Глобальное помутнение

Автор  05 марта 2007
Оцените материал
(0 голосов)

Разговоры о погоде и климате отвлекают от реальных проблем

Современные идеологи интервенционизма очень тщательно подбирают врагов свободному рынку и капитализму. Старые страшилки для населения, т. е. электората, образовательных и политических элит и СМИ – буржуазия, аристократы, колониальные державы – потеряли былую привлекательность. К ним привыкли, и многие даже перестали обращать внимание. Новые конкретные враги – ТНК, табачные компании, фаст фуд, энергетические гиганты – используются вовсю ради дискредитации свободного рынка. Однако их ресурс ограничен, и не имеет универсального значения и глобального применения. В современном мире, когда тоталитарные системы себя очевидным образом дискредитировали по всем направлениям (экономическом, экологическом, гуманитарном, социальном, технологическом и инновационном), когда модель welfare state раз за разом дает серьезные сбои, выливающиеся в массовую безработицу, рецессии и депрессии, накопление инвестиционных ошибок, а также разочарование людей политикой и потерей доверия к государству, выбор врагов мира стал гораздо более трудной задачей. Анализируя те темы и явления, которые идеологи современного интервенционисты выбирают в борьбе против капитализма, в борьбе за сердца, души и кошельки граждан, можно схематично представить те требования, которым враг XXI века должен соответствовать:

Ярослав Романчук                                                                          

февраль 2007     Экономический салон

Цель практической политики – это держать население в состоянии

 тревоги и страха (и, следовательно, в состоянии, когда люди просят

обеспечить им безопасность), пугая его серией разных домовых и леших.

H. L. Mencken

Более 100 лет назад шведский профессор Svante Arrhenius (1896)

 опубликовал первую работу, в которой указал на то,

что увеличение углекислого газа в атмосфере может повлиять

 на наземную температуру. Он вручную посчитал,

что если концентрация этого газа увеличится на 50%,

температуры между 30 и 40 градусами северной широты

может подняться на 4,1 градус Цельсия, а океана – на 3,3 градуса.

Эти цифры очень мало отличаются от тех, которые сегодня

получаются в результате сложного компьютерного моделирования

Thomas Gale Moore Climate of fear 1998

История учит нас, что теплее – это лучше, а холоднее – хуже.

Оптимальное отношение к глобальному изменению климата –

это не пытаться предотвратить его – это в любом случае

бесполезное занятие – а стимулировать рост и процветание,

чтобы у людей были ресурсы справиться с любым изменением,

будь то в сторону более холодного или более теплого климата.

Thomas Gale Moore Climate of fear 1998

Естественные изменения климата являются результатом

внутренних климатических процессов, а также

реакции климата на внешние воздействия. Внутренняя вариативность

имеет место во все времена. Она может быть быстрой, как, например,

возникновение конвекции) или продолжаться годами

(обмены между тропосферой и стратосферой

или межполушарные обмены). Другие компоненты

изменения климатической системы такие как океан,

большие массивы льда склонны действовать в долгосрочных периодах,

 от декад до столетий. Эти компоненты производят

непосредственно внутреннюю вариативность или интегрируют

их в быстро меняющуюся атмосферу. В дополнении внутренняя

вариативность также зависит от взаимодействия

разных факторов, таких как, к примеру,

южные колебания Эль Ниньо (El-Niño Southern Oscillation).

Independent Summary for Policymakers IPCC Fourth Assessment Report

 

Идеальная страшилка интервенционистов XXI века

 

Современные идеологи интервенционизма очень тщательно подбирают врагов свободному рынку и капитализму. Старые страшилки для населения, т. е. электората, образовательных и политических элит и СМИ – буржуазия, аристократы, колониальные державы – потеряли былую привлекательность. К ним привыкли, и многие даже перестали обращать внимание. Новые конкретные враги – ТНК, табачные компании, фаст фуд, энергетические гиганты – используются вовсю ради дискредитации свободного рынка. Однако их ресурс ограничен, и не имеет универсального значения и глобального применения. В современном мире, когда тоталитарные системы себя очевидным образом дискредитировали по всем направлениям (экономическом, экологическом, гуманитарном, социальном, технологическом и инновационном), когда модель welfare state раз за разом дает серьезные сбои, выливающиеся в массовую безработицу, рецессии и депрессии, накопление инвестиционных ошибок, а также разочарование людей политикой и потерей доверия к государству, выбор врагов мира стал гораздо более трудной задачей. Анализируя те темы и явления, которые идеологи современного интервенционисты выбирают в борьбе против капитализма, в борьбе за сердца, души и кошельки граждан, можно схематично представить те требования, которым враг XXI века должен соответствовать:

Ø      размытость определения;

Ø      недостаточность научной базы доказательства или опровержения;

Ø      возможность ссылок на реальные события и установление между ними арбитральных причинно-следственных связей;

Ø      возможность использования эмоциональных образов, метафор и сравнений;

Ø      возможность аргументации в пользу трансферта полномочий по решению проблемы для государства, национального или глобального;

Ø      размытые и далеко расставленные во времени показатели проверки валидности и справедливости гипотезы;

Ø      возможность оправдать причины невыполнения алармистских прогнозов факторами, выходящими за полномочия и возможности государства;

Ø      возможность раздуть страх (риск) до размера огромных природных катаклизмов (человеческих жертв, расходов государства, миграции целых регионов, вымирания целых регионов, безвозвратной потери видов животных (растений, языков, культур и т.д.).

«Глобальное потепление», безусловно, соответствует всем вышеперечисленным критериям. Эта тема стала мощным и очень популярным оружием против капитализма, свободного рынка и идеологии либерализма в целом. При помощи масс медиа, представителей ученого мира, политиков и транснациональных общественных организаций (ТОО) тема завладела массами. Подписание и ратификация Киотского протокола убедительно доказывает это. Даже документальный фильм о глобальном потепленииAn Inconvenient Truth») выиграл один из Оскаров в 2007 году. Количество книг и статей, ТВ сюжетов и интервью по этой теме исчисляется десятками тысяч. В поиске в Google понятия «global warming» выходит 59,1млн. ссылок (на русском языке «глобальное потепление» - «только» 1,42 млн. ссылок). Так что мы имеем дело с массовым явлением, суть и значение которого для многих остается такой же загадкой, как и улыбка Моны Лизы.

            Чтобы разобраться в том, что происходит с климатом на планете, обратимся к аналитической записке, которую в начале февраля 2007г. опубликовала Межправительственная группа экспертов по изменению климата ООН (IPCC или МГЭИК). Данная записка составлена по Четвертому научному докладу об оценке изменений климата. Этот документ, над которым работают сотни ученых, полностью будет опубликован в мае 2007г. Ученые, работающие под эгидой ООН, анонсировали основной вывод исследования уже сегодня. С высокой степенью уверенности они утверждают, что глобальное потепление, начавшееся в середине 1970-х годов, вызвано человеческой деятельностью.

5 февраля 2007г. канадский Fraser Institute опубликован доклад 50 независимых ученых Independent Summary for Policymakers IPCC Fourth Assessment Report. Т. е. они оценили работу своих коллег, работающих по заказу ООН. Их вывод радикально отличается от вывода ООН: «Научные сведения о глобальном потеплении остаются спорными и не дают повода алармистским настроениям». Поскольку мы не являемся экспертами в климатологии, физике атмосферных процессов или химии происходящих явлений в глубине океанических вод, то мы будем ссылаться лишь на мнения ученых, которые стоят по обе стороны спора о глобальном потеплении. Мы постараемся ответить на следующие вопросы:

Ø      есть ли факт глобального потребления, если да, то насколько оно глобально и интенсивно?

Ø      Существуют ли доказательства, что именно деятельность человека является причиной потепления? Если да, то во сколько обойдутся меры по его предотвращению, насколько они будут эффективны и как мы об этом узнаем?

Ø      Какие факторы влияют на состояние глобального климата, насколько универсально их влияние и насколько глубокого они изучены?

Ø      Насколько уникальны сегодняшние природные явления;

Ø      Что является источником углекислого газа, и что мы выиграем, если ограничим его эмиссию людьми?

Ответы на эти и другие вопросы позволит нам сформулировать отношение к так называемой проблеме глобального потепления. Это отнюдь не праздный интерес, вызванный стремлением разоблачить очередную «фишку» интервенционистов. Интересно проанализировать генезис и развитие лженаучной темы и того, как ее используют враги свободы.

 

Политики против климатологов

 

Тема погоды и климата прочно утвердились в списке пяти самых популярных тем на бытовом, политическом, медийном и научном уровне. Только ленивый не обсуждает изменение климата. Одним теплая зима нравится. Благодаря ней Беларусь сэкономила много ресурсов и денег. Другие страдают от серости бесснежной природы. Для многих политиков и комментаторов, особенно на Западе, тема климата стала удобной ширмой для отвлечения людей от решения насущных проблем. А сколько денег расходуется правительствами и разного рода фондами на проведение тысяч конференций, написание книг и статей. Политики хотят казаться этакими атлантами, которым под силу повернуть реки вспять, «зашить» озоновую дыру, поддержать Гольфстрим и даже повлиять на солнце. Они не могут справиться с простыми земными делами – сбалансировать бюджет, отменить субсидии неэффективным производителям, создать прозрачную, ответственную систему управления, побороть терроризм – но мечтают о звездах. Вернее о том, как под них можно получить бюджетные деньги и заработать на этом. Жару в споры добавляют разные группы энергетических лоббистов, которые каждый на свой лад интерпретирует климатические данные и использует их в разговоре с чиновниками.

            Климатологи тратят много сил на создание объемных докладов МГЭИК. Политики же вместо того чтобы полагаться на их выводы, начинают фантазировать, придумывая свои выводы. ООН излагает их в краткой аналитической справке. Ее пишут не сами климатологи, а политические эксперты и анонимные бюрократы из десятков стран мира. Потом, когда сами климатологи знакомятся со справками, подготовленными в коридорах ООН, они нередко приходят в ужас. Особенно часто извращаемыми являются те места, в которых говорится о неточности или недостаточности научных данных. То, что для ученых-климатологов является возможным, для политизированных комментаторов – высоковероятным или почти реальным. То, что для ученых является свидетельством естественной цикличности природных явлений, для комментаторов – присущей только для нашего времени природной аномалией, вызванной деятельностью человека. Если ученые не стеснятся сказать, что они не имеют данных относительно того или иного явления, то у политиков и комментаторов, представителей поп культуры все причинно-следственные связи определены.

Ученые убеждают, что поводов для паники нет. Более того, есть все основания жить спокойно и решать проблемы, созданные людьми, а не менять уклад, придуманный не homo sapience. Углекислый газ является неизбежным продуктом жизнедеятельности и производства человека. Однако углекислый газ выделяет и природа, причем в гораздо больших объемах. Причем многие природные явления, их взаимодействие между собой еще не изучено. Политикам же и разным группам производителей не терпится использовать темы глобального потепления для лично обогащения, для трансферта власти в руки национальных государств, транснациональных общественных организаций и некого «глобального правительства».

