннее расследование

Внешнее расследование

Совместные дела (скоординированные)

Вспомогательные случаи

Общее число

Сельское хозяйство

0

24

53

12

89

Алкоголь

0

0

1

0

1

Антикоррупционные расследования

44

0

0

4

48

Сигареты

0

3

37

8

48

Таможня

0

43

41

0

84

Прямые затраты

1

36

0

10

47

Евростат

8

2

0

0

10

Внешняя помощь

0

62

1

14

77

Расследования разными агентствами

0

5

0

1

6

Расследования деятельности предшественников

0

0

11

0

11

Структурные фонды

0

39

7

13

59

Торговля

0

2

2

1

5

НДС

0

0

18

8

26

Всего

53

216

171

71

511

Источник: OLAF report. 2003/04 p. 28 www.europa.eu.int/olaf

 

Willy Claes был вице-премьер министром и министром экономики Бельгии. В 1988г. он подписал контракт на поставку вертолетов с итальянской фирмой Agusta. Дело Аугусты вышло на явь, когда в один из руководителей социалистической партии Andrе Cools был убит после того, как пригрозил раскрыть «черные» дела партии. Позже Willy Claes стал генсеком НАТО. В 1998г. его признали виновным в получении взяток от «Агусты». Эти средства были оплачены на социалистическую партию. Бывшему министру обороны Guy Coeme дали два года условно. Бывший премьер-министр Guy Spitaels и глава французского авиационного концерна Dassault Serge Dassault были осуждены за коррупцию. Guy Spitaels получает золотую медаль, а министры –серебряные медали по коррупции.

            Во Франции в 1980-х – 1990-х коррупция приняла характер эпидемии. Национальные и местные органы власти были сильно поражены коррупцией. Среди «пораженных» - нынешних президент Франции Ж. Ширак. В 2005г. его коллеги  - 47 политиков и другие официальные лица были осуждены за обширные схемы откатов начала 1990-х. Строительные компании заплатили взятками 90 млн. евро для партий в обмен на контракты строительства и содержания средних школ во Франции. Несмотря на целый ряд проведенных судов, отношение французских политиков к коррупции не изменилось. В январе 2004г. бывший премьер-министр Франции Алэн Жюпе (золотая медаль), близкий друг президента страны, был осужден на участие в нелегальной схеме финансирования партии. После приговора, когда он появился в парламенте, его коллеги аплодировали, а не осуждали. А президент Ширак так охарактеризовал осужденного: «Он политик исключительных качеств – компетентный, человечный и честный. Франции нужны люди с такими качествами».

            Фактов коррупции из французской политической жизни очень много. Помимо выше указанных политиков не менее известным коррупционеров является бывший президент Франции социалист Ф. Миттеран. Так средства фонда Elf Fund были использованы для дачи взяток официальных лиц в других странах, в том числе для достижения политических целей. Свою часть получила партия ХДС Г. Коля. В коррупции были также замешаны министр иностранных дел Франции Roland Dumas, бывший министр МВД Charles Pasqua и известный бизнесмен, друг всех политиков Bernard Tapie. Он тоже был министров городских дел (был назначен Миттераном). Серебряная медаль достается бывшим министрам Roland Dumas, Charles Pasqua и Bernard Tapie. Президент Франции Ф. Миттеран получил золотую медаль за ту коррупцию, которую он развел в своей администрации. Во дворце на Елисейских полях были даже фиктивные рабочие места, за которые регулярно получалась зарплата.

            Об атмосфере во Франции ярко говорит следующий случай. Назначенный Францией европейский комиссар Jacques Barrot, ставший вице-президентом Европейской комиссии, был осужден условно на 8 месяцев. В 2000г. ему запретили занимать избираемую должность во Франции на 2 года за растрату 2,5млн. фунтов бюджетных средств (он направил их в пользу партии). Президент Ширак амнистировал M. Barrot и запретил законом упоминать об этом случае во французских СМИ. Вот такая свобода СМИ в стране-учредителе ЕС.

            Не меньше черных пятен на репутации немецких политических партий. Канцлер г. Коль 16 лет возглавлял правительство Германии и партию ХДС. В 2000г. появилась информация, что на протяжении многих лет партия получала незаконную финансовую помощь. Г. Коль контролировал ее. ХДС имело секретные счета в Швейцарии и Лихтенштейне.

            В конце 1990-х в земле Гессен в ХДС разразился еще один финансовый скандал. Обнаружилось, что официальные лица партии имели на заграничных счетах около $10млн. Среди них был бывший министр внутренних дел в правительстве Г. Коля Manfred Kanther. Аналогичные скандалы были в партии СПД. Региональный министр Северной Рейн-Вестфалии вынужден был подать отставку. Премьер-министр Нижней Саксонии также ушел в отставку по аналогичному обвинению. Скрытые дотации партиям приносили выгоду политикам. Они, в свою очередь, имели возможность принимать решения в пользу отдельных компаний. Так был продан химический завод Leuna для Elf-Aquitaine в 1992г. Так в 1998г. были проданы 114500 квартир, принадлежащих Deutsche Bahn по цене, которая была ниже той, которую предлагал другой покупатель. Гельмут Коль получает золотую медаль, серебряные медали – для Кантера и премьер-министра Нижней Саксонии.

