Мозговые центры и бизнес ассоциации: естественные партнеры.

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Независимые научно-исследовательские центры (мозговые центры) и ассоциации частного бизнеса, являются новыми общественными институтами. Их появление стало возможным после начала системных реформ, отказа от тоталитарного государства и прекращении действия монополии одной структуры в политике и экономике. Развал централизованной системы принятия решений создал нишу для развития частного бизнеса с одной стороны и научного, экспертного плюрализма с другой. Ассоциации частного бизнеса появились как институты лоббирования интересов новых коммерческих структур. Они были призваны сформировать отношения между властью и бизнесом и продвигать идеи частной собственности, рынка, экономической свободы и ответственности. Еще одной важнейшей задачей было формирование позитивного имиджа нового частного бизнеса и организация диалога «бизнес – общество».  

    Появление мозговых центров также стало следствием демонополизации белорусской науки, аналитической и исследовательской деятельности. Политическая и правовая либерализация, плюрализм позволили людям с отличными от официальных взглядами объединяться в центры, институты или фонды. Их задачами были поведение глубокого анализа происходящих в стране политических, социальных и экономических процессов, оценка старых и адаптация новых теорий и методик, выработка рекомендаций для полисимейкеров, написание концепций, программ и стратегий в сфере проведения структурных и системных реформ. На этапе становления мозговые центры не могли производить полноценный коммерческий продукт, поэтому вынуждены были получать финансирование в виде грантов. Постепенно независимые эксперты формировали рынок интеллектуального продукта, который все чаще находил спрос среди деловых структур. Разработки по формам, методам и содержанию системных трансформаций, развитие плюрализма в сфере экономической науки, выработка альтернативных государственным программ, законопроектов и концепций – так проходило самоутверждение мозговых центров.
    Таким образом, бизнес ассоциации и мозговые центры появились в результате начала системных общественных и экономических трансформаций. Динамика их развития, содержание и формы работы, взаимоотношения с властями было, разумеется, разным. На первом этапе не могло быть и речи о тесном взаимодействии. Слишком разными были весовые категории. Они развивались независимо друг от друга, предлагая для власти различные рекомендации и способы решения возникающих проблем. Поскольку бизнес развивался гораздо более быстрыми темпами, имел больше связей с органами госуправления, то его рекомендации имели для дисижнмейкеров гораздо больший вес, чем предложения мозговых центров. Наличие финансовых ресурсов у бизнеса, копирование западной модели взаимоотношений между властью и бизнесом (преимущественно по форме) поставило деловые ассоциации в куда более привилегированное положение по сравнению с мозговыми центрами. Это справедливо как для стран ЦВЕ, так и для Беларуси и большинства стран СНГ.
    Когда первая волна энтузиазма и оптимизма после инициации реформ прошла, когда стало очевидно, что «невидимая рука» рынка сама по себе не начнет работать, если ее не впускать в экономику, не создать соответствующей законодательной базы, не сформировать важнейшие институты рынка и систему мотиваций и ответственности, возникли первые признаки моральной опасности (moral hazard). В обществе начала формироваться стойкая неприязнь к богатым, к бизнесу, к предпринимательству в целом. Это было следствием выбора неудачных и даже вредных для делового сообщества форм взаимодействия с властью.
Бизнес ассоциации использовались многими бизнесменами в качестве каналов для контактов с исполнительной властью. Полноценная работа по созданию благоприятного делового климата, по развитию предпринимательства, свелась к участию членов ассоциаций в заседаниях различных комитетов и комиссий, продвижению интересов отдельных фирм в сделках с властью (квоты, госзакупки, аренда помещений, приватизация, распределение финансовой помощи и т.д.). По сути дела, бизнес ассоциации помогали номенклатуре превращать страну в типичный интервенционизм с большим влиянием олигархов на содержание проводимой экономической политики.
    Поскольку бизнес ассоциации говорили о рынке, частной собственности, либерализации и реформах в целом, то их позиция и воспринималась, как интеллектуальная, системная поддержка транзитивных процессов. Многие полезные советы от бизнес ассоциаций на микроуровне (в сфере бухучета, налогообложения, лицензирования, сертификации, внешней торговли, регистрации) создавали иллюзию того, что это и есть системный, комплексный подход к реформам. Это и есть путь к созданию рыночных институтов и механизмов. И правительство, и бизнес ассоциации испытывали острый дефицит в той сфере, которую самым общим словом можно назвать транзитологией. Речь идет о науке, которая изучает способы, методы и парадигмы перехода от централизованной плановой экономике к рынку.
Бизнес ассоциации и правительство видели отдельные деревья, но не видели леса, т. е. общей картины сложной системы взаимоотношений между формальными и неформальными институтами общества, бизнеса и власти. В самом начале реформ мозговые центра были слишком слабыми и малоизвестными, чтобы оказать некое существенное влияние на ход выработки экономической политики на государственном уровне. Спрос на интеллектуальную поддержку был, но он удовлетворялся, в основном, за счет советов от бизнес ассоциаций (мы говорим о новых структурах. Разумеется, все старые экономические центры, академии наук, университетские кафедры, работали с властью). Это была одна из самых существенных ошибок первого этапа переходного периода.
    Выход из этой ситуации в разных странах проходил по-разному. В одних (Литва, Польша, Словакия) мозговые центры быстро набрали институционального и общественного веса. Их сотрудники начали активно привлекаться не только в качестве консультантов и разработчиков программ и рекомендаций, но также в качестве самих дисижнмейкеров исполнительной власти. Институционализация мозговых центров создала необходимый плюрализм в сфере экономической теории и ее применения на практике. Монополия старой промарксистской школы ушла в прошлое. При этом деловые ассоциации также видоизменили свою деятельность, превратившись в реальные центры по защите и продвижении предпринимательства, идеологии партнерства государства и бизнеса, по оказанию своим членам целого ряда услуг.
    Ситуация в Беларуси пошла совершенно иным путем. После политических перемен 1994 года деловые ассоциации начали терять свои позиции во власти, потому что сильно изменилось само отношение власти к предпринимательству. Более важной причиной было то, что власть выбрала совершенно иную стратегию развития. Поскольку на тот момент деловое сообщество не сумело (по объективным и субъективным причинам) сформировать благоприятное, позитивное отношение к  частному бизнесу, то процесс маргинализации бизнес ассоциаций шел достаточно быстро. Мозговые центры не заняли серьезные позиции в иерархии принятие решений на государственном уровне. Поэтому новой белорусской власти не составило большого труда ликвидировать слабые институты рынка и направить страну обратно в прошлое, т. е. к жесткие рамки парадигмы сильно централизованной плановой экономики.
    Сегодня деловые ассоциации и мозговые центры как бы заново открывают себя. Опыт деятельности, накопленные знания как в рамках самих структур, так и в обществе в целом позволяет избежать ошибок первого этапа трансформаций. Приходится проводить активную работу для завоевания ниши в структурах гражданского общества. В рамках авторитарного государства, в атмосфере жесткого давления на частный бизнес сложилась весьма благоприятная ситуация для создания партнерства мозговых центров и деловых ассоциаций. Они имеет большой потенциал для взаимного усиления и достижения своих стратегических целей.