 

Семь сходств между концепцией «глобального потепления» и макроэкономикой

 

Концепцию «глобального потепления» можно сравнить с современным макроэкономическим моделированием с теми методами, которые используются во многих направлениях неоклассической школы в целом. Они ошибочно понимают роль человека. Если макроэкономика игнорирует человека действующего, уникальность его информационного и ценностного поля, то сторонники глобального потепления склонны человека демонизировать, наделять его силой влиять на климат и менять, по сути дела, ход цивилизаций. Непонимание сути человека и характера его взаимоотношения с природой является первым факторов, который роднит макроэкономику и концепцию глобального потепления.

Макроэкономика и концепция глобального потепления схожи в следующем:

Ø      смутное представление о причинно-следственных связях реального мира, упрощение связей реального мира, преференции линейным зависимостям;

Ø      частное использование подхода «при прочих равных», причем эти самые равные могут быть очень важными факторами для оценки общей ситуации;

Ø      слепая вера в государство и игнорирование его провалов при выполнении глобальных задач. В макроэкономике это устойчивое развитие, борьба с безработицей и полная занятость, обеспечение устойчивости финансовой системы, гарантирование доступа к инвестиционным ресурсам и т.д. в концепции глобального потепления – предотвращение глобальных катастроф и катаклизмов, спасение стран и народов, предотвращение массовой климатической миграции;

Ø      склонность к драматизации последствий работы свободного рынка/климатической системы без вмешательства государства;

Ø      использование разного рода эконометрических моделей, лишь отдаленно имеющих отношение к реальной жизни;

Ø      игнорирование исторических фактов, декларация уникальности текущей ситуации или ссылки на плохо изученный опыт.

 

Привычные изменения

 

Климатологи установили, что темпы глобального потепления оказываются постоянными – около 0,18 градусов Цельсия за каждое десятилетие, начиная с 1975 года. Поэтому нет оснований говорить о том, что процесс глобального потепления ускорился. Не является новостью и то, что возрастающая концентрация двуокиси углерода в атмосфере является причиной повышения температур на поверхности земли, причем в зимнее время этот процесс происходит интенсивнее, чем в летнее, и, в основном, в высоких и средних широтах. Поэтому, если даже поверить компьютерному моделированию, то в период 2000 – 2100гг. глобальный климат потеплеет на 1,8 градусов Цельсия.

Есть небольшая группа особо активных алармистов, которые рисует катастрофический сценарий. Ее представители  считают, что льды Гренландии растают, и это приведет к повышению уровня мирового океана на 3,7 метра к 2100г. Как и многие другие алармисты, эти комментаторы не дружат с фактами. Было время, когда таяние льда в южной части Гренландии шло более интенсивными темпами в начале и середине XX века. За исключением 2003г. температурные изменения на этом острове в последние 30 лет соответствуют норме.

Авторитетный журнал Science опубликовал данные, согласно которым Гренландия теряет около 0.0004% своего льда ежегодно, или 0.4% за век. Чтобы весь лед на этом острове растаял, нужно более 1000 лет и концентрация углекислого газа в три раза больше. Такие предположения выглядят мало реалистичными, потому что в последние 30 лет концентрация углекислого газа на душу населения практически не изменилась. Она достигла пика в 1979г. и с той поры была ниже. По последним данным она составляет 1,14 тонн на душу населения и остается неизменной с 1980-ых.


 

Эмиссия углекислого газа на душу населения, в тоннах

Источник: Marland et al. 2006

 

Факты о климате

 

Ученые-климатологи, мнения которых опубликован Институт Фрейзера, делают целый ряд интересных выводов. «Данные, собранные погодными станциями с 1979 года, не представляют достаточно доказательств для поддержки гипотезы об атмосферном потеплении; в последнем докладе МГЭИК эти тенденции оценены на почти нулевом уровне». В нижнем слое атмосферы не наблюдается признаков существенного потепления, несмотря на то, что теоретические модели изучения процессов глобального потепления предсказывают ощутимое потепление именно там.

Ученые установили тенденцию роста температуры в период с 1900 по 1940гг. и с 1979г. по сегодняшний день. При этом в Южном полушарии потепление идет гораздо медленнее. «На сегодняшний день не имеется убедительных доказательств наличия опасных или необратимых тенденций в изменении климата. Впечатление о том, что в мире участились случаи экстремальных погодных условий, складывается во многом из-за постоянного привлечения внимания к этой теме репортажами алармистского характера. Существует слишком мало проверенных данных, чтобы научно подтвердить эту гипотезу». С природными катаклизмами получается примерно то же самое, что и с самолетами. Каждое происшествие быстро привлекает внимание СМИ. Складывается впечатление, что самолетами летать опасно. На самом деле, этот вид путешествия является одним из самых безопасных.

            Люди любят смотреть по ТВ ураганы, снегопады, бури или торнадо. В сегодняшнем глобальном мире такие события можно найти чуть ли не каждый день. Вот и создается впечатление, что мир идет к коллапсу. А ученые-климатологи, которые работают с фактами, показаниями приборов, делают еще один вывод: «Не существует единой в глобальном масштабе модели долговременных тенденций выпадения осадков, выпадения снега или его глубины. В период до 1990 года произошло существенное утончение плотности антарктического льда, но затем оно прекратилось. У ученых нет убедительных доказательств того, что существуют какие-либо тенденции в показателях плотности антарктического льда». Так что ужастики о том, как талые воды Арктики затопят половину Европы. Frazer Institute делает вывод: «В глобальном масштабе нет тенденции ни по изменению размера площади земли, покрытых снегом, ни по глубине снега».