            Проблема коррупции в Германии явно не решена. Так в августе 2005г. Ludwig-Holger Pfahls, бывший младший министр обороны в правительстве Г. Коля в период 1987 – 1992, был осужден на два году тюрьмы. Он признался, что получил 2млн. евро взяток от оружейного дилера Karlheinz Schreiber.

            В январе 2005г. депутат Jann-Peter Jansse подал в отставку. Хотя он отрицал, что получал деньги от Volkswagen, компания раскрыла эту информацию. Этот политик вплоть до 2004г. получал деньги от этой компании. Еще пять членов СДП получали деньги в автомобильном концерне. Чуть раньше два важных члена ХДС, генсек партии Laurenz Meyer и спикер по рынку труда Herman-Josef Arendtz были вынуждены подать в отставку после того, как они признались в получении незадеклалированных платежей от энергетического гиганта RWE. Эта компания призналась, что заплатила политикам более 600 тысяч евро.

            Примеров коррупции в бизнесе можно привести очень много. Мощная транспортная монополия Deutsche Bahn, строительство стадиона в Мюнхене Allianz Arena, договорные футбольные матчи – все это факты, которые говорят о присутствии коррупции даже в среде законопослушных немцев.

            Греция – это страна с самым высоким уровнем коррупции в ЕС. Данные соцопроса показывают, что 40% греков сталкивались хотя бы раз с коррупцией. Не меньше проблем с коррупцией в Италии. Макиавелли писал: «Мы, итальянцы, нерелигиозны и коррумпированы больше других.., потому что церковь и ее представители сами подают самый плохой пример…» Есть много оснований считать, что со времен Макиавелли в Италии мало что изменилось. На Сицилии мафия контролируют целые сектора экономики (гостиницы, транспорт, банки и строительство).

            Храбрый судья Antonio Di Pietro и трое его коллег начали распутывать сеть откатов и взяток, которые сопровождались строительство миланского метро, аэропорт, железной дороги, футбольный стадион, театр и другие проекты. Кампания mani pulite (чистые руки) началась с ареста Mario Chiesa, известного социалиста, у которого нашли более $11млн. Он предоставил информацию, которой обвинил бывшего премьер-министра Италии Bettino Craxi (1983-87). В 1994г. он был осужден на 8 лет тюрьмы. В 1995г. он получил еще 4 года за коррупцию. B. Craxi избежал тюрьмы, решив остаться в ссылке в Тунисе. Он получает золотую медаль за коррупцию. За свои деяния С. Берлускони также получает золотую медаль. Примеры вопиющей коррупции отмечены в Португалии, Испании, а также в странах, которые вступили в ЕС в 2004 году. Еще больше проблем с коррупцией в странах Африки и развивающихся странах Латинской Америки и Азии. Несмотря на предоставляемую помощь, эти страны имеют чрезвычайно плохой показатель индекса восприятия коррупции.

 

Средняя доля годового дохода, выплачиваемая в виде неофициальных платежей предприятиями для госслужащих, 2002г.

Средний показатель

Болгария

Чехия

Эстония

Венгрия

Латвия

Литва

Польша

Румыния

Словения

2,1

2,5

1,6

1,7

1,4

2,8

1,6

3,2

1,4

Источник: Open Society Institute, 2002

 

Медали за коррупцию в период 1980 – 2005

Население млн., страна

Индекс восприятия коррупции

Медали

Место

Значение

Золотые

Серебряные

Бронзовые

Никелевые

61,5 Франция

22

7,1

4

5

2

100

127,8 Япония

24

6,9

3

5

138

150

57,3 Италия

42

4,8

2

1

250

250

82,5 Германия

15

8,2

1

3

7

15

10,4 Бельгия

17

7,5

1

1

 

 

4.0 Ирландия

17

7,5

1

 

1

 

41,6 Испания

22

7,1

 

3

5

1

10,4 Португалия

27

6,3

 

2

501

500

31,8 Канада

12

8,5

 

2

2

 

Европейская комиссия

 

 

 

1

25

 

1280,4 Китай

71

3,4

1

 

 

12

Секретариат ООН

 

 

 

1

 

 

291 США

17

7,5

 

 

8

1

60,3 Британия

11

8,6

 

 

3

 

8.9 Швеция

6

9,2

 

 

2

63

4,6 Норвегия

8

8,9

 

 

 

2

11 Греция

49

4,3

 

 

 

1000

Средний показатель

24

7,1

 

 

 

 

БЕЗ МЕДАЛЕЙ

 

 

 

 

 

 

20 Австралия

9

8,8

 

 

 

 

8,1 Австрия

15

8,4

 

 

 

 

5,4 Дания

3

9,5

 

 

 

 

5,2 Финляндия

1

9,7

 

 

 

 

0,4 Люксембург

13

8,4

 

 

 

 

16,2 Голландия

10

8,7

 

 

 

 

7,3 Швейцария

7

9,1

 

 

 

 

Средний показатель

8,3

8,9

 

 

 

 

Замечание: когда приводятся большие, округленные цифры, это значит большое количество случаев коррупции, но они не определены количественно.