Разные функции мозговых центров и деловых ассоциаций

О пользе деловых ассоциаций для конкретных компаний и предпринимателей мы здесь говорить не будем. Они добровольно образуют организацию, платят взносы, участвуют в совместных мероприятиях – степень ее полезности определяется самими участниками. Мозговые центры имеют принципиально иные цели и задачи. Во-первых, они анализируют причины создания ситуации настоящего. Точное определение причинно-следственных связей, характера взаимодействия основных институтов и акторов, оценка полных (монетарных и немонетарных) издержек и выгод, а также описание непреднамеренных последствий принимаемых решений важны для выработки адекватных, качественных рекомендаций, создания проектов законов и программ. Во-вторых, мозговые центры делают сравнительный анализ как теорий, так и экономической политики в разных странах в разные промежутки времени. Здесь важно отделить действие универсальных экономических законов от неких специфических особенностей той или иной страны. Выполнение данных задач явно выходит за рамки устава деловых ассоциаций.
В-третьих, мозговые центры предлагают сценарий развития будущего. Причем эти сценарий выходят не только за рамки одного предприятия или сектора, но и даже за рамки чисто экономических взаимоотношений. Выработка конкретных предложений в сфере экономической политики (монетарная, фискальная, институциональная, социальная, административная и т.д.) основывается как на знаниях уровня отдельных предприятий и предпринимателей, так и секторов и характера формальных и неформальных институтов. Конечно, мозговые центры могут выполнять и много разных других задач (анализ состояния и динамики конкретного сектора экономики, методы приватизации или качество корпоративного управления, режимы обменного курса и налогообложения и т.д.).
Выполнение этих основных функций предполагает знание 1) экономической теории, 2) многообразия экономического инструментария и способов его применения, 3) методов оценки эффективности принимаемых решений. 4) взаимосвязей между макро- и микроуровнем. Для мозговых центров, действующих в сфере экономического анализа и консалтинга, очень важно понимать суть таких явлений и процессов, как инфляция, девальвация, дефицит торгового и платежного баланса. Взаимосвязь между кредитно-денежной и бюджетно-налоговой политикой в краткосрочном и долгосрочном периоде, воздействие определенной политики не только на одну, а на все группы населения, динамика торгового режима, параметров социальной политики – все это важно знать для мозгового центра, который занимается системным анализом и претендует на нишу в разработке стратегии развития страны в целом и создания благоприятного делового климата в частности.
Дело в том, что экономические явления между собой настолько сильно переплетены и взаимосвязаны, что изучение только одной узкой сферы, игнорируя остальные, может привезти к некачественным рекомендациям и сильным искажениям экономической политики в целом. Предпринимателю совсем не надо углубляться в суть явления «инфляция» или «девальвация», разбираться в нюансах координации монетарной и фискальной политики. Это функция мозговых центров, занятых в сфере социально-экономического анализа. Они представляют системные решения для экономики в целом, в то время как деловые ассоциации, по своей природе, занимаются гораздо более узкими вопросами. Даже подход к анализу и  реформированию, к примеру, делового климата, у них разный. Предприниматели через деловые ассоциации говорят о множестве мелких проблем в области регистрации, лицензирования, получения разрешений или кредитования. Они ведут нескончаемый диалог с исполнительной властью по поводу бухгалтерского учета, налогового администрирования, проверок, штрафов, растаможки или получения разрешений. Оно и понятно. Именно из этих мелких «кирпичиков» складывается деловой климат. Именно эти «мелочи» увеличивают прямые и косвенные издержки ведения бизнеса.
Совместные комиссии правительства и бизнес ассоциаций работают стандартно в заданных рамках. Они редко генерируют принципиально новые решения, не проводят ревизию самих рамок. Это как раз функция мозговых центров. Вместо того, чтобы предлагать десятки поправок к порядок выдачи лицензии или сертификации импортных товаров они предлагают решения, основанные на системном подходе, с учетом природы человека, существующих институтов и природы власти. По крайней мере, качественные рекомендации должны основаться именно на таком анализе.
Бизнес ассоциации традиционно занимаются поведением семинаров, круглых столов, разного рода встреч деловых кругов, т. е. оказывают своим членом. Мозговые центры традиционно занимаются системным анализом, продвижением определенных идей, среди которых важное место занимают идеи свободного рынка и торговли, партнерства бизнеса и государства, бизнеса и общества. Бизнес ассоциации едва ли привлекут бизнесменов на семинар, посвященный функциям государства. Мозговые центры едва ли должны проводить семинары с налоговой инспекцией по поводу того, как уплачивать НДС при торговле с Россией. Менеджеры деловых ассоциаций с трудом убедят своих членов изучить опыт системных трансформаций в разных регионах мира в разные исторические периоды. Экспертов мозговых центров никто не поймет, если они начнут организовывать участие предпринимателей на выставках.
При всех существующих различиях деловые ассоциации и мозговые центры являются естественными партнерами. Они могут прекрасно дополнять и усиливать друг друга, тестировать идеи друг друга и вырабатывать совместную программу действий. Без учета макроуровня изменения на микроуровне обречены. С другой стороны, без учета мотивации, конкретных механизмов и способов принятия решений на микроуровне нельзя добиться устойчивого развития на макроуровне, нельзя написать работающий закон.

