Итоги 2006 года

Автор  30 декабря 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Ярослав Романчук 

Общество, которое выбирает между капитализмом и социализмом,
не выбирает между двумя социальными системами.
Оно выбирает между социальной кооперацией и дезинтеграцией общества.
Социализм – это не альтернатива капитализму. Он является
альтернативой любой системе, в которой люди могут жить по-человечески.

Л. фонд Мизес, «Человеческая деятельность»

Ярослав Романчук       декабрь 2006
Экономический салон

ГРЕМУЧАЯ СМЕСЬ ЛЕВОГО КЕЙНСИАНСТВА И МАРКСИЗМА ВЫДЫХАЕТСЯ
Беларусь подтверждает все выводы австрийской теории

Только напыщенные педанты могут представить себе,
что существуют абсолютные нормы для того, чтобы сказать,
 что красиво, а что нет. На основании произведений прошлого они пытаются
 сделать кодекс правил, которому, по их мнению, должны
подчиняться писатели и художники. Однако гений
не сотрудничает с технократом и простым специалистом.
Л. фонд Мизес, «Теория и история»

Общество, которое выбирает между капитализмом и социализмом,
не выбирает между двумя социальными системами.
Оно выбирает между социальной кооперацией и дезинтеграцией общества.
Социализм – это не альтернатива капитализму. Он является
альтернативой любой системе, в которой люди могут жить по-человечески.
Л. фонд Мизес, «Человеческая деятельность»

Очевидно, что многие интеллектуалы завидуют высокому доходу
 зажиточных бизнесменов. Эти чувства склоняют их к социализму.
Они считают, что власти социалистического содружества будут
 платить им более высокие зарплаты, чем те,
которые они получают при капитализме.
Л. фонд Мизес, «Человеческая деятельность»

Почти все отцы социализма были представителями выше среднего класса или профессий.
Л. фонд Мизес, «Всемогущее правительство»

Правительство, которое намерено ликвидировать рыночные цены,
неизбежно идет по пути ликвидации частной собственности.
Оно должно признать, что не существует, среднего,
третьего пути между системой частной собственности
на средства производства в сочетании со свободой
заключения контракта и системой общественной собственности
на средства производства, т. е. социализм. Правительство в такой
 системе постепенно навязывает своей представление о производстве,
делает обязательным труд, вводит ограничения на потребление.
Л. фонд Мизес, «Теория денег и кредита»

Русская модель социализма является чисто бюрократической.
Все экономические предприятия являются департаментами
правительства, как элементы административной системы
армии или почты. Каждый завод, магазин или ферма находится
 в таком же отношении к органу централизованного
 планирования, как почтальон к начальнику почты.
Л. фонд Мизес, «Всемогущее правительство»

Когда человек говорит «социализм» или «планирование»,
он имеет в виду только собственную модель социализма,
 свой личный план. Таким образом, планирование не означает
готовность к мирному сотрудничеству. Оно означает конфликт.
Л. фонд Мизес, «Всемогущее правительство»

Главный недостаток капитализма - неравное распределение благ;
 главное преимущество социализма - равное распределение лишений.
Уинстон Черчилль

Беларусь является прекрасной площадкой для изучения теории социализма и практики ее реализации. Естественно, она не представляет собой чистый, pure case. В Беларуси наряду с марксистскими догмами реализуются основные рекомендации кейнсианской теории. Теоретиков белорусской модели не надо искать ни в коридорах власти, ни в государственных исследовательских и учебных центрах. Подавляющее большинство белорусских экономических witch doctors (этот термин использует Айн Рэнд для описания идеологов людей, которые в отношениях с другими делают акцент на использование физической силы и принуждения) в лице академиков, докторов и кандидатов экономических наук разделяют основные положения марксизма и кейнсианства, которые были придуманы и введены в научный оборот представители западных экономических школ.
Благополучные и богатые университеты США, Великобритании, Франции, Германии и Италии генерировали тысячи публикаций, выдвигали много гипотез и теорем относительно того, как и под каким соусом забрать деньги и ресурсы у одного человека и отдать их другому. Равенство, братство и справедливость, равновесие, оптимальное распределение во имя устойчивого развития, канализация инвестиций во имя ускоренного развития и полной занятости, нейтрализация или страхование монетарных, структурных и производственных рисков – во имя risk-free society, предотвращение экологических катаклизмов будущего за счет налогов и жесткого регулирования сегодня – все эти положения, теоремы и идеологемы используются белорусскими экономическими «шаманами». Они являются second-handers, т. е. вторичными интерпретаторами чужих идей, теорий. Будучи не в состоянии генерировать свои оригинальные теории и рекомендации по экономической политике, они стали интерпретаторами некого ограниченного количества идей и теорий, сознательно или часто по незнанию игнорируя наличие других идей и теорий, которые тоже были разработаны в западных университетах и мозговых центрах, правда, отличных от идеологического mainstream. Что поражает в белорусских экономических шаманах, так это их неспособность подвергнуть теоретическому тесту старинные догмы, их игнорирование даже элементарных наблюдений за тем, как работают системы, основанные на данных догмах и гипотезах.
 Марксисты ввели в научный оборот много абсурдов и мифов. Эксплуатация бизнесменом рабочего, непримиримые классовые противоречия, неизбежность социализма, трудовая теория ценности, неприемлемость частной собственности  - все это до сих пор не только принимается на чистую монету в белорусских кругах экономических теоретиков, но безраздельно доминирует в среде полисимейкеров. Против эксплуатации работает огромный пласт так называемого трудового законодательства, регулирование уровня доходов, в том числе прогрессивные налоги. Тезис о непримиримости классовых отличий находит отражение в жестком регулировании бизнеса, в необходимости пройти через сито регистрации, лицензирования, сертификации. Недоверие к частной собственности и классу эксплуататоров – вот идеологическая основа существующей системы проверок и штрафов, блокировки приватизации, недопущения в страну иностранных инвестиций и национализации, которая особенно интенсифицировалась в 2006году. Трудовая теория ценности находит свою воплощение в белорусской экономической политике в уравниловке доходов, принуждении частных компаний работать по одной тарифной сетке, в чрезвычайно высоких налогах и доле государства в ВВП, а также в сотнях госпрограммах, нацеленных на то, чтобы отдать рабочим в виде так называемых социальных благ то, что у них цинично  забирает бизнес-эксплуататор. Никто при этом не отмечает, что этот самый «эксплуататор» - это продолжение той же репрессивной государственной системы, которая еще никогда не нюхала настоящей открытой конкуренции и открытости.
 Все эти марксистские страшилки и мифы находятся в одном «хрустальном, хрупком сосуде» с не менее абсурдными и опасными кейнсианскими догами. И несут этот сосуд белорусские власти и номенклатура. Далеко не за бесплатно несут. Совсем даже не за бесплатно. Их интерес вполне обоснован и рассчитан: сначала перекачать деньги из экономики, монополизировав право распоряжения финансовыми и ресурсными потоками. Потом свалить всю вину за кризис на отдельных внешних и внутренних врагов, а потом под шумок спасения страны от нефтегазовой атаки, агрессивного запада прихватизировать себе самые лакомые куски собственности, говоря о неизбежности данного исторического этапа.
 Для того чтобы не допустить конкурентов к важной миссии перемещения «сосуда» во времени, белорусские полисимейкеры используют целый ряд стандартных уловок и идеологем, в том числе и из кейнсианского арсенала. Эффективным они приказали считать только государственные инвестиции. Причет в белорусской модели власти активно используют вклады населения в белорусских банках в качестве инвестиций для нереформированного госсектора. Тезис М. Кейнса о том, что сбережения не есть инвестиции, также нашел свое воплощение в белорусской экономической политике. Чтобы инвестиций хватало, к процессу активно подключился Нацбанк и Минфин. Они стали истинными кейнсианцами, осуждая «фетиш ликвидности».
Белорусские власти заблокировали развитие рынка труда, запретив предприятиям увольнять рабочих. Перед нами – реализация еще одной кейнсианской догмы – полной занятости, а также мифа о том, что богатство антисоциально, что труд является единственным источником ценности.
Реализуя свою концепцию эффективности, белорусские полисимейкеры взяли под свой контроль практически все стадии производства и реализации товаров и услуг. Следуя за Кейнсом, они считают предпринимателя паразитом на теле общества. Отсюда – попытка выполнять те функции, которые в капитализме выполняет предприниматель. Деловой климат Беларуси 2006г. – это продукт реализации марксистско-кейнсианских схем. Отдельные апологеты экономического шаманства утверждают, что они хотели нет так и не то. Однако за последние 12 лет их предложения отличались лишь по степени, интенсивности мер государственного интервенционизма. Они не касались фундаментов той системы, которую мы имеем в Беларуси в 2006году.
Беларусь еще раз опровергла целый ряд опасных заблуждений марксейнства (марксизма и кейнсианства или кейнсизма). Бюрократы, политики и чиновники – такие же люди, как и мы все. Т.е. они максимизируют свою полезность, движимы своими интересами. У их нет некого чипа благородства, порядочности или особого интеллектуального видения будущего. Поэтому любая система, в центре которой находится чиновник, распределяющий чужие деньги, особенно если она работает в системе политической, информационной и интеллектуальной монополии, обречена на коррупцию, бюрократизм, блокировку творчества, инновационности и прогресса. Все это в полной мере относится к Беларуси. Любая система, в которой блокируется институт динамичной частной собственности, обречена получить глубокие структурные искажения, перекосы на рынке труда, мисаллокацию инвестиционных ресурсов, т. е. создать риски для устойчивого развития и для благополучия людей. Этот вывод также в полной мере относится к Беларуси образца 2006г. Наконец, любая система, которая забирает от одних и дает другим, которая запрещает людям самостоятельно, на свой страх и риск вступать в добровольные контакты с другими на их условиях, не может претендовать на моральное превосходство, честность и порядочность.