Источник: Ian Senior

 

Причины коррупции

 

Тест на определение причин коррупции

Мало                                                 Восприятие коррупции                                   Много

Низкая                                                  Религиозность                                        Высокая

Много          Этические стандарты, кол-во возвращенных кошельков                     Мало

Много                                                     Свобода прессы                                           Мало

Много                             Права человека и гражданские свободы                         Мало

Много                           Свобода в международной торговле                                Мало

Низкая                                                Фискальная нагрузка                                           Высокая

Низкое                                     Государственное вмешательство                            Высокое

Низкая инфляция                 Монетарная политика (инфляция)                      Высокая инфляция

Малое                   Госвмешательство в иностранные инвестиции                      Большое

Малое       Госвмешательство в банковскую и финансовую сферы                   Большое

Малое                            Госвмешательство в цены и зарплаты                               Большое

Малое                                     Уважение к правам собственности                              Большое

Слабое                                                       Регулирование                                             Сильное

Малый                                     Размер неформального рынка                                    Большой

Источник: Ian Senior, Corruption – the World’s Big C. Cases, causes, Consequences, Cures. The Institute of Economic Affairs, 2006

 

Иан Сеньор вводит понятие «некоррумпированый», «некоррупция» для объяснения причин такого явления, как «коррупция». Он анализирует различные факторы, которые могут влиять на уровень коррупции в обществе. Индекс восприятия коррупции считается одним из самых надежных источников сравнения коррупции между разными странами.

            И. Сеньор выбрал 14 переменных, которые, по его мнению, влияют на уровень коррупции. Первые две переменные – «религиозность» и «индивидуальная честность». В отличие от других переменных замеров по этим параметрам было гораздо меньше, чем по другим (54 – по религиозности и 32 по индивидуальной честности). Все 14 переменных сгруппированы в следующие группы: этика (2), социальные свободы (2) и экономические свободы (10). Поскольку автор берет не абсолютные цифры, а показатели индексов, то при помощи данной методики нельзя сказать в абсолютных числах, сколько в той или иной стране коррупции. Данный анализ позволяет ответить на следующие вопросы: «Каковы статистически значимые переменные, которые имеют позитивную корреляцию с коррупцией?»

            Религиозность является первым неэкономическим фактором. Все пять главных религий мира – буддизм, христианство, индуизм, ислам и иудаизм осуждают воровство. Например, по закону шариата, вору могут отрубить руку. Хотя коррупция и воровство – это разные явления, в обиходном языке коррупция осуждается так же сильно. Гипотеза, которую проверяет автор, звучит так: поскольку религия осуждает воровство и коррупцию, то чем сильнее религиозность граждан в той или иной стране, тем меньше уровень коррупции. Для измерения уровня религиозности использовались данные исследования ценностей в мире, проведенного университетом Мичиган. Данное исследование показало, кокая часть взрослого населения регулярно (по крайней мере, раз в неделю) посещает церковный храм. В Нигерии 89% населения регулярно посещает религиозные храмы. В России – только 2% (данные на конец 1990-х).

            Практически во всех обществах есть концепция прав частной собственности и владение. Завладение чужой собственностью наказуемо. Гипотеза формулируется так: страны, где доминирует индивидуальная честность, склонны к меньшей коррупции. И. Сеньор взял данные из исследования, которое провел журнал Reader’s Digest (Felten, 2001). 1130 кошельков с суммой $50 были помещены в общественном месте в 113 городах в 32 странах так, чтобы можно было подумать, что они утеряны. Каждый кошелек имел свою идентификацию. Цель эксперимента было посмотреть, сколько кошельков будет возвращено. Вот как представляется список стран, которые больше других и меньше других вернули кошельков.

 

10 стран, которые вернули больше всех и меньше всех кошельков 2000

Страна

Число возвращенных кошельков %

Индекс восприятия коррупции 2004

Страна

Число возвращенных кошельков %

Индекс восприятия коррупции 2004

Норвегия

100

8

Малайзия

50

39

Дания

100

3

Германия

45

15

Сингапур

90

5

Португалия

45

27

Новая Зеландия

83

2

Аргентина

44

108

Финляндия

80

1

Россия

43

90

Шотландия

80

-

Филиппины

40

102

Австралия

70

9

Италия

35

42

Япония

70

24

Швейцария

35

7

Южная Корея

70

47

Гонконг

30

-

Испания

70

22

Мексика

21

64

В среднем

81

13,4

В среднем

41

49,6

Источник: Felten (2001) и Transparency International 2003

 

Гипотезы по остальным факторам формулируются аналогичным образом. Например, чем боле свободы СМИ, тем меньше уровень коррупции. Данные по свободе СМИ взяты из исследования Freedom House. Индекс свободы СМИ данной организации учитывает такие факторы, как качество законодательства по обеспечению свободы СМИ, степень политического влияния на СМИ, степень экономического влияния на содержание СМИ, интенсивность преследования СМИ и наличие цензуры.