Выработка стратегических решений

Например, бизнес хочет платить как можно меньше налогов. Минимизация налоговой и административной нагрузки – чрезвычайно выгодный проект для бизнеса. При этом различные группы давления (секторальные, региональные, крупные предприятия и т.д.) требуют к себе особого внимания, т. е. особого режима налогообложения. Мозговые центры, исходя из своего представления о роли и функциях государства, основываясь на знании несеквестируемых мандатов (расходных статей бюджета, которые государства обязано профинансировать в полном объеме), принимая во внимание состояние предприятий и необходимость повысить конкурентоспособность реального сектора, предлагают максимально простую, одинаковую для всех, недискриминационную налоговую систему, выгодную как государству, так и бизнесу. Получается, что мозговые центры выступают в роли института, которые балансирует желание государства получать как можно больше денег в бюджет и стремление бизнеса отдавать как можно меньше денег государству, минимизируя затраты на выполнение своих обязательств перед государством.
    Еще один типичный пример – курсовая политика государства. С одной стороны, предприятия – экспортеры настаивают на ослаблении национальной валюты для того, чтобы сделать белорусские экспортные товары более конкурентоспособными на зарубежных рынках. Если деловые ассоциации отстаивают только их точку зрения, они входят в конфликт с импортерами, с теми предприятиями и домашними хозяйствами, которым выгодно укрепление национальной валюты или ее стабильный курс по отношению к валютам стран - основных торговых партнеров. В такой ситуации мозговые центры должны предотвращать отождествление интересов одного сектора или даже крупного предприятия с интересами государства. Они должны предлагать решения, которые обеспечат конкурентоспособность предприятий не за счет других, не за счет перераспределения финансовых ресурсов через бюджет или применения административного ресурса, а за счет усиления конкурентных преимуществ страны на макроуровне, посредством создания благоприятного делового климата на микроуровне.
Богатый опыт как развитых, так и переходных экономик убедительного доказывает, что манипуляции обменным курсом, инфляционное перераспределение ресурсов, выделение так называемых «точек роста» и создание им льготных условий, ограничения конкуренции с зарубежными производителями и торговый меркантилизм – это плохая экономическая политика. Плохая потому, что не ведет к достижению цели ни в экономической сфере (обеспечение устойчивого экономического роста без структурных искажений, увеличение доли страны в мировом ВВП и торговом обороте, расширение ниш отечественных производителей внутри страны и за ее пределами), ни в социальной сфере (создание новых рабочих мест, рост доходов домашних хозяйств, сокращение бедности, ликвидация «карманов» безработицы, вовлечение в рабочую силу женщин и молодежь и т.д.).
    Мозговые центры вступают с деловыми ассоциациями в партнерские отношения не против государства, а за то, чтобы превратить его в своего партнера, чтобы поставить все три института (государство, бизнес, общество) на один уровень, избавиться от вертикали на ментальном и административном уровне. Мозговые центры и деловые ассоциации дружат не против кого-то, а за общественное доверие и признание, уважение людей и государства. Для достижения этой цели мозговые центры должны генерировать так называемее интеллектуальные «патроны» (аргументы, факты, метафоры, доказательства, методики, рекомендации и т.д.) для деловых ассоциаций в их диалоге как с государством, так и с обществом. С другой стороны, деловые ассоциации являются как раз теми структурами, которые тестируют (обсуждения, дискуссия) рекомендации мозговых центров для государства по проблемам системных трансформаций и построения современных институтов цивилизованного государства.
    Мозговые центры и деловые ассоциации являются прекрасными площадками для «обкатки» людей, которые в последующем могут работать в государственных структурах, реализуя предложенные ими программы и проекты. Например, разработанный закон о приватизации, поддержке МСБ, о налоговой системе, контрольных органах, логичнее исполнять представителями тех, кто непосредственно участвовал в их разработке, который следует не только букве, но и духу законов, направленных на создание современной конкурентной экономики. Таким образом, речь идет о подготовке кадрового резерва для государства. Без кадрового перетока между государством, мозговыми центрами и деловыми ассоциациями трудно рассчитывать на модернизацию и профессионализацию номенклатуры.
    Мозговые центры и деловые ассоциации также важны для организации диалога между политическими партиями и государством, между бизнесом и структурами гражданского общества, а также между бизнесом и СМИ. Политические партии так или иначе пользуются интеллектуальным продуктом мозговых центров. Чем глубже в программы политических партий войдут идеи о поддержке бизнеса, святости частной собственности, независимости судебной системы, свободной торговли, тем стабильнее и благоприятнее будут условия для развития предпринимательства в стране, тем эффективнее будет диалог между бизнесом и властью.
    Важна роль мозговых центров в организации полноценного диалога между бизнесом и гражданским обществом. Деловые ассоциации воспринимаются скорее как лоббисты бизнеса, как заинтересованная сторона, поэтому их промоушн бизнеса не является таким эффективным. Формирование общественного мнения через активные НГО самой разнообразной тематики (экологические, правозащитные, женские, молодежные, местного самоуправления и т.д.) через проведение совместных мероприятий, лекций, презентаций, выработки совместных рекомендаций по тематике непосредственно работы НГО, представляется очень эффективным.
НГО должны видеть в бизнесе не только «дойную корову» для финансирования своих проектов, ни «жирных котов», которые привычно договариваются с государством, а людей, которые реализуют свои идеи, за свой счет, генерируя очевидные общественные блага: рабочие места, наполнение бюджета, инновации и новые технологии. Объяснение сути тезиса о верховенстве потребителя в рыночной экономике, о подчинении предпринимателя его выбору необходимо как в Беларуси, так даже в странах Запада. При этом очень важно объяснять бизнесу и представителям государства тезис о необходимости отделении бизнеса и государства, т. е. политической и экономической власти. Равноудаление всех предпринимателей от чиновников – это важнейший принцип ответственного государства и бизнеса, создания их позитивного имиджа в обществе.
    Не менее важна роль мозговых центров в диалоге делового сообщества со средствами массовой информации. Бизнес рассматривается журналистами и редакторами, как источник рекламных поступлений, заказчик разного рода материалов, в том числе компромата. Статьи в общенациональных СМИ о деятельности деловых ассоциаций не пользуются спросом, потому что зачастую не содержат элемента информационной новизны или достаточной проработки. Аналитические материалы, статьи экспертов мозговых центров, презентуемые ими программы и концепции пользуются спросом в СМИ. Именно через такие материалы формируется общественное мнение относительно роли бизнеса и бизнес ассоциаций. Совместные проекты мозговых центров и деловых ассоциаций могут быть направлены на формирование поддержки некой программы или идеи обществом и полисимейкерами. Они осуществляются в виде презентаций, PR кампаний, встреч с представителями НГО и СМИ, проведение конференций или даже организацию слушаний.

Формы совместной работы

Существует много самых разнообразных форм совместной работы деловых ассоциаций и мозговых центров может быть великое множество. Важно участие экспертов мозговых центров в мероприятиях, организуемых ассоциациями. С другой стороны, мозговые центры также увеличивают ценность своих мероприятий, если в них участвуют предприниматели, объединенные в ассоциации. Очередной формой совместной деятельности может быть участие в создаваемых властью комиссиях, экспертных группах с целью выработки решения различных проблем.
    Формирование партнерства мозговых центров и деловых ассоциаций проходит наиболее интенсивно при совместной работе над различного рода программами, концепциями. Примером такого сотрудничества может быть работа над Национальной платформой бизнеса, документа, который представляет позицию делового сообщества по отношению к политической власти.
    Мозговые центры могут активно участвовать в обсуждении различного рода нормативных актов, проектов законов, концепций, которые предлагаются властью. Координация действий при участии в разного рода комиссиях также способствует повышению авторитета самих организаций и создает основы для стратегического партнерства. Публикация аналитических материалов в газетах и сайтах деловых ассоциаций, распространение ими статьей и предложений через direct mail – это важная форма работы для выработки совместной общественной платформы в диалоге с властью. Эксперты мозговых центров и предприниматели могут вместе публиковать книги, брошюры и материалы для последующего распространения среди членов ассоциаций, НГО, политических партий и структур власти.
    Среди других форм совместной работы отметим организацию конкурсов («лучший предприниматель года», «худший нормативный акт года», «самый вредный бюрократ (госорган) года», «инноватор года», «купец года», «проект года» и т.д.). Разработка методологии проведения конкурсов, анализ результатов – это вклад мозговых центров. Затем следует совместная в ассоциациями презентация в НГО, СМИ, а также среди самих предпринимателей и МСБ. Такая форма работы позволяет сформировать позитивный имидж деловых ассоциаций и мозговых центров, активно влиять на формирование общественного мнения.
    Таким образом, деловые ассоциации и мозговые центры не дублируют, а дополнят друг друга. Их сотрудничество – это не благотворительность по отношению друг к другу. Это реализация своих корпоративных интересов, важная форма инвестиций в выполнение своих уставных задач. Продвижение идей свободного рынка, частной собственности, предпринимательства, экономической и политической свободы и конкуренции, партнерства в рамках треугольника «общество – бизнес – власть», ответственности по отношению друг к другу – это важнейшая часть национальной стратегии устойчивого развития. Это наш вклад в создание в Беларуси современного, конкурентного, инновационного, комфортного для жизни и работы человека государства.

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 20 2017

20 инновационных идей. Для начала.

Александр Лукашенко опять требует от своей Вертикали новых, свежих идей. Это как требовать от «Запорожца» прыти «Мерседеса», как ожидать от старой клячи дерзости рысака. Вот…