Как судить об эффективности белорусской модели

Идеологи официальной модели поспешили заявить о создании так называемого белорусского экономического чуда. Чтобы доказать существование данного феномена, необходимо провести сравнительный анализ с четким соблюдением методологии. Чтобы адекватно провести сравнение, нам нужно сравнить состояние Беларуси образца 1994г. с состояние сегодня (РБ-94 против РБ-06). Это первая часть процедуры сравнения. Вторая, без которой адекватное, научно валидное сравнение невозможно, является сравнение Беларуси-94 с гипотетическим состояние РБ-06’, которое могло бы быть, если бы Беларусь проводила иную социально-экономическую политику, т. е. развивалась в парадигме капитализма.
«Чудесным» был бы такой результат, когда парадигма социализма дала бы гораздо лучший результат, чем гипотетическая капиталистическая (для сравнения можно было бы выбрать такие показатели, как ВВП на душу населения (по международной методике расчета), зарплата, пенсия, ПИИ на душу населения, количество новых рабочих мест, экспорт на душу населения, производительность труда, энергоэффективность, доля ВВП страны в мировом ВВП (торговле, ПИИ) качество госуправления, размер серой экономики, конкурентоспособность и т.д.). Можем ли мы сравнить реальную РБ-06 с гипотетической РБ-06’, чтобы сказать, что имело место чудо? Конечно, нет. «Отмотать» время назад, представить иной сценарий развития, как это было в известном фильме «Назад в будущее» невозможно, если вы не погружены в постмодернистские бредни и не злоупотребляете наркотиками, т. е. когда вам все можно, когда на вас не действуют законы Земли, анатомии и человеческой деятельности. Поэтому единственно корректное и валидное сравнение развития экономики Беларуси, как и любой другой страны, невозможно. Экономическая наука в отличие от естественных наук, работает совершенно по иной методологии. Здесь эксперименты, как в физике или химии, невозможны.
Есть еще один подход для оценки эффективности проводимой в Беларуси политики. При этом сразу оговоримся, что он не является научным, а всего лишь примером простого сопоставления исторических фактов, полученных из разных стран. Параметры развития Беларуси сравниваются с параметрами развития соседних стран или сопоставимых экономик. Наиболее близкими примерами являются соседние малые открытые экономики, прежде всего, страны Балтии или Польши. Такое историческое сопоставление опять же явно не в пользу Беларуси. Трудно найти те показатели, по которым Беларусь имела бы некие «чудесные» показатели. Поэтому даже по такой методике исторического сопоставления (а не научно корректного сравнения) белорусская модель не показывает неких феноменальных результатов. А ведь она работала во многом в феноменальных условиях: 1) огромный энергетический грант из России, 2) беспрепятственный доступ к российскому рынку и капитализация старых, производственных связей, особенно в период 1998 – 2005гг., сразу же после российского дефолта, 3) чрезвычайно благоприятная внешняя конъюнктура на металлы, удобрения и продукцию химической отрасли, т. е. те товары, производителем которых Беларусь была еще в рамках Советского Союза, 4) блокировка структурных реформ и «канализация» инвестиционных ресурсов в проекты, которые, по мнению полисимейкеров, обеспечивает оптимальное развитие и эффективное распределение.
В экономической теории нет положений, которые бы говорили о невозможности экономического роста в странах с административной плановой экономикой. Экономические субъекты – физические и юридические лица – вовлечены в процесс производства, потребления, сбережения и инвестирования. Поэтому, если нет нетто разрушения капитала, страна будет богатеть. Исторические сравнения показывают, что страны, которые выбрали политическую и экономическую свободы, т. е. капитализм, богатели быстрее, обеспечивали себе гораздо более устойчивую траекторию развития в долгосрочной перспективе. Беларусь, сделав выбор в пользу модели социализма, обрекла себя на рост издержек упущенных возможностей. Как только закончится текущий уникально благополучный этап бизнес цикла, эти издержки резко ухудшат условия работы экономических субъектов страны. Коррекция курса рискует стать системных кризисом. И тогда меры fin tuning окажутся явно недостаточными. Необходимо будет принимать пакет комплексный антикризисных мер. Есть основания полагать, что в Беларуси это случится уже в 2007 году, если угрозы России о переходе с Беларусью на рыночные условиях торговли по всем группам товаров, в том числе энергоресурсам, будут реализованы.