            Для определения зависимости между уровнем коррупции и правами человека, а также уровнем гражданских свобод также использовались данные Freedom House. Данная организация ежегодно оценивает данные показатели. Соответственно, гипотеза звучит так: коррупция меньше в странах, где лучше соблюдаются права человека и гражданские свободы.

            В дополнении И. Сеньор использовал 10 показателей экономической свободы, которые составляют индекс экономической свободы от Heritage Foundation. Они представлены в таблице. Гипотезы по десяти компонентам экономической свободы звучат так: чем больше свободы торговли, инвестиций, в монетарной сфере, сильнее система прав человека, свободнее рынок труда, тем меньше коррупции.

 

Динамика компонентов экономической свободы 2000 – 2007

Показатель

Беларусь

Россия

Польша

Литва

Украина

2000

05

07

2000

05

07

2000

05

07

2000

05

07

2000

05

07

1. Свобода для бизнеса

30

10

54,5

30

30

66,6

50

50

56,1

50

50

86,4

30

30

54

2. Свобода торговли

52,6

64

62,2

52,4

63,2

62,6

89,8

74,2

76,6

96

79

76,6

85

71,2

72,2

3. Фискальная

свобода

72,2

84,2

87,9

83,1

94,3

86,3

72,1

78,9

79,1

80,3

88,5

91

74,9

88,7

89,1

4. Свобода от государства

52,6

49,4

66,9

67,9

65,4

71,6

47,9

44,8

55,3

71,2

71,8

76,6

33,5

82

61,9

5. Монетарная свобода

32,5

42,7

61,4

57,5

65,6

62,8

66,9

82,3

80,3

72,4

90,1

81,2

63

76,2

68,4

6. Свобода инвестиций

30

30

20

50

30

30

70

50

50

70

70

70

50

30

30

7. Финансовая свобода

30

30

10

30

30

40

50

70

50

50

90

80

30

50

50

8. Права собственности

30

30

20

50

30

30

70

50

50

50

50

50

30

30

30

9. Свобода от коррупции

10

42

26

30

27

24

50

36

34

30

47

48

30

23

26

10. Свобода на рынке труда

 

70,4

64,7

 

65,8

66,2

 

53,9

56,2

 

58

60,1

 

56,3

51,8

Источник: Индекс экономической свободы 2007, www.heritage.org

 

И. Сеньор использовал регрессионные модели для того, чтобы проверить свои гипотезы. Тест 1 включал все 14 переменных. Полные данные были только для 27 стран, поэтому было получено мало статистически значимых результатов. Значимость была определена только для фактора «неформальный рынок». Это значит, что вероятность высокой коррупции наблюдается в странах с большой долей серого рынка. Серая экономика, в вою очередь, процветает, когда государство сильно регулирует рынок и облагает бизнес и граждан высокими налогами.

            Тест 2 включал 12 переменных (без факторов «религиозность» и «количество возвращенных кошельков»). Данные были для 135 стран. Были получены значимые зависимости по «государственному интервенционизму в экономике», «правам собственности», «государственному регулированию» и «неформальным рынкам». По трем последним была установлена позитивная корреляция, т. е. гипотезы были подтверждены. Что касается государственной интервенции (непосредственное использование правительством ресурсов для своих целей, государственный контроль над ресурсами через владение), то на удивление автор получил негативную корреляцию. Среди возможных объяснений –феномен скандинавских стран, где присутствие государства в экономике большое, но коррупция низкая. Однако очень сложно было бы доказать тезис о том, что высокий уровень государственного интервенционизма является причиной высоко уровня некоррумпированности.

            Тест 3 включал четыре переменные и не учитывал десяти факторов экономической свободы. Религиозность, возвращенные кошельки, свобода прессы и свобода человека – вот четыре переменные, которые использовались на 27 странах. Гипотеза о свободе СМИ подтвердилась. Гипотеза по религиозности не подтвердилась. Получилось, что чем чаще люди посещают храмы, тем больше коррупции. Религия не является препятствием ни для развития коррупции, ни для терроризма и насилия. В 22 из 27 исследуемых стран преобладает христианские церкви.

            Тест 4 по одной переменной – количество возвращенных кошельков (на примере 32 стран). Гипотеза о том, что в странах, где больше возвращают кошельков, коррупция меньше подтвердился. Ведь некоррумпированность – это синоним личной честности.

Тест 5. коррупция и ВВП на душу населения. Коррупция является мощным фактором, сдерживающим экономический рост и генерирующим неэффективное использование ресурсов, равно как и мисаллокацию ресурсов. Данные для 134 стран показывают наличие сильной корреляции между уровнем коррупции и ВВП на душу населения.

 

Отношение между восприятием коррупции и ВВП на душу населения, 2005

Источник: Ian Senior, Corruption – the World’s Big C. Cases, causes, Consequences, Cures. The Institute of Economic Affairs, 2006

 

Последствия коррупции

 

Коррупция в любой стране в любое время приводит к следующим последствиям:

Ø      искажение цен, которые влияние на качество принимаемых инвесторами и предпринимателями решений;

Ø      скрытое перераспределение ресурсов и богатства в пользу более состоятельных граждан;

Ø      разрушение демократических процессов;

Ø      увеличение финансовых и коммерческих рисков, которые влияют на желание людей инвестировать;

Ø      падение моральности и этических стандартов общества.

