УРОКИ СИСТЕМНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Либерализация, стабилизация, приватизация
Первоначально логика рыночных реформ описывалась экспертами Всемирного банка и МВФ в рамках так называемого «вашингтонского консенсуса» – либерализация, стабилизация и приватизация. Однако неудачная реализация этого пакета реформ заставила обратить внимание на еще одни важный аспект – институциональные реформы, введя термин «поствашингтонского консенсуса».
 

1. Либерализация и ее основные вызовы:
1.1. Что должно быть быстрее: либерализация или приватизация?
Первоначальной реформой почти все без исключения эксперты называли либерализацию цен. Освобождение цен является необходимым условием трансформации собственности и структурной перестройки экономики, поэтому либерализация цен должна предшествовать приватизации. Это чисто монетарный и либеральный подход, согласно которому любое государственное вмешательство вредит эффективному размещению ресурсов и что любое изменение общего уровня цен — всегда следствие сдвигов только на стороне денежного предложения. Е. Гайдар утверждает, что «продолжительный период мягкой денежной и бюджетной политики позволяет бывшим государственным предприятиям сохранять мягкие бюджетные ограничения, наращивать задолженность перед бюджетом и поставщиками без реальной угрозы утраты контроля над предприятиями и соответствующими финансовыми потоками. В результате возникает устойчивое сочетание низкой административной и финансовой ответственности, не действует ни социалистическая дисциплина целостной иерархии, ни рыночная дисциплина жестких бюджетных ограничений. В экономике формируется своеобразный номенклатурно-капиталистический сектор, стандарты и нормы поведения в котором существенно отличаются от тех, которые характерны и для социалистических, и для частных капиталистических предприятий».
Другой, альтернативный либеральному рыночному, подход заключается, в том, что без создания конкуренции производителей либерализация цен приводит лишь к монопольному характеру поведения производителя. В частности академик В. Новиков пишет, «что, вводя свободное ценообразование, необходимо уже иметь структуры механизма конкуренции или условия, позволяющие их быстро создать». До либерализации цен необходимо принять меры по формированию конкурентной среды. «Они заключаются в том, что с высвобождением цен одновременно должен быть насыщен товарный рынок при сложившемся платежеспособном спросе, чтобы не допустить роста цен после их либерализации». В. Новиков также утверждает, что перед либерализацией цен государство должно было создать соответствующие товарные запасы, провести необходимую структурную перестройку экономики. А при отсутствии данной возможности у государства это можно было сделать за счет получения необходимых иностранных кредитов и безвозмездной помощи.
Естественно, что выводы Новикова и других аналогичных экспертов не выдерживают никакой критики. В высокой инфляции на постсоветском пространстве повинная проводимая макроэкономическая политика. Освобождение цен являлось «шоковой» мерой в череде последующих постепенных реформ, что позволяло предприятиям увеличивать цены без увеличения собственной эффективности. Проинфляционная денежная политика, направленная на недопущение падения объемов производства и жизненного уровня населения, требовала постоянной защиты отечественного производителя в виде льгот, таможенных пошлин, дешевых кредитов и пр., что не способствовало их рыночной перестройке и роста денежных доходов населения, что увеличивало платежеспособный спрос.
1.2. Либерализация быстрая или постепенная (с сохранением большого количества регулируемых цен)
В целом либерализацию цен страны ЦВЕ проводили в два этапа:
    на первом (1987-1990гг.) осуществлялась дерегуляция значительной части потребительского рынка при контроле за ценами на важнейшие товары и услуги. Сохранялись государственные дотации и компенсации населению возникающих потерь. Это сопровождалось высокой инфляцией и стабилизацией товарных рынков, создавая одновременно предпосылки для активного реформирования.
    на втором этапе (1991-1992гг.) происходило освобождение цен на большинство товаров и услуг, либерализация импорта при активном сдерживании роста денежных доходов, снижении эмиссии, осуществлении жесткой бюджетной политики и антимонопольных мер. Это требовало значительной политической воли, поскольку сопровождалось падением реальных доходов населения и рецессией в экономике.
Соответственно проводимой политике реформирования страны ЦВЕ и некоторые постсоветские государства пережили три этапа инфляции. На первом (высокая инфляция) начало либерализации цен ликвидировало инфляционный навес, доставшийся от плановой экономики. Инфляция на втором этапе часто была вызвана кредитами ЦБ предприятиям и эмиссионному покрытию дефицита госбюджета для резкого предотвращения падения уровня жизни и производства. Третий этап, характеризующий затухающую инфляцию, связан с мерами валютной и финансовой политики, достижением макроэкономической стабилизации и привлечением в страну иностранного капитала. Возобновление экономического роста в Латвии и Чехии наступило после падения инфляции до 26% и 10% соответственно, а в Литве, Польше и Эстонии - на уровне 42-45%.
2. Стабилизация и ее «якоря»
В зависимости от стабилизаторов (номинальных «якорей»), можно выделить ортодоксальный и гетеродоксный (неортодоксальный) подходы к проведению реформ. В первом случае политика стабилизации осуществляется за счет жесткой бюджетно-налоговой и денежно-кредитной политики. При монетарной стабилизации «якорем» служат объемы денежной массы, кредитования или уровня процентных ставок, при стабилизации на основе обменного курса таким «якорем» становится фиксированный номинальный обменный курс (или заранее объявленные его изменения). Снижение инфляции достигается в результате стабилизации цен на товары – объекты международной торговли, которые непосредственно связаны с обменным курсом, а через них стабилизируются и все остальные цены. Международные цены, пересчитанные по установленному государством курсу в национальную валюту, становятся своего рода потолком для внутренних производителей. Если их товар оказывается дороже импортного, его перестают покупать.
Гетеродоксный вариант также предусматривает проведение жесткой кредитно-денежной и бюджетно-налоговой политики, но в сочетании с контролем над ценами и доходами. Другими словами, такая программа предусматривает фиксацию уровня номинальной зарплаты, рестриктивную политику цен и доходов. Поскольку собственность в новых экономических условиях еще четко не персонифицирована и управление ими находится в полной зависимости либо от государства, либо от трудового коллектива, в переходных экономиках реализуется общая склонность рассматривать заработную плату только как доход, но не как часть совокупных издержек. Отсюда следует, что ее повышательное движение, тем более в условиях уже начавшейся инфляции, как правило, не наталкивается на сопротивление лиц, призванных главным образом заботиться о производственном накоплении и экономии трудовых затрат. Поэтому всегда есть опасность, что неизбежный конфликт между накоплением и текущим потреблением разрешиться в пользу второго. Когда еще нет сильного класса суверенных предпринимателей и эффективного рынка труда, только правительство заинтересовано в достижении согласия по поводу ограничения личных доходов сверх материальных возможностей их удовлетворения. Опыт стран, успешно реформировавших свои экономики, доказал важность политики ограничения доходов в первоначальный период реформ, однако, ее применение обычно ограничивается исключительно начальным этапом стабилизации.
Стабилизационные программы проводились во многих странах мира. Стратегии преобразований, принятые практически во всех странах ЦВЕ, являются неортодоксальным.
Большинство стран ЦВЕ избрало своей стратегией стабилизацию на денежной основе, и лишь несколько стран – Польша, Словакия, Чехия, Эстония, являются примером удачного проведения стабилизации на основе обменного курса, преимущества которого заключаются, прежде всего, в более коротких сроках снижения высокой инфляции и меньшей по глубине величине спада ВВП. Стабилизация на базе обменного курса имеет другие преимущества. Фиксированный обменный курс представляет контролируемую и прозрачную цель, очевидную для любого экономического агента, в отличие от денежных агрегатов. Изменения обменного курса всегда непосредственно обуславливают изменения цен на товары, в отличие от динамики денежной массы. В переходной экономике чрезвычайно трудно спрогнозировать и измерить спрос на деньги и, следовательно, рассчитать оптимальный размер денежной массы. Фиксация обменного курса делает более определенными инфляционные ожидания и способствует их подавлению. Через стабильный обменный курс растет доверие к национальной валюте, снижается степень «долларизации» экономики. Кроме того, в малых открытых экономиках, сильно зависимых от импорта, стабильный обменный курс сдерживает рост издержек производства и внутренних цен. Фиксированный обменный курс дисциплинирует Центральный банк и органы финансового регулирования, поскольку на них теперь налагаются жесткие ограничения в отношении роста денежной массы, избыточность которой тут же приведет к давлению на обменный курс и к потере резервов иностранной валюты.
В Эстонии результатом жесткой макроэкономической политики явилось значительное снижение инфляции с 1069% (1992г.) до 89% (1993г.) и до 26% (1995г.). В 1994г. «валютный совет» был введен в Литве, в результате чего за год удалось добиться значительного снижения инфляции – со 189% в 1993г. до 45% в 1994г. ЦБ Латвии смог поставить под контроль объем денежной массы и добиться значительного снижения инфляции в первый год осуществления реформ – инфляция снизилась с 951% до 109% в 1993г.
В целом политика быстрой либерализации и стабилизации имела непосредственные и ощутимые результаты. Либерализация цен в короткий срок устранила дефицит на товарном рынке. Постепенное прекращение выплат субсидий заставило предприятия сокращать расходы, соблюдать финансовую дисциплину и заняться реструктуризацией. Вместе с тем, либерализация цен вызвала высокую инфляцию и спад производства во всех странах. Основными факторами падения ВВП являются медленная адаптация к изменившимся условиям хозяйствования, включение рыночных механизмов, сокращение платежеспособного спроса и государственного потребления. Эффект сжатия спроса был усилен общей дезорганизацией хозяйственных связей. Резкое повышение уровня цен привело к обесценению оборотных средств предприятий. Следствием либерализации для многих из них стал рост неплатежей и бартерных сделок.
По сравнению с Центральной и Восточной Европой решительный переход к рынку в России начался на один-два года позже, а в других странах СНГ - даже еще позже. Причем во многих из них, особенно в Узбекистане, Таджикистане, Беларуси, Казахстане, Азербайджане он изначально отличался осторожным и постепенным подходом. Практика медленных и частичных реформ не способствовала стабилизации потребительских цен и увеличила экономические и социальные издержки трансформации. Если экономический спад в странах ЦВЕ оказался относительно непродолжительным и не очень глубоким – до 20-25% по показателю объема ВВП, а, начиная с 1993-1994гг. сменился ростом, то в странах СНГ он затянулся на многие годы. При этом ни одна из стран ЦВЕ не пережила столь сильного сокращения производства и реальных доходов населения, как Россия, Украина, Беларусь и ряд других стран.
Опыт стран, переживших периоды ускоряющейся и последовательно замедляющейся инфляции, однозначно свидетельствует о том, что в обоих случаях процессы приобретают самоподдерживающийся характер. Для того, чтобы в качестве позитивной тенденции реально обозначилось устойчивое сокращение темпов инфляции, правительство и центральный банк должны, прежде всего, подавить инфляционные ожидания со стороны хозяйствующих субъектов и населения, а также решить проблему мягких бюджетных ограничений. Это предполагает применение целостного пакета взаимодополняющих антиинфляционных мероприятий. Страны, избравшие стратегию быстрых и решительных преобразований, лидируют сегодня по темпам экономического развития.
Стабилизация: опыт Польши
Одним из наиболее ярких и успешных примеров проведения экономических реформ по сценарию «шоковой терапии» является программа радикальных экономических преобразований, проводившихся в Польше правительством Т. Мазовецкого (ее часто называют «планом Бальцеровича»).
В результате либерализации цены 90% товаров и услуг были переведены на рыночную основу, цены на 5% товаров административно регулировались государством, а изменение 5% цен требовало предварительного согласования с государством. В результате, только за январь 1990г. цены выросли на 60%, причем государство пошло на резкое повышение административно регулируемых цен: розничные цены на уголь были повышены в семь раз, на электроэнергию, газ, центральное отопление и горячую воду – в пять раз.
Быстрое достижение финансовой стабилизации при таком первоначальном скачке цен возможно лишь в случае жесткого ограничения роста доходов населения, чтобы не допустить раскручивания инфляционной спирали «заработная плата – цены». Поэтому правительство Т. Мазовецкого разработало специальный механизм контроля над ростом фонда зарплаты, который мог увеличиваться по мере инфляции, но с определенным отставанием. Любое увеличение ФЗП выше установленных пределов облагалось очень высокими налогами.
Принципиальным изменениям была подвергнута бюджетная политика. В бюджете на 1990г. размер запланированного дефицита был сокращен почти в 10 раз (до 2,5% ВВП) за счет отказа от субсидирования убыточных предприятий, существенного снижения государственных дотаций к ценам, расходов на социальную сферу, науку, оборону. Из бюджета дотировались цены только на узкий круг социально значимых товаров и услуг (молоко, каменный уголь, пассажирский транспорт, жилищно-коммунальные услуги). Кроме того, программой предусматривался неинфляционный способ финансирования дефицита госбюджета с помощью выпуска государственных облигаций, цена которых индексировалась в соответствии с темпом инфляции. Программой предусматривался переход к единой системе налогообложения предприятий вне зависимости от формы собственности, отмена ряда льгот, создание равных условий хозяйствования.
В денежно-кредитной сфере «шок» выразился в резком (более чем в два раза) повышении базовой ставки по кредитам, что привело к снижению спроса на кредит и стремлению предприятий как можно быстрее погасить ранее взятые кредиты. Одновременно наблюдался рост склонности населения к сбережениям. Важным элементом программы перехода к рынку стало введение внутренней обратимости национальной валюты, создание валютного рынка и упрощение регулирования внешнеторговых операций.
В целом за период стабилизации инфляция снизилась с 586% (1990г.) до 29% (1995г.), а с 1993г. в Польше наблюдается экономический рост.
Таким образом, ценовая и финансовая стабилизации, как показывает опыт Польши, Чехии, Словении, стран Балтии, могут быть проведены в относительно короткие сроки с использованием радикальных средств, Институциональные и структурные реформы по своей природе происходят медленнее. Трансформация прав собственности занимает несколько лет, а становление правовых институтов и новой финансовой системы рыночного типа занимают десятилетия, поскольку требуют коренных изменений организационной структуры, подготовки профессиональных кадров, смены менталитета и психологии. Однако процесс реформ может быть нарушен не только из-за их сложности, но и из-за политического сопротивления реформам, например, в социальной сфере.
Опыт восточноевропейских стран показывает, что подготовленные и увязанные с изменениями в других сферах шаги по либерализации цен обеспечивают решение стабилизационных задач, хотя во всех странах это сопровождалось снижением объема производства и уровня жизни населения. Однако конечным положительным результатом стабилизации можно считать формирование условий и предпосылок для усиления конкурентоспособности и роста национальной экономики на основе свободных рыночных цен, что и демонстрирует сегодня большинство стран ЦВЕ. В странах, лидирующих на пути продвижения реформ, программы либерализации и стабилизации экономики привели к затуханию инфляции и возобновлению экономического роста. На рынке появились тысячи новых конкурентоспособных предприятий. Свертывание производства в промышленности сопровождается ростом числа предприятий в сфере обслуживания. Резко увеличился приток прямых иностранных инвестиций. В 1998г. уровень производительности труда в Венгрии был на 36% выше, чем в 1989г., в Польше – на 29%, в Чехии – на 6%. Данный показатель более важен, чем показатель ВНП на душу населения, поскольку лучше демонстрирует эффект реструктуризации (избавление от избыточной занятости).

3. Приватизация: основные подходы
Приватизация – это отчуждение государственной собственности в пользу граждан и юридических лиц и формирование частной, коллективной и смешанной форм собственности. Понятие «приватизация» не всегда употребляется в одинаковом значении. Иногда преобразование предприятий из государственных в частные называется даже в том случае, если пакеты акций данных компаний продолжают (полностью или частично) оставаться во владении государством. В более узком понимании приватизация имеет место лишь тогда, когда государство перестает основным собственником, а покупателями или владельцами долей выступают частные лица или предприятия с преобладающим частным капиталом. Формируя в экономике разнообразные формы собственности, приватизация создает условия и предпосылки перехода к рыночной системе управления предпринимательской деятельностью, где управленческая система не подавляет предприятия, а поддерживает их, создавая и формируя благоприятную рыночную окружающую среду функционирования предприятия.
Независимо от формы и техники проведения, приватизация преследует несколько целей:
    Сокращение расходов госбюджета на поддержание нерентабельных и низкодоходных компаний, сбалансирование доходной и расходной части бюджета;
    Создания рыночной модели структуры предприятия;
    Повышение эффективности работы и производительности соответствующих предприятий;
    Введения ответственности субъектов хозяйствования за неудачный выбор инвестиционных решений;
    Формирование правовой основы становления и развития рыночной экономики, качественное изменение инфраструктуры рынка и введение рыночных механизмов контроля и регулирования экономических процессов;
    Облегчение доступа к капитальным ресурсам, ноу-хау, новым технологиям,
    Улучшение организации и внедрение современных принципов управления;
    Обеспечение конкурентоспособности предприятия за счет разработки новых или улучшения уже соответствующих товаров и услуг, выхода на новые рынки;
    Уменьшение финансового бремени на государство за счет отказа от субсидий и списания убытков.
Среди основных целей приватизации, как правило, выделяют достижение социальной справедливости, политической стабильности, рост экономической эффективности, получение дополнительных бюджетных доходов. Однако опыт стран ЦВЕ показывает, что лишь очень незначительное количество предприятий можно рассматривать как существенных источник пополнения бюджетных доходов. Более того, опыт стран ЦВЕ доказывает, что приватизация может успешно решать только одну задачу, а не несколько одновременно. Например, если выбор падает на рост экономической эффективности приватизируемых предприятий, не следует принимать во внимание фискальные, социальные или политические цели.
Имеются различные пути передачи прав собственности из рук государства в руки частных лиц. Выбор того или иного пути зависит от политических, экономических и социальных реалий, а также приоритетов в каждой конкретной стране. В целом можно выделить две формы приватизации:
Формальная приватизация (организационная) предполагает смену собственности, однако это ничего не меняет ни в отношениях собственности, ни в капиталовооруженности предприятия, ни в доступе к техническим знаниям или управленческим ресурсам. Такая приватизация не предполагает смену отношений государство-предприятие, задачи и цели предприятия также существенно не трансформируются. Иногда формальная приватизация проводиться как подготовительный этап, поскольку предприятия начинают работать по рыночным условиям. Реальная приватизация предполагает продажу государственного предприятия частным стратегическим инвесторам.
Различают следующие методы приватизации:
    Открытый и ограниченный тендер;
    Аукцион;
    Прямая продажа;
    Выкуп предприятия трудовым коллективом
    Продажа сторонним инвесторам
Однако какими бы способами не проходила приватизация важно помнить, что первый покупатель приватизируемого объекта далеко не всегда станет его окончательным собственником, и что ему обеспечено получение прибыли. Владение капиталом не дает человеку богатства в рыночной экономике. Только рациональное распоряжение им приносит доход. А это оценивает только одна инстанция – потребители.
Поскольку реформирование собственности сопряжено со значительными политическими, экономическими и социальными издержками, так как сталкиваются интересы различных групп, то динамику и интенсивность процесса реформирования собственности определяет ряд факторов:
    Качество законодательной и нормативно-правовой базы;
    Отношение и выбор к методу оценки стоимости (зачастую преобладает затратный метод на основании балансовой стоимости, что завышает оценочную стоимость);
    Недостаток средств у потенциальных инвесторов;
    Формирования рыночной инфраструктуры и рыночного механизма приватизации собственности;
    Формирование рыночного механизма доступа иностранного капитала к приватизации собственности;
    Профессиональная подготовка управленческих кадров;
    Нежелание руководителей предприятий брать на себя ответственность и отвечать за результаты хозяйственной деятельности.
10 лет приватизации в странах ЦВЕ преподносят следующие уроки:
1. Наиболее успешной формой приватизации является денежная приватизация предприятия стратегическому инвестору. Инвестор, с деньгами, знаниями, технологиями, доступом к рынку и распределительным сетям имеет наилучшие шансы улучшить функционирование предприятия и сделать его прибыльным .
2. Наилучшие результаты в продаже небольших предприятий были достигнуты на открытых прозрачных аукционах, в которых все заинтересованные участники могли участвовать. В случае продажи большого предприятия наилучшим решением является инвестиционный конкурс.
3. Приватизация в пользу миноритарных акционеров (владельцы ваучеров, работники предприятия) в большинстве случаев не привела к позитивным результатам. Предприятия в странах СНГ, которые были приватизированы по таким схемам, испытывают трудности с недостатком квалифицированного управления, финансовых средств, слабой защитой прав миноритарных акционеров, недостаточной защитой от неэффективных сделок с инсайдерами и пр.
4. Приватизация показала низкое качество действий и управления собственностью со стороны государственных органов, поскольку компетентные менеджеры и специалисты, как правило, не хотят работать на государство. Кроме того, денежная приватизация привела к меньшему объему коррупции и неэффективному расходованию бюджетных средств.
5. Приватизация способствует развитию фондового рынка и привлечению новых инвестиций; более быстрому установлению рыночных цен на товары, ресурсы и землю; усиливает эффективность принимаемых экономических решений.
6. Реализация приватизации в непрозрачных условиях, без ясного стабильного законодательства приводит к отрицательному общественной реакции и желанию пересмотреть ее результаты. Это ограничивает число потенциальных инвесторов и увеличивает их риски.
7. Приватизация должна быть проведена максимально быстро и решительно. Вопреки устоявшимся заблуждениям, быстрая приватизация создает больше и быстрее рабочих мест, чем ползучая.
8. Основной акцент должен быть сделан на проведение обширной приватизации без административных ограничений для потенциальных инвесторов (разные условия для отечественных и зарубежных инвесторов, возможность покупать контрольный пакет акций и распоряжаться купленным объектов по собственному распоряжению).
9. Размер и значимость чековой формы приватизации должны быть ограничены, поскольку она является наименее эффективной экономически и очень спорной с точки зрения социальной справедливости и исполнения ожиданий многочисленных раздробленных собственников приватизируемых объектов. Чековая приватизация зачастую ведет к криминализации и (или) злоупотреблениям со стороны органов власти, что подрывает моральный климат и уважение к реформе собственности;
10. Приватизация должна быть проведена одной командой экспертов-профессионалов, сосредоточенных в одном органе, имеющей эксклюзивное право принятия приватизационных решений.
 
4. Шоковая терапия vs постепенный подход
В системных преобразованиях на «постсоветском» пространстве, как и в остальных странах ЦВЕ, есть сторонники как быстрых и либеральных реформ, так и постепенных, градуалистских преобразований.
«Шоковое» проведение реформ предполагает резкое сокращение государственного регулирования экономики, крупномасштабную либерализацию хозяйственной деятельности, массовую приватизацию госсобственности, жесткую денежно-кредитную и бюджетную политики с целью создать как можно скорее основы рыночной экономики, необходимыми предпосылками которой являются свободные цены и конкуренция. «Шоковую терапию» с отдельными элементами постепенных реформ выбрали Эстония, Латвия, Литва, Россия, Киргизия и Молдова.
Второй подход предполагает «мягкое», постепенное вхождение в рынок при сохранении прямого государственного регулирования значительной части экономики и системы социальных амортизаторов. Масштабы либерализации хозяйственной деятельности при этом подходе ограничены; в ряде случаев практикуются административные методы управления экономикой (например, госзаказ). А монетарная политика ориентируется не столько на обуздание инфляции, сколько на недопущение «обвала» реального производства и социальной сферы. По такому пути пошли Туркменистан, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан, Беларусь, Азербайджан.
Как свидетельствует опыт переходных экономик ЦВЕ, Балтии и СНГ, макроэкономическая стабилизация может быть проведена быстро и решительно, а может быть растянута на годы. Отложенная стабилизация связана, прежде всего, с определенной социально-политической ситуацией. Когда власть оказывается слишком слабой, чтобы осуществить комплекс необходимых, но непопулярных экономических мер, а в обществе существуют примерно равнозначные по своему влиянию группы интересов, не желающие нести издержки по стабилизации и ожидающие, что обстоятельства позволят провести соответствующие шаги с минимальными для себя издержками быстрая макроэкономическая становится затруднительной.
Соответственно, в таких странах формируются две группы интересов, резко отличающихся своим отношением к инфляционным процессам, путям и возможностям их преодоления. К сторонникам политики “дешевых денег” относят тех экономических агентов, которые, благодаря массированным финансовым вливаниям, имеют возможность оставаться экономически слабыми и неконкурентоспособными, откладывая болезненную реструктуризацию или разорение. Другие зарабатывают на нестабильности и частично либерализованных рынках огромные прибыли. Хозяйственные элиты желают сохранить барьеры входа на местные рынки и свои монополистические доходы и преимущества. Этот курс выгоден и многим коммерческим банкам, чье финансовое благополучие в первые годы реформ напрямую зависит от льготных кредитов и бюджетных субсидий.
К элементам такой проинфляционной политики можно отнести попытки «усиления управляемости» народного хозяйства, ужесточение контроля над экспортно-импортной деятельностью, выделение национальных приоритетов, «точек роста», дотаций и субсидий целым отраслям, создание государственных холдингов, концернов и прочих крупных монополистических структур, находящихся под контролем властей.
С другой стороны, по мере либерализации экономики формируются ряды сторонников антиинфляционизма, политики жестких бюджетных ограничений, макроэкономической стабилизации и широкомасштабной приватизации. По мере адаптации своих предприятий к работе в рыночных условиях, активный и высококвалифицированный менеджмент экономически сильных предприятий, конкурентоспособных на внутреннем и мировом рынках, все больше понимает открывающиеся перед ним возможности. Макроэкономическая стабилизация им крайне необходима для производственной и инвестиционной политики, экспансии продукции своих предприятий на рынках сбыта.
Баланс интересов этих групп и определяет стратегии реформ в переходных экономиках. Очевидно, что градуализм или политика постепенных реформ является наилучшей стратегией в условиях, когда отсутствуют политические и социальные предпосылки принятию комплексного пакета взаимоувязанных реформ (ценовая либерализация, приватизация, финансовая стабилизация, дерегулирование внешней торговли, комплекс структурных реформ). Шоковые реформы являются необратимыми, однако, в краткосрочный период именно градуализм позволяет минимизировать экономические и социальные издержки трансформации.
Политэкономия реформ. Проигрывающие и выигрывающие
Осуществление рыночных реформ требует значительных политических и социальных издержек. Ведь появляется большой контингент теряющих в момент первоначальных реформ, чья политическая активность угрожает стабильности правительства. Вследствие этого у власти возникает большое желание административного регулирования и торможения реформ на некий эволюционный переходный период в течении которого потребители и производители будут готовиться к реальному освобождению цен на рынках товаров, услуг, труда и капитала.
Однако с точки зрения политэкономии реформ, которая анализирует выигрыши и проигрыши отдельных экономических агентов в результате реализации того или иного решения, все достаточно понятно и закономерно. В условиях трансформации экономической и политической системы возникает спрос на новые, отличные от тех, что действовали в плановой экономике, формальные и неформальные институты или «правила игры», часть из которых возникает стихийно, часть сознательно, кирпичик за кирпичиком строит государство, воздвигая свод необходимых для эффективного функционирования рыночной экономики законов и правил.
Политическую экономию реформ, проводимых в рамках установления строгой дисциплины и стимулирования, можно графически изобразить посредством прослеживания путей «выигравших» и «проигравших», пройденных ими с начала переходного периода. На рис. 1 представлены рост и потеря доходов, имевшие место применительно к трем различным группам населения в одной из стран с переходной экономикой в зависимости от глубины реформ.

Работники государственного сектора, занятые на государственных предприятиях и не имеющие достаточных навыков для того, чтобы стать новыми участниками конкурентного рынка, сталкиваются с резким падением доходов по мере того, как установление строгой дисциплины требует сокращения масштабов этого сектора, оставляя мало надежды на какое-либо существенное восстановление доходов этих работников в случае более интенсивного проведения реформ.
Потенциальные новые участники, работники государственных предприятий и новые предприниматели, обладающие достаточными навыками для того, чтобы стать новыми участниками конкурентного рынка, характер их дохода выражается классической J-образной кривой. Они сталкиваются со значительными издержками приспособления при низких уровнях реформ по мере того, как покидают государственный сектор. Кроме того, эти участники получают прибыли только в условиях достижения достаточного прогресса в проведении программных и институциональных реформ, имеющих своей целью оказание содействия и поддержки вступлению новых участников на конкурентный рынок.
Олигархи и инсайдеры (лица, имеющие в силу своего положения конфиденциальную информацию о делах предприятия или фирмы) начинают переход к рыночной экономике, имея значительные фактические права контроля над государственными активами и тесные связи с политической элитой, унаследованные от предыдущей командной системы. Однако в связи с наличием у этих людей ограниченных навыков участия в конкуренции в условиях рыночной экономики, они сталкиваются с получением доходов, выражающимся перевернутой U-образной кривой. Олигархи и инсайдеры представляют собой тех, кто получает непосредственную выгоду от либерализации и приватизации, поскольку фактические права контроля над государственными активами можно превратить в юридические права контроля над этими активами и денежными потоками. На ранних этапах проведения реформ олигархи и инсайдеры пожинают плоды своей власти в виде концентрированных прибылей. Кроме того, у них имеются благоприятные возможности заниматься одновременной покупкой и продажей ценных бумаг, товаров или иностранной валюты с целью получения личной выгоды от использования разницы между контролируемыми и рыночными ценами, получением нетрудовых доходов и подрывом установленных правил. Эти возможности появляются в том случае, если либерализация и приватизация не сочетаются с установлением строгой дисциплины и стимулированием. Однако упомянутые выгоды сходят на нет по мере того, как проведение дальнейших реформ приводит к обострению конкуренции и вступлению на рынок новых участников.
При наличии подобных моделей прибылей и убытков каждая группа отдает предпочтение отличающемуся от других сочетанию реформ. Работники государственного сектора предпочитают статус-кво R0 и отвергают все реформы. Олигархи и инсайдеры отдают предпочтение частичным реформам и поддерживают процесс реформ посредством R1, точка, в которой их выгоды достигают максимального уровня и за которой дальнейшее проведение политики установления строгой дисциплины и стимулирования угрожает подорвать получение выгод от незаработанных доходов и подрыва установленных правил. Для потенциальных новых участников процесс предлагает им сначала пойти на определенные жертвы ради обещанных выгод в будущем, когда реформы еще больше продвинутся вперед.
Там, где существует большой риск того, что олигархи и инсайдеры заблокируют проведение реформ, потенциальные новые участники и работники государственного сектора будут либо отвергать реформы, либо поддерживать частичные реформы, поскольку последние, ограничивая сокращение масштабов государственного сектора и поддерживая поток субсидий, влекли бы за собой более низкие издержки экономического приспособления при малой глубине реформ. Однако именно такие частичные реформы — либерализация без установления строгой дисциплины и с применением избирательного стимулирования — превращают захват государства олигархами и инсайдерами в само собой осуществляющееся пророчество. Во многих странах с переходной экономикой это приводило и продолжает приводить к так называемому парадоксу частичных реформ,  когда правительства испытывают недостаток доверия со стороны населения и в очень высокой степени подвержены захвату государства.
Подобное развитие событий имеет своим результатом такое положение, при котором в начале переходного периода потенциальные новые участники весьма скептически относятся к наличию возможностей извлечения потенциальных выгод из любых предлагаемых реформ, носящих радикальный характер, и вместо этого поддерживают проведение частичных реформ, сулящих меньшие издержки на раннем этапе процесса реформирования, даже несмотря на существование большей вероятности того, что подобные реформы, приведут к появлению барьеров на пути вступления на рынок новых участников. Следовательно, наличие поддержки радикальных реформ со стороны населения зависит от его восприятия правительства с точки зрения доверия к приверженности последнего дальнейшему проведению таких реформ.
Риск «застрять» на том или ином низком уровне реформ (R1), для которого характерна либерализация без установления строгой дисциплины и ограниченное стимулирование вхождения в рыночную систему новых участников, является большим. По мере того, как инсайдеры и работники государственного сектора сталкиваются со снижением доходов после R1, эти группы получают сильный стимул к объединению с целью борьбы с дальнейшим проведением экономических реформ. Только когда реформы достигают критического порога (R2), дополнительные выгоды новых участников становятся достаточными для того, чтобы позволить этим победителям либо возмещать потери других групп, либо оказывать политическое давление, направленное на нейтрализацию противодействия продолжению реформ.
Во многих странах у власти оказалась узкая группа лиц, которая реализует очень специфические спрос и предложение легальных институтов. Директорат нереформированных и неконкурентоспособных предприятий, крупных торговых предприятий, полугосударственных банков, крупнейших экспортеров и импортеров, отдельные чиновники и руководители на местах отнюдь не заинтересованы в продвижении широкомасштабных радикальных реформ. Ведь в этом случае они останутся без работы или вынуждены будут вести жесткую конкурентную борьбу с импортерами, новым частным бизнесом, часть из них потеряет работу вследствие ненужности или непрофессионализма.
Следовательно, они предъявляют спрос на весьма специфическую экономическую политику: частичную либерализацию цен, высокие таможенные пошлины и другие нетарифные ограничения, лицензирование, сертификацию и другие барьеры, затрудняющие или, в отдельных случаях, делающие невозможным вход на рынок для других участников, низкие бюджетные ограничения в условиях отсутствия реального контроля за использованием бюджетных средств и пр. Отсутствие политической свободы и многопартийной системы, подчинение законодательной власти исполнительной делают возможным предложение соответствующей экономической политики. Как результат ее воплощения в жизнь, принятие законов, упрощающих условия хