Убеждение или принуждение?

Автор  12 февраля 2007
Оцените материал
(0 голосов)

Порой одна книга, или даже короткая, но аргументированная статья, способна изменить мировоззрение человека. Для христиан такая книга – Евангелие. Для радикалов-социалистов это – «Коммунистический манифест» Маркса и Энгельса. Для либертарианцев «судьбоносной» книгой можно назвать «Атлант расправил плечи» (Atlas Shrugged) Айн Ранд (Ayn Rand). Экономистам увидеть мир по-новому порой помогает «Человеческая деятельность» (Human Action) Людвига фон Мизеса (Ludwig von Mises).

Марк Скоузен - Президент Фонда экономического образования в Нью-Йорке.

Недавно я обратил внимание на одну из статей в книге британского философа, профессора Гарвардского университета Альфреда Норта Уайтхеда (Alfred North Whitehead) «Приключения идей» (Adventures of Ideas). Эта статья – она называлась «От принуждения к убеждению» - оказала на меня глубочайшее воздействие. Особенно мне запомнился один фрагмент на странице 83. Этот маленький отрывок трехсотстраничной книги совершенно изменил мою политическую философию.

Приведу его полностью: «Платон говорил: сотворение мира – это торжество убеждения над насилием... Цивилизация – это социальный порядок, поддерживаемый присущей ему силой убеждения, поскольку он воплощает благородную альтернативу. Применение силы, пусть и неизбежное – свидетельство несовершенства цивилизации: либо общества в целом, либо отдельных его членов... Сегодня взаимодействие между индивидами и социальными группами принимает одну из двух форм: принуждение или убеждение. Торговля – нагляднейший пример взаимодействия на основе убеждения. Война, рабство и государственное насилие – результаты торжества принуждения».

Концепцию профессора Уайтхеда, считающего, что в цивилизованном обществе убеждение торжествует над принуждением, стоит усвоить всем людям и государственным деятелям, не лишенным чувства гражданской ответственности. Она должна служить ориентиром, указывающим путь к политическому идеалу.

Позволю себе предложить всем новый политический критерий: именно торжество убеждения над силой – признак цивилизованного общества. Несомненно, с таким основополагающим принципом согласится большинство граждан, независимо от их политических убеждений.

 

Не торопитесь принимать законы 

 

Слишком часто законодатели, пытаясь решить ту или иную проблему, возникшую в обществе, прибегают к юридическому принуждению, а не к силе убеждения. Они чересчур торопятся принять очередной закон или нормативный акт, призванный бороться с последствиями глубоко укоренившейся социальной проблемы, вместо того, чтобы выяснить и устранить ее первопричину, для чего, возможно, необходимо, чтобы родители, учителя, священники и авторитетные общественные деятели убедили людей изменить свой образ жизни.

Слишком часто политики считают, что новые программы, финансируемые за счет увеличения налогов – единственный способ, позволяющий выплачивать пенсии, обеспечивать гражданам здравоохранение, образование и удовлетворять иные социальные нужды. «Люди просто не хотят сами оплачивать эти услуги», - говорят они – и принуждают платить все общество.

Судья Верховного суда США Оливер Уэнделл Холмс (Oliver Wendell Holmes) как-то заметил: «Налоги – это плата за цивилизацию». Но может быть, справедливо как раз обратное? Налоги – это плата за то, что мы не в состоянии построить цивилизованное общество. Чем выше уровень налогообложения, тем дальше мы от этой цели. Тоталитарное государство с системой централизованного планирования символизирует полное поражение цивилизации, а общество, построенное на доброй воле граждан – ее окончательную победу.

Так, законодатели, озабоченные проблемой бедности и низких зарплат, принимают закон о минимальной оплате труда и создают систему соцобеспечения, полагая, что это позволит искоренить бедность. Но бедность никуда не девается, потому что ее причина не в отсутствии денег как таковых, а в недостатке квалификации, доступа к капиталам, образования и желания добиться успеха в жизни.

Общество требует, чтобы всем детям было обеспечено образование, и государство обязывает всех детей посещать школу не менее десяти лет. Средняя школа Уинтер-Парк, где учатся двое моих детей, окружена сплошной оградой. Ученикам необходим письменный «оправдательный документ», чтобы покинуть ее территорию, и такое же объяснение, если они пропускают занятия. Во время уроков незапертыми остаются только одни ворота на школьный двор, и возле них постоянно дежурит охранник, следя за всеми, кто входит и выходит. Недавно во Флориде принят закон, предписывающий лишать водительских прав старшеклассников, если те бросают школу. Несомненно, утверждают его сторонники, уровень отсева в школах после этого снизится.

Однако, если вы загоняете одну проблему внутрь, это лишь порождает другие проблемы. Так, школьники, не желающие учиться, мешают заниматься другим. Законодатели забывают одну простую истину. Посещение школы и образование – не одно и то же.

Многие граждане из самых благородных побуждений выступают против дискриминации по расовому, религиозному или гендерному признаку при найме на работу, сдаче внаем жилья, в магазинах, ресторанах или клубах. Однако, вместо того, чтобы через школу, церковь и СМИ убеждать людей в том, что дискриминация неприемлема и безнравственна, парламентарии попросту принимают акты о гражданских правах, юридически запрещая дискриминацию, как будто ненависть тут же исчезнет, если объявить ее незаконной. Напротив, принудительная интеграция тех или иных групп зачастую усиливает неприязнь к ним. Никто не задумывался почему, несмотря на все законы, дискриминация остается серьезной проблемой нашего общества?

Или вот вопрос: не слишком ли тяжело американской промышленности конкурировать с японцами, немцами или бразильцами? Это поправимо, говорят конгрессмены – проблему можно решить очень быстро. Но они не пытаются убедить промышленников вкладывать больше денег в повышение производительности труда, и не голосуют за снижение корпоративных налогов. Они попросту вводят импортные квоты и высокие пошлины на иностранную продукцию, чтобы конкуренты «играли честно». Думаете, это сделает наши товары более конкурентоспособными и не позволит вытеснить американские компании с рынка?

 

Наркотики, оружие и аборты 

 

Употребление наркотиков создает в Америке проблемы? Так давайте законодательно запретим некоторые мощные наркотические вещества. Люди все равно их употребляют? Значит, надо увеличить численность полиции, чтобы призвать к ответу наркоторговцев и тех, кто покупает их товар. Вот и все решение. Беда в том, что подобные законы не затрагивают основу проблемы: для этого нужно выяснить, по каким причинам люди злоупотребляют наркотическими веществами, и найти способ, позволяющий им удовлетворять свои потребности, не разрушая здоровья. Объявляя определенные наркотические вещества вне закона, мы не думаем о первопричине роста злоупотребления наркотиками и алкоголем среди юношества и взрослых, и не учитываем пользу, которую приносят эти вещества в медицине. Я приветствую добровольные инициативы «снизу» по борьбе с этими серьезными проблемами – например, «безалкогольные» выпускные вечера в школах и организацию просветительских занятий о вреде наркотиков. Именно благодаря просветительской деятельности люди стали меньше курить; то же самое произойдет и с наркотиками, если их употребление будет рассматриваться как медицинская проблема, а не уголовное преступление.

Вопрос с абортами очень непрост – никто с этим не спорит. Чьи права должны пользоваться приоритетом – ребенка или матери? И когда начинается жизнь человека – при зачатии, или при рождении? Людей, придерживающихся консервативных политических взглядов, шокируют миллионы «узаконенных убийств» ежегодно происходящих у нас в стране и по всему миру. Как можем мы петь «Боже, благослови Америку» на фоне этой вакханалии смерти? Ответ, по мнению многих консерваторов, прост как дважды два – запретить аборты! Нужно заставить женщин рожать – пусть даже нежеланных детей - и дело сделано. Такое «быстрое решение», конечно, создаст видимость, будто мы преодолели склонность к «узаконенному геноциду». Но может быть, стоит сначала ответить на такие важные вопросы, как: «Почему аборты сегодня так распространены, и что сделать, чтобы не допускать нежелательной беременности?», и «Если нежелательное зачатие все же произошло, как убедить людей подумать об альтернативных решениях, например, отдать ребенка на усыновление?»

Другая тяжелейшая проблема нашей страны – преступность. В нашем обществе есть люди, выступающие за запрет пистолетов, ружей и другого огнестрельного оружия, или хотя бы жесткий контроль над его оборотом и регистрацию всех «стволов». Они считают, что это приведет к снижению уровня преступности. Можно решить проблему убийств и других насильственных преступлений, утверждают они, лишив людей доступа к орудиям убийства. Не будет огнестрельного оружия, не будет и убийств. Просто, не так ли? Однако речь идет опять же о симптомах: сторонников этой меры не слишком интересует другой вопрос – как сделать так, чтобы у человека в принципе не возникло желания прибегнуть к насилию в отношении других людей или стать преступником.

Не стоит парламентариям торопиться и с принятием законов, защищающих людей от них самих. Настаивая, что женщина имеет «право на выбор» в одной сфере, они отказывают мужчинам и женщинам в праве выбора во всех других. К сожалению, они не следуют принципу «семь раз отмерь, один раз отрежь». Водители не пристегиваются ремнями? Примем закон, предписывающий это в обязательном порядке. Мотоциклисты не надевают шлемы? Надо обязать их делать это. Мы заставим людей вести себя ответственно!