 

1) Искажение цен

 

Когда для получения контракта нужны взятки, тогда стоимость товара или объекта, который будет получен, будет выше, чем в стране без взяток. Разница оседает в кармане коррумпированного и/или в кармане коррумпирующего в виде дополнительной прибыли. Если, например, платный мост был построен со взяткой, то и цены по его использованию будут выше, потому что инвестору придется пересматривать условия предоставления услуг для обеспечения окупаемости проекта. Таким образом, пользователи моста или любого другого объекта, являются де-факто плательщиками взятки, вернее компенсируют ее для взяткодателя. В Италии была предпринята попытка оценить общий объем взяток. Получилось, что в секторе телекоммуникаций взятки составляли 2% от общего объема выручки, в электроэнергетике – 3%. В общем, по стране стоимость контрактов была завышена на 14 – 20%. По некоторым оценкам общая стоимость коррупции в Италии составляет $5млрд. в год. Некоторые говорят, что часть этих денег является пожертвованиям партиям, но, по мнению тех, кто брал взятки, 60% этих пожертвований идут на счета частных лиц. После проведения в Италии кампании «Чистые руки» стоимость одного километра метра упала на 57%, а новый аэропорт завершили строить за сумму, которая была на 59% меньше, чем оценивалось ранее.

 

2) Скрытое перераспределение ресурсов

 

В случае с итальянскими политиками около $3млрд. взяток и откатов в год тратится на личные активы (дома, потребительские товары, пополнение личных вкладов и т.д.). В такой ситуации правительство склонно увеличивать налоги, чтобы профинансировать госрасходы на госпрограммы. Поскольку в данных программах участвуют далеко не бедные люди, имеет место трансферт средств от менее состоятельных граждан к богатым. В результате коррупции госрасходы не дают того эффекта, на который рассчитывают люди при оказании им таких услуг, как строительство дорог, школ и больниц. Искажается сам демократический процесс, когда средства бюджета перемещаются к властной партии, увеличивая ее шансы на переизбрание. Еще одним последствием может быть нарушение подрядчиком стандартов и норм качества, в том числе безопасности, что потенциально может привести к рискам для населения.

            Примером коррупции в системе медицинского обеспечения является ее функционирование в Румынии. По оценке Всемирного банка население платит медицинским работникам (докторам и медсестрам) около $1млн. в день. Взятки предоставляются за то, чтобы получить гарантию качества услуг. В исследовании медсестра сказала каждому десятому больному, что ему нужно платить за ее услуги. Доктора сказали такое же каждому двадцатому пациенту. Хотя румыны признают, что это форма взятки, каждый пятый охотно согласился заплатить ее. Аналогичное явление существует и в Греции. Здесь понятие fakelaki означает дар в виде наличных денег перед операцией или лечением.

 

3) Разрушение демократических процессов

 

Во многих развитых странах взятки стали обычным делом для финансирования политических партий (Франция, Германия, Италия, Япония и т.д.) В результате нарушается демократический процесс. Имеет место использование национальных активов (газ, нефть, древесина и т.д.). В результате продажи концессий, квот или предоставления лицензий откаты и взятки получают именно властные политики. В 1998г. Всемирный банк установил, что в одной африканской стране из 25 случаев концессии только в одном случае контракт достался компании, которая предложила самую высокую цену.

 

4) Увеличение финансовых и коммерческих рисков

 

Если вам, как инвестору, нужно выбрать между двумя странами, куда вкладывать деньги, чтобы получить 5% прибыли на вложенные инвестиции, то где это сделать лучше, в Финляндии или в Беларуси? Очевидно, что в Беларуси серьезный инвестор потребует более высокую маржу прибыли, потому что наша страна считается высоко рисковой для инвесторов. Однако если у вас есть выбор заработать 5% в Финляндии и 25% в Беларуси, то вы можете изменить свою точку зрения. Иными словами, страна с неустойчивой правовой системой, плохой инвестиционной репутацией должна предложить гораздо больший доход, чтобы «соблазнить» ресурсы из внешнего рынка. Если по уровню восприятия коррупции Беларусь в 2006г. была на 151 месте в мире, то понятно, что в Беларусь без системных изменений в правовой среде и бизнес климате, могут прийти только высокорисковые капиталы на большую маржу прибыли. В 1997г. Всемирный банк провел исследование 39 стран, в котором установил, что страны с низким уровнем коррупции и высокой предсказуемостью платежной системы и экономической деятельности доля валовых инвестиций к ВВП составляла 28,5%, а в странах с высокой коррупцией и низкой предсказуемостью – только 12,3%. Дело в том, что определенные виды коррупции создают существенную неопределенность относительно того, будут ли выполняться условия сделки или договора. В такой ситуации ассиметричной информации планировать работу очень сложно. Особенно уязвимыми становятся малые фирмы, для которых поведение госорганов и крупных госпредприятий часто становится источником проблем (неплатежи, частичная оплата услуг или товаров и т.д.)

 

5) Падение стандартов морали и этических стандартов общества

 

Рассмотрим реакцию на коррупцию трех власти и СМИ, так называемой четвертой власти. Коррупция склонна поражать все ветви власти, если она поразила хотя бы одну. В результате ослабевает общество, нарушается демократический процесс. С точки зрения начала коррупции законодательная власть является самой влиятельной. Президенты и премьеры имеют огромную власть. Часть ее открыта и не коррумпирована, а другая закрыта и склона к коррупции. Они могут назначать и увольнять министров, высших должностных лиц разных структур и судей. Если законодательная власть коррумпирована, тогда ее представители, видя, что происходит, понимают, что они могут поступать точно также. В этой ситуации судебная власть приобретает ключевое значение.

            В случае, если коррупция поражает все три ветви власти, ключевое значение имеют свободные СМИ. Из-за своего влияния медиа всегда работают в ситуации повышенного риска коррупции. Даже в некоррумпированных странах министры и политики устанавливают тесные отношения со СМИ. Ситуация еще больше усугубляется, если у министров в распоряжении оказываются большие бюджеты на рекламу. Тогда искушение СМИ еще больше возрастает. Поэтому трудные, напряженные отношения между журналистами и властью – это признак демократического общества.

 

Как бороться с коррупцией

 

Во многих политических системах (африканские страны, Франция, Россия, Украина) неформальные традиции таковы, что люди, начинающие заниматься политикой и стремящиеся на госслужбу, ожидают обогащения от своей работы и должности. Чтобы в развивающихся странах даже оппозиционные партии, пришедшие к власти на волне борьбы с коррупцией, могли что-то сделать, необходимо, чтобы весь административный, силовой и судебный аппарат прошли обучение в одной из скандинавских стран. Да и то этого будет мало, потому что африканцы, украинцы или белорусы – это не норвежцы, шведы или датчане. Необходимо совершенно иначе выстраивать политическую и правовую модель взаимоотношений, создавать иную систему стимулов. Чем меньше решают политики, чем по меньшему количеству экономических вопросов может принимать дискриминационные решения простое парламентское большинство, тем выше вероятность коррупции. Таким образом, первая действенная мера против коррупции – адекватная политическая и экономическая система. История учит, что такой системой является последовательный капитализм, основой которого является частная собственность, малое, прозрачное государство, открытая политическая и экономическая конкуренция, независимый суд и СМИ.

            Вторым фактором борьбы с коррупцией является прозрачность. Чем больше каждый орган госвласти и госпредприятие должно публиковать информации о своей деятельности и ходе принятия решений, тем меньше вероятность возникновения коррупции. Обязательная норма публикации доходов всеми властными политиками и чиновниками также снижает риски коррупции. Важным элементом борьбы с коррупцией является прозрачность бюджетов политических партий.

            Третий способ борьбы с коррупцией – это сокращение предложения взяток. Мало выступать с общественным порицанием тех стран, которые погружены в коррупцию. Необходимо ставить возможность предоставления помощи или международных кредитов в зависимость от эффективности борьбы с коррупцией. Предоставление кредитов должно идти через полностью прозрачные механизмы. Те компании, которых уличили в даче взяток в развивающихся странах или вообще за границей, должны быть лишены права участия в тендерах на оказание услуг за счет бюджета в своей родной стране.

            Четвертый способ борьбы с коррупцией – это поощрение доносительства (whistle-blowing). В большинстве стран такое поведение ведет к остракизму, увольнению с работы и социальному отчуждению. Сами организации могут выступить резко против доносителя. Поэтому превратить доносительство в норму – это очень сложное занятие, которое, к тому же, имеет другие последствия. В США данное явление развито гораздо больше, чем в Европе. В Японии в культуре прививается сильная лояльность к компании-работодателю. Заставить японцев доносить на своего работодателя очень сложно. В 1974г. японец Hiroaki Kushioka раскрыл информацию о том, что его компания была вовлечена в формирование незаконного картеля. Его немедленно перевели на низкую должность. В течение 30 лет ему практически не давали работать. На протяжении всего этого времени его работодатели оказывали на него давление и подталкивали к увольнению. Он не хотел уходить, потому что, как доноситель, он едва ли мог рассчитывать на хорошую работу. В конечном итоге он отсудил около $140 тыс., но какой ценой.

            Пятый способ борьбы с коррупцией – политика «нулевая толерантность к коррупции, особенно политической». Некоррумпированность должна стать нормой с самой верхушки политической власти. Никаких исключений ни за какие заслуги, в том числе в отношении депутатов, которые имеют иммунитет.

            Наконец, один из самых эффективных способов борьбы с коррупцией, это проведение политики свободного рынка. Уход государство с большинства сфер экономической деятельности искоренит коррупцию. Когда нет лицензии на розничную торговлю, то никто не будет давать взятку и требовать ее. Аналогичная ситуация по прогрессивным налогам, разным ставкам штрафов, таможенным пошлинам и т.д. Воспитание честных людей, с нулевой толерантностью к коррупции в ситуации переходных экономик является чрезвычайно сложной, практически нерешаемой задачей. Появляется проблема учителей, учебных материалов, оценки знаний и т.д. Поэтому постсоциалистическим странам, в том числе Беларуси, необходимо создавать такую правовую, экономическую систему, в которой людям было бы выгодно быть честными, чтобы у них были стимулы действовать прозрачно, чтобы за коррупционные сделки следовали жесткие наказания. Иными словами, мы должны начать формировать ту среду, в которой повышается возможность воспитания честных людей. Лучшей системой для этого является капитализм.

            Коррупция – это яркий и явный провал системы интервенционизма, в том числе в сфере образования и СМИ. Поэтому каждый раз, когда кто-то начинает говорить о так называемых провалах рынка, надо просто попросить его вставить в экономические расчеты баланса издержек и преимуществ интервенционизма коррупцию. Баланс неизменно будет в пользу свободного рынка, демократии, ограниченной священным и неприкосновенным правом частной собственности.

 

Теневая экономика: попытка измерения

 

В декабре 2004г. Фридрих Шнайдер их университета немецкого города Линца опубликовал работу «The Size if the Shadow Economies of 145 countries all over the world: First results over the period 1999 to 2003”. Данные этого исследования убедительно доказывают, что в переходных странах, которые начали реформы в состоянии институциональной слабости, постсоциалистической деморализации, отторжения государства и правового нигилизма адаптация модели welfare state привела к резкому росту теневой экономики, который продолжался даже после 10 первых лет реформ. Поскольку существует четкая корреляция между объемом теневой экономики и коррупцией, мы можем сделать вывод, что полисимейкеры и идеологи, которые настаивали на градуализме и на адаптации модели интервенционизма, грубо ошиблись в расчетах, недооценив негативные последствия такой важной негативной экстерналии действия государства, как коррупция.

Автор дает определение «теневой экономики» и измеряет ее в 145 странах. Одно из определений звучит так: «вся текущая нерегистрируемая экономическая активность, которая входит в официальный ВНП». Второе определение отличается от первого: «Легальное и нелегальное производство товаров и услуг на рыночной основе, которое не учитывается во официальном ВВП». Есть еще очень широкое определение: «Экономическая деятельность и доход, получаемый в результате, который получается в обход государственному регулированию, налогам и наблюдениям». Ф. Шнайдера эти определения не устраивают. Он использует свое, более узкое: «теневая экономика включает все производство товаров и услуг, осуществляемое на рыночных условиях, которые сознательно скрываются от государственных органов по следующим причинам: 1) во избежании уплаты подоходного налога, НДС или других налогов, 2) во избежании уплаты социальных налогов, 3) во избежании выполнения требований рынка труда (минимальная зарплата, предельный рабочий день, стандарты безопасности и т.д.), 4) во избежании выполнения требований соответствующих административных процедур, таких как заполнение статистической отчетности и других форм. Таким образом, представленные ниже цифры не включают классическую преступность (кражи, воровство, наркотики и т.д.). Данные цифры также не включают неформальную экономику домашних хозяйств.

 

Типы нелегальных экономических действий

Тип деятельности

Монетарные транзакции

Немонетарные транзакции

Нелегальные действия

Торговля крадеными товарами, производство и продажа наркотиков, контрабанда, мошенничество и т.д.

Бартерный обмен наркотиками, крадеными товарами, контрабанда и т.д. Производство наркотиков для собственного потребления, воровство для собственного использования

 

Tax evasion (уклонение от уплаты налогов – уголовное наказуемое действие)

Tax avoidance оптимизация налоговой нагрузки при помощи законных методов

Tax evasion (уклонение от уплаты налогов – уголовное наказуемое действие)

Tax avoidance оптимизация налоговой нагрузки при помощи законных методов

Законные действия

Недекларируемый доход от самозанятости, зарплата и активы, получаемые от незадекларированной деятельности, относящейся к легальным услугам и товарам

Дисконты наемных рабочим, предоставление разного рода услуг

Бартер незаконными товарами и услугами

Вся работа в домашнем хозяйстве, помощь соседям

Источник: The Size if the Shadow Economies of 145 countries all over the world: First results over the period 1999 to 2003”

 

Для расчета размера серой экономики Ф. Шнайдер использует подход DYMIMIC. Одним из недостатков этого подхода является получение относительного размера серой экономики. Для получения абсолютной цифры автор рекомендует использовать метод спроса на деньги. При наличии таких данных по целому ряду стран можно затем получить и абсолютные цифры. Другими известными способами оценки размера теневой экономики является метод потребления электроэнергии, метод сравнения реальной и официальной занятости.

            Размер серой экономики в 25 переходных странах Центральной и Восточной Европы и бывшего СССР в период 1999/2000 составляло 38,1% ВВП и увеличился до 40,1% в 2002/2003. Самый большой объем серой экономики был в Грузии (68%), Азербайджане (61,3%) и Украине (54,7%). В Чехии (20,1%), Словакии (20,2%) и Венгрии (26,2%), было меньше всего теневой экономики.