Главные нематериальные активы 2006 года

Основные тенденции экономического развития Беларуси в 2006г. были определены еще в конце 2005г. Тогда Россия согласилась еще на год продолжить предоставление Беларуси щедрого топливно-энергетического гранта размером около 13% ВВП. Тогда Кремль предпочел не обращать внимания на жесткий торговый протекционизм Беларуси, который, по оценкам российского правительства, составляет еще $2 – 2.5млрд. в год. Тогда В. Путин сотоварищи надеялись заполучить «Белтрансгаз», ввести российский рубль и даже подписать Конституционный акт на своих условиях. А. Лукашенко на 2006 год сумел монетизировать три важнейших для стабильности созданной в Беларуси социально-экономической модели нематериальных актива: клятвы славянской дружбы и братства, заверения о единстве белорусского и русского народов и, соответственно, внешней политики, а также жесткий антиамериканизм и риторику о превосходстве нашей духовной цивилизации.
Получить полное представление о происходивших в экономике Беларуси в 2006г. процессах без учета этих нематериальных активов невозможно. Они стали ресурсом, который для правительства стал важнее патентов для многих транснациональных корпораций. Чисто экономической логики явно не хватает, чтобы объяснить поведение России в этом уравнении обмена ресурсов. Тем не менее, факт остается фактом. Решения Кремля, принятые с подачи официального Минска, позволили Беларуси еще один год продемонстрировать быстрый рост ВВП, увеличить реальные денежные доходы, дотировать сельское хозяйство, вкладывать деньги в строительство, наращивать экспорт и увеличивать инвестиции.
О качестве основных экономических процессов правительство особо не задумывалось. Не было стимулов. Восторг от российского фактора был таким всеобъемлющим, что считать доходность инвестиционных проектов, оценивать эффективность бюджетных расходов, тем более создавать конкурентное поле и проводить структурные реформы никто не стал. В 2006г. правительство продолжало убеждать себя в том, что плановая экономика генерирует лучшие результаты, чем рыночная, что Минэкономики эффективнее в выборе инвестпроектов советов директоров тысяч частных предприятий, что для социальной стабильности и устойчивого развития совсем не обязательна либерализация цен, развитие малого бизнеса и привлечение иностранных инвестиций.
 Характеризуя экономические развитие стран, богатых природными ресурсами, особенно нефтью, эксперты склонны говорить о проклятии энергоресурсами. Это значит, что, получая огромный энергетический грант, правительство без усилий и реформ получает в свое распоряжение большие деньги. Несмотря на то, что в нашей стране нет своей нефти, мы продолжали оставаться под действием сильного энергетического сглаза. Весь 2006 год правительство продолжало думать и действовать ретроспективно, с оглядкой назад, с ориентацией на продолжение старых трендов. Политической воли для иного поведения, ориентированного на будущее без щедрого энергетического гранта, в 2006г. замечено не было.
Первую половину года власти были заняты президентскими выборами, вторую – дистрибуцией их плодов. Ни государственные предприятия, ни частный бизнес, ни домашние хозяйства не предъявили спроса на иную политику. Все оставались при своих интересах. Госпредприятия регулярно выбивали себе льготы и даже не успевали «канализировать» упавшие на них головы инвестиционные ресурсы. Защищенный от внешней и внутренней конкуренции, наслаждающийся дешевыми кредитными ресурсами и гарантированным сбытом на внутреннем рынке, крупный госбизнес безоговорочно поддерживал проводимую политику. «Мелкие» проблемы типа высоких налогов, дорогой бюрократии и непредсказуемо меняющегося законодательства большой белорусских бизнес воспринимает, как неотъемлемые издержки жизни под плотной «крышей» государства. Частный бизнес, особенно малый, проявил слабый интерес к вербализации своих интересов. Тем не менее, он представил первую в истории Платформу своего развития. Дело хорошее, но активная фаза диалога с правительством в 2006г. так и не наступила. В 2006г. количество антипредпринимательских нормативных актов, нарушений прав собственности, безумных штрафов от десятков контролирующих организаций, а также высота бюрократических преград оставались неизменными. Предприниматели не дождались снижения налоговой нагрузки или хотя бы облегчения бремени администрирования налогов. Их вес на рынке труда, в объеме производства ВВП и добавленной стоимости оставался на уровне, который позволяет чиновникам  игнорировать их политически и экономически.
 Домашние хозяйства, если и роптали и жаловались на плохую жизнь, то преимущественно на кухнях и неформальных вечеринках. Тарифы на ЖКУ им не подняли. Рынки и палатки, где можно купить товары подешевле, не закрыли. Свободу выезжать за рубеж и подрабатывать в серой экономике не ограничили. На этом фоне, пусть небольшое, но повышение зарплат и пенсий, пусть не высокооплачиваемая, но стабильная занятость, пусть не европейские, но чистые и безопасные улицы городов превратили домашние хозяйства в инертных граждан, но все более активных консумеров.
 Таким образом, власти сумели укрепить еще один важный для созданной им системы нематериальный актив. Его можно сравнить с тем, что в бизнесе называется good will, Ограниченность запросов, терпение людей и их толерантность к растущей, не подконтрольной ни парламенту, ни гражданскому обществу власти номенклатуры – это не менее важный ресурс белорусской неоплановой экономики и ее относительной устойчивости, чем российский энергетический грант. В 2006г. синергия этих двух факторов производства лучшей жизни в Беларуси позволила властям еще больше уверовать в правильность своего стратегического выбора. Поэтому публично громко и с пафосом была принята программа третьей пятилетки. А вот в кулуарах чиновники госструктур и работники аппаратов министерств и ведомств все чаще шептались о том, что не за горами кризис жанра. Экономического, социального и корпоративного. Однако знающие люди в 2006г. не предпринимали никаких попыток хоть как-то подготовиться к новому внешнему контексту 2007г. Таких приказов им никто не давал, а охоту самим проявлять инициативу у них отбили давно. Поэтому на фоне угрозы разрушения двух важнейших нематериальных активов мы наблюдали увеличения рисков сбоя административной системы из-за отсутствия координации деятельности десятков министерств и ведомств.

13 номинаций 2006 года

Мы решили повести итоги года путем представления номинантов и победителей в 13 категориях. 2006 год был последним годам весьма благоприятного, во многом уникального состояния бизнес цикла. На фоне более чем 5-процентного роста ВВП мира, более 6-процентного роста переходных экономик региона Беларусь была обречена на повышение уровня жизни, рост валового продукта, экспорта и инвестиций. Уходящий год был годом тотального перераспределения, консумеризма и бума госинвестиций. Голова болела не от недостатка денег, а от того, куда их быстро потратить. Да так, чтобы никто не догадался, что речь идет об инвестициях по схеме Буратино: «Зарыл – и забыл».