 

Не только свобода 

 

Как мы оказались в ситуации, когда законодатели считают нужным регулировать поведение людей «ради их собственного блага»? Зачастую виноваты в этом мы сами. Вывод ясен: если мы хотим сохранить ту индивидуальную и экономическую свободу, что еще осталась в нашей стране, нам следует вести себя ответственно – иначе у нас ее отнимут. Слишком многие сбиваются с пути, полагая, что свобода – это лишь право на безответственность. Они путают свободу с вседозволенностью, и воспринимают отсутствие запрета как руководство к действию. Раз у них есть право на аборты, значит надо делать аборты, раз наркотики не запрещены, надо их принимать, раз азартные игры не противозаконны, надо бежать в казино.

Профессор Уайтхед не случайно выбрал слово «убеждение», а не «свобода» в качестве основополагающего идеала цивилизованного общества. Понятие «убеждение» объединяет в себе свободу выбора и ответственность за свой выбор. Чтобы убеждать других, у вас должна быть собственная нравственная философия, представление о том, что хорошо, а что плохо, которым вы руководствуетесь в своих действиях.

Надо убеждать людей поступать правильно не по обязанности, а по доброй воле. Добрый поступок не приносит морального удовлетворения, если вас принуждают поступать правильно. Характер и чувство ответственности формируются тем, что человек добровольно отдает предпочтение правильному поступку, а не вынужден подчиняться предписаниям. Солдат будет выше ценить свою службу, если он пошел в армию по собственному выбору, а не по призыву. А старшеклассник никогда не поймет, какое это удовольствие – делать что-то во благо других, если участие в общественных работах становится обязательным условием для получения аттестата.

Конечно, в свободном обществе всегда найдутся люди, которые сделают неверный выбор, станут наркоманами и алкоголиками, откажутся надевать мотоциклетный шлем, получат увечье, дурачась с фейерверками, или бросят школу. Но это цена, которую мы платим за жизнь в свободном обществе, где люди учатся на собственных ошибках и пытаются сделать мир лучше.

В этой связи попробуем ответить на важнейший вопрос: «Могут ли в обществе существовать свобода и нравственность одновременно?» Ответ – конечно, да! И не только могут, но и должны – иначе рано или поздно мы лишимся и того, ни другого. Сэр Джеймс Рассел Лоуэлл (James Russell Lowell) как-то заметил: «Если мы будем защищать дураков от их ошибок, в конечном итоге мы получим планету, населенную дураками». Поэтому наш лозунг должен звучать так: «Мы учим вас правильным принципам, а своей жизнью вы распоряжаетесь сами». В отсутствие ответственности свобода ведет лишь к разрушению общества – это доказывает история Рима и других великих цивилизаций прошлого. Как заметил Алексис де Токвиль (Alexis de Tocqueville), «деспотизм может править без убеждений, а свобода – нет». В том же духе высказался и Генри Уорд Бичер (Henry Ward Beecher): «Люди, не умеющие управлять собой, не знают свободы». Стоит вспомнить и знаменитый риторический вопрос Эдмунда Берка (Edmund Burke): «Что есть свобода без мудрости и добродетели?»

Принимая очередной «социальный» закон, сегодняшние политические лидеры показывают, какого они низкого мнения о людях. Они уверены: если дать гражданам право выбирать, выбор, который они сделают, скорее всего будет неверным. Законодатели уже не думают о том, что людей надо убеждать: они считают необходимым силой навязывать общественности нужные правила – на острие штыка или под дулом пистолета, именем НС, КЦББ, УСН, УБН, УООС[1], или еще какой-нибудь неуклюжей аббревиатуры, символизирующей государственную власть.

 

* * *

 

[1] Автор перечисляет различные американские государственные органы - Налоговую службу (Internal Revenue Service), Комиссию по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission), Управление санитарного надзора за качеством пищевых продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration), Управление по борьбе с наркотиками (Drug Enforcement Agency), Управление по охране окружающей среды (Environmental Protection Agency).

 

Задача для всех, кто любит свободу 

 

На мой взгляд, сегодня все, кто любит свободу, должны подавать нравственный пример остальным. Наши идеи будут выглядеть куда убедительнее, если мы сможем сказать: да, мы поддерживаем легализацию наркотиков, но сами наркотики не употребляем. Мы выступаем за право на аборты, но сами, по доброй воле, от этого права отказываемся. Мы выступаем за право ношения огнестрельного оружия, но никогда не возьмем его в руки в противоправных целях. Мы считаем, что люди имеют право общаться с теми, с кем хотят, но сами отрицаем дискриминацию по любому признаку.

Подлинный дух свободы выражается фразой Вольтера: «Я не разделяю ваших взглядов, но отдам жизнь за то, чтобы вы могли их высказывать». Чтобы убедить других в преимуществах толерантного общества, мы должны занять нравственную позицию: «Нам может не нравиться то, что вы делаете, но мы будем до конца отстаивать ваше право это делать».

Одним словом, в обществе свободных, но ответственных людей мы должны отговаривать людей от зла, но не запрещать его. Мы должны разъяснять нашим детям и ученикам последствия злоупотребления наркотиками и других безответственных действий. Но если после этого они все же будут употреблять вредные для здоровья наркотические вещества – что ж, это их право. В свободном обществе человек имеет право как на правильные, так и на неправильные поступки, если это не угрожает правам и собственности других. Кроме того, такие люди должны испытать на себе последствия таких поступков, ведь только на собственном опыте они учатся делать правильный выбор.

Бороться с проституцией и порнографией следует за счет территориальных и возрастных ограничений этой деятельности, но не путем уголовного наказания или штрафов в отношении тех, кто занимается этим в частной обстановке. Если в вашем квартале открывается книжный магазин «для взрослых», и вам это не нравится, следует не бежать в полицию, требуя его закрытия, а пикетировать это заведение, чтобы у него было меньше покупателей. Если ваша религия запрещает нам делать покупки по воскресеньям, надо не «проталкивать» законы, запрещающие магазинам торговать в этот день, а просто не посещать их по воскресеньям. Если вам не нравится насилие и секс на телевиденье, нужно не писать жалобы в Федеральную комиссию по массовым коммуникациям, а организовывать бойкот продукции фирм, размещающих рекламу в таких передачах. Несколько лет назад круглосуточные магазины Seven Eleven прекратили торговать порнографическими журналами – не потому, что им это запретили законом, а потому, что ответственные граждане, объединившись, убедили владельцев отказаться от такой практики. Именно в подобных действиях проявляется подлинный дух свободы.

Сторонникам свободы следует также поддерживать институты, чья деятельность связана с убеждением – церкви, благотворительные организации, независимые фонды, частные школы и колледжи, а также частное предпринимательство. Они не должны отдавать образование, благотворительность и социальное обеспечение на откуп институтам, основанным на принуждении, например, государственным структурам. Просто платить налоги, участвовать в выборах, и считать, что ваш долг выполнен - для ответственного гражданина этого недостаточно.

Долг каждого, кому дорога свобода – убеждать всех, что наши проблемы следует решать методом убеждения, а не принуждения. Неважно, идет ли речь о внутренней или внешней политике: мы должны понять, что очередная норма регулирования или очередная война – не способ решения проблем. Принятие закона, затрагивающего внешние симптомы проблемы, попросту загоняет ее вглубь. Возможно, какое-то время «сор в избе» не будет виден, но это не заменит «генеральную уборку».

 

Свобода и закон 

 

Подобный подход не означает, что законы вообще не нужны. Люди должны иметь право действовать в соответствии со своими желаниями, но лишь в той степени, в какой эти действия не посягают на права других. Без законов и норм – например, тех же правил дорожного движения – свободное общество существовать не может. Необходимы жесткие законы против мошенничества, воровства, убийства, загрязнения окружающей среды, нарушения контрактов, и эти законы должны действовать эффективно – согласно классическому принципу о соответствии наказания тяжести преступления. Необходимо использовать всю силу закона, чтобы штрафовать виновных или сажать их за решетку, обеспечивать компенсацию пострадавшим и соблюдать права невиновных. Однако в этих юридических рамках мы должны обеспечить людям максимальную свободу выбора в мыслях и поступках, в том числе по отношению к самим себе – если это не наносит вреда другим.

Убедить общественность в том, что «убеждение, а не принуждение характеризует цивилизованное общество» будет непросто – это потребует долгого и кропотливого труда, но дело того стоит. Главное – убедительно раскрыть преимущества свободы, представлять людям факты таким образом, чтобы они осознали обоснованность наших аргументов, и развивать диалог с теми, кто не разделяет нашей позиции. Акцент следует делать на просвещении и убеждении, а не спорах и наклеивании ярлыков. Дело вот в чем: чтобы изменить поведение наших политических лидеров, надо сначала изменить тех, кто за них голосует.

 

В сокращенной версии

Первоначальная версия этой статьи была опубликована в журнале Liberty в сентябре 1991 г. В оригинале: Persuasion vs. Force by Mark Skousen

www.cato.ru

Другие материалы в этой категории: « Глобальное помутнение Глобальное помутнение »

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

мая 25 2017

Адвокаси Кэмп интеллектуальных и гражданских активистов 2017

Мир наизнанку. Параметры нового нормального   Аналитический центр «СТРАТЕГИЯ» Научно-исследовательский центр Мизеса Время: 21 июля (пятница) – 25 июля (вторник) 2017г. Место: комфортный пансионат на…