В Беларуси объем теневой экономики, по оценке Фридрих Шнайдер, в 2003г. находится на уровне 50,4% ВВП. И это без учета экономической деятельности на дачах, огородах, а также большого по размерам сектора «классической преступности». В такой ситуации не удивительно, что Беларусь становится страной с чрезвычайно негативным восприятием коррупции.

 

Теневая экономика, % ВВП методом DYMIMIC и спроса на деньги

Страна

Теневая экономика % ВВП

1999/00

2001/02

2002/03

Беларусь

48,1

49,3

50,4

Азербайджан

60,6

61,1

61,3

Чехия

19,1

19,6

20,1

Эстония

38,4

39,2

40,1

Грузия

67,3

67,6

68

Венгрия

25,1

25,7

26,2

Казахстан

43,2

44,

45,2

Латвия

39,9

40,7

41,3

Литва

30,3

31,4

32,6

Молдова

45,1

47,3

49,4

Польша

27,6

28,2

28,9

Россия

46,1

47,5

48,7

Украина

52,2

53,6

54,7

Среднее по 25 странам ЦВЕ и б. СССР

38,1

39,1

40,1

Чили

19,8

20,3

20,9

Среднее по 21 стране Центральной и Южной Америки

41,1

42,2

43,4

Гонконг

16,6

17,1

17,2

Индия

23,1

24,2

25,6

Сингапур

13,1

13,4

13,7

Турция

32,1

33,2

34,3

Среднее по 27 азиатским странам

28,9

29,9

30,8

Среднее по 37 странам Африки

41,3

42,3

43,2

Среднее по 21 стране ОЭСР

16,8

16,7

16,3

Австралия

14,3

14,1

13,5

Австрия

9,8

10,6

10,9

Германия

16

16,3

16,8

Греция

28,7

28,5

28,2

Италия

27,1

27

25,7

Япония

11,2

11,1

10,8

Новая Зеландия

12,8

12,6

12,3

Швейцария

8,6

9,4

9,4

Британия

12,7

12,5

12,2

США

8,7

8,7

8,4

Источник: The Size if the Shadow Economies of 145 countries all over the world: First results over the period 1999 to 2003”

 

Динамика стран по Индексу восприятия коррупции

Страна

Место по Индексу восприятия коррупции

 

2002

2003

2004

2005

2006

Падение/рост

число мест

2002 – 2006*

Беларусь

36

53

74

107

151

-115

Польша

45

64

67

70

61

-16

Литва

36

41

44

44

46

-10

Латвия

52

57

57

51

49

+2

Эстония

29

33

31

27

24

+5

Россия

71

86

90

126

121

-50

Украина

84

106

122

107

99

-15

Казахстан

88

100

122

107

111

-23

Молдова

93

100

114

88

79

+14

Источник: Transparency International 2002 - 2006

*Первое место – самая некоррумпированная страна мира. «+» - значит очищение страны, «-» - больший уровень восприятия коррупции

 

Ключевые элементы системы обеспечения прозрачности в национальной системе управления

Элемент системы прозрачности (transparency)

Конкретные примеры прозрачности

1. Прозрачность в политической сфере управления

Ø      раскрытие информации о своих доходах, активах, образовании, судимости кандидатам на политические посты;

Ø      свободный доступ к информации о функционировании органов государственной власти

2. Прозрачность в деятельности органов государственного управления и управления финансами

Ø      открытая конкурентная система государственных закупок

Ø      наем на госслужбу по профессиональных качествам, а не по блату или знакомству

Ø      прозрачные, доступные для общества отчеты о финансовой деятельности

3. Прозрачные институты контроля за деятельностью госорганов, наличие системы сдержек и противовесов

Ø      Участие в бюджетном процессе всех заинтересованных сторон, в том числе парламентариев и местные органы власти

Ø      Своевременный, комплексный, высококачественный аудит бюджета независимыми структурами

4. Институты сдержек и противовесов, которые обеспечивают свободное информационное поле

Ø      Свободная пресса

Ø      Публикация административных и правовых решений

Ø      Открытые процессы принятия решений

Ø      Публикация стенограмм парламентский дискуссий

5. Прозрачность в отношениях «граждане/фирмы» с одной стороны и поставщиками услуг с другой

Ø      Оценка качества госуслуги независимыми органами

Ø      Наличие информации о предоставлении услуг госструктурами (годовые отчеты, финансовые отчеты, информации о мониторинге и оценке результатов процесса производства услуг)

Ø      Принятие хартии услуг организациями, поставляющими услуги гражданам за счет бюджета

Ø      Открытый доступ к информации о предоставлении структурам, которые производят услуги по поручению государства, финансовых ресурсов

Источник: Global Monitoring Report 2006

Другие материалы в этой категории: « Двадцать мифов о рынке Миллиардеры мира-2007 »

 

 

Новые материалы

июня 22 2017

Товарищ Шлагбаум против Зыбицкой: защищайся if you can.

Есть в центре Минска один уголок. Пока ещё есть. Попав в него, иностранцы удивляются: «Это Минск?» Уж очень привлекательна там свободная атмосфера, непринуждённость и бесшабашная…

Подпишись на новости в Facebook!