Крылова читать надо было

В 2006 году власти так до конца и не решили, что им нужно от этой жизни: единение с Россией в обмен за дешевые энергоресурсы или полноценная независимость, но с рыночными ценами на газ и нефть. Правительство продолжало работать, свято веря в то, что такой дилеммы для них не существует. Отсюда и поведение Минфина, Минэкономики и отраслевых министерств. Приказа адаптироваться к новой ценовой ситуации не поступало. За экономию бюджетных ресурсов по головке никто не гладил. Иностранных инвесторов привлекать не велели. Выход на рынки стран ЕС отложили – надеялись, что политика строительства «дальней дуги» поможет. Т. е. Венесуэла, Иран, Куба и Китай в рамках нового социнтернационала дадут нам денег, нефти и инвестиций. Обещали – вот и ждем, радуясь росту надоев молока, яйценоскости кур и урожайности сахарной свеклы.
Главное было выполнить 16 прогнозных показателей: сделать вал, отчитаться за инвестиции, накрутить торговый оборот – в общем, показать положительную динамику всего. Формально с такой постановкой задачи Совет Министров справился. Справился так, что последние недели года приходится работать за полночь. Государственные мужи настолько увлеклись составлением планов на третью пятилетку, написанием десятков долгосрочных программ на каждый случай жизни, что забыли уроки из басен Крылова. С. Сидорский сотоварищи, как те пресловутые стрекозы лето красное пропели, проели, прогуляли – и вот зима катит глаза. Зима не только астрономическая, но и энергетическая и внешнеэкономическая. Как и десять лет назад все взоры обращены к А. Лукашенко. Он, как гарант, столп и ствол, тщательно созданной им же вертикали выступает кредитором последней надежды такой разгульной жизни. Ругал, причитал, иногда выгонял с работы, иногда сажал за решетку – но роль гаранта для номенклатуры выполнял исправно. Имея в лице олигархов и их политических протеже России своих кредиторов последней надежды, А. Лукашенко продолжал монетизировать обещания союза, славянской дружбы и исторического братства.
В 2006 году система дала сбой. Сначала ушло доверие. За ним – надежда. Пока не последняя, но восстановить блаженство 2002 – 2006гг. стало практически невыполнимой задачей. В. Путин и его власть не согласны со своей ролью. Белорусская номенклатура, полностью войдя в понравившуюся роль стрекозы, тоже не хочет становиться муравьем, тем более в российском муравейнике. Вот и затрясло систему. В 2006г. эту дрожь смогли уловить только те, кто близок к реальным полисимейкерам. В следующем году круги от сильно брошенного в воду белорусской стабильности камня (цены на газ и нефть), быстро разойдутся по всей стране. То, что за единственным исключением ни один орган госуправления не выступал за создание эффективных механизмов антикризисного реагирования, является одним из главных итогов 2006г. Выйти из круга блаженного потребления, из жесткой клетки старой структуры производства и занятости, освободиться от идеологических догм и политической корректности белорусские власти не смогли. Не хотели и даже не пытались узнать, как. Однако незнание не освобождает от ответственности. Новый год нельзя отменить указом – он все равно придет. Экономические законы – они как Новый год. Если ты их игнорируешь, если ты их проспал, это не значит, что жизнь стоит на месте, что тебе удалось заморозить время.

1. Лучший орган государственного управления 2006

В данной категории очень сложно было выбрать номинантов. Проводить прагматичную политику, основанную на здравом смысле в рамках Вертикали невозможно. Реальной независимостью от главы государства у нас не облагают ни законодательные, ни судебные, ни тем более исполнительные органы власти. Министерства и ведомства, отвечающие за выработку экономической политики, действуют по принципу «чего изволите». Обладать правом голоса можно только тогда, когда ты попал в поток мыслей главы государства. Так получилось, что Петр Прокопович попал. Не потому, что он с А. Лукашенко разделяют подходы по монетизации экономики, роли денежного мультипликатора и операций на открытом рынке. Просто у главы Нацбанка  - полный ноль политических амбиций, 100% лояльности А. Лукашенко и редкая по нашим временам способность слушать умных людей. Результатом такой комбинации является превращение Нацбанка в наиболее прогрессивный орган государственного управления. Именно он стал единственным номинантом и победителем категории «Лучший орган государственного управления». Эксперты АЦ «Стратегия» выделили его за «предсказуемость монетарной политики, достижение параметров относительной стабильности национальной валюты, ликвидацию золотой акции в банковской сфере, активные попытки рационализации экономической политики».

2. Худший орган государственного управления 2006

Номинантами в данной категории стали Министерство по налогам и сборам, администрация президента Республики Беларусь и Министерство финансов. Многочисленные опросы бизнеса показывают, что проблемы налогообложения являются самыми острыми для отечественного бизнеса. Такой же точки зрения придерживается Всемирный банк, который два года подряд считает белорусскую налоговую систему самой плохой в мире. Минфин является хранителем фискальных традиций старой советской системы. Он является основным мотором перераспределительных практик, институциональным и творческим тормозом процесса либерализации и адаптации страны к вызовам и реалиям XXI века.
Попадание администрации президента в данный список тоже не случайно. Этот орган выполняет, по сути дела, функции правительства. Он отвечает за выработку единой стратегии и тактики поведения власти, за координацию действий министерств и ведомств. «Разделяй» у администрации президента получилось, «властвую» - тоже. А вот с последовательностью и координацией ничего не получилось. Межведомственная конкуренция стала настолько интенсивной, что госслужащие разных органов власти начали переходить на личности и относиться к своим коллегам с соседних министерских зданий, как к представителей конкурирующих группировок.
Минфин стал наихудшим госорганом за «непредсказуемость, сложность, запутанность налогового законодательства и чрезмерную налоговую нагрузку; неготовность представить реалистичные параметры фискальной политики Беларуси без российского энергетического гранта, за нарушение межгосударственных соглашений с Российской Федерацией по разделу нефтяных пошлин». В конце года он так и не смог представить сколь-нибудь реалистичный бюджет страны с поправкой на газо-нефтяные перипетии.

3. Скандал года

Номинантами на самый большой скандал года стала 1) деятельность ЗАО "БКК" и РУП ПО «Беларуськалий», 2) создание и развитие Фонда национального развития и 3) ситуация с экспортом сахара и «сладкая» торговая война с Россией. Калийные удобрения традиционно считаются одной из самых сильных позиций нашего экспорта и экономики в целом. В результате изменения схем экспорта калийных удобрений наш калийных флагман начало лихорадить. При устойчиво высоком спросе на данный товар и растущих ценах загнать «Беларуськалий» в такое положение могли только очень легкомысленные решения. За три квартала экспорт калийных удобрений в стоимостном выражении сократился на 13.4%, в физическом – почти на 20%. В результате экспорт нашего калийного достояния едва не превысит $1млрд., как это было в прошлом году. Планировали получить на $100млн. больше, получим, как минимум, на $50млн. меньше. Скандал!
 Сахарная эпопея доказывает, что стандартны внутренней экономической политики опасно применять на внешних рынках. Нельзя экспортировать больше, чем производишь. Проворачивать такие операции может некая мелкая фирма-однодневка, но возводить это в ранг государственной политики – скандал.
 Победителем данной номинации стало создание и развитие Фонда национального развития. Решение о его создании было принято незаметным указе президента № 637 от 28.12.2005. Тогда мало кто предполагал, во что обернется операция по передаче бюджету прибыли предприятий. Вначале думали создать небольшой фонд в размере около $30млн., то к концу 2006г. Фонд разросся до около $600млн. Такими темпами в Беларуси в 2006г. ничего больше не росло. Правительство просто изымало прибыль предприятий, игнорируя бизнес планы и инвестиционные программы. Просто взяли и забрали. Потому что сильные и можем. Платежи в данный фон иначе, как дополнительными налогами рассматривать нельзя. Есть причины беспокоится о судьбе наших нефтепереработчиков, когда для того же «Нафтана» отчисления увеличиваются с Br24млрд. до Br449млрд. Скандал года за «грубое нарушение прав собственности юридических лиц, введение фискальных норм задним числом, неадекватные меры по противодействию новой энергетической политике России, наказание за высокорентабельную работу, т. е. за корпоративный успех».

4. Событие года

Номинантами на титул «событие года» стали 1) президентские выборы, 2) конфликт с ЕС по лишению Беларуси торговых преференций, 3) провал внешнеэкономической концепции «далекой дуги». Отмена торговых преференций с ЕС назревала давно. Решить спор с достаточно договорной ООН и МОТом было достаточно просто, но не было политической воли. В результате мы еще больше интенсифицировали режим самоизоляции.
Предчувствуя изменения нефтегазовой политики, эмиссары из белорусского МИДа бросились по всему миру искать субституты. Венесуэла, Азербайджан, Иран, Куба, Китай – везде были, везде пили представители нашей власти, но нефть и газ как текли, так и текут только из России. Не получилась ни дуга. Не сложилась геометрия внешней политики. Зато в кармане у России и многих правительств других стран по отношению к претензиям наших властей на дешевый газ и нефть, уже четко сформировалась другая фигура, всего из трех пальцев.
 Победителем категории стали президентские выборы 19 марта 2006г. за «сохранение основных параметров системы жесткого административного планирования и регулирования, усиление самоизоляции, вне ВТО, партнерских отношений ЕС и ключевыми международными организациями, истощение ресурса особых «союзных» отношений с Россией и рост напряжения в торговле с Россией». Шанс в очередной раз капитализировать политический капитал в капитал экономических реформ был упущен. Новые - старые, уже изрядно потрепанные лица возглавили все те же структуры. Кадровый голод грозит анорексией всей системе государственного управления. Вместо лозунга «дружим со всеми», белорусские власти продолжили политику после президентских выборов «воюем против всех». Опасно, недальновидно и чрезмерно затратно. Платить будем мы все.

5. Лучший законодательный акт года

Хороших нормативных актов в 2006г. было очень мало. Даже к трем номинациям есть серьезные претензии, но на фоне пустословия тысяч постановлений, распоряжений и инструкций эти три документа положительно выделяются. 1) Постановление Совмина от 1 сентября 2006 г. № 1120 «О внесении изменений в постановление Совета Министров Республики Беларусь от 2 ноября 2005 г. № 1221» изымает из более старой версии о лицензировании розничной торговли слова «удельного веса товаров отечественного производства в общем объеме товарооборота розничной торговой сети». Это значит, что отныне требовать наличия 70% товаров местного происхождения в киосках, палатках, магазинах и гипермаркетах больше нельзя. На шестнадцатом году независимости наше правительство, наконец, решило восстановить в стране единое экономическое пространство. Похвально и главное вовремя. А то была не единая страна, а 118 районных феодальных угодий (столько в Беларуси районов). Поэтому данное постановление выигрывает за «интенсификацию процесса восстановления единого экономического пространства в Республике Беларусь, попытку ограничения силы бюрократии отраслевых министерств и местных органов власти, поддержку динамичных белорусских производителей, работающих на внутреннем рынке».
Второй номинацией является декрет президента № 6 от 10.04. 2006 «О внесении дополнений и изменений в - Декрет Президента Республики Беларусь от 16 марта 1999 г. № 11» «Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования». Ввели принцип «одного окна». Регистрация стала быстрее, дешевле, но никак не проще. Дно окно оказалось с многими дверями, доступ к которым все также жестко регулируют чиновники-шлагбаумы. Могут запрещать, могут миловать – указ их полномочии практически не ограничил.
 Третий номинант - указ № 151 от 15.03.2006 года «О внесении изменений и дополнений в Указ Президента Республики Беларусь от 15 ноября 1999 г. № 673» «О некоторых мерах по совершенствованию координации деятельности контролирующих органов Республики Беларусь и порядка применения ими экономических санкций». Приятно, когда, хотя бы на бумаге говорится об адекватности штрафов наказанию, что вводится понятие незначительных нарушений, но на практике плановые поступления по штрафам так никто не отменил. Судиться с проверяющими все равно убийственно для предприятия. Зато по указу № 151 можно хотя бы спорить начать. По крайней мере, самым смелым.

6. Худший законодательный акт года

Номинантов на худший законодательный акт года было очень много. Тем не менее, тройка номинантов определилась так. Первым идет пара указов, которые были приняты одним залпом. Это Указ № 70 от 3 февраля 2006 г. “О мерах по упорядочению учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов с хозяйственными и иными постройками в сельской местности” и Указ № 87 от 7 февраля 2006 г. «О некоторых мерах по сокращению не завершенных строительством незаконсервированных жилых домов, дач». Данный документ является вопиющим нарушением прав собственности. Вместо развития рынка земли, капитализации земельных участков и поддержки фермерства, белорусские власти продолжают действовать, как комиссары по программе продразверстки и коллективизации.
Вторая номинация - указ президента № 538 от 28.08.2006 «О мерах по финансовому оздоровлению убыточных акционерных обществ». Для восьмидесяти двух ОАО приказано передать акции за долги, т. .е за полгода рационализовать очень многие заводы и фабрики. По раздачу попали такие организации, как Брестский электроламповый завод, Гомельский подшипниковый завод, Борисовская швейная фабрика, «Камволь», «Ковры Бреста», «Сукно», «Гомельпласт», «Гомельдрев», «ФанДОК», «Минскпроектмебель» и многие другие.
Третий номинант - Постановление Совета министров № 1091 от 28.08.2006 «О внесении изменений и дополнений в постановление Совета Министров Республики Беларусь от 8 августа 2005 г. № 873 и признании утратившим силу постановления Совета Министров Республики Беларусь от 17 ноября 2004 г. № 1453 (№ 873 «О прогнозах, бизнес-планах развития и бизнес-планах инвестиционных проектов коммерческих организаций, находящихся в ведении или входящих в состав республиканских органов государственного управления, иных государственных организаций, подчиненных Правительству Республики Беларусь, облисполкомов и Минского горисполкома». Интеллектуальную поддержку в трудные времена приказано искать только в строго отведенных местах. Никакой несанкционированной помощи по типу «сдыхать будем, но идеи частников не возьмем. Нельзя».
 Победителем стал Указ президента № 538 за «создание искаженной системы стимулов для руководителей предприятий, блокировку института банкротства, грубое нарушение прав собственности и лишение предприятий корпоративной самостоятельности, контрпродуктивный, бесперспективный способ инвестиционной политики и реструктуризации». Правительство предпочитает тратить деньги на дотации и субсидии, чем раскрепостить механизм банкротства. Какое может быть банкротство в системе «разумной» социально дезориентированной экономики?