В новом докладе ООН существенно скорректирован уровень подъема океана. К 2100 году с учетом гипотезы о концентрации углекислого газа он поднимется на 44 см. Этот прогноз на 40% меньше предыдущих спекуляций ООН на эту тему. Имеющиеся сегодня данные показывают, что уровень мирового океана возрастает на 2-3 миллиметра в год. Моделирование предсказывает повышение уровня мирового океана примерно на 20 сантиметров в ближайшие 100 лет при потеплении на 2 – 4,5 градуса Цельсия. «Ученые пришли к выводу, что естественные колебания температуры выше, чем полагалось раньше; также возросла и неуверенность в точности исторических температурных данных». Это сегодня климатологи пользуются точными спутниковыми данными. Ранее точность наблюдений была гораздо ниже. Отсюда сложности в исторических сравнениях.

            Объяснить тенденции изменения климата на основе определенного фактора, например, эмиссии парниковых газов, формально невозможно. Поэтому такого рода объяснения полагаются на компьютерное моделирование. Они имеют большую долю допущений. В них не учитываются такие важные факторы, как солнечная активность, изменения в пользовании земли или влияние аэрозолей. На самом деле потенциал влияния аэрозолей на климат Земли в три раза превышает антропогенные эмиссии углекислого газа. Ученые еще только начинают изучать воздействие аэрозолей на продолжительность жизни облаков и на их способность отражать лучи солнца.

            До сих пор большой загадкой в изменении климата Земли остается солнце. Тропосфера становится теплее, влажнее и плотнее в ответ на разную интенсивность солнца. Данные четвертого доклада показывают, что солнечная активность сегодня является одной из самых высоких за последние 8000 лет. Она определяется по количеству пятен на солнце и по определенным изотопам. С 1700г. по настоящее время активность солнца росла. Чем выше активность солнца, тем холоднее климат. Как бы человечество не старалось, оно на эту аксиому даже десятью киотскими протоколами повлиять не может.

 

Количество пятен на солнце, единиц

годы

Источник: Independent Summary for Policymakers IPCC Fourth Assessment Report, Frazer Institute 2007

 

Наблюдения за факторами, которые могут влиять на изменение климата

 

Излучение, вызывающие изменения (Radiative Forcing - RF) является концепцией моделирования для суммирования климатических последствий разных изменений в природе. Оно не измеряется непосредственно и не относится к парниковому эффекту. В целом, у него очень слабая количественная проработка. Метод RF является концепцией, который берет начало со времени ранних исследований изменения климата. Он использует простые радиационно-конвективные модели.

В рамках упрощенных климатических моделей, предполагая, что можно сделать сравнение разных равновесных состояния климата, делается анализ. Само это допущение неверно, потому что такого понятия, как «равновесный климат» нет. Он не достигает некого гипотетического состояния равновесия для удобства исследователей, равно как и в экономике, концепция равновесия является чисто абстрактным приемом, а не реальным состоянием. Он отражает временные климатические изменения в ответ на внешние и внутренние изменения. Отношение между RF и временными изменениями климата не линейны. Чтобы оценить общий ответ климата на внешний фактор, необходимо оценить время эволюции, ее пространственную и вертикальную структуру. Только на основе RF нельзя делать оценку потенциального изменения климата, связанную с эмиссией, поскольку данный метод не принимает в расчет разную атмосферную жизнь агентов, вызывающих изменения (forcing agents).

            Измерение RF в Ваттах на квадратный метр (Watts/square meter) – это общепринятая договоренность, но сама RF не измеряет физическое количество. Она исчисляется при предположении линейных отношений между определенными климатическими агентами, вызывающими изменения (climatic forcing agents) и определенными средними показателями температурных данных. Разные процессы, которые модель RF пытается оценить, сами по себе имеют плохие количественные измерения. Наблюдаемое сокращение излучающего потока (radiative flux) для углекислого газа и метана в период 1970 - 1997 ассоциировались с изменением концентрации. Данное изменение было названо «усиленным парниковым эффектом» (enhanced greenhouse effect), но оно непосредственно не связано с концепцией RF.

 

Опасная метафора

 

По мнению экспертов, участвующих в исследовании Frazer Institute, термин greenhouse effect (парниковый эффект) является неудачной метафорой, потому что проводит параллель между механизмами, которые являются причиной потепления в реальной теплице и влиянием инфракрасных газов, таких как водяные пары и углекислый газ, на климатическую систему Земли. Эти два механизма сильно отличаются друг от друга. Использование метафоры «прячет» сложность нелинейных, динамичных процессов в климатической системе, а именно испарения, конвекции, турбуленции и других форм динамики атмосферных потоков, при помощи которых энергия перемещается от поверхности Земли. Упрощенные метафоры не могут быть основанием для прогнозирования существенного потепления поверхности земли из-за увеличения концентрации выбросов углекислого газа человеком.

 

Углекислый газ, метан, аэрозоли и солнца: слишком много белых пятен в науке

 

С начала 1990-х концентрация углекислого газа варьирует в пределах 0,5%. В течение 1970-х и 1980-ых данные колебания были в пределах 0,4%. Главными причинами изменения концентрации является сжигание топлива, производства предела, сжигание газа и в меньшей степени изменением порядка использования земли, как, например, дефорестацией. Деятельность человека добавляет около 7 гигатонн углеродного эквивалента в атмосферу каждый год. В 1990г. люди выбрасывали в атмосферу 6 гигатонн. Данные выбросы равны или немножко ниже темпов роста населения. Эмиссия углекислого газа на душу населения достигла пика в 1,23тонн в 1979г. С тех пор этот показатель чуть снизился. В 2003г. он составил 1,14 тон на душу населения. Анализ льда позволяет сделать вывод о том, что атмосферная концентрация CO2 на уровне 280 частей на миллион (parts per million (ppm) была постоянной на протяжении, как минимум, нескольких тысяч лет до середины 1800-ых. Это значит, что постиндустриальная аккумуляция составила около 100 ppm. В результате мы имеем сегодня уровень 380 ppm. Вариации в концентрации CO2 на протяжении последних 420 тысяч лет приблизительно следовали за антарктической температурой с типичным временным лагом в несколько столетий до одной тысячи лет. Т. е. концентрация углекислого газа в воздухе поднимается несколько столетий после повышения температуры.

            Атмосферное содержание метана (CH4) перестало расти в конце 1990-х и несколько снизилось в последние годы. Источники метана слабо изучены. Ученые не имеют четкой картины, описывающей взаимосвязь между повышением температуры и снижение концентрации метана.

            Исследования льда показывают, что в доиндустриальное время концентрация метана составляла около 700 (ppb) (частей на миллиард). Затем она увеличивалась на протяжении 300 лет, и сегодня составляет около 1,780 ppb. Считается, что источниками метана являются болота, производство риса, сжигание биомассы и жвачные животные. При повышении атмосферной температуры концентрация метана увеличивается. Концентрация газов Hydrochlorofluorocarbons (HCFCs) and Chlorofluorocarbons (CFCs) снижается. Другие инфракрасные газы (Nitrous Oxide (N2O) and Hydrofluorocarbons (HFCs) накапливаются очень медленно и не оказывают существенного влияния на климат.

            Ключевую роль в определении параметров климата земли играют аэрозоли. Взвесь жидкого вещества называется туманом. Взвесь твёрдого вещества называется дымом. Облаком называют аэрозоль и твёрдого, и жидкого вещества. Их влияние более чем в три раза превышает влияние антропогенной эмиссии углекислого газа. Однако их влияние и эмиссия мало изучены наукой. Совокупный непосредственный эффект Direct Radiative Effect от природных и антропогенных факторов оценивается в 5.3 Watts/m2, в то время как антропогенного фактора (эмиссия углекислого газа) в отдельности - 1.63 Watts/m2.

Чтобы правильно определить причинно-следственные связи, важно разделить значение природных и антропогенных факторов. При этом, как отмечают ученые, влияние аэрозолей таит в себе много загадок. Не изучены последствия формирования облаков, а также количественные параметры процесса их формирования и развития. Не изучены процесс взаимодействия аэрозолей и облаков. Аэрозоли могут оказывать воздействие на продолжительность жизни облаков и на их альбедо (отражательная способность). Принято считать, что облака способствуют охлаждению климата. Разные количественные оценки общего воздействия отличаются в 10 раз.

Тропосфера теплее и влажнее во времена солнечного максимума. Она становится плотнее в ответ на изменение солнечной активности. Активность солнца является очень высокой по меркам последних 8000 лет. Она определяется по количеству пятен на солнце, а до этого – по космическим изотопам. При этом ученым мало известно о причинах изменений солнечной активности. Хотя ультрафиолетовые лучи солнца являются лишь частью энергии, но излучение UV варьирует с разницей в один порядок. Сегодня на основании эмпирических и модельных исследований установлено, что изменение циклов солнца и излучения UV меняют концентрацию озона, температуру и ветровую матрицу. При высокой солнечной активности появляется сложная магнетическая конфигурация в гелиосфере, которая сокращает поток галактических космических лучей в атмосфере Земли. Ученым еще предстоит установить взаимосвязь между изменением солнечной активности и изменением климата. По мнению авторов доклада Frazer Institute, «в XX веке как солнечная активность, так и активность парниковых газов увеличилась. Поэтому нам чрезвычайно сложно точно определить влияние солнца на текущее состояние климата». Таким же мало изученным является влияние на климат изменение использования земли. Многие исследования демонстрировали, что городские поселения теплее, чем окружающая их сельская местность. Если эта гипотеза окажется правильной, то необходимо будет скорректировать текущие глобальные оценки потепления климата.

 

Компьютеры не заменят здравого смысла

 

Данные компьютерных климатических игр о предсказании климата, особенно на региональном уровне, не могут быть точными. Многие климатологи вообще ставят под сомнение выводы такого анализа. Ученые без помощи программного продукта установили, что «температурные колебания совершенно естественны, и мы все еще не знаем, до какой степени они вызваны деятельностью человека, и каков их эффект – отрицательный или положительный».

            Климат Земли является чрезвычайно сложной системой. За последние 200 лет климат в большинстве регионов мало изменился. «Проблемы измерения, включая недостаток данных и изменение способа использования земли, сильно затрудняют интерпретации этих данных». Другие, более надежные данные (от спутников, радиозондов, температура океана) показывают, что потепление идет гораздо медленнее. Изменения происходят в рамках естественных региональных колебаний. «Нет убедительных доказательств того, что в природе развиваются опасные, беспрецедентные явления».

Разные группы климатологов провели анализ аномальных температур и не установили существенных отклонений в сторону похолодания или потепления. В период 1979 – 2004 температура в нижнем слое атмосферы варьировала от 0,04 градусов за 10 лет до 0,2 градусов за 10 лет. Экстраполяция на столетие дает среднедекадное изменение температуры в промежутке от 0,14 до 0,58 градусов. Ученые не установили существенного потепления тропической тропосферы, которая составляет половину атмосферы земли. Если бы гипотеза о влиянии антропогенных парниковых газах была верной, следовало бы ожидать потепления именно здесь.

            Есть еще одно мало изученное явление – Гольфстрим. Ученые считают, что в течение последних 120 тысяч лет существует взаимосвязь между его интенсивностью и внезапными изменениями температуры на земле. Как океаны переносят тепло, с какой интенсивностью и когда выбрасывают в атмосферу углекислый газ, до сих пор остается загадкой. Однако экологов – алармистов это не смущает.

В исторической перспективе сегодняшние температуры не являются беспрецедентными. В течение последних 100млн. лет температура на Земле была выше, чем сегодня. Большую часть своей истории на Земле не было льда. 3 млн. лет назад климат был на 2 - 3 градуса теплее, чем сегодня. С другой стороны, ученые зафиксировали температуры в последний миллион лет ниже, чем сегодня. Продолжительные ледниковые периоды чередовались с короткими (промежутки между ледниками варьировали от 10 до 30 тысяч лет). Последний такой период длился со 129 до 116 тыс. года. Он был теплее, чем сегодня, а температура в Антарктике и Гренландии была на 4 – 5 градусов выше, чем сегодня.

            Последний ледниковый период начался около 116 тысяч лет назад и достиг своего максимума около 21 тыс. лет назад. Потепление началось в интервале 20 – 10 тыс. лет назад. При этом внезапные и сильные температурные колебания периодически имели место в течение последних 1000 лет. Так ученые зафиксировали драматическое потепление в Гренландии на 8 – 16 градусов в течение нескольких десятков лет. После этого похолодание шло гораздо медленнее. Еще один пример резкого изменения в природе – так называемое событие Хайнриха. Поверхность моря охлаждалась несколько тысяч лет, а потом всего не несколько десятилетий резко потеплела.

 

Температурные аномалии в период 1978 – 2006гг.,

отклонение от нормы в градусах Цельсия

Источник: Independent Summary for Policymakers IPCC Fourth Assessment Report, Frazer Institute 2007

 

У природы нет плохой погоды

 

Ученые считают, что гипотеза о том, что парниковые газы могут привести к значительному потеплению климата Земли с начала эпохи индустриализации, достойна внимания. Однако она не может быть доказана только при помощи формальных теоретических аргументов или компьютерных моделей. Те данные, которые сегодня имеются в распоряжении ученых, позволяют считать ее не доказанной.

Аргументы в пользу данной гипотезы основаны на компьютерном моделировании. На них нельзя делать научные выводы, тем более принимать решения по распределению ресурсов или бюджетных денег. Используемые сегодня модели не являются прямыми расчетами по жестким правилам физики. Они основаны на эмпирически приближенных, примерных данных о тех процессах, которые проходят в океане и атмосфере. В четвертом научном докладе об оценке изменений климата ООН, по мнению Frazer Institute, неопределенность будущих изменений климата остается таковой, что мы не можем сказать, в какой степени текущее потепление является результатом действия людей.

            Спутники ежегодно собирают данные об атмосфере. На их основании устанавливаются средние температуры. В зависимости от методики немного меняются результаты. В зависимости от предположений слегка меняются интерпретации. Спутники измеряют атмосферное излучение от двух слоев атмосферы, которые обозначаются, как T2 и T4. Излучение T2 преимущественно исходит от поверхности Земли и нижней части тропосферы, а T4 – от стратосферы. Средние значения температуры складываются из этих двух показателей. При этом делается предположение о композиции данной средней величины. Настоящие сочетание этих двух факторов неизвестно. Данные, получаемые из воздушных зондов, показывают минимальное тропосферное потепление. Температурные тренды, полученные на основании с 1979 при помощи спутников с нижних слоев атмосферы, показывают вариации от нуля до самых минимальных изменений в компьютерных моделях. В зависимости от калибровки инструментов, весов регионов в среднем показателе в период 1979-2004 изменения оценивают от 0,04oC/за декаду до 0.20oC за декаду. При экстраполяции на столетие получается от 0.14 до 0.58oC за декаду.

            Климат Земли изменяется под воздействием многих факторов как в атмосфере, так и в океанах, в криосфере и в биосфере. Ученые только начали изучать влияние океана на климат Земли. В Тихом океане доминирует Эль Ниньо и цикл El-Niño/ Southern Oscillation (ENSO) cycle. С 1900 г. температура поверхности моря с северной части тихого океана показывает потепление в периоды 1925-1946 и с 1977 по 2005. С 1850-ых изменения данного показателя имеют цикличность 65.75 лет. Особо теплыми были периоды 1860 - 1880 и 1930 – 1960. Мультидекадные температурные вариации в Атлантическом океане гораздо продолжительнее, чем в Тихом, при этом оба океана имели теплый период в начале 1940-х. Эксперты делают вывод, что «нет глобально последовательной модели в долгосрочных выпадении осадков». В период с 1950 по начало 1990-х наметился незначительный тренд к сокращению количества осадков, но потом он повернулся в обратную сторону. Выпадение осадков в Индии увеличилось в период 1901 – 1979, а потом сокращалось. В Австралии и в других регионах тренды варьируют и сильно связаны с Эль Ниньо.

            Точно также нет глобально последовательного тренда в снежном покрове и глубине снега. В северном полушарии снежный покров в апреле сокращался в период 1950 – 1970. Он резко пошел на убыль в 1980-ые, а с 1990г. незначительно вырос. В октябре вариации все это время были незначительными. В регионах севернее 55 широты осадки снега в последние 55 лет увеличились. Тренды и частотность обильных снегопадов варьирует в зависимости от региона.

            «Восприятие увеличения числа экстремальных погодных явлений потенциально объясняется увеличение эфирного времени на погоду и вниманием СМИ к этой теме. Данные об экстремальных погодных явлениях страдают отсутствием или недостатком исторических измерений, методической и технической неточностью измерений. Если, например, включить в анализ очень жаркое европейское лето 2003г. и представить температуру за декаду, то это будет экстремальное явление. Если же анализировать долгий тренд, то ситуация будет иной.

            «С 1970 года мы наблюдаем увеличение интенсивности тропических циклонов в обоих полушариях, но имеет место сокращение числа тропических штормов. Нет оснований говорить о четкой тенденции». Как мы говорили, Гольфстрим и глобальная система Meridional Overturning Circulation (MOC) также мало изучена. Тем не менее учеыне установили, что циркуляция меняется в годовом и декадном диапазоне, но четких доказательств общего ослабления циркуляции нет.

            Что касается уровня моря, то главный вопрос заключается в том, как адаптировать эти данные с движением уровня земли. Сегодняшние данные говорят о том, что средний уровень моря поднимается на 2 – 3 миллиметра в год. Данные приборов на уровне воды показывают, что средний уровень моря в период 1961 – 2003 поднимался на около 1,8мм в год ±0.5 mm. Спутники оценивают, средний уровень моря с точностью ±5 mm. В период 1993 – 2005гг., по данным спутников, уровень моря поднимался на +3.1 ± 0.8 mm в год.

 

Историческая перспектива

 

Несмотря на многочисленные алармистские выводы Межгосударственной панели по изменению климата ООН (IPCC) – «баланс показаний предполагает, что есть видимое воздействие человека на глобальный климат» (1995) – точных научных фактов, подтверждающих эту гипотезу нет. По мнению Т. Мура, данные статистики США не подтверждают гипотезу о потеплении климата. Морские записи Британии не установили значительного повышения температуры моря с середины 1800-ых. Рост температуры на 0,5 градусов Цельсия имел место преимущественно до 1940 года, до быстрого увеличения выбросов углекислого газа.

Во временной перспективе нескольких миллионов лет сегодняшние температуры не являются беспрецедентными. Большая часть времени в последние 100 млн. лет было значительно теплее, чем сегодня. Период около 50млн. лет назад был особенно теплым. В течение практически всей своей истории Земля была свободна ото льдов. Плиоцен (около 3млн. лет назад) – это самый последний период на Земле, когда температура была значительно выше ( на 2 - 3 градуса Цельсия).

            С другой стороны, температуры в последние 1 млн. лет (плейстоцен) температура была ниже, чем сегодня. Продолжительные ледниковые периоды сменялись короткими (от 10 до 30 тысяч лет) периодами потепления. Континентальные ледники покрывали большую часть Северной Америки, Европы и Азии. Причинами чередования ледников и межледниковых периодов является изменение орбиты Земли: прецессия, наклонение орбиты и эксцентриситет.

            Последний межледниковый период был теплее, чем климат сегодня (129000 - 116000 лет назад). В то время на Земле было больше льда и более высокий уровень моря. Значительная часть Гренландии растаяла. Возможно, льды Антарктики также сдвинулись. Прибрежные воды Тихого, Атлантического и Индийского океанов тогда были теплее. Данные исследования льда доказывают, что Гренландия и арктический климат был на 4,5 градусов теплее, чем сегодня. Продолжительность ледниковых периодов и и межледниковых периодов варьировала. Самые короткие продолжались только несколько тысяч лет, а самые блинные – около 30 тысяч лет.

            Сегодняшний межледниковый период (голоцен) начался около 11600 лет назад. Он уже длиннее многих аналогичных периодов. Самый последний ледниковый период начался около 116 тысяч лет назад. Он достиг своего максимума в период от 20 до 10 тысяч лет назад. Сегодняшняя конфигурация орбиты сравнима с конфигурацией на Стадии 11 ((420000 – 395000 лет назад), когда тоже был долгий межледниковый период.

            В течение ледниковых и межледниковых периодов имели место резкие изменения климата. Они характеризуются периодами изменения температуры на несколько градусов Цельсия и во временном промежутке гораздо короче 1000 лет. Внезапные температурные колебания были больше во время ледникового периода, чем во время теплого голоцена. Самое драматическое изменение было потепление климата Гренландии на 8 – 16 градусов за несколько декад. Охлаждение продолжалось несколько столетий. Еще одно событие носит имя Генриха (the Heinrich event). Поверхность моря охлаждается в течение нескольких тысяч лет, затем следует внезапное потепление в течение нескольких десятилетий. В конце последнего ледникового периода, когда климат потеплел и лед растаял, климат проходил через несколько фаз резкого холода (событие Younger Dryas и  the 8.2 kyr event). Льды Гренландии показывают, что изменения температуры здесь были резкими и глубокими. Ученые зафиксировали много локальных изменений, которые не имели глобального масштаба. Как подчеркивают авторы доклада Frazer Institute, «причины широкомасштабных, резких изменений длинной в столетие и больше не понятны».

 

Причем здесь человек?

 

Авторитетный российский экономист А. Илларионов пишет: «Температура на Земле подвержена циклическим колебаниям различного характера, интенсивности и длительности. С годовым ходом температуры знаком каждый. Меньше известны температурные циклы длительностью 11 лет, 60-70 лет, несколько сот лет, около тысячи лет, 20 тысяч лет, 40 тысяч лет, 100 тысяч лет (циклы Миланковича). Долголетняя температурная кривая напоминает спираль сложной формы. Поэтому линейная экстраполяция любого ее отрезка ведет к несуразностям. Заявлять о существовании долговременного однонаправленного тренда повышения температуры, опираясь на данные исторически сравнительно короткого периода, некорректно. Это все равно, что по данным февраля – апреля спрогнозировать повышение температуры в мае – июле. А, получив фактические данные, удостовериться в своей кажущейся правоте и торжественно провозгласить дальнейшее повышение температуры в оставшиеся месяцы года».

            Правота утверждения об антропогенном характере нынешнего потепления могла бы быть подтверждена и то только косвенно, доказательством того, что нынешняя температура находится на абсолютном историческом максимуме. Однако это не так. В геологической истории Земли температура бывала выше сегодняшней на 10-15

градусов. Даже в исторические времена климат планеты был теплее нынешнего. Десять веков назад в Скандинавских горах граница возделывания зерновых была выше современной. Две тысячи лет назад на Британских островах люди выращивали виноград. Только сейчас в результате таяния ледников в Альпах обнаруживаются остатки дорог, построенных там римлянами. Причем здесь промышленная деятельность человека? Поэтому в сегодняшнем состоянии климата нет ничего уникального, необычного, катастрофического.

Вопрос о повышении уровня океана остается предметом научной дискуссии. По одним оценкам уровень моря с 1900 г. повысился на 5-15 см, по другим – снизился на 2-3 см, по третьим – остался на прежнем уровне. Самые смелые прогнозируют его повышение на 30 - 50 см до конца ХХI века. За предшествующие 18 тысяч лет уровень мирового океана поднялся на 120 метров (в среднем на 70 см каждые сто лет). В течение пяти тысяч лет он повышался со средней скоростью 1,5-2 метра за столетие. Другими словами, подъем уровня моря тогда происходил в десять-двадцать раз быстрее, чем согласно максимальным оценкам для ХХ века, и вдвое - вчетверо быстрее, чем по наиболее радикальным прогнозам для ХХI века. Получается, что с антропогенной эмиссией углекислого газа повышение уровня моря если и идет, то медленнее, чем без нее.

Воздействия человека на климат рассматривается в рамках климатических исследований в разных моделях. «В среднем, модели, которые предполагают антропогенное воздействие на изменение климата, основаны на предположении, что только природные факторы практически не изменили бы климат в течение XX века и не были бы причинами глобального похолодания с 1979 года». Данные климатически модели не учитывают всех известных источников возможного влияния на климат. Тщательному изучению подверглись лишь парниковые газы, прямое солнечное воздействие, некоторые аэрозоли и действия вулканов. Большинство исследований исключает воздействие других факторов, которые потенциально имеют значительное воздействие на климат, особенно в региональном, но, возможно, и в глобальном масштабе. К таким факторам относится черный уголь в Южной Азии, использование земли. «Из-за неопределенности анализа, объяснение изменения климата деятельностью человека, в конечном итоге, является суждением каждого человека».

            Таким образом, нам нет никаких оснований опасаться глобальных изменений климата. Даже если они и происходят, то не из-за вредной деятельности человека, а по причине воздействия сил, которые выходят за рамки возможностей человечества. Оставим экологический алармизм для людей, которые не могут себя занять более научными и полезными проектами. Можем посочувствовать и даже посмеяться над теми, кто принимает угрозы сторонников глобального потепления серьезно. Они поступают, как экологи-экономисты в известном анекдоте. Физик, химик и экономист оказались на необитаемом острове. Есть им нечего. Вдруг волны выбрасывают на берег банку консервированного супа. Физик говорит: «Давайте откроем банку острым камнем». Химик предлагает: «Лучше разожжем костер и нагреем банку». Экономист-«зеленый» говорит: «Давайте лучше предположим, что у нас есть открывалка».

 

Глобальные источники и поглощение парниковых газов

(млн. тонн ежегодно)

Парниковый газ

Источники

Поглощение

Ежегодное увеличение газа в атмосфере

Природные

Антропогенные

Углекислый газ

555000

26300

570000

11470 – 12950

Метан

110 – 210

300 – 450

460 – 660

35- 50

Оксиды азота

6 – 12

4 – 8

13- 20

3 - 5

Источник: US Energy Information Administration  1996 – 1997 http://globalchnage.org

 

Изменение прогнозов от IPCC

Прогноз на 2100 год

Дата прогноза

Оценка потепления

Опубликован в 1990

5,8 градусов F

Опубликован в 1992

4.5 градусов F

Опубликован в 1995

3.6 градусов F

Источник: Thomas Gale Moore Climate of fear 1998

 

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 20 2017

20 инновационных идей. Для начала.

Александр Лукашенко опять требует от своей Вертикали новых, свежих идей. Это как требовать от «Запорожца» прыти «Мерседеса», как ожидать от старой клячи дерзости рысака. Вот…