И. Е. Задорожнюк. Нужны ли экономической науке философские знания?

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Столетие со дня рождения Фридриха фон Хайека (потомок по меньшей мере третьего поколения венских ученых появился на свет 8 мая 1899 г.) прошло в России относительно незаметно (если не считать выпущенной издательством "Изограф" в 2000 г. книги "Индивидуализм и экономический порядок", содержащей и работы Хаейка, и описание его жизненного пути, и научную биографию) . Не то на Западе: в 2000 г. к этой дате были приурочен выпуск фундаментальных работ - более чем полуторатысячестраничного трехтомника "Наследие Фридриха фон Хайека" (The Legacy of Friedrich von Hayek. Ed. By K. Hoover. Edgar Publ. Vv. 1-3. 2000. P. 1648), а также книги "Возвращение к Хайеку" (Hayek Revisited. Ed. By B. Bouckaert, A. Kroon, Edgar Publ. 2000. P. 192) и конечно же, не только их.  

В предисловии к первому отмечается, что ключевые работы Хайека написаны как раз на пересечении экономических и политических наук с философией. Во второй, выпущенной нидерландскими учеными из фонда Людвига фон Мизеса, особо подчеркивается креативная роль эпистемологии, истории идей и культурной философии в создании основополагающих трудов по экономической теории - с акцентом на значимости положения о "спонтанном порядке" (в "Пагубной самонадеянности: ошибки социализма" говорится об "расширяющейся упорядоченности - extending order"; это наш вариант перевода, в вышедшем в 1992 г. русскоязычном издании говорится о "расширенном порядке, тем самым теряется момент длящегося, а не уже завершенного процесса).
Пунктирно об основных датах биографии Хайека. После окончания гимназии в Вене его призвали в 1917-1918 гг. на военную службу в австро-венгерскую армию и он был артиллерийским офицером на итальянском фронте.
В 1918-1921 гг. - учеба в Венском университете; с 1921 г. Хайек - доктор права, а с 1923 г. - доктор экономических наук. В 1921-1926 гг. служил юрисконсультом при правительстве Австрии во временном отделе по обеспечению условий мирного (Версальского) договора с перерывом для учебы в аспирантуре Нью-Йоркского университета в марте 1923 - июне 1924 г., слушал лекции Хайек и в Колумбийском университете. Вернувшись на государственную службу, стал членом частного семинара Людвига фон Мизеса, который по-своему доказывал "естественный характер" законов капитализма и окончательно исцелил его от социалистических заблуждений юности
В 1927 - 1931 гг. - директор Австрийского института конъюнктурных исследований, с 1929 по 1931 г. - лектор (приват-доцент) по экономике и статистике Венского университета.
В 1931 - 1950 гг. - приглашенный профессор экономики и статистики Лондонской школы экономических и политических наук. Здесь ведутся непрестанные идеологические бои с Кейнсом и кейнсианцами, хотя личные отношения с первым были достаточно ровными и они переписывались.
В 1950 - 1962 гг. - профессор по социальным наукам и морали Чикагского университета (Комиссия по социальной мысли); в 1962-1968 гг. - профессор экономической политики университета Фрейбурга в Брейсгау.
В разное время Хайек - приглашенный профессор Оксфордского, Арканзаского, Вирджинского, Калифорнийского (Лос-Анжелес), Кейптаунского, Зальцбургского университетов; с 1944 г. член Британской академии, а с 1970 г. - член Австрийской академии наук. С 1964 г. он - почетный доктор юридических наук Университета Рикю, Токио, с 1974 г. - Зальцбургского университета. Фридрих Август фон Хайек умер 27 марта 1992 г.
Отмечая - с опозданием сто лет со дня рождения Хайека, и десятилетие со дня его смерти (27 марта 1992 г.), предлагаем вниманию читателей перевод одного из его замечательных трудов: философскую статью "Претензия знания", написанную на основе лекции, прочитанной 11 декабря 1974 г. при вручении ему Нобелевской премии по экономическом наукам.
Премия была присуждена Хайеку - апостолу индивидуализма - совместно с шведским экономистом Гуннаром Мюрдалем - защитником коллективистического начала, особенно при обосновании идеи о помощи развивающимся странам - с примечательной формулировкой: "за основополагающие работы по теории денег и экономических колебаний и глубокий анализ взаимозависимости экономических, социальных и институциональных явлений". Работали-то они в расходящихся направлениях, и если Мюрдаль приводил в своей лекции грубые и "непричесанные" цифры, извиняя себя тем, что они хоть как-то отражают ужасающие для судеб всего мира последствия бедности в развивающихся странах, то Хайек говорил о другом: явно гносеологической проблематике, связанной с необходимостью ограничить претензии конструктирующего и прогнозирующего знания, более тонкого обращения с ним.
Таким образом, они оба вышли за рамки "чистой теории" в экономических науках - но в разных направлениях. Создается впечатление, что Нобелевский комитет не без некоторого лукавства решил присудить премию экономистам, стоящим на полярных позициях в плане социальной философии (или здесь имеет место некая "хитрость разума"?..)
В любом смысле знакомство с почти философским текстом Хайека небезынтересно - ведь отечественному читателю известны в основном его политически ориентированные сочинения, и в первую очередь "Дорога к рабству", вышедшая в далеком 1944 г. В каких-то отношениях эта книга - всего лишь блестящая (а в чем-то ослепляющая) вершина айсберга. Основной массив работ Хайека - это все-таки это труда по экономической теории и философии - теории познания, науковедению, истории идей, политической философии (что видно хотя бы по названиям некоторых из них: "Свобода и экономическая система", "Контрреволюция науки" (The Counter-Revolution of Science, Chicago 1952, опубликовано также на немецком, итальянском, а также в сокращенном варианте на французском языках - как и многие другие работы Хайека), "Конституция свободы" (The Constitution of Liberty, London and Chicago 1960), "Ощутимый порядок" (The Sensory Order, London and Chicago 1952), "Политический идеал правление закона" (Political Ideal of rule of Law, 1955), "Три источника человеческих ценностей" (Three Sources of Human Values, 1978).
В итоговой работе "Пагубная самонадеянность: ошибки социализма" (Fatal Conceit. Errors of Socialism. 1989) (переводчик приводимого здесь текста "по горячим следам" отрецензировал данную работу в ряде изданий и выпустил в отдельное издание реферата под названием "Фатальная самонадеянность" в ИНИОНе в 1990 г.) как бы сплелись все три вида научной активности Хайека - его философских поисков, экономического анализа и политологического подхода - в аргументации за тотальное отвержение социализма. Многие мотивы этого завещания престарелого Хайека, так и не простившего себе грехов молодости (когда он увлекся - до встречи с Мизесом и знакомством с США - идеями социализма), становятся ясными при знакомстве с текстом данной лекции. Кроме этого он свидетельствует, насколько глубоко пронизывают философские идеи работы самых искушенных экономистов. К сожалению, марксистская методология на долгое время лишила нашу экономическую мысль важного импульса философских поисков: не столько потому, что она сама по себе плохая, сколько потому, что сформировала установку: уж где-где, а в экономической науке все философско-социологические вопросы решены "суперклассиком"...
Публикуемый текст свидетельствует о том, что многие средства из философского инструментария не только не использовались, но и не разыскивались прежними нашими экономистами. А это мешало видению сути многих экономических процессов и места отечественной экономики в экономике мировой.
Рискнем утверждать, что именно такой философский подход - самое важное в современной рецепции и интерпретации идей Хайека. Все-таки главное для него - не тотальное разоблачение социализма, а инструментальная критика общественных проектов и деловых инициатив, создающихся "по заданным образцам". Критика, релевантная по отношению, например, и к экономической политике транснациональных корпораций - последнего слова капитализма - которые "пекут" планы не с меньшей интенсивностью и полнотой, чем и пресловутый Госплан (правда, с большей эффективностью)... Благодаря углубленному и во многом философскому анализу делового цикла, Хайек оказался одним из тех немногих экономистов, которым удалось предсказать риски, связанные с наступлением великого экономического кризиса 1920-х годов; его предупреждения фактически подтвердились как раз накануне перед мощным коллапсом осени 1929 г. Почти сразу же после этого он вступил в яростную дискуссию с Дж. М. Кейнсом по вопросу о роли государства в экономике. Как бы в противовес его "Общей теории занятости, процента и денег" (1946) и была написана книга "Чистая теория капитала" (Pure Theory of Capital, 1941). Полемика Кейнса и Хайека, и особенно их последователей - весьма интересный предмет, причем не только истории экономики или истории идей. Здесь можно заметить лишь одно: Хайек предсказывал экономический кризис 1930-х гг., Кейнс предлагал действенные меры по выходу из него. Проживи он дольше, то, может, рекомендовал бы и меры по выходу из кризиса вследствие чрезмерного усердия по проведению его же идей...
Хайек направил свой интерес исследователя на уяснение роли юридического оформления экономических систем, а также философско-психологические вопросы относительно тех способов, с опорой на которые действуют индивиды, организации и различные социальные системы. Он постоянно подчеркивал, что понимание основополагающих социально-экономических вопросов недостижимо без расширения рамок междисциплинарного подхода к ним, равно как и без соответствующих изменений методологического характера.
Один из наиболее значимых вкладов Хайека в социальные науки - его анализ жизнеспособности различных экономических систем. Начиная с середины 1930-х годов он обращает все большее внимание на проблемы централизованного планирования при социализме. В данной области фундаментальных исследований - как и во всех остальных - Хайек продемонстрировал комплекс детально разработанных идей и концепций, относящихся к самой сути дела. Он развил новые подходы к выявлению кардинальных препятствий к осуществлению "социалистического учета" и изучил возможности достижения эффективных результатов путем децентрализации "рыночного социализма". Ведущим критерием, подтверждающим жизнеспособность системы, он считал показатель эффективности использования знания и информации возрастающим количеством индивидов и предприятий; по этому критерию можно отличать одну страну от другой. Его вывод заключался в том, что эффективного использования всей совокупности знаний и информации можно достичь лишь посредством их предельной децентрализации в рамках рыночной системы - с присущими только ей конкуренцией и свободным ценообразованием. Хайек показал, как цены сами по себе являются носителями сущностно значимой информации об условиях издержек и спроса; как ценовая система выступает в качестве механизма передачи знания и информации; как указанная система может эффективно содействовать использованию в высшей степени децентрализованного ресурса знания.
Комплексное рассмотрение процессуальных характеристик делового цикла и результатов анализа меняет сам характер экономического знания, на что Хайек указывал неоднократно. Нужны и многие философские подходы, а не только устоявшиеся схемы, отсюда яростная критика Хайеком образцов сциентизма и призыв изучать сущностно сложные феномены с опорой на момент движения и появления нового. А это уже весьма "непривычная" гносеология, причем не только для экономистов.
К сциентистам Хайек причисляет (без указания на лица) Кейнса и особенно его последователей. Критика Хайека настолько взвешена, что в лекции трудно понять: берутся экономические феномены в качестве иллюстрации к философским положениям - или в центре исследования находится экономические закономерности, а философский подход лишь способствует пониманию их сути.
В этом плане Нобелевская его лекция более чем репрезентативна, а ее тема выбрана неслучайно. И недаром Хайек говорил: "Все же никто не может считаться великим экономистом, если он остается только экономистом; я даже склонен утверждать, что экономист, который является всего лишь экономистом, рискует стать неким надоедливым человеком, а то и носителем явной опасности". Философия же помогает ему избавляться от, можно сказать, индивидуализированной "пагубной самонадеянности" и ограничивать недолжные претензии знания, заключает Хайек. И к нему следует прислушаться.  Примечание Фонда: Статья "Нужны ли экономической науке философские знания? (К Нобелевской лекции Ф. Хайека 1974 г.)" любезно предоставлена Фонду Фридриха фон Хайека (Москва) г-ном И. Е. Задорожнюк, опубликована в журнале "Вопросы философии", 2003 г. , № 1, сс. 164-167, отражает личные взгляды автора статьи и необязательно совпадает с позицией Фонда Фридриха фон Хайека (Москва).

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!