7. Главный бенефициар года

Одним большим бенефициаром созданной системы является номенклатура, но в ней есть свои лидеры. Среди них в 2006г. выделялись 1) Белгоспищепром, 2) убыточные, неплатежеспособные промышленные предприятия и 3) Минсельхозпрод. Сотни предприятий получали самые разнообразные формы помощи. Им списывали долги, давали инвестиционные ресурсы, обязывали потребителей покупать только белорусское и только от них. Несомненным победителем является Минсельхозпрод – за «беспрепятственное, многолетнее лоббирование интересов аграрного сектора за счет других отраслей экономики и потребителей, отождествление в восприятии полисимейкеров интересов аграрного лобби и интересов Республики Беларусь, создание системы жесткого протекционизма как по отношению внутренним, так и внешним конкурентам». Аграрное лобби не только убедило А. Лукашенко заставить прибыльные предприятия взвалить на себя бремя в виде убыточных с/х предприятий, но также закачать триллионы рублей в проект-профанацию «Агрогородки». Потратить на все это около $5.5 – 6млрд. и получить на выходе около $300млн. прибыли всего сельского хозяйства – это уникальный расклад. Его может «пробить» только главный бенефициар года.

8. Жертва (страдалец) года

Среди экономических жертв белорусской политики были выбраны три номинанта. Первый - индивидуальные предприниматели. Им обещали, по меньшей мере, не ухудшение условий работы. Как водится в играх с государством, обещания быстро были забыты. Их место заняли идентификационные марки, двойной НДС на ввозе, подвешенное состояния торгующих парфюмерией и никаких поблажек по аренде. Указ № 285, который легализует нынешний статус ИП, за неделю до окончания года еще не подписан. Жизнь стала настолько «веселой», что директора госпредприятий в погоне за выполнением плана по увеличению числа ИП, дают деньги своим подчиненным, чтобы те формально регистрировались индивидуальными предпринимателями.
 РУП ПО «Беларуськалий», оскандалившись связью с «Белорусской калийной компанией», не сумел набрать тех оборотов, которые были бы возможны без вмешательства государства в экспорт и продажи на внутреннем рынке, тоже стал одним из номинантов на жертву года. Однако он явно проиграл третьему номинанту – «желающим приобрести жилье». «Чрезмерный рост цен на рынке недвижимости, высокие правовые, финансовые и административные издержки при строительстве жилья, жесткое ограничение входа на рынок строительных услуг, отсутствие современных институтов финансирования строительства жилья, дороговизна кредитных ресурсов» - вот главные причины тому, что средний белорусов должен работать около 25 лет, чтобы купить среднюю двухкомнатную квартиру в Минске.

9. Тенденция/тренд года

Безвозмездная национализация стала первой тенденцией – номинантом в данной категории. ОАО «Мотовело», ОАО «Минскоблхлебопродукт», ОАО «Стеклозавод ”Неман», ОАО «Минский подшипниковый завод», ОАО «Городейский сахарный комбинат», ОАО «Жабинковский сахарный завод», ОАО «Новогрудский маслодельный комбинат», ОАО «Красносельскстройматериалы», ООО «Мозырский НПЗ плюс», ОАО «Белсолод» и десятки других предприятий были принуждены к проведению операции «долги взамен за акции». Вместо того чтобы на руинах старых государственных предприятий советского образца создать новые, современные производства на базе новейших технологий, правительство пытается в очередной раз налить старое вино в новые бутылки.
Ухудшение условий для привлечения инвестиций – это вторая номинация в данной категории. И без того реакционный инвестиционный климат получил еще один нормативный удар в виде поправок в инвестиционный кодекс. Отменена норма о неизменности в течение 5 лет белорусского законодательства в сторону ухудшения. Иностранные инвесторы лишены права самостоятельно определять цены на свою продукцию и распределять валютную выручку. Это значит, что иностранцам разрешено реализовывать свои бизнес планы только в доле с государством. Причем эта доля каждый раз может меняться в зависимости от пожеланий вышестоящего начальства.
 Третьим номинантом и победителем в данной категории стал тренд надувания белорусского денежно-кредитного пузыря. Речь идет об очень мягкой кредитно-денежной политике государства, резком увеличении денежной массы (около 60% за 2006г.), кредитов (за 10 месяцев – на 38%), а также финансовой поддержки правительства банкам и реальному сектору. Нацбанк хотел бы ограничить скорость денежного печатного станка, противодействовать «голландской» болезни, но ни Минфин, ни тем более отраслевые министерства не могли ему это позволить. В результате белорусская экономика стала похода на большой финансовый пузырь с Br7.3трлн. депозитных ресурсов населения (на 01.10.06) и очень высокими рисками девальвации и инфляции в результате шока внешней торговли. Поэтому данная тенденция стала победителем за «искусственное стимулирование внутреннего спроса, в том числе административное повышение доходов, низкую финансовую и платежную дисциплина у промышленных и аграрных организаций, их беспрепятственный доступ к дешевому кредиту и субсидиям бюджета, канализацию средств населения в банках в коммерческие проекты с высокими рисками и низкой рентабельностью».

10. Неожиданность года

Номинантами в данной категории стали 1) открытие сборочного производства «Саманд», 2) признание бесперспективности проводимой политики: откровения руководителей государства и правительства и 3) рост количество семей, состоящих на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Если исключить военный компонент сделки с Ираном, остается большой загадкой, почему из целого ряда перспективных автомобильных компаний мира правительство Беларуси выбрало сомнительный иранский проект с двигателем «Пежо» и ценой около $12.5тыс. Ни тебе инновационности, ни новых возможностей экспорта, ни новых заказов для белорусских заводов. Неожиданно и, по большому счету, бессмысленно.
 Удивила жилищная политика правительства. С каждым годом власти отчитываются за ввод в строй 3 – 4 млн. м2 жилья. В данный сектор закачиваются миллиарды долларов, а очередь на улучшение жилищных условий в 2006г. выросла более чем на 40 тысяч человек. Мы строили, строили, строили – и вот до чего достроились.
Третьей номинацией, которая и стала победной, стало признание бесперспективности проводимой политики в откровениях руководителей государства и правительства. Победа присуждена за «конфликт слова и дела, противоречие между декларациями и проводимой политикой, бессилие и растерянность перед лицом острых проблем реструктуризации и адаптации экономики к рыночным условиям, неадекватные меры во внешнеэкономической сфере по нейтрализации потенциального внешнего энергетического шока и диверсификации структуры производства».
Вот лишь несколько примеров: вице-премьер В. Семашко: «Флагманы белорусского производства, за исключением БелАЗа, до сих пор достигают увеличения собственного производства еще за счет тех фондов, которые остались со времен Советского Союза». С. Сидорский проговорился: «Сегодня у нас нет эффективных проектов, под которые мы можем взять инвестиционные ресурсы иностранных кредитных линий… У нас нет готовых проектов ни у отдельных предприятий, ни в отраслевых министерствах». Глава государства также был откровенен: «Мы только тогда чего-нибудь стоим, как государство, если все эти быки, коровы, гайки - шмайки будут нацелены на человека. А в остальном – все к черту- весь этот металл, колеса и машины, если человеку это не приносит пользу!» И еще раз А. Лукашенко: «Из-за бессистемного подхода мы плодим иждивенчество и бесхозяйственность».

11. Бизнес перспектива года

На фоне инвестиционного разгулья и беспредела в государственном секторе приятно отметить трех номинантов в категории «Бизнес перспектива года». ОАО «Савушкин продукт» стал одним из самых узнаваемых белорусских брэндов как на внутреннем рынке, так и в России. Занять более 4% рынка Москвы и Московской области – это достижение, которое имеет хорошие перспективы.
Белорусско-австрийское СЗАО «Стеклозавод Елизово» также радует динамичных развитием. Старинный белорусский завод в партнерстве с австрийским капиталом вовремя уловил рост спроса на стеклянную тару. Он резко увеличил объемы производства и не забыл обзавестись необходимыми международными сертификатами качества.
 Продолжает радовать шоколадных гурманов и акционеров руководство СОО «Первой шоколадной компании». Изделия под брэндом «Идеал» были отмечены самыми высокими призами на международных выставках. «Идеал» смог бы завоевать гораздо большую нишу на внутреннем рынке, не будь вредных административных барьеров. Победителем среди трех достойных проектов стало акционерное общество «Савушкин продукт» за «адекватную стратегию развития и продвижения торговой марки, высокое качество товаров, готовность к открытой конкуренции на рынке стран ЕС».

12. Потребительский казус года

Данная категория является новогодней. Она является результатом внимательных наблюдений за белорусской экономикой. Номинантами являются: 1) снижение в 83 раза производства напитков винных виноградных и в 71 раз напитков винных плодовых. Это – начало новой жизни? Или формирование европейского сообщества в Беларуси? 2) аристократическая тенденция, приведшая к приросту продаж коньяка на 59%. 3) Уникальный прирост покупок рыбных консервов на 42.3% (что продолжается последние годы) при повышении реальных доходов в этом году на 17.3%.
 Победителем стал стремительный рост продаж коньяка. Именно этот напиток предпочитают довольные представители номенклатуры. Их советские водочные предпочтения явно меняются. Не слишком ли рано начали праздновать свои достижения чиновники и их партнеры  бизнесе?
 Среди других интересных казусов 2006г. есть и такие ,как синхронный прирост продажи одежды на 26.7% и стирального порошка на 28.9% при снижении покупок стиральных машин на 17.7%, одновременное снижение продаж телевизоров, холодильников и стиральных машин (от 7 до 21%), снижение покупок крупы, макарон, растительного и животного масла и увеличение потребления мяса (+13.4%), сыров (+12.8%), прирост покупок алкоголя на 19%, а соков на 26%, синхронизация потребления безалкогольных напитков (+20.7%) и бензина (+21%), синхронизация прироста покупок мыла и шампанского (+14%).

13. Производственный казус года

Административная экономика находится в режиме ручного управления. Поэтому в ней легко можно найти много разных курьезов. Три номинанта на самый большой производственный казус года были выбраны 1) рост прибыли ЖКХ в 2.63 раза при рентабельности реализованных услуг в 2.8%, что является чемпионским показателем среди всех сегментов экономики. В секторе связи прибыль выросла всего на 56%, торговли на 58%, 2) Повышение среднемесячного удоя молока от одной коровы за 5 месяцев (июнь – октябрь) с 2020 кг до 3490 кг, что вызвало демпинговый энтузиазм у российского молочного лобби. 3) Прирост себестоимости строительства на 30.2% в течение года, что свидетельствует о растущих аппетитах строительного лобби. ВВП за это же период вырос всего на 9.7%. Победителем в данной категории стал рост прибыли ЖКХ в 2.63 раза при рентабельности реализованных услуг в 2.8%.
 Среди других казусов отметим следующие: достижение 98.7% предприятий сельского хозяйства состояния прибыльности, что является абсолютным рекордом страны. Аналогичные показатели для промышленности составляют 76.7%. к концу 2006 года более прибыльной отрасли, чем аграрная, в стране не имеется. Достижение уровня рентабельности реализованной продукции в организациях и предприятиях связи в 46%, что является рекордным показателем страны. Могилевская область превратилась из традиционно депрессивного региона в самый эффективный регион страны, где всего 9.7% предприятий являются убыточными. В 2006 году – это новый рекорд страны. Наконец, рост иностранных инвестиций до агрегированного уровня в $2.8 миллиардов иностранных инвестиций в реальный сектор экономики. Так обсчитаны все привлеченные денежные потоки. При этом чистое поступление прямых иностранных инвестиций составило всего $32.8 млн. Почувствуйте разницу. С Новым годом!

Две главные угрозы 2007 года

По планам правительства на 2007г. номинальный ВВП в Беларуси превысит Br92трлн. По сравнению с планируемым исполнением 2006г. он увеличится на 18.8%. Темпы изумляют. Не меньше, чем предположения, на которых они основаны. Первым фактором риска для столь оптимистического прогноза является инфляция. Темпы роста в среднем за год всего на 8% возможны только при определенных обстоятельствах: относительно жесткая монетарная политика Нацбанка, устойчивый рост спроса на деньги, щедрая валютная выручка, продолжение тренда роста депозитов населения и сохранение внушительных сумм Минфина на депозитах. В 2007г., по меньше мере, половина этих факторов будет отсутствовать.

Угроза инфляции

В 2006г. темпы роста рублевой денежной массы (М2) составят около 60%, депозиты населения увеличатся на 45 – 48%. Существенно вырастет объем валютной выручки. За три квартала 2006г. экспорт превысил $14.7млрд. Только стоимостной объем экспорта минерального топлива по сравнению с тремя кварталами 2005г. вырос в 1.5 раза или на $2млрд. Общий объем экспорта товаров этой группы превысил $6млрд.
Сохранить эти тенденции в ситуации новых цен на нефть и газ будет крайне сложно. Правительство попытается компенсировать бюджетные потери за счет ресурсов Нацбанка. Тот будет упираться, потому что снижать стоимость кредитов (ставка рефинансирования должна упасть до 7- 9%), сохранять высокие ставки по рублевым депозитам и одновременно увеличивать объем новых, бесплатных денег госбанкам и правительству невозможно. Благодаря своей команде П. Прокопович разочаровался в экономической магии, но исход борьбы за низкую инфляцию Нацбанка с Совмином в следующем году далеко не так однозначен. Совмин и администрация президента будут ногами и руками упираться, чтобы повысить облагаемый налогами фонд зарплаты на 17.3%. Он должен составить Br32трлн. Об усилиях по обеспечению аналогичного роста производительности труда ни законе о бюджете, ни в Основных направления денежно-кредитной политики нет ни слова. На карту поставлено будущее всей белорусской модели развития. Что победит, политическая корректность или здоровый прагматизм, не знает никто. Судя по той реакции, которую мы наблюдает от властей в конце года, есть основания для серьезных опасений по поводу реалистичности планируемых темпов роста инфляции. И не только инфляции. Власти ввели некий особый режим секретности при обсуждении будущих параметров экономической политики. За этим они скрывают растерянность и элементарное незнание того, как выходить из создавшейся ситуации. Чтобы предотвратить разнобой в оценках, А. Лукашенко, очевидно, распорядился всем просто-напросто замолчать. Разговоры и комментарии таким образом остановить можно, а вот инфляцию – нет.
В 2007г. высоки риски того, что на рынке новые белорусские рубли не будут находить нужного количества товаров и валюты. Поскольку Беларусь за газ и нефть будет платить гораздо больше, а достаточного объема внутренних ресурсов у нее для компенсации потерь нет, значит, люди и организации будут сокращать свой потребительский и инвестиционный спрос. Т. е. на покупку других товаров и услуг денег будет меньше. Значит, сохранить темпы роста производства, особенно в промышленности и сельском хозяйстве, будет невозможно. Для многих предприятий сохранить рост и не впасть в рецессию будет проблематично. Еще проблематичнее будет для населения сохранить уверенность в выгодности рублевых вкладов. На смену глубокому удовлетворению может прийти не менее глубокое разочарование, потому что один из основных источников удовлетворения – дешевые российские энергоресурсы – иссякнет.

Угроза девальвации

Еще менее реалистичными являются предположения правительства на 2007г. по динамике курса белорусского рубля. При верстке бюджета Минфин исходил из того, что курс нашей национальной валюты к доллару США на конце 2007г. составит 2180, а в среднем за будущий год будет Br2160 за $1. Если не будет сильной девальвации доллара, то выполнить этот прогноз при складывающемся сальдо торгового и платежного баланса будет практически невозможно. Ни одна стране в мире за всю историю наблюдений еще не переживала такого шока внешнеторгового баланса, который предстоит пережить Беларуси, если газ нам будет по $200 и нефть – с экспортными таможенными пошлинами. Правительство пытается делать вид, что ничего не происходит. На самом деле, происходит очень многое. Даже если наши переговорщики каким-то чудом уговорят Россию на дележ экспортных пошлин в отношении 70 (РФ):30 9РБ) и продадут 50% «Белтрансгаза» за $2млрд., то все равно о стабильности курса последних трех лет можно забыть.
Если за три квартала 2005г. сальдо торгового баланса составляло всего минус $91млн., то в этом году оно увеличилось до $1.4млрд. В отношениях с Россией этот показатель вырос с $2.9млрд. в 2005г. до $4.86млрд. в этом. В 2007г. ситуация грозит резко ухудшиться. Вполне предсказуемо существенное сокращение экспорта, как следствие - валютной выручки. Мощного притока иностранных инвестиций не прогнозирует даже по-поттеровски оптимистичный МИД. Собственно, и некуда эти деньги привлекать. Приватизация в 2007г., если судить по закону о бюджете, не предусмотрена. Финансовые рынки на базе государственных ОАО и РУП также не создашь. Валютных запасов Нацбанка на один месяц импорта не хватит. На эти деньги также рассчитывать нельзя. Даже насильно изъятая прибыль самых рентабельных предприятий в фонд национального развития поможет протянуть разве только первый квартал. Поэтому риск снижения общего торгового сальдо до минус $3.5 - 4млрд. к концу 2007г. и до $6 - 6.5млрд. с Россией – это реальность, которая делает девальвацию неизбежной.
Прогнозам Совмина и Нацбанка об очень мягкой девальвации доллара (Br2180 за $1 в законе о бюджете и Br2090 – 2200 за $1 в основных направлениях денежно-кредитной политики, Br77,7 – 84,3 – 1 RUR) едва ли суждено сбыться. Исходя из этого, Беларусь, как никогда в последние пять лет, стоит перед реальной угрозой роста инфляции и девальвации белорусского рубля. В результате темпы роста реального ВВП только в результате корректировки на эти два явления окажутся, как минимум, на 4 – 6 процентных пункта ниже, чем запланировал Минфин в законе о бюджете.
С учетом всех экономических и внешних факторов даже удержать рост ВВП в пределах 0 - 2% (если Россия не отменит вывозные таможенные пошлины на сырую нефть для Беларуси, и мы будет платить за газ $200 за 1000м3) будет очень проблематично. С другой стороны, как бы не закончились переговоры с Россией по поставкам энергоресурсов, все равно внешнеэкономическая конъюнктура на наши товары в 2007г. ухудшится. Поэтому рост ВВП с $36.1млрд. в 2006г. до $42.6млрд. в 2007., доходной части консолидированного бюджета с $17млрд. в этом году до $18.7млрд. в 2007г., и расходов бюджета с $17.5млрд. до $19.4млрд. представляется нереалистичным. Тем более что правительство громогласно заявляет о снижении налоговой нагрузки.
В ситуации роста цен на энергоресурсы и при сохранении требований увеличения объема всех основных инвестиционных программ государства эти декларации кажутся такими же пустыми, как и все предыдущие годы. В 2004г. расходы консолидированного бюджета планировались на уровне 43.6% ВВП, а получилось – 44.7%. В 2005г. декларировали, что будет 46.2%, а вышло 48%. В 2006г. прогноз был на 47.6%, а по факту будет 48.5%. При такой кредитной истории и складывающейся ситуации верить в снижение расходов бюджета в следующем году до 45.4% ВВП нет оснований. Налоговая нагрузка может быть меньшей не оттого, что правительство целенаправленно и сознательно решило облегчить жизнь бизнесу, а потому, что коммерческим организациям рассчитываться с государством будет все труднее.
 Таким образом, основные документы, которые уже приняты властями страны – закон о бюджете, Основные направления денежно-кредитной политики в 2007г., 16 прогнозных показателей макроэкономического зиждутся на очень зыбкой почве. При любом раскладе Беларуси осталось максимум три года до того момента, когда Россия сама перейдет на мировые цены на топливно-энергетические ресурсы. К тому времени эксперты предсказывают очередное падение цен на нефть, что вообще снимет вопрос о мировых ценах на газ и нефть. Везде они будут примерно одинаковыми. Так не лучше ли готовиться к ним в режиме системных рыночных реформ, а не елозить, юлить и в очередной раз пытаться разыграть партию славянской дружбы, единства и единого государства? Так оно честнее и стратегически выгоднее для Беларуси. С другой стороны, белорусское руководство не так боится России, как своего народа. Объяснить людям, почему белорусские рубли стали стоить меньше и почему они теряют на депозитах, будет очень сложно. Скрыть правду тоже не удастся. Как только мы увидим на рынках, стадионах и людных местах валютчиков, можно смело утверждать, что процесс разложения белорусской плановой системы вошел в завершающую стадию

 

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!