Добро и зло налогов

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(1 Голосовать)

Чарльз Адамс (Charles W. Adams) является одним из самых авторитетных в мире специалистов по историческому развитию системы налогообложения. Он посвятил десятилетия своей исследовательской деятельности изучению налогов в различных цивилизациях и пришел к выводу, что налоги оказывают гораздо большее влияние на ход развития цивилизации, чем считалось раньше. Описывая экономическую систему древнего Египта и Израиля, Китая и Греции, Рима, Ислама, России, Британии, Америки и многих других стран и цивилизаций Ч. Адамс утверждает, что именно налоги, т. е. желание государства забрать как можно больше собственности граждан, приводило к упадку цивилизаций, к бунтам и войнам. История цивилизации – это история налогообложения. Вот лишь несколько примеров для затравки.  

    Археологи обнаружили в шумерском городе Лагаш (между реками Тигр и Евфрат) часть глиняной клинописи. Ей было 6000 лет. На этом куске древнего послания было написано, что сумериане больше боялись сборщиков налогов, чем королей или богов. Очередным свидетельством важности налогов является известный исторический символ Rosetta Stone – камень Розетты из древнего Египта. На нем на трех языках написано, по сути дела, то, что его хозяин освобождается от уплаты налогов.
Давным-давно остров Родос был центром региональной торговли. Затем его власти решили ввести 2-процетный налог на портовую торговлю. Родос потерял 85% торгового оборота после того, как Рим открыл безналоговый порт в г. Делос (Delos). Таким образом, Рим сломал доминацию торговли Родоса не мечами, а свободной торговлей. Сам Рим прекратил свое существование после того, как его власти постоянно увеличивали налоговое бремя, а богатые римляне придумывали различные схемы ухода от налогов. Ч. Адамс блестяще описывает причинно-следственные связи в различные исторические эпохи и проводит параллели с современным миром.
Что общего между белорусами сегодня и жителями древнего Египта, Рима или наполеоновской Франции? Они одинаково сильно не приемлют высоких налогов и считают их несправедливыми. Поэтому действия людей по уходу от налогов можно считать одним из самых древнейших проявлений финансового менеджмента на уровне домашнего хозяйства. Сегодня нам в Беларуси надо внимательно изучить налоговую историю мира и применить простое правило: избавляйся от тех налоговых решений, которые приводили к гибели цивилизаций, внедряй те налоги, которые обеспечивали их расцвет.
    В различных исторических памятниках сборщики налогов сравнивались с грабителями. Само слово tax значит exaction - вымогательство, насильственное взыскание. Слово, которое имеет один корень extortion, также значит вымогательство. Налоги – это не долговые обязательства, т. е. при уплате налога ты не имеешь права в судебном порядке требовать оказания определенных услуг. Ты платишь налог – и ничего не получаешь взамен. Налоги платят, потому что существует угроза применения силы в отношении человека. Во все времена и народы правительство собирало налоги в виде денег, собственности или услуг и не платило гражданам ничего. Поэтому люди инстинктивно сравнивали сборщиков налогов с грабителями. Они – бюрократические Робин Гуды, собирающие деньги со всего, что есть у человека. Единственное отличие от Робин Гуда заключается в том, что налоги – это узаконенное воровство.
С другой стороны, как пишет Ч. Адамс, налоги – это топливо для развития цивилизации. История не знает ни одной цивилизации, которая бы не собирала налоги. Первая известная миру цивилизация находилась между Тигром и Евфратом – шумерская цивилизация. Во время войны власти Лагаша ввели высокие налоги. После окончания войны правительство не согласилось со снижение налогов до довоенного уровня. Практически с любого вида деятельности надо было платить налоги. Похоронить умершего нельзя без уплаты налога. В конце концов, король Урукагина желая усмирить бунтующих людей и навести порядок в нищающей стране, отменил налоги вовсе. Вскоре город был порабощен иностранцами. На одной из клинописей того периода написана одна из древнейших экономических аксиом человеческой цивилизации: «У вас может быть бог, у вас может быть король, но бояться надо сборщика налогов».

Древний Египет: вездесущие сборщики налогов (переписчики –scribe)

На одном из древнеегипетских папирусов написано: «Переписчики опережают всех. Тот, кто пишет, не платит налоги. Хорошо запомни это». Египетская цивилизация существовала с 3000 до н. э. вплоть до упадка Рима. Она дважды проходила через серьезные кризисы (около 2200 и 1800 до н. э.) и каждый раз восстанавливала свое могущество. В 13 веке до н. э. фараон Аханатен не только хотел перейти к монотеизму, но и изменил налоговую систему. Монотеиз не прижился, а налоговые изменения остались. С этого времени начался постепенный закат египетской цивилизации.
    На протяжении тысяч лет она была мирной и по тем временам – самой богатой. Женщины и мужчины были равными. Производство пива было государственной монополией и облагалось высокими налогами. Крестьяне не были крепостными. Первая записанная в истории забастовка в Египте случилась по причине задержки выплаты зарплаты. Нил был источником богатых урожаев. Египет слыл страной не только могучего Нила, но и страной большого количества сборщиков налогов. Они назывались переписчиками – scribes. Скрибы жестко управляли страной, контролируя сбор налогов.
Изначально слово «свобода» относилось к праву не платить налоги. В египетских языках этого слова не было. Каждый египтянин по требованию налоговиков должен был явиться с записями о своей экономической деятельности в «налоговую инспекцию» и отчитаться. У сборщиков налогов были свои суды, в которых налогоплательщик не имел права пользоваться услугами адвоката. Египтяне платили налоги практически со всего: продаж, рабов, иностранцев, импорт, экспорт, бизнес, с/х производство – 20% (налог на урожай). Чтобы понять тиранию сборщиков налогов достаточно представить себе налог на растительное масло. Они регулярно совершали инспекции кухонь, чтобы убедиться в том, что хозяйки не используют масла, с которого не уплачены налоги. Как это напоминает сегодняшнюю торговлю товарами, которые были ведены по «левому», и продаются под одну партию товара, которая была легально растаможена.
    Большая часть с/х угодий была государственной. Ее арендовали для крестьян. Налог на урожай взимался не с реального урожая, а с того, каким он должен был быть. Это также определяли налоговики. Нет сомнений, что Евклид придумал геометрию не благодаря уникальному провидению, а просто систематизировав способы исчисления налогов, которые практиковали египетские сборщики налогов.
    История учит, что сборщики налогов не всегда были жестокими. Они умели входить в положение налогоплательщиков. Фараоны практиковали освобождение от уплаты налогов и штрафов по налогам. Такая политика называлась «philanthropia”. Отсюда произошло современное слово «филантропия». Фараонам слагали оды в честь их фискальной доброты, которая выражалась в списании налогов. Три тысячи лет египетской цивилизации демонстрируют много случаев, когда фараоны списывали налоговые долги. Многие современные налоговые системы запрещают списание налоговых долгов, что делает их более жесткими, чем древнеегипетские.
    При такой системе сбора налогов проблемой Египта была коррупция. Сборщики налогов имели огромные права. Их субъективные оценки были определяющими при сборе налогов. Над сборщиками налогов были специальные аудиторы, которые должны были проверять работу на местах. После смерти Тутанхамона сильный фараон Харемхад раскрыл обширную коррупционную сеть среди сборщиков налогов. Они были обвинены в завышении налогов и присвоении части себе. Им отрезали носы и высылали в Аравию. История пишет о большом количестве людей с деформированными лицами, которые населяли этот отдаленный регион. Очевидно, для египтян Аравия была тем, чем Сибирь для России.
    В Египте работала достаточно проработанная система сбора дани. Тогда налог «дань» был вполне цивилизованным и не вызывал отторжения. Во время расцвета египетской цивилизации дань была невысокой. Собранные средства шли на оказание людям услуг и поставку того, что мы сегодня называем public goods. Дань собиралась с городов. Взамен они получали подарки в виде парадов и шествий. Дань, как справедливый налог, постепенно трансформировался в невыносимое бремя. Процесс начался примерно в 1000 до н. э. В истории цивилизации случалось часто, что изначально справедливый, экономически не репрессивный налог превращался в удавку экономики. Египетская дань – пример этому. В 4 веке до н. э. сборщики налогов, по сути дела, прекратили практику взимания дани и перешли на систему прямой оценки налогооблагаемой базы. Таким образом, колонии Египта лишились возможности самостоятельно определять порядок сбора дани для метрополии. Их экономические возможности резко сократились. В библии описано, как Иудея, как колония Египта, страдала от налогов. Кроме сборщиков налогов, колонии были переполнены «шестерками» или стукачами, которые за деньги «сдавали» своих соотечественников. Как сегодня в Америке они получали процент от суммы налогов, собранных по их наводке (сегодня в США эта сумма составляет 25%).
    Власть фараона основывалась на религии и на справедливой экономике. Новые налоги постепенно разрушали власть фараона. Египетская цивилизация закончилась во время фараона Ахенатена, который опять попытался ввести вместо политеизма монотеиз и заставить всех молиться богу солнца. Эти попытки требовали больших бюджетных затрат, что было неподъемно для казны. К тому же, как свидетельствует история, налоговая база сократилась вдвое. Сначала были потеряны богатые земли Сирии и Палестины. Империя Хиттитов (Hittite Empire) заняла территории Египта, потому что фараон не поддерживал свою репутацию и не демонстрировал во всей империи свою власть. В результате его наместники не могли собирать налоги и дань. Послы писали, что фараон по 20 лет не посещал различные регионы, поэтому вера людей в фараона померкла. Религиозная вера работала сильнее, чем войска. Ахенатен многие годы не демонстрировал свою мощь. Этот вакуум власти заполнили другие. Развалу империи способствовала система взяток или откатов, которая существовала в провинциях. Богатые люди «покупали» лояльность наместников фараона.
    Ахенатен не сумел ввести новую религию. Его эксперимент со строительством новых храмов и даже новой столицы провалился. В результате он потерял свой статус. А вот религиозные общины резко увеличили свою власть. Они получили налоговый иммунитет и стали мощной силой, поскольку 1/3 земель Египта принадлежала храмам и жрецам. Каждый священник получал размер земли 100 Х 100 локтей (кубитов = 0,5 м.) бесплатно и не платил с этой земли налогов. Фараон Харемхаб не только расширил налоговый иммунитет храмов, но и передал им войска и машины для обработки земли. Обычный египтянин не получал выгоды от налоговой конкуренции священников и сборщиков налогов. Дело в том, что работа на священников, которые получали налоговые льготы, была такой же трудной и финансово невыгодной, как и непосредственно на фараона. Такая практика продолжалась практически всю историю развития цивилизации. В средние века большинство конфликтов между римскими папами и королями сводилось к спорам о налоговом иммунитете церковных активов.
    В Египте храмы были не только освобождены от уплаты налогов. Они были также местами, где неплательщики налогов могли скрыться от преследования государства. Это право называлось asylia. Оно сохранилось сегодня в отношении дипломатических зданий. После завоевания Египта иностранными войсками налоговый иммунитет был упразднен, по право asylia осталось.
    Налоговая история Египта наглядно демонстрирует, что происходит в обществе с тоталитарным способом сбора налогов. Стукачи, коррупция среди налоговых «органов», тотальный надзор налоговой инквизиции – многие черты египетского общества воспроизводятся сегодня. Египетские переписчики являются прообразом сегодняшнего бухучета и банковских транзакций. Сегодня изменились инструменты сбора налогов, формы наказания, но сама система, по сути дела, остается неизменной уже более 3 тысяч лет. Вот мнение одного из американских судей Потера Стюарта по поводу решения Высшего суда 1975 года о том, что федеральные агенты налоговой службы могут проникать в любые помещения и искать налоговую базу везде: «Практически все физические и юридические лица нашей страны ... могут иметь проблемы с уплатой налогов. Каждый день в экономики происходят тысячи экономический операций: выдаются кредиты, даются подарки, осуществляются покупки, сдаются в аренду помещения и т.д. Все это значит, что возникает возможность возникновения налоговых проблем для кого-то. В нашей экономике практически все имеет отношение к налогам». Агент американской налоговой службы писал: «Нет никакой важной информации, которую бы я не имел права искать». Еще большие полномочия имеют налоговики и контрольные органы Беларуси. Широкое распространение таких практик дает нам основание предположить, что египетские scribes совершенно спокойно адаптировались бы к современным реалиям белоруской ли, европейской или американской жизни.
    Убедительным доказательством важности налогов в определении хода цивилизации является Rosetta Stone. Этот камень был обнаружен солдатами Наполеона в северной части Египта. На этом камне на иероглифах, демотическом и греческом языкам написан текст документа, который является освобождением от уплаты налогов (200 лет до н. э.). Это было во время царствования Птолемея V, известного, как Эпифан. Эта греческая династия правила Египтом более 100 лет. Когда первый из Птолемеев пришел в Египет, в стране шла гражданская война, которую инициировали египетские солдаты, возмущенные новыми высокими налогами. Глава Египта раздавал храмам налоговые льготы (прощал налоговые долги) не на папирусе, а на специальном камне, чтобы подчеркнуть особый статус данного строения и территории. Эти камни ставили вместе со статуей царя, чтобы сборщики налогов не смели снимать с владельцев налоги.
    Традиционные историки склонны игнорировать налоговые записи. На самом деле, они очень много говорят о жизни людей. Российский ученый Ростовцев подробно описал закат египетской цивилизации, утверждая, что основным причинами для этого стали чрезмерная бюрократизация общества и чрезмерные налоги. Неограниченная власть сборщиков налогов привела к тому, что у людей пропали стимулы к производительному труду и творчеству. Рабочие и фермеры перестали работать. Земля была не возделанной. Бизнесмены уехали. Стабильные деньги исчезли, а вместо них появились бумажные «фантики». Страну наводнили грабители, так что перемещать товары стало невозможно. Плавать по Нилу также стало опасно. Воры были не только в налоговой службе, но во всех органах госвласти.
    После завоевания Египта цезарем Августом в 31 в. до н. э. была снижена налоговая нагрузка, предприняты попытки снизить влияние бюрократии, но государство постепенно приходило в упадок. Поэтому мусульманам в 7 веке не составляло труда завоевать Египет. Для задыхающихся от налогового бремени египтян исламисты предложили не просто снижение налогов, но вообще налоговый иммунитет в случае принятия ислама.

