Налоговый рай или пекло?

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

5 – 6 декабря Литовский институт свободного рынка проводил в Вильнюсе крупную международную конференцию под названием «Налоговая конкуренция и конкурентоспособность. 10 лет опыта и вывозы на будущее». Активное участие в дискуссиях экс-премьер министра Эстонии Маарта Лаара, министра финансов Литвы Далии Грибаускайте, советника президента России по экономическим вопросам Андрея Илларионова, госсекретаря латвийского правительства Валентины Андреевой, ведущего экономиста польского научно-исследовательского Центра CASE Эвы Бальцерович, а также представителей структур ЕС и американских научных центров показало, что налоги еще долго останутся горячей темой Европы.

Ярослав Романчук
 

Кнут и пряник европейской налоговой системы

Форум открыл президент Литвы В. Адамкус, что еще раз подтверждает высокий интерес ключевых полисимейкеров региона к проблеме налогообложения, особенно в контексте предстоящего вступления Литвы, Латвии, Эстонии, Польши в ЕС. В начале 90-х литовские политики, равно как и их соседи из Балтийских государств и стран ЦВЕ смотрели на Европейский Союз, как на воплощение светлых идеалов рыночной экономики, равной конкуренции и открытой торговли. Переговоры по выполнении требований по acquis communitaire, изложенных в 31 главе, вернули либеральных романтиков на землю. Все чаще зазвучали разочарованные голоса «Зачем было бороться против одного Союза, чтобы затем вступить во второй?» Буквально за несколько дней до решающего саммита в Копенгагене страны Вышеградской группы Польша, Венгрия, Чехия и Словакия выражают несогласие с финансовыми условиями вступления в ЕС. Незадолго до исторического решения о расширении ЕС активизировались немецкие и французские лобби. Они хотят лишить новых членов Союза права налагать вето на налоговое законодательство Содружества как по косвенным, так и по прямым налогам. Для 10 стран-кандидатов это означало бы резкое увеличение налоговых ставок. Если решение будет принято, то налоговая гармонизация будет означать для большинства стран-аппликантов консервацию многочисленных мини и макро кризисов, высокую безработицу и значительную потерю конкурентоспособности. Сегодня налоговая нагрузка в Литве составляет 29,4% ВВП, в Латвии и Эстонии 35 и 37% соответственно. В ЕС же налоги составляют 43% ВВП. Германия, Франция и Италия боятся налоговой конкуренции с новой «десяткой» стран и предпринимают интенсивные попытки положить ей конец. У них уже есть подобный опыт в отношении Ирландии. На протяжении 20 лет эта страна имела меньшую налоговую нагрузку и более простую административную систему. В результате постоянной подпитки из бюджета ЕС она быстро стала европейским «тигром». Под давлением Брюсселя Ирландия вынуждена адаптировать налоговое законодательство ЕС. Опасность заката очередного экономического «чуда» заметно увеличилась. В ЕС каждая страна обязана иметь минимальную ставку НДС в размере 15%. Поэтому либеральный Люксембург со ставкой 12% уже практически сдался. Отношение к новичкам Союза будет еще более жестким. В качестве «пряника» будут предлагаться деньги из десятков реструктуризационных фондов.

Без права на успех

За последние 20 лет европейская бюрократия стала большой, дорогой и неповоротливой. Могущество государства можно оценить по следующим данным. В начале XXI века страны ОЭСР (они производят около 90% мирового ВВП) собирали более $8 трлн. налогов, что эквивалентно 37,2% ВВП данных стран. Это рекордно высокий показатель за всю экономическую историю. Сами эксперты ОЭСР отмечают «продолжающийся тренд роста налоговой нагрузки: с 29% ВВП в 1970 году до 33% в 1980 и 36% в 1990 году». Именно на этом уровне хотят зафиксировать налоговую нагрузку чиновники из ЕС. О последствиях такой политики заявил А. Илларионов: «При прочих равных условиях повышение удельного веса государственных расходов в ВВП на один процентный пункт в странах ОЭСР в последние четыре десятилетия сопровождался снижением среднегодовых темпов прироста ВВП приблизительно на 0,1%». Будучи в рамках ЕС, новые члены не смогут повторить феноменальный успех Китая. Правительство этой страны в 1979 – 1996 гг. в самом что ни на есть либертарианском порыве снизило удельный вес государственных расходов с 36 до 13% ВВП, добившись среднегодовых темпов роста в 9,6% и пятикратного увеличения ВВП. Совершенно иная налогооблагаемая база позволила затем увеличить долю госрасходов до 20% ВВП. Странам ЦВЕ же грозит консервация безработицы на уровне 15%, темпов экономического роста 1- 3% и мучительная дорога до уровня стран ЕС со средним доходом в 40 – 50 лет. Более того, правительства вынудят свои национальные компании либо удирать в оффшоры, либо переходить в теневую экономику. По оценке МВФ, французские налогоплательщики спасают свои доходы в серой сфере в размере 17% ВВП. При налоговой нагрузке 45,5% ВВП это вполне понятно. В Италии, Дании и Германии с предельными ставками подоходного налога 50, 59 и 49% соответственно имеют размер уклонений от налогов 27, 25 и 17%. В Швеции размер серой экономики оценивается в 20% ВВП. Это яркие примеры налогового восстания бизнеса против большого государства. Десятки тысяч предпринимателей голосую против высоких налогов ногами. Более 150 тысяч французов живут в Англии, которая имеет более низкие ставки подоходного налога. В последние 15 лет тысячи новых высокотехнологичных французских компаний перебрались опять же в Британию. Французское правительство жалуется, что 30% выпускников инженерных факультетов уезжают работать за границу, а в Силиконовой долине работают около 40 тысяч французских специалистов. Среди звезд спорта и эстрады становится модным и выгодным покидать свое отечество. Лучиано Паваротти и Борис Беккер переехали в Монако, что не спасло их от проблем с налоговыми властями своих стран.

Да здравствует налоговая конкуренция

ЕС и ОЭСР начали активную борьбу с так называемыми «вредными налоговыми практиками». Первыми под удар попали страны, которые имеют оффшорные зоны, которые привлекают сбережения и инвестиции отсутствием налогов на дивиденды и процентные доходы и низкими подоходными налогами. Но этот накат похож на борьбу с ветряными мельницами. Все ведущие корпорации Fortune-5000 имеют счета в оффшорах. Большинство крупных американских ТНК зарегистрированы в штате Делавер, который отличается низкими налогами. Как бы ни старались комиссары Евросоюза надеть на страны налоговую удавку, капитал все равно найдет укрытие в Швейцарии, Монако или графстве Лихтенштейн. Зачем далеко ходить? По мнению Карины Худенко из российского представительства PricewaterhouseCoopers, в России с самой низкой в мире ставкой плоского подоходного налога (13%), за два года действия данного налога резко увеличилось количество заявок от богатых иностранцев, которые хотят стать налоговыми резидентами в этой стране? Если Германия и Франция реализуют свои налоговые планы, Литва, Латвия, Эстония и Польша будут лишены возможности конкурировать за привилегию быть страной для хранения сбережений для богатых людей как своих стран, так и всего остального мира.

Парадоксально, но Беларусь в этом контексте сохраняет пока уникальную возможность включиться в налоговую конкуренцию с ЕС. Да, наша страна застряла на старте реформ, потеряла доверие инвесторов и предпринимателей. Но надо понимать, что ЕС не сможет в долгосрочной перспективе удерживать такую высокую налоговую нагрузку, потому что она гарантирует ему стагнацию и однозначное поражение с другими регионами мира в борьбе за технологии, инвестиции и мозги. Беларусь имеет окно возможностей для проведения радикальной налоговой реформы продолжительностью лет в пять – семь. Последствия отказа от реформ можно приравнять к материальному ущербу Беларуси во время второй мировой войны.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 27 2017

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не…