Век налогового терроризма и неукротимые налоговые бунтари древнего Израиля

Евреи являются единственным народом, которые развили дохристианскую культуру, выжившую до наших дней. Еврейская история продолжается более 5000 лет. Если не говорить о религии, то политическая и экономическая история евреев – это продолжительная борьба против высоких налогов. Налоговую историю евреев можно разделить на три периода: 1) королевство Иудея, 2) Иудея остается одной, 3) разбросанные по миру люди. Налогообложение евреев заканчивается конфискационными налогами, которые Гитлер установил на евреев, чтобы решить «европейскую проблему». Таким образом, налоги фашистов были призваны разрушить власть евреев еще до построения концентрационных лагерей.
    Евреи были уважаемым, достаточно могущественным меньшинством в Египте. Различные историки, описывая первый этап налоговой истории евреев, указывали на их политическую власть и богатство, а также на то, что египтяне, которые контролировали политическую систему, завидовали им. Чтобы ограничить влияние евреев, фараон должен был бы превратить их в рабов. Но по законам того времен (1700 век до н. э.) это можно было сделать, только если человек является преступником, военнопленником, должником или неплательщиком налогов. Фараон решил обложить евреев данью, размер \которой был неподъемным и заложил основу для исхода евреев из Египта.
В истории полно примеров, когда непопулярный класс богатых людей облагался налогами и, по сути дела, уничтожался. После исхода из Египта евреи поселились в Палестине при правителе Джошуа. Каждое из племен получило свою территорию. Не было централизованного государства на протяжении более 400 лет. Около 1000 до н. э. евреи захотели короля. Пророк Самуил отговаривал людей от этой глупой идеи поменять политическое устройство. Вот как он описывал будущее королевства с точки зрения налогов: «Король будет управлять вами. Он заберет ваших сыновей и заставит их служить в своих колесницах. Он заставит их бежать перед колесницами. Он назначит ответственных за каждой тысячей населения и каждыми 50 людьми. Другие будут обрабатывать его поля и сбирать его урожай. Другие будут производить оружие для войны и доспехи для воинов. Он заберет ваших дочерей, чтобы они облагораживали его жилище, готовили ему пищу и сладости. Он захватит ваши лучшие зерновые поля, виноградники и оливковые сады и передаст их своим лакеям. Он заберет десятую часть вашего зерна и вина и передаст его своим евнухам и лакеям. Он захватит ваших лучших рабов, как мужчин, так и женщин, ваш лучший скот и ослов. Он заберет десятую часть вашей домашней птицы и вы сами станете его рабами». Люди все равно хотели короля, и Самуил-пророк назначил им короля Saul (Сола).
Многие люди сегодня в Европе и США также хотят большое государство и сильную руку. Все точно так же, как было у евреев в 1000 году до н. э. За Солом и Давидом пришел Соломон, который накопил огромные богатства от высоких налогов. Сам Соломон «сошел с ума от любви к женщинам. Ему мало было своих собственных женщин. Он женился на многих женщинах иностранного происхождения», пишет Джозефус. Роскошь стоила денег, которые взимались с покорных евреев в виде налогов. После смерти Соломона его сын Рехобоам (Rehoboam) принял корону. Главы племен спросили его о том, собирается ли он отменить некоторые чрезвычайно высокие налоги. Старейшины советовали снизить налоги, но молодой король сказал, что он их повысит. Вместо простого хлыста он обещал применять scorpions (хлыст с шипами) для неплательщиков. Сразу же начался налоговый бунт. Посланного на примирение толы главного налоговика забили камнями до смерти. Рехобоам ретировался в Иерусалим, который стал небольшой провинцией Израиля. Он стал платить дань другим королям, которые не имели родственных связей с Давидом. Еврейские государства стали чем-то вроде буферных государств между Ассирией и Египтом, супердержавами того времени. Вскоре Ассирия покорила еврейские государства, которые вынуждены были платить дань. В 734 г. до н. э. восстание евреев было подавлено особенно жестоко и все евреи были взяты в плен. В 721 году до н. э. пал последний бастион еврейских племен – г. Самария. Это были восстания малых народов против налогов и экономического порабощения.
    Вслед за Ассирией супергосударством региона стал Вавилон, который также использовал практики сбора налогов Ассирии. Иудея откупалась от Вавилона. Назначенный вавилонцами еврейский король Зедекия после 8 лет у власти нарушил налоговый договор с Вавилоном. Сыновей Зедекии убили на его глазах, а потом глаза выкололи. Евреев переместили в Персию. После 60 лет жизни евреям разрешили вернуться на свои земли, но многие, привыкшие к хорошей жизни в Персии, не хотели возвращаться, как сегодня американские евреи не хотят возвращаться в Израиль. Только четвертая часть из 150-тысячного сообщества вернулась.
    Многие даже не подозревают, что еврейский эквивалент Рождества – Hanukkah имеет корни в борьбе с налогами древних евреев. После развала империи Александра великого генерал Птолемей устанавливал власть в Египте, а генерал Селеукус – в Палестине и малой Азии. Иудея опять оказалась буферным государством между двумя конкурирующими супердержавами. Греки также не принесли евреям свободу. Просто изменилось назначение дани. Ставки налогов остались: 33% от посеянного зерна и 50% от урожая садов и виноградников. Соперничество между генералами было похоже на борьбу Ассирии и Египта, но в менее жестких формах.
Евреи перевели на греческий язык свои скрипты (книги) и подарили Птолемею. Он за это освободил евреев, заплатив за каждого из казны. Как малые государства в XX веке заискивались перед США и СССР, выбивая из них помощь и благоприятные условия торговли, так и малые государства того времени помогали то Египту, то Сирии. За поддержку Антиохуса иудеям дали налоговые каникулы на 3 года, а по урожаю – на 7 лет, но мирный договор между Сирией и Египтом перевел Иудею под налоговую юрисдикцию Египта. Так закончилась краткосрочная налоговая свобода иудеев. Но Иосиф, лидер Иудеи придумал, как можно выйти из сложного положения. В то время Египет проводил аукционы на сбор налогов. Иосиф выиграл аукцион, перебив цену вдвое лучшим предложением. Он сумел собрать налоги с сирийских городов и подружился с египетским Птолемеем. В результате жители Иудеи, наконец-то зажили более-менее состоятельно.
    Поколением позже греки опять завоевали Иудею и вынудили ее граждан платить дань себе. Один еврей хотел услужить грекам и ввести в Иудее греческую культуру. Он установил статуи греческих богов. В спортивных залах девушки и юноши занимались спортом голыми. Консервативные евреи были в шоке. Была сформирована молодежная организация “Maccabee”, и началась священная война, которая закончилась изгнанием греком из Иудеи. Евреи очистили храм и зажгли лампаду. Масла было только на один день, но она горела 8 дней. Евреи празднуют это событие, вставляя в подсвечник на восемь свеч каждый день по свече, пока все свечи не горят. В договоре с греками о мире не было ни слова о религии. Основной вопрос – налоги. С тех пор евреи возродили миф о победе Давида над Голиафом. Еврейские историки забывают сказать, что в то время греческие армии были сконцентрированы в Персии и не могли быть быстро переброшены в Иудею.
    В 64 году до н. э. римляне пришли в Палестину. А то время еврейский народ имел двух братьев-руководителей. Вместо того, чтобы договориться об условиях сотрудничества с римлянами, один из них восстал против Помпея. Взбешенный император взял Иерусалим и снизил статус Иудеи до провинции. Она была переименована из Judah в Judea. Главным в провинции был назначен араб, которому впоследствии Юлий Цезарь дал римское гражданство и предоставил налоговый иммунитет. Для евреев он снизил налоговое бремя и позволил отстроить стены вокруг Иерусалима. Евреи были недовольны новым главой, особенно его сыном Геродом. Налоговые дары от евреев шли в Рим, как дары от Герода.
    Несмотря на снижение налогов, евреи продолжали уклоняться от их уплаты. Они игнорировали угрозы римлян. Но римский прокуратор Флорус хотел забрать депозит золота, который находился в Иерусалиме. Евреи со всего мира делали вклады на этот депозит. Флорус намеревался спровоцировать восстание, чтобы захватить золото. Во время еврейской пасхи начал издеваться над религиозной церемонией. Началось восстание. Полководец Титус, захватив Иерусалим, предложил евреям признать гегемонию Рима и платить налоги. Zealots (зилоты) отвергли предложение Титуса. В результате непродолжительной борьбы евреи были разбиты. Остатки их сил спрятались в г. Масада, откуда совершали набеги на сборщиков налогов римлян. Когда, в конце концов, город был захвачен, все его жители совершили самоубийство. Так завершилась история еврейского государства в Палестине на 2000 лет. Рассерженные римляне запретили восстанавливать Иерусалим. Большинство земель было роздано римским солдатам. Другие евреи вынуждены были платить высокие налоги. Кроме того, все евреи в римской империи вынуждены были платить налог fiscus judaicus. Ранее каждый мужчина еврей платил полшекеля в храм. После полного поражения римлянам все евреи, включая женщин и детей, обязаны были платить две драхмы в храм Юпитера (т. е. в 4 раза больше). Евреи опять восстали против налогов. В 115 – 117 гг. нашей эры восстание евреев во всей империи нанесло Риму серьезный ущерб. За этим восстанием следовало другое – в 132 – 135 годах. Наконец, евреям запретили входить в Иерусалим. После четырех восстаний налоги стали еще выше, свободы для евреев – еще меньше. Партия войны и мира, которые постоянно боролись в еврейском государстве, сделали историю. Главный вызов, с которым едва ли справились  многие еврейские руководители, это определить, что лучше делать в данное конкретное время – восставать против налогов или же договариваться и их платить.

Китай: мандат небес

3000-летняя история Китая подробно описана в различных источниках. Большую часть своей истории Китай был авторитарным государством. Его налоговая политика была разной. Мудрость налоговой политики Китая уходит к Конфуцию (500 век до н. э.). Он заложил основу философии налогообложения, которая доминировала более 2000 лет. Великого мудрецам подвигли на рассуждения о налогах столетия злоупотреблений в этой сфере. Конфуций разработал принципы налоговой справедливости, которые ограничивали полномочия императора. Если император нарушал правила налогообложения, изложенные Конфуцием, он нарушал божественные правила и должен был уйти. Восстания людей против налогов заканчивались сменой власти. Конфуцианство определило идеальную налоговую систему: 10-процентный налог, как и библейская десятина или римская decuma. Правитель никогда не должен был превышать данный предел. Когда страшный Чингис хан покорил Россию, он потребовал налог всего 10%, что было вполне в рамках конфуцианской философии. Конечно, это были 10% на все виды активов, включая людей.
    Менкиус (Meng-tse – 372 – 289 до н. э.) был вторым после Конфуция мудрецом. Его книга «Изречения Менкиуса» стала классической. Ее заставляли выучивать наизусть. В ней есть много историй о налогах, которые подтверждали правоту Конфуция. Вот один из фрагментов книги. Король Hsiian of Ch’I задал Менкиусу вопрос: «Ты можешь пояснить мне, как должен править настоящий король? Менкиус ответил: «Давным давно, когда король Wen правил страной в мире, фермеры платили одну девятую своего продукта в виде налогов. На входе в рынки была проверка, но не было налогов. Не было запрета на ловлю рыбы в прудах. Король Wen всегда заботился о четырех классах: вдовы, старики, вдовцы и сироты». Вот что он говорил по поводу налогов: «Что касается бизнеса, 1) собирай налоги с чистой прибыли, а не с валовой продукции, 2) если есть налог на землю, не устанавливай налог с производства, тогда все купцы мира будут рады владеть акциями на твоем рынке, 3) если в портах есть проверка, но нет налогов, все путешественники мира будут рады приезду в вашу страну», 4) в случае фермерских рабочих, если ты не облагаешь их налогами, тогда все рабочие мира будут рады работать на ваших полях, 5) если жилища рабочих не облагаются подушным налогом, каждый в мире захочет стать вашим подданным». Такая налоговая политика обеспечит мир дома и отсутствие врагов в мире. Менкиус писал о священном праве восстания против плохого государства, как это гораздо позже делал Т. Джефферсон. Менкиус говорил, что правительство уполномочено Небесами и должно делать людей счастливыми и состоятельными. Высокими налогами этого не добьешься.
    Менкиус разработал систему налогообложения для крестьян. Она основывалась на справедливом распределении земли. 10% должно быть за государством. Каждый квадрат li  делился (около 900 акров или 1,4 квадратных миль) на девять частей. Центральный участок был общественным, а восемь вокруг его – для восьми семей. Фермеры вместе обрабатывали общественную землю и сдавали урожай. Это был их налог.

1    2    3
4    9    5
6    7    8

Позже, когда стали появляться крупные землевладельцы, правительство давало в аренду свою землю одному фермеру. В любом случае крестьянин платил только 10%. Конечно, многие императоры не хотели следовать божественной налоговой системе, но мудрецы Китая стояли на ее страже. К примеру, император Shih Huang-ti в 221 – 207 гг. до н. э. был ярым сторонником строительства великой китайской стены. Для этой стройки он увеличил налоги с 10% до 50% и в качестве налога на рабочую силу заставлял людей работать на строительстве Стены. Случилось налоговое восстание – и император ушел.
После разрушительного правления первого императора, пришло время Ching Ti (157 – 144 до н. э.). Этот император был сторонником принципа laisser faire. Налоги при нем были сокращены до 3%. Его закрома были переполнены, и основной проблемой была порча запасов. За ним последовал один из наихудших тиранов в китайской истории – Wu Ti (141 – 87 до н. э.). Его аппетиты не знали предела. Госрасходы росли, как на дрожжах. Его жадность сравнима с алчностью французского короля Генри VIII или даже Соломона. Он тратил деньги на огромные строительные проекты и сады. При пустой казне он повысил налоги: на купцов в пять раз, на производителей – в 2,5 раза. Он ввел налоги на перевозки и даже на рукоделие. Когда люди не платили налоги, он конфисковывал их собственность. Более того, он монополизировал рынок соли, железа и алкоголя. Он делился деньгами со стукачами, как сегодня в США. Он начал контролировать цены на зерно, заставляя знать платить золотом. Когда они этого сделать не могли, он лишал их статуса. Практически в течение одного поколения налоговая система Китая была переписана. Аналогичная ситуация случилась с подоходным налогом в Европе. В XIX веке он составлял 3%, а в XX веке он привычно находился на уровне 50%, доходе до 90%. История Wu Ti имеет счастливый конец. В конце жизни император полностью изменил свою экономическую политику: снизил налоги и сократил расходы.
Китайские историки называют этот период золотым веком частной собственности. Налоговые ставки опять были сокращены до 3%. Даже вторая по величине религия Китая таоизм также основана на философии низких налогов. Вот что написано в одном из текстов таоистов: «Король разговаривал с одухотворенным мудрецом и спросил его: «Что мне делать, когда у моего правительства не хватает денег для разных важных проектов? Мудрец сказал: «Используй древний проверенный временем налоговый способ – бери одну десятую часть производимого людьми». «Даже две десятых недостаточно, не говоря об одной»- ответил король. «Снизь налог, привлеки людей для работы на земле и инвестируй в свою страну. Это значит – увеличь доходы, сокращая их. Когда всем людям будет хватать, правительству будет хватать. Когда людям не будет хватать, как может хватать правительству? Слишком высокие налоги – это грабеж самого себя. Сила людей не увеличивается, когда они платят более высокие налоги». Таким образом, многие из положений философии объективизма и либертарианства, по сути дела, уходит корнями в древние философии. Они являются продолжением, развитием древних философий в XXI веке. Поэтому при продвижении идей системных реформ можно говорить о восстановлении исторических традиций древности, создания в Беларуси основ, которые были фундаментами величайших цивилизаций человечества.

Изобретательные греки: тирания и налоги

К 6 веку до нашей эры персы под руководством Сайрэса (Cyrus) имели в подчинении весь мир, включая Египет. Только Греция не платила персам налоги. Города-государства были независимыми и не имели централизованного правительства. Когда Дарий пошел на Грецию войной, Афины и Спарта образовали добровольные вооруженные силы (с объединенным командованием по типу сегодняшнего блока НАТО) и в битве при Маратоне разбили персов. Эта победа греков является одним из важнейших событий мировой истории. После нее начался расцвет греческой экономики, а затем - философии, архитектуры, науки и искусства. Греки изобрели демократию и построили высокоразвитую капиталистическую систему. До греков свобода и цивилизация были несовместимы. Они совместили эти две ценности. Очевидно, грекам было легче строить цивилизованное общество, потому что до него в Греции была страшная деспотия. Греки извлекли уроки из своей истории и сумели построить самую совершенную по тем временам цивилизационную модель.
    Для греков непрямые налоги были признаком свободы. Физические лица не облагались налогами. Налогами облагались разные виды коммерческой деятельности (торговля, импорт, пользование дорогами, мостами, портами). Налоги оправдывались тем, что за них люди приобретали определенные услуги. Налог на пользование портом составлял 2%, а на тех линиях, на которых было много пиратов – 10%. Деньги шли на обеспечение безопасности. Были также налоги на аукционы, услуги гостиниц, рабов и сделки с недвижимостью. Большинство налогов платили иностранцы, которые приезжали в Афины делать бизнес. Наказанием за неуплату налогов было взыскание неуплаченной суммы в десятикратном размере. Иностранцам, к тому же, грозила конфискация налогов. Информаторы получали 50% от суммы взысканных налогов за «наводку».
    Драхма была самой сильной и стабильной валютой мира. Она была из чистого серебра, и власти дорожили ее репутацией, как сегодня швейцарцы дорожат своими деньгами. Таким образом, успех Греции был обеспечен за счет следующих факторов: хорошие законы, защищавшие собственность, стабильные деньги, безопасные морские маршруты и низкие налоги. Многие города-государства Греции управлялись тиранами. Для греков любая форма тирании была по определению плохой. Для них прямые налоги и тирания были синонимами. Диктаторы прибегали к прямым налогам, конфискации, тюремному заключению, чтобы держать народ в повиновении и страхе. Историки отмечают и разумных авторитарных лидеров, которые правили в Греции до демократии. Таким был Писистрат (550 г. до н. э.). Он защищал гражданские права бедных, стоил библиотеки и, как все тираны, собирал 10-процентный подоходный налог. Аристотель, который жил 200 лет позже, рассказал такую историю о Писистрате. Он любил переодеваться и спрашивать у простых людей, как они живут. Во время одного из таких рейдов он увидел фермера, который трудился на скалистой земле. В ответ на вопрос о том, что он собирается получить из этого участка земли, фермер ответил: «Что бы я ни получил, Писистрат должен получить десятую часть». Диктатор растрогался и объявил хозяйство фермера безналоговой зоной.
    Во время его правления прямым был подушный налог, а также 10-процентный налог на урожай, который собирался из городов-вассалов. Это было что-то наподобие дани. 10-процентным налогом облагались также доходы представителей так называемых презираемых профессий, среди которых были проститутки, тогдашние психологи (soothsayers)  медицинские работники. 10-процентный налог на урожай был фиксированным во времена плохого урожая и варьировал во времена хорошего урожая. Опыт египтян, которые, по сути дела, изобрели геометрию для измерения площади земли возле Нила, помогал грекам определить налоговую нагрузку.
    Граждане Греции презирали прямые налоги, но облагали ими разные категории людей, в первую очередь приезжих. Иностранцы назывались metics, метиками. Они платили ежемесячный подушный налог metoikion. Одна драхма с мужчины и полдрахмы с женщины. Метиком был тот, у кого не было афинского отца и матери. Таким образом, налоговое освобождение было гарантировано только для жителей Афин и их детей. Поскольку в Афинах жило много иностранцев, то подделывание документов было обычным делом. Статус афинянина не только освобождал от налогов, но и давал право владеть землей, которая также не облагалась налогами. Если метика ловили на неуплате налогов или владении землей, земля конфисковывалась, а налоги взыскивались по полной программе.
    Никто не освобождался от чрезвычайного налога, который взимался на ведение военных действий. Он назывался eisphora. Этот налог ликвидировался сразу после окончания военных действий. Сбор этого налога был чрезвычайно любопытным. Все граждане разбивались на сотни. Каждая сотня избирала своего президента и двух вице-президентов. Каждый гражданин делал декларацию доходов. Налог вводился на основании этой декларации. Причем гражданин публично клялся, что указал все. После этого три члена сотни должны были сразу же заплатить всю сумму налога. Затем они возмещали себе уплаченные в казну деньги, превращаясь, по сути дела, в сборщиков налогов. Во всей этой системе не было государственных надсмотрщиков или бюрократов.
    Очередной популярной формой налогов была дань. Ее платили более слабые города Афинам или Спарте за предоставление охранных услуг. Дань от городов шла в казну, которая была расположена в Делосе. Отсюда пошло название Delian League. Каждый город имел один голос на общем собрании, но Афины контролировали военные дела и финансы. Доверенный афинский генерал Аристид был назначен смотрителем казны. Его потом назвали справедливым. Все афиняне платили налоги, которые оценивал Аристид. В отличие от «министра финансов» его подчиненные не отличались неподкупностью и были склонны к коррупции. Вскоре казна переехала в Афины. Афинская империя получила полный контроль над деньгами. Ставки налогов дважды удваивались. Афиняне тратили деньги на себя и на украденные делосские деньги построили те памятники, которые сегодня символизируют золотой век греческой цивилизации. Наступил период налогового пресса городов-вассалов и империализма, т .е. того, с чем боролись первые греческие демократы.
    Выйти из Лиги было невозможно. Остров Мелос попытался, но был уничтожен, а его детей и женщин продали в рабство. Так греки вспомнили ассирийские методы устрашения неплательщиков налогов и тех, кто пытался выйти из их империи. Вскоре наступил конфликт между Афинами и Спартой, которая также оставалась центром со своими городами-сателлитами. В результате кровопролитной войны Спарта победила в Пелопонесской войне. Так бесславно завершилась история греческой цивилизации. В XVIII веке историк лорд Эктон сказал: «Власть склонна коррумпировать, а абсолютная власть коррумпирует абсолютно». Слово «склонна» часто опускают.  Афиняне забыли эту аксиому. Для руководителей Афин строительство Пантеона было важнее, чем репрессии городов-вассалов. Они считали, что в национальных интересах всех греков построить Пантеон и другие архитектурные излишества. Сегодня многие политики рассуждают точно также, оправдывая высокие налоги. Не надо забывать, чем закончилась греческая бюрократия.
    В свои лучшие годы греческая экономическая система поражала воображение. Система сбора налогов не имела бюрократии и не использовала полицию. Налоги были прогрессивными, т. е. чем богаче, тем больше платишь. Минимум активов не облагался налогами. Бедные не платили eisphora. Обложение торговых операций было главным источником доходов бюджета. Но основным источником доходов бюджета были добровольные пожертвования богатых жителей Афин. Когда городу нужны были деньги на некие проекты (строительство мостов, спортивные соревнования, строительство военных кораблей, фестиваль и т.д.), к властям приглашались богатые люди. Это не было ни конфискацией, ни принуждением, в отличие от сегодняшних поборов на библиотеку или дожинки в Беларуси. Такое собрание называлось литургией. Она была основана исключительно на традиции, а не на силе полиции. Ксенофон так записал разговор Сократа с богатым афинянином: «Я вижу, что город уже обложил тебя высокими налогами на содержание домов, финансирования театральных постановок, строительство спортплощадок и других проектов. Если разразится война, я знаю, что ты вынужден будешь платить за строительство военных кораблей, а также вознаграждение солдатам в таком размере, что тебе очень сложно будет перенести такую нагрузку». Примерно такой диалог мог бы сегодня произойти между ответственным чиновником Администрации президента РБ и бизнесменом, которому разрешили работать на определенном сегменте рынка в Беларуси.
    Литургии были реализацией принципа равенства, когда богатые должны были  делиться с государством через систему добровольных пожертвований. Многие богачи Афин не только не были против литургий, но считали честью и даже конкурировали за право давать деньги на строительство престижных объектов. Сократ говорил богатому греку: «Если ты когда-либо не выполнишь свой долг и не дашь денег, я знаю, что афиняне накажут тебя точно так, как если бы ты украл их собственность». Богатые греки делали дары, которые в 3 – 4 раза превышали нормативный размер. В литургиях участвовали и представители среднего класса. Публичное порицание за неучастие в данной традиции было мощным инструментом оказания давления. По сути дела, богатые люди получали активы в трастовое управление от города. Владение предполагало не только права, но и обязанности. Получилась система частного управления большими активами, что исключало присутствие бюрократии. Если городу нужен был мост, его строил богатые гражданин. Ему за это возносили почести. Сегодня принципы финансирования госрасходов и управления госактивами принципиально изменились. Люди, которых постоянно «доят» чиновники, остаются анонимными. Мотивация принципиально изменилась. В нашем обществе немыслимо, чтобы гражданин платил в 3 – 4 раза больше налогов, чем предусмотрено законом. Греки при помощи литургий строили цивилизацию без деспотии. В этой системе не было ухода от налогов. Она работала без принуждения. Когда позже римляне сохранили литургию, они превратили ее в инструмент конфискации собственности без справедливого вознаграждения.
    Еще одной особенностью греческой налоговой системы было наличие института tax-farming. Городские власти заключали договор с частными лицами на сбор налогов в определенном месте. Для определения этих компаний поводились аукционы. В городах-государствах сбор налогов частными структурами был более эффективным и дешевыми, чем органами государства.
    Tax-farming было крайней формой греческого капитализма. Это как нанять частную армию для ведения военных действий. Поскольку налоги в Греции были невысокими, то собирать их не составляло большого труда. Для проверки работы частных сборщиков налогов греки придумали систему общественной бухгалтерии. В то время частные сборщики налогов не были насквозь коррумпированными. Они контролировались руководителями городов. Позже они превратились в фискальных преступников. Ранние греки были бы удивлены, что их простое изобретение будет так сильно исковеркано и превращено в антиобщественный институт. Его жуткие формы нашли свое проявление в Египте после его завоевания Александром македонским. Греки пользовались услугами частных сборщиков налогов, потому что у них не было бюрократии. В Египте же была создана самая совершенная система сбора налогов. Тем не менее, налоговые фермеры нашли себе применение. Они стали страховщиками того, что все налоги будут собраны. Они заключали договора с царем на сбор определено суммы налогов. Если налоги не собирались, то частный налоговый фермер обязан был возместить недостающую сумму из своих средств. Все, что собиралось сверх установленной суммы, шло в доход налоговому фермеру. В дополнение он получал 10% от собранной суммы, даже если не был выполнен план по сбору налогов. В то время tax-farming был большим бизнесом. Аукционы проходили в королевских дворцах и были главными событиями года. Победители были Ротшильдами, Морганами или Дюпонами древнего Египта. Налоговая система Египта, которая и без того была жесткой, стала просто невыносимой. Не удивительно, что некогда прогрессивная египетская цивилизация была обречена на небытие.

Налоговые практики Римской империи

Римляне называли налоги «более - менее организованным грабежом», а налоговиков – «бандой грабителей». В Римской империи первые двести лет налоги были умеренными. Многие лидеры проявляли вообще неслыханную сегодня щедрость, оплачивая госрасходы из личных доходов. В Римской империи были периоды как без налогов, так и с очень высокими налогами. Ее история делится на два равных периода: 1) Республика (до 30 г. до н. э.), когда Римом руководил Сенат, и 2) Империя, которая закончилась в 476 году. В ранней Республике налоги были невысокими. Самая большая расходная статья - армия финансировалась богатыми гражданами, владельцами собственности. Они должны были служить год в армии без оплаты. Они даже сами себе покупали форму и оружие.
Дух добровольной работы пронизывал все структуры государства. Даже судьи работали бесплатно. Косвенные налоги на торговые операции давали большую часть необходимых доходов Республики. Первыми налогами были пошлины на экспорт и импорт. Поскольку большая часть торговли шла через порты, налог назывался portoria. При завоеваний новых колоний римляне сохраняли старую налоговую систему. В Испании импортная таможенная пошлина составляла 2%, на Сицилии, в Африке и Албании  - 5%. Рабы и дань были результатами военных действий. С продажи каждого раба взимался 2-процентным налог с продаж. При освобождении раба надо было уплатить 5% от его стоимости. С рабов платили меньший подушный налог, чем с других. Торговля рабами была очень большим бизнесом. К примеру, свободный порт Делос мог принять вместить 120 тысяч рабов. В мирные времена основными поставщиками рабов были пираты. Команда захваченного корабля считалась частью добычи. Частные сборщики налогов также торговали рабами. Так король восточной провинции Рима жаловался Риму, что он не может набрать достаточное количество людей в легионы, потому что сборщики налогов забрали всех лишних мужчин в рабство. Если затем налоги выплачивались, то человек освобождался. Таким образом, он был чем-то вроде гаранта.
    Ведение военных действий стоило денег, поэтому правители республики решили ввести военный налог – tributum. Данный налог представлял собой дань, которую собирали с разных товаров. Базой для военного налога были активы, которые оценивались каждые 5 лет во время переписи. За недекларирование доходов можно было попасть в рабство. Это решение принимал переписчик. Военный налог Рима был похож на греческий eisphora, но у греков этот налог не платили бедные, а иностранцы платили, а римлян – наоборот. Военный налог был прогрессивным по-своему. Товары роскоши – драгоценности, дорогая одежда женщин, дорогие повозки – оценивались в 10 раз выше, чем их рыночная цена. Другие предметы могли быть оценены на сумму, которая в 2 – 4 раза выше реальной, поэтому ставка 1% обманчива. Римляне по-своему оценивали базу для этого одного процента. В дополнении к этому богатые граждане были обязаны выдавать кредиты на содержание армии. В системе сбора данного налога был предусмотрен механизм возврата. Он запускался, если во время военных действий были завоеваны трофеи.
Блюстители порядка (цензоры) были самыми важными людьми Республики. Они делали оценку активов для сбора военного налога. Эти должности занимали бывшие сенаторы и консулы, политики преклонного возраста, Они избирались Собранием всех граждан Рима и были наделены полномочиями назначать и увольнять сенаторов. Таким образом, политики заканчивали свои карьеры, занимаясь решением налоговых проблем.
    К середине второго века до н. э. налог на ведение войны был отменен. В последующие 400 лет римляне не платили прямых налогов. Налог был отменен, потому что провинции не могли содержать свои легионы. Завоеванные земли стали римскими. Их сдавали в аренду и брали налоги в виде своеобразных арендных платежей. Драгоценные металлы с заграничных шахт плыли в Рим. В своих северных и восточных провинциях римляне использовали новые методы сбора налогов. Именно поэтому римская империя просуществовала дольше греческой.
    Тем не менее, система сбора дани имела целый ряд слабых мест. Ее трудно было контролировать. Она генерировала восстания. Ассирийцы тратили большие ресурсы на подавление налоговых бунтов. Единственным способом расправиться с бунтующим городом или провинцией – убить всех, но это снижало потенциал для уплаты налогов в будущем. Римляне вместо системы сбора дани использовали систему построения империи по провинциям. В каждую провинцию назначался правитель. У него была сильная армия и большие полномочия. Такая система была устойчивей, чем ассирийская.
    Римская модифицированная система сбора дани была более справедливой, чем египетская или греческая. Римляне устанавливали те же налоги, что и для себя. Если в какой-то местности был подушный налог, он продолжал работать. Если был 10-процентный налог с урожая, его также никто не отменял. Оправдание дани в Рим было воспринято многими людьми, как справедливое. Это была плата за мир и стабильность. Римляне долгое время были в очень хороших отношениях с Сицилией. Они не вмешивались в налоговую систему этой провинции. Однако были правители, которые вопреки закону повышали ставки налогов, вмешивались в работу сборщиков налогов, требовали откаты. Примером наказания за такую деятельность является губернатор Верес. Он был уличен в коррупции, но наказание было своеобразным. Ему поручили взыскать с жителей Сицилии три состояния: одно для себя, другое – для армии и третье – для взяток суду, который рассматривал дела о вымогательстве.
    Проблемы Рима начались в Испании. Сначала римский легион кормился за счет сборов с этой территории. Помощь из Рима не приходила. Коррумпированные сборщики налогов, которых нанял Сенат, погрузили на старые корабли разную рухлядь и отправили в Испанию. Корабли затонули, а сборщики налогов потребовали денег для компенсации стоимости кораблей и груза. Сицилия кормила Рим зерном, а Испания была источником золота и серебра. С 206 года до н. э. до 197 г. до . э. римляне вывезли из Испании 130000 фунтов (фунт – 373,2 грамма) золота и серебра. Этот запас стал основой стабильных римских денег. Ничто так не стимулирует колонизаторов на новые завоевания, как хороший урожай или обильная дать со своей провинции. Римская империя начала подготовку к своему закату.
    Во втором веке до н. э. римские бизнесмены неаристократического происхождения захватили власть в Риме. Сенату урезали полномочия. Среди них было много сборщиков налогов, которые первыми захватывали выгодные посты во вновь завоеванных провинциях. Из-за их жестокости римлян стали называть безобразными, уродливыми. Они назывались publikani, потому что возвысились в государстве за счет Общего собрания граждан Рима. Аристократический Сенат не принимал простолюдинов, а Ассамблея не принимала законы. Она лишь могла накладывать на них вето. Около 130 г. до н. э. ассамблея получила право принимать законы. Эта практика продолжалась несколько лет и вскоре была отменена. Остались два закона: распределение бесплатного хлеба для бедняков Рима и новая налоговая система в богатой Греции и других провинциях. Decuma или 10-процентный налог с урожая заменял налоговые договора римского Сената. Данные налоги должны были собирать только publikani. Они получали эксклюзив на 5 лет.
Рим получил большие деньги вперед. Чтобы их собрать публикани должны были делать своеобразные пулы. Так появились первые корпорации societates publicanorum. На законодательном уровне была закреплена разница между акционерами и менеджментом. Акции этих корпораций продавались на Форуме в Риме, Это был первый в истории фондовый рынок. Акции публикани гарантировали стабильный доход. При этом никто не следил за тем, что творили публикани в провинциях. Вот что писал о них Цицерон: «проведению хорошей политики и выражению доброй воли мешают публикани. Если мы будем им противостоять, мы будем отчуждаться друг от друга и от государства… С другой стороны, если мы в каждой ситуации будем с ними соглашаться, мы разрушим благосостояние и интересы тех, кого мы должны защищать».
    История с островом Родос и Римом является одной из самых примечательных налоговых историй античности. Рим не брал остров штурмом, а всего лишь превратил порт Делос в безналоговую гавань. В Родосе налог составлял 2%. В течение года объем торговли на Родосе сократился на 85%. Ежегодные поступления в 1 млн. серебряных драхм сократились до 150 тысяч. Коммерческий колосс разрушился, потому что купцам было выгодно не платить двухпроцентный налог. Римляне, нанеся удар по Родосу, проигнорировали тот факт, что родосцы защищали торговлю от пиратов, которые быстро воспользовались падением острова. Пираты быстро воспользовались дыркой в системе безопасности. Угроза от пиратов была такая большая, что на борьбу с ними был снаряжен Помпей, который вернулся с Рим победителем.
    В провинциях часты были восстания. Митридат великий, который руководил провинцией на территории сегодняшней Турции, был в центре одного из таких восстаний. В один день во многих городах империи было убито 80 тысяч римских публикани. 20 тысяч бизнесменов в свободном порту делом также было убито. Митридат хотел добиться 5-летнего иммунитета на уплату налогов. После четырехлетней войны полководец Сулла разгромил силы повстанцев. Он сказал: «Я не буду совершать акты вандализма. Я только заставлю вас платить весь объем налогов за пять лет сейчас. К тому же, вы должны мне компенсировать издержки войны  с вами». Для взыскания этих денег Сулла учредил институт «специальных агентов». Полномочия по сбору этих налогов назывались imperium или lectores. Вслед за Суллой мощным полководцем был Помпей, который также резко увеличил налоги на восточные провинции (подушный налог, налог на домашнее хозяйство, конфискация имущества на военные цели). Цицерон резко критиковал Помпея, потому что, среди всего прочего, он захватил его деньги в качестве принудительного займа.
Затем Римом правил Юлий Цезарь. Он считал, что мир в провинциях можно навести только при помощи умеренных налогов, а не сильных поборов. Он начал заключать налоговые соглашения с городами, которые в целом ряде случаев предусматривали снижение налогового бремени в зависимости от урожая. При Юлии Цезаре впервые за 150 лет отношения с восточным провинциями были мирными. Но потом наступил Ides of March в 44 г. до н. э. Убийство Цезаря омрачило отношения Рима с Востоком. Брут грабил города, убивал тех, кто отказывался платить налоги или отдавать ему свое имущество. На Родосе были захвачены все корабли. Люди под угрозой смерти должны были отдавать все свои драгоценности. Марк Антоний был еще хуже. Он приказал удвоить налоги на все города, которые поддерживали Брута. После битвы при Актиум Октавиан - победитель распустил представительный орган власти. На 1500 лет Рим стал вотчиной цезарей. Кто виноват в таком повороте событий? В первую очередь, публикани и налоговая система, которая сеяла разрушения, злобу и ненависть.
    Из всех цезарей самых выдающимся является Август. Он сумел добиться самого продолжительного периода мира. Он упразднил воинственную Республику и положил конец расширению империи. Он принял статус Первого Гражданина вместо статуса императора. Он разрушил мощь республики, изменив направление налоговых потоков. Он не изменил формат римского правительства. Сенат по-прежнему правил, но Август был де-факто императором. Август учредил налоговое бюро и ликвидировал институт publikani. Он начал заключать налоговые договора с городами и провинциями. Косвенные налоги собирали энергичные бизнесмены – conductors. Вначале они были на комиссии, а потом работали бесплатно, на патриотической идее. Налоги собирались местными людьми на основе переписи. Они проводились для регистрации граждан для последующей оценки налоговой базы. Города получили право устанавливать свои налоги. Опять речь идет о 10 или 20-процентом налоге на урожай. Для обеспечения старости солдат август ввел налог на наследство. Он составлял 5%. Подарки детям и женам не облагались этим налогом. В Риме действовал налог с продаж. Он составлял 1% на все товары и 4% на рабов. После смерти Августа налог с продаж был сокращен вдвое. В 40 году Калигула вообще упразднил этот налог.
    Интересны предложения Нерона: 1) налоговые правовые акты до этого были конфиденциальные, надо сделать общественно доступными, 2) на оплату долгов по налогам будет предоставляться год после объявления дефолта, 3) власти на местах и в губернаторы провинций должны отдавать приоритет делам против налоговых сборщиков (их злоупотреблений).
    Великая эпоха Римского мира, длившаяся двести лет, закончилась в 180 году смертью Марка Аврелия. Он был императором, которые при пустой казне продавал с аукциона свои личные активы, чтобы покрыть госрасходы. С одной стороны, солдаты требовали повышения жалований. С другой – люди требовали снижения налогов. Пустая казна стала приговором Риму. Окончательной ошибкой Марка было назначение на престол своего сына, а не наиболее способного из граждан. Он был убит своим советником. Рим погрузился в столетие жестокости и кровопролития.
Налоговые записи сжигались. С аукциона продавалось имущество императоров. Девальвация динара превратила его в пустые деньги. Ко времени императора Септимиуса (210 год) в динаре осталось только 50% серебра. Еще через шестьдесят лет – только 5%. Чтобы выжить правительство прибегло к четырем способом получения дохода: 1) золотая корона или 1600 фунтов золота, 2) литургия, 3) налог на наследство, 4) военные трофеи. Все эти инструменты начал активно использовать Диоклетиан. Он пришел к власти в ситуации экономического хаоса. Сборщики налогов не брали обесцененные деньги, а солдаты не хотели получать в ней зарплату. Моря контролировались пиратами. Часты были бунты. Фермеров изгоняли из своих домов сборщики налогов. Государство вернулось к рабскому труду и конфискационным мерам.
В такой ситуации Диоклетиан ввел в империи чрезвычайное положение. Он приказал заморозить цены, перешел на сбор налогов в натуральной форме. Возврат к налоговому примитивизму был показательным. Чтобы осуществлять сбор налогов, была проведена перепись. Затем власти оценили, сколько люди должны платить, исходя из потенциала их активов. Мера стоимости динар была заменена на единицу продукции iugum. Он был равен 12,5 акрам лучшей земли, 25 акрам земли первой категории и 37,5 акрам земли второй категории. Можно только вообразить, какие споры разгорелись по поводу того, к какой категории отнести тот или иной участок земли. Как говорит Ч. Адамс, такая система все равно была проще, чем система подоходного налога сегодня. В то время она породила мощную бюрократию. Во многих исторических текстах указывалось, что сборщиков налогов было больше, чем налогоплательщиков. Гражданам империи ограничили право свободного передвижения, которое у них было с самого начала. В угоду своей налоговой системе Диоклетиан лишил своих сограждан права, которое у них было 1000 лет. Фермеры и их дети были обязаны оставаться на своей земле. Так римская империя погрузилась в тоталитаризм.
    В сентябре каждого года правительство оглашало налоговые ставки на каждый iugum. Никто не знал заранее, какой налог надо будет платить. Диоклетиан положил начало популярной сегодня практике. Он  декларировал начало реформ и снижение налогов, но вместо этого увеличивал их. Последователь Диоклетиана Константин посвятил империю в христианство и .. еще больше увеличил налоговую нагрузку. В 306 году он ввел прямой налог на торговлю и производство. Он собирался каждые четыре года. База – коммерческие операции. На деле он взимался практически с каждого предмета. Чтобы уплатить его, некоторые даже продавали детей в рабство, потому что налог собирался в золоте или серебре. Чтобы заставить родителей идти на такие акты отчаяния сборщики налогов применяли пытки. В те времена многие христианские мученики умирали скорее не по религиозным, а по налоговым соображениям. Один из немногих позитивов, который сделал Константин, заключался в переходе на золотой стандарт, но цена для людей от этого монетарного достижения была очень высокой. Императоры четвертого века страстно старались спасти империю, но остановить развал было невозможно.
    Историки называют много причин падения Рима: депопуляция, болезни, войны, высокие налоги, истощение земли и даже греховодность. На самом деле, было несколько причин, которые определили ход развития событий. Ч. Адамс считает, что к этому списку надо добавить еще один важнейший фактор – уклонение от уплаты налогов. Если бы у римских властей было достаточно денег на армию для защиты страны от набегов варваров, то развала империи бы не было. При Диоклетиане бюрократия и армия резко увеличились. Армия насчитывала около 500 тысяч человек. В течение четвертого века сборщики налогов стали менеджерами рынка рабов. Малые фермы старались объединяться, но власти запретили этот процесс. Большие фермы не платили налоги по закону. Чтобы платить меньше налогов, землевладельцы давали взятки за занижение стоимости земли. Для богатых Сенат принимал одну амнистию налоговых долгов за другой. Многие историки указывали на феномен исчезающих налогоплательщиков. Одни были физически уничтожены или боялись заниматься производством, другие, что побогаче, просто обеспечивали себе налоговый иммунитет. Крестьяне умирали от недоедания, потому что все ресурсы забирали сборщики налогов. Некогда могущественный Рим, который гордился гарантиями свободы и демократии, пал под бременем государственного регулирования и огромной налоговой нагрузки.

Ислам: смерть или налоги неверным

После падения Римской империи ислам начал бурое развитие. Его теологическая простота была привлекательной для обыкновенных людей. Вооруженные Кораном и мечом, мусульмане подчинили себе большие территории Ближнего Востока, Северной Африки и Испанию, но междуусобица привела к развалу их империи.
    Мухаммеддины были популярны, потому что шли, как освободители людей, порабощенных высокими налогами и бюрократией римской империи. В Персии Zoroastrians, которые в свое время спрятали Марию и Иисуса, легко приняли ислам, потому что римские налоги были для них невыносимым ярмом. Но большую часть мусульман ислам получил из христиан. На протяжении 250 лет христианство было государственной религией Рима. Высокие налоги оправдывались религией. В такой ситуации духовные вожди ислама легко убеждали людей становиться мусульманами. Так первый великий калиф говорил: «Каждый, кто примет нашу религию и будет молиться нашему богу, будет освобожден от уплаты подушного налога». Таким образом, это не был выбор между христианством и исламом, а между свободой и налоговым рабством. Как отмечал историк того времени, «из-за тяжелого бремени высоких налогов (Kharaj) многие богатые и бедные отреклись от веры мессии (Христа».
    Мусульмане были жесткими автократами. При создании своей империи они совершили одну грубую ошибку. Они передали местным генералам и правителям право сбора налогов. В результате большую часть доходов те ооставляли себе, а центральное правительство испытывало дефицит финансов. На территории бывшей римской империи мусульмане не упразднили налог на землю и подушный налог. Они просто гуманизировали сбор налогов. При этом они были автократами и в отличие от императора Августа не умели управлять госфинансами. Дух исламской налоговой системы хорошо отражен во введении к книге о земельном налоге. Вот как напутствовал на работу сборщика налогов калиф: «Смотри, чтобы ты собрал весь земельный налог (харай), который причитается с них. Будь бдителен и не давай людям уклоняться от уплаты налогов. Не показывай слабость. Приходи ко мне в полдень. Я пришел к нему в полдень. Он мне сказал: «.. Будь осторожен, когда ты приходишь к ним не конфисковывать собственность. Не бей их. Не заставляй их стоять на коленях, чтобы собирать налоги. Не продавай их собственность для того, чтобы компенсировать часть причитающихся к уплате налогов, потому что ты уполномочен собирать только излишек (surplus). Если ты ослушаешься моих приказов, Бог покарает тебя. .. Я ушел и действовал так, как он мне приказал. Затем я вернулся. Оказалось, что я собрал весь причитающихся налог».
    Такая же политика здравого смысла использовалась мусульманами после завоевания Египта. Правитель Амр предоставил местным властям сбор налогов. Тогда в Египте налоги платили только золотом и серебром. Люди страдали от подушного налога. Мусульмане ввели правило, что налоги могут быть уплачены в любой форме по выбору крестьян. Пастбища освобождались от земельного налога, если крестьяне разрешали определенному количеству скота мусульман пастись на их пастбище весной. Подушный налог в два динара (с освобождением в трудные времена – неурожая) был оставлен только для неверных купцов и торговцев, т. е. немусульман.
    Арабы принесли мир и вежливость в мир, который загибался от налогов и жестокости. Они освободили старый римский мир от коррумпированной, эксплуатирующей системы налогообложения. Арабы даже практиковали возврат налогов, как это было, к примеру, в Палестине в 636 году. Они вернулись деньги как христианам, так и евреям. К тому времени арабы уже завоевали большинство земель Иудеи. Когда арабы узнали, что на эти земли движутся силы Рима, они решили вернуть собранные налоги, сказал, что они не могут обеспечить безопасность населения. Такой жест сильно растрогал христиан и евреев. Они молили богов, чтобы арабы вернулись к ним. Такая картина сильно отличается от того, что мы имеем сегодня. Да, Коран говорит о том, что неверных должна постигнуть смерть (9:29), но арабы действовали прямо противоположным образом. Убийства не практиковались даже самыми рьяными фундаменталистами. Побежденные люди имели на выбор три опции: смерть, налоги или переход в ислам. Исламисты модифицировали римскую налоговую систему, сократив ставки и ограничили сбор налогов только к неверным. Такой подход позволил исламу расти гораздо быстрее, чем использование меча по Корану. В результате массового перехода в ислам резко сократилась налоговая база. Неверных стало резко не хватать. Как следствие египетские правители начали умолять халифов распространить сбор налогов на  всех. В конце концов, между благородным святым делом увеличения числа исламистов и налоговыми поступлениями арабы выбрали второе.
    Подушный налог назывался jaliya. Его сбор был законодательно оформлен через договор dhimma. Уплата налогов была главной обязанностью неверных. К тому же они не должны были драться с мусульманами и не трогать мусульманских женщин. Он должен был быть добрым самаритянином по отношению к мусульманским путешественникам. В этом случае ему гарантировалась безопасность и право исповедовать свою религию. Кстати ставки подушного налога варьировали от одного до двух динаров. Вот какое письмо написал халиф жителям Тифлиса в 642 году: «Именем милостивого и сострадательного бога пишу я, Хабиб ибн Маслама к жителям Тифлиса в земле Хурмуз. Я предоставляют вам, вашим детям, вашим семьям, вашим храмам и монастырям, вашим религиям и молитвам безопасность при условии, что вы примете унижение [?] уплаты подушного налога по ставке один полный динар на каждое домашнее хозяйство. Вы не должны объединять несколько домашних хозяйств в одно, чтобы сократить налог. Мы также не будет разъединять домашнее хозяйство, которое уже создано». Аналогичная ситуация была в Персии. Кстати многие страны начали практиковать сбор налоги только с неверных (еврейское царство хазар на севере Персии). В западной цивилизации такое практиковалось на протяжении тысячи лет. Такая практика напоминает греческую практику взимания налогов с метиков (иностранцев), а не с местных жителей.
    Подушный налог в Персии отличался от египетского. В Египте подсчет шел от земли, а в Персии – 10% от ценности торговых запасов. Таким образом, универсальности в сборе данного налога не было. Закат мусульманской империи начался в Испании. К этому времени арабы начали поднимать налоговые ставки и ввели первый в мире акцизный налог в 5%. Халифы и султаны стали сильно отличаться от Мухаммеда, который жил скромно и проповедовал всеобщее братство. Руководители исламского мира стали коррумпированными, высокомерными правителями. Они тратили деньги, но не имели эффективной системы налогового аудита. Местные сборщики налогов оставляли большинство денег себе, не отправляя в центр причитающуюся долю. Второй фактор, который погубил исламскую империю – ужесточение мер в отношении налогоплательщиков (избиения, смертные приговоры как к верным, так и к неверным). В Египте местный султан хотел увеличить ставку налога на 5%. В ответ ему советник сказал: «Я не могу просить у людей больше налогов, когда жена султана на праздник по случаю обрезания сына султана одела платье стоимостью 30 тысяч динаров. И это только одна жена и одно платье». Можно себе представить уровень коррупции в слабеющей империи.

Налоги средневековья: когда бог был на стороне налогоплательщиков

После падения Рима мелкие фермеры продолжали подчиняться крупным землевладельцам или военным полководцам. На этот раз было больше беззакония и насилия. Вместо налогового рабства была введена система рабского труда. Феодальная система была основана на контракте, в котором участвовали три стороны (Бог – третий). Налоговые положения не подлежали изменению. Король Tours приказал не вводить новых налогов. Виконт этого же королевства ввел на своей территории подушный налог, не спрашивая короля. То пришел в ярость и отменил налог, потому что боялся гнева божьего. Более того, он вернул гражданам собранные средства. Ведь третьей стороной контракта был Бог, который, как сегодня конституция, должен был защищать простого человека.
В религии того времени было популярно учение о том, что король, который взимал слишком высокие налоги, совершал грех, за который его ждет божья кара. Король голландский Уильям Хороший, например, наказывал сборщиков налогов, которые нарушали правила сбора налогов. Меры против чрезмерного налогообложения были узаконены в документе под названием Edict of Paris, принятый в 614 году. Это был договор между конкурирующими королями на территории современной Франции и часть Германии. Данный документ был предтечей Магны Карты. По сути дела, это была своеобразная средневековая конституция, вводившая запрет на все exaction inaudita (налоги, о которых раньше не слышали). Люди восставали против тех королей, которые вводили новые налоги. Так хроники описывают бунт людей против жестокого французского короля Дагобера, который ввел подушный налог. Это был последний случай в средневековой истории, когда короли пытались ввести подушный налог. Монтескье в своей работе «Дух законов» (1715) пишет, что это было время сильных антиналоговых настроений. В нем доминировали люди, которые позже стали основателями США. Хроники писали, что человек свободен только тогда, когда его имени нет в налоговых списках. Поэтому короли, которым нужны были новые доходы, вынуждены были просить делать своих подчиненных добровольные пожертвования. Короли получали деньги в виде штрафов, за предоставление охранных услуг, в виде налогов на торговлю, а также специальный платеж от вассала тогда, когда его старший сын становился рыцарем или дочь выходила за муж.
Короли были своеобразными брокерами при оказании брачных услуг, зарабатывая на этом деньги. Налоги средневековья не были рассчитаны на ведение больших военных операций. Короли вынуждены были конкурировать за власть с церквями, которые были освобождены от уплаты налогов. С церковной земли также не платились налоги. Эта популярная форма ухода от уплаты налогов используется и сегодня. Короли отчаян искали источники богатства и нашли их .. у евреев. Они были вынуждены платить налоги. К тому же, характерной чертой средневековья является наделение церквей полномочиями облагать людей налогами. Часто церкви были гораздо богаче королей.
    В средние века евреи оказали огромное влияние на развитие западной цивилизации. Современный капитализм и банковская система развились из коммерческих практик и денег евреев. К тому же, евреи, несмотря на преследования, постоянно инвестировали в знания. Интеллектуальный капитал евреев, греков или римлян в темные средние века сохранялся именно данным сообществом. Средневековое еврейское общество было классифицировано не по уровню богатства, а по знаниям. Богатство было вторым по значимости фактором. Христиане обучались лишь ограниченному набору догм и не имели представления о реальной картине мира. Именно евреи готовили кадры для управления многими правительствами. Их образование было сбалансированным, в то время как христиане не обладали знаниями о торговле. Будучи богатыми, они стали целью для средневековых сборщиков налогов. Специальный налог на евреев был введен в 72 году римским императором Веспасианом. В 326 году он был отменен Юлианом. В 813 году этот налог был опять введен Луи Пиусом, сыном Шарлеманя. Вначале это был небольшой налог, но, как и все налоги, он быстро увеличился. С тех пор появилось определение «wandering Jew». Это евреи, которые вынуждены были скитаться по миру после того, как их разоряли сборщики налогов. В древние века евреи были больше фермерами. В средневековье они больше занимались банковской деятельностью и коммерцией, потому что христиане изгоняли их из традиционных сфер деятельности.
По законы евреи должны были занимать социально презираемые виды деятельности. Они были сборщиками налогов, исполнителями приговоров, кредиторами. После того как евреи были изгнаны из Испании, в ней остались тысячи пустующих ферм, которые можно было купить за гроши. В 1306 году евреи были изгнаны из Франции. Но первая европейская страна, которая изгнала евреев, была Англия. В 1290 году король Эдвард приказал им покинуть страну, потому что «они перестали быть ценными активами». Данный запрет действовал 365 лет. Бродящие евреи стали своеобразными налоговыми бунтарями. Но когда халиф Багдада хотел упразднить се налоги на евреев, главный банкир этого национального меньшинства был против. Он говорил, что, платя деньги, евреи являются ценным ресурсом для страны. Это обеспечивает их выживание. Евреи платили не только подушный налог, но и налог на богатство, а также различные одноразовые выплаты (по типу сегодняшних пожертвований в Беларуси на строительство библиотеки и т.д.). Налогами облагались все ритуалы, браки, поминки, кошерная пища и религиозные товары. Евреи были вынуждены финансировать крестовые походы и строительство церквей. За все это время они накопили большие капиталы. Они давали кредиты под 20%. Это были чрезвычайно дорогие деньги, но у людей часто не было другого выбора. Поскольку выдача кредитов под проценты тогда была запрещена, ненависть к евреям как у христиан, так и мусульман росла.
    Однако будучи источником финансов для правительств, они оставались самыми свободными людьми в средние века. На них не распространялись феодальные практики, которые испытывали крепостные. Евреи имели свою службу сбора налогов. Первый метод сбора налогов назывался патерналистским. Каждое сообщество назначало мудрейшего для оценки активов и определения налогов. Такая система была прогрессивной. Богатые платили больше, чем бедные. Согласно второму методу, оценку проводил налоговый эксперт. Сначала проводилась оценка всех активов сообщества. Каждый из членов сообщества платил одинаковую часть. Третий метод сбора налогов – декларативный. Каждый сам декларировал стоимость своих активов и, исходя из этого, платил налоги. Здесь не было налоговых инспекторов. Это была система чести. Современные налоговые системы сбора подоходного налога сочетают в себе элементы этих трех еврейских методик сбора налогов.
    Специальные налоги на евреев существовали в Европе вплоть до Наполеона. Он был большим сторонником налогового равенства. Однако после поражения в войне с Россией, старые налоги были восстановлены. Германия в то время также имела эти поборы. Когда Гитлер пришел к власти, он просто восстановил их еще раз. 

Налоговая мудрость эпохи просвещения

Взлеты и падения Франции, Голландии, Англии были в большой степени связаны с качеством налоговой системы. Испанская империя была самой богатой за всю историю человечества, но она не сумела создать эффективную налоговую систему. Голландия возвысилась за счет торговли, но затем была погребена под чрезмерно высокими акцизными налогами на торговлю и ремесло. Англия учла опыт Голландии и Франции и обеспечила создание своей империи, в том числе за счет эффективной системы налогообложения. Гораздо позже, во второй половине XX века Британия решила поэкспериментировать с высокими налогами. В результате из страны уехали десятки тысяч богатых людей, в том числе музыкантов (Rolling Stones, к примеру), а также тысячи самых высокопрофессиональных врачей.
    Ученые и мудрецы эпохи просвещения много писали о налогах и взаимоотношениях между государством и гражданином. Дж. Локк, Барон де Монтескье, А. Смит и многие другие подробно описали принципы функционирования эффективного государства. Их идеи легки в основу англосаксонского возвышения и расцвета Америки. Вот десять уроков от мудрецов эпохи Просвещения:
1) Правительство – это в лучшем случае необходимое зло. Об этом очень убедительно писал Томас Пейн в своей классической работе «Здравый смысл» (1776). Он сказал, что Америка – это земля свободы, потому что это земля низких налогов.
2) Необходимо опасаться воображаемых потребностей государства. Речь идет о потребностях, которые уходят конями в страсть (так пишет барон де Монтескье в своей книге «Дух законов» (1751), в слабость правителей. В обаяние необычных проектов, в желание славы и популярности, в неспособность противостоять приступам тщеславия. Часто слабые правители с чрезвычайно низким уровнем самоуважения воображали себе, что потребности государства совпадают с претензиями низких, подлых душ.
3) Государство не должно заниматься бизнесом.
4) Свобода несет в себе семена своего собственного разрушения. Это вывод Монтескье из главы «Злоупотребление свободой» (Книга XIII). Суть этого предостережения заключается в том, что свободные люди склоны снижать бдительность и позволять правительству повышать налоги и расширять свое присутствие в обществе.
5) Прямые налоги – это знак рабства. Косвенные налоги – знак свободы.
6) уклонение от уплаты налогов – это не уголовное преступление. Дж. Локк во «Втором трактате о гражданском правительстве» писал: «Таким образом, закон природы является вечным законом для всех людей, как законодателей, так и всех остальных. Действия законодателей, законы, которые они принимают, равно как и действия всех других людей должны быть в соответствие с законами природы.
7) Главный враг свободы – это произвольное налогообложение. Для чиновников именно такие налоги являются самыми ценными, потому что они позволяют им зарабатывать много денег. Мудрецы средневековья считали Людой налог произвольным, если он не основан на строгих принципах. Первый принцип – согласия. Второй принцип – налоги должны быть распределены среди людей по четкому, определенному стандарту или правилу.
8) Экономика здравого смысла: сокращение налогов для увеличение доходов бюджета (supply siders). Отметим, что понятие «умеренный налог» имеет различное историческую трактовку. Когда в конце XVIII века был введен 10-процетный подоходный налог, его современники окрестили, как outrage (возмутительный поступок, грубое нарушение). Мыслители эпохи просвещения были не просто supply siders. Они были super supply siders.
9) Признаки плохой налоговой системы изложены в классических четырех положениях А. Смита: 1. плох тот налог, который требует большой бюрократии и сложной административной системы, 2. плох тот налог, который «может создать препятствия для проявления трудолюбия людьми, от применения их способностей в определенных сферах бизнеса…» 3. Плох тот налог, который поощряет уклонение от его уплаты. 4. Плох тот налог, которые заставляет людей проходить через унизительные проверки сборщиков налогов.
10) Хорошая налоговая система основана на шести принципах лорда Кейма (Kame’s six rules)
Лорд Генри Кейм в 1769 году опубликовал замечательную работу «Скечи по истории человека». В ней он определил шесть правил для налогообложения:
1. когда существует возможность для уклонения от уплаты налога, налоги находятся на умеренном уровне. Для законодателей несправедливо поддаваться соблазну и наказывать за это.
2. Налоги, сбор которых требует больших затрат, вообще не должны вводиться.
3. Произвольные налоги «отвратительны для всех». Сумма к уплате определяется смутными, неясными решениями чиновников.
4. Решение проблемы «неравенства богатых» заключается в том, чтобы бедных вообще освободить от уплаты большинства налогов.
5. Надо избегать введения налогов, которые истощают силу народа. Такие налоги противоречат самой природе правительства, которая заключается в защите угнетенных.
6. Надо избегать введения налогов, уплата которых требует произнесения клятвы. В то время многие мудрецы выступали против такой практики. В то время, когда простые люди боялись бога, присягать перед богом на уплату налогов было очень обязующим действием.
    После Томаса Пейна новую жизнь в идеи эпохи просвещения вдохнул Дэвид Торо (David Thoreau). Он выступал за ограниченное правительство или вообще за его отсутствие. Если правительство начинало расширяться, Торо считал оправданным проявление гражданского неповиновения. Идеи А. Смита подхватил Д. Рикардо, затем Дж. С. Милль. К концу 19 века эти благородные идее начали мутировать в патернализм. Социалисты и статисты разных мастей наполняли совершенно иным смыслом дорогие каждому сторонники ограниченного правительства слова «либерализм», «ответственность власти», «выполнение гражданского договора», «социальная справедливость», «деление доходов». Поэтому теперь трудно определить ценности человека только по названиям.

27 уроков из истории развития налоговых систем и цивилизаций

Сильное повышение правительством налоговой нагрузки может привести к четырем ситуациям, три из которых – плохие: 1) бунт, 2) уклонение от уплаты налогов и 3) переход в другую налоговую юрисдикцию. В стране высоких налогов также часты инфляция, низкая производительность труда, замедление темпов экономического роста и расширение полномочий бюрократии. Все это приводит к эрозии индивидуальных свобод. Налогоплательщики, как правило, не осознают, насколько велико налоговое бремя. Они не знают, каким оно было 20 – 30 лет назад, поэтому к налоговым бунтам доходит редко: правительство повышает налоги не одним большим рывком, а мелкими «шажками». Наряду с войнами и загрязнением окружающей среды, налоги можно назвать одним из самых больших бедствий XX века.
Тезис о том, что великие империи погубили себя налогами, находит все больше фактических подтверждений. Налоги часто были запалом, с которого начинались большие социальные взрывы. По мнению одно ученого, цивилизация Майа закончилась, когда ее граждане начали убегать от налогов в джунгли. Налоги являются точным барометром социального порядка. Много можно сказать об обществе на основании того, какие налоги установлены в стране, кто их платит, кто оценивает налоговую базу, кто собирает налоги и как они расходуются. История цивилизаций показывает, что чиновники и политики при власти платят меньше налогов, чем простые смертные.
    Эмиграция от налогов стала достаточно популярным способом сокращения налогового бремени. Чарльз Адамс сравнивает налоговую систему и неверную супругу. В брачном контракте еще с библейских времен было записано и проговаривалось «в горе и счастье (for better or worse)» быть вместе с супрогом/ой. Это положение не включало в себя супружескую измену. Развод был не только оправдан, но жену часто ждала суровая кара и даже смерть за адюльтер. Как и брак, отношения между гражданином и государством основаны на контракте. Здесь тоже есть положение в горе и счастье», но есть грехи, которые не прощаются. Налоги относятся к этой категории явлений. Так американцы начали войну за освобождение, потому что британцы облагали их налогами «без их согласия».
В 15 веке дочь короля Чарльза Лысого после его смерти столкнулась с проблемой умиротворения граждан, страдающих под непосильным бременем налогов. Она снизила налоги и приняла известную хартию «Great Privilege». Этот документ был сильно поход на британскую Магну Карту. Он устанавливал, что если любой правитель нарушит налоговые права и свободы граждан, то они имеют право «не выполнять свои гражданские обязанности по отношению к государству». Иными словами, у людей было право развода. Аналогичный мандат был у китайцев (Mandate of Heaven).
    С точки зрения этики налоговая система должна быть основана на двух положениях: Во-первых, долгом каждого правительства является разработка справедливой и эффективной налоговой системы. «Справедливой» с точки зрения оценки и сбора налогов. «Эффективной» с точки зрения того, как управляются и тратятся государственные деньги.
Вот основные уроки из истории развития налоговых систем и цивилизаций:
1) многие великие страны погубили себя налогами и наоборот: многие государства стали великими и богатыми, потому что создали эффективную налоговую систему, которая стимулировала экономический рост и развитие бизнеса.
2) Какие бы налоги вы не устанавливали, за ними должен быть контроль, чтобы не пострадал свобода.
3) Всеохватывающая налоговая система предполагает наличие большой власти в руках чиновников. Со временем она трансформируется в огромную – не только над налогоплательщиками, но и над остальными органами власти. Даже короли и императоры вынуждены были капитулировать перед налоговыми органами.
4) Древние греки построили первую цивилизацию без деспотизма. Они открыли путь к прогрессивному обществу, понят, что тирания является продуктов плохой налоговой системы, особенно прямых налогов.
5) Во время войны или чрезвычайно ситуации, которые требуют больших расходов, надо, чтобы все граждане облагались налогами в соответствие с их располагаемыми активами, а не по произвольным принципам, устанавливаемым сборщиками налогов.
6) Природа не распределяет богатство равномерно. Все мы знаем, что люди - разные по своим способностям и талантам. Некоторые граждане будут гораздо богаче других. Они предоставляют обществу много услуг, в том числе рабочие места, новые технологии. Они платят больше налогов и занимаются благотворительностью. К тому, чтобы богатые граждане делились с обществом надо использовать силу убеждения и общественного мнения, а не законодательного принуждения.
7) Все граждане, начиная от призывников, заканчивая лидерами, должны служить государству бескорыстно и, если возможно, без оплаты. Его должна мотивировать любовь к стране и долг служения ей. Их главной наградой должна быть общественная похвала и одобрение соотечественников за хорошо сделанную работу.
8) Недовольство налогоплательщиков ставит под угрозу благополучие и социальный прядок в большей степени, чем неправильно ведущие себя налогоплательщики. Поэтому закон должен быть направлен против рвения налоговиков, а не против злых налогоплательщиков.
9) Чтобы налоги воспринимались, как законные, необходимо общественное согласие. Если государство устанавливает налоги без согласия граждан, тогда гражданское неповиновение и бунт оправданы.
10) Налоговые исключения по своей природе несправедливы, если только они не применяются ко всем. Если конституционный принцип равенства перед законом применить по отношению к налогам, то все граждане и компании должны платить одинаковые налоги.
11) Свобода защищается от доминации государства путем сохранения права на невмешательство в личную жизнь. Банковская тайна является одним из краеугольных камней свободы. Она уходит корнями в раннее английское право «Мой дом – моя крепость». Имеется в виду активы.
12) Налоги гораздо чаще были причинами революций, чем другие причины. Люди редко бунтуют и восстают против власти, если уплачиваемые ими налоги разумны.
13) Мудрый правитель не меняет эффективную налоговую систему. Разрушайте социальный порядок, если вам это остро необходимо (как Кортес в Мексике), но никогда не разрушайте эффективно работающую налоговую систему.
14) Войны являются причинами роста налогов и налоговых ставок. После окончания войны правительства стараются сохранить увеличившееся налоговое бремя.
15) Увеличение налогового бремени ведет к интенсификации процесса ухода от налогов.
16). Если уход от налогов стал общественной нормой, его очень трудно искоренить.
17) Уход от налогов не всегда является злом. Такое действие часто было своеобразным клапаном, предохранителем от насилия и бунта.
18) Большое богатство исчезает, как только правительство начинает действовать по принципу «обдерем до нитки богатых». У богатых всегда есть способы избежать уплаты налогов.
19) Подоходный налог – это испорченный, гнилой способ обложения налогами богатства, потому что чем богаче человек, тем легче ему избежать уплаты налогов. Объем капитала человека и его способность платить не обязательно напрямую коррелируют с его налогооблагаемой базой для налога на прибыль.
20) Люди склоны сопротивляться налогам следующими способами: 1) законный уход от налогов при помощи существующих бухгалтерских и законодательных практик, 2) если такая форма поведения невозможна, значит, используется незаконный уход от уплаты налогов или переезд в другую налоговую юрисдикцию; 3) бунт, 4) наконец, если нет другой альтернативы, люди становятся крепостными, если крепостничество является единственно возможной формой избавления от чрезвычайно высокого налогообложения.
21) Прогрессивные ставки налогов не основаны ни на каких принципах или стандартах. Они быстро трансформируются в жесткий инструмент давления на небольшую группу богатых, которые не могут обеспечить себе широкой электоральной поддержки.
22) Патриотизм подрывается высокими налогами. Высокие ставки налогов, способ оценки налоговой базы и их сбора подрывают позитивный общественный эффект патриотизма.
23) Исторически создание дисижнмейкеров по налогам часто было похоже на швейцарский сыр. Налоговые системы изобиловали дырками, т. е. легальными возможностями ухода от налогов. Наличие многочисленных льгот в налоговом законодательстве превращает сознание налогоплательщиков в швейцарский сыр.
24) Налоги, которые не распределены среди налогоплательщиков справедливо и беспристрастно, теряют всякую силу моральных обязательств.
25) «Налоги – это плата за цивилизованное общество». При этом механизмы и содержание системы налогообложения, способ расходования средств налогоплательщиков определяют, является ли наше общество добродетельным или порочным.
26) Свобода склона сеять семена собственного разрушения: свободные люди склонны предоставлять большие налоговые полномочия правительству. Ни не осознают, что злоупотребление этими полномочиями разрушает свободу, защиту и сохранение которой власти декларируют.
27) Война неизбежно влечет за собой большие расходы. Большие расходы – это высокие налоги. Высокие налоги душат торговлю и являются причиной экономической стагнации и упадка.
    К сожалению не только Беларусь, но и большинство стран Запада игнорирует данные уроки. Небольшие налоговые послабления 1980-х сменились ростом налоговой нагрузки в 1990-х. Переходные экономики гораздо смелее и последовательнее подошли к решению налоговых проблем. Отдельные страны по отдельным налогам совершили настоящий прорыв. Так Россия и Украина имеют 13-проценный подоходный налог. Плоская ставка работает в Словакии, Литве, Эстонии. Опросы показывают, что люди считают налоги слишком высокими и требуют их снижения, но парламенты и правительства ведут себя, как завравшиеся сборщики налогов древних цивилизаций. Страны Европы ведут себя, как некогда граждане имперской Испании. Они на протяжении 400 лет хотели уменьшить налоги, но не могли поменять правительство.
    Многие налоговые реформы концентрируют свое внимание только на ставках тех или иных налогов. Это весьма поверхностный подход. Необходимо учитывать и издержки сбора налогов, то влияние, которое оказывает налоговая шпиономания. Не столько налоговые ставки сами по себе, а именно механизмы оценки налоговой базы, сбора налогов составляли предмет борьбы между государством и гражданами на протяжении многих цивилизаций.
    В Беларуси налоговая реформа пока не начиналась. Бремя белорусского государства гораздо тяжелее, чем во многих древних цивилизациях в период их подъема и расцвета. Государство цинично и открыто наставляет рога своим гражданам, а мы поглатываем любые проявления аморального поведения и нарушения общественного договора. Чиновники считают, что налогоплательщики никогда не решатся на развод. Развитие Беларуси напоминает последний этап существования древнего мира, когда налоги римской империи сбирались жестокими сборщиками, имевшими право обращать людей в рабство. По мнению известного историка Гиббонса это был период «постоянной борьбы между силами государственного принуждения и искусством жульничества». Гиббонс не прав в том, что борьба была постоянной. Граждане проиграли ее. Они и их потомки были обречены на высокие налоги. Как в разлагающемся древнем Риме, так и в современной Беларуси практически невозможно выиграть суд у налоговой инспекции и государства. Государство хочет знать о нас все, чтобы иметь возможность получать налоги с каждой единицы активов. Правительство стало всеохватывающим и бесконтрольным.
Чарльз Адамс выражает сильную тревогу относительно динамики налоговых систем Запада и США в частности. Государство через систему кредитных карточек и номер social security может знать о гражданине все. Он заканчивает свою книгу на весьма тревожной ноте: «Мы придем в своем развитии к той стадии, когда граждане превратятся в крепостных налогоплательщиков, как в позднем Риме? Сегодняшнее развитие правовой и налоговой системы, наличие разного рода приборов для слежки не исключают такую вероятность. Мы можем оказаться в кандалах неокрепостного права, заправлять которым будет сборщик налогов. Если это произойдет, тогда борьба между демократиями и диктатурами вступит в новую фазу. Выбор будет не между свободой и рабством, а скорее между разными формами бюрократического рабства».
    Чтобы этот пессимистический сценарий не оправдался, нам надо вернуться к философии эпохи просвещения, к идеям малого, ответственного государства. Именно они обеспечили процветание всех известных миру цивилизаций: от древнего Египта до современной американской системы. Беларусь – малая страна. Она не может претендовать на статус супердержавы, но если она создаст национальную налоговую систему, которая учитывает исторические уроки развития цивилизаций, советы А. Смита и лорда Кейма, которая будет интегрирована в государственную систему, построенную с учетом советов Л. Мизеса и А. Рэнд, то благополучие и процветание для почти 10 млн. людей наверняка будут обеспечены. Чем не начало построения новой современной цивилизации?

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 27 2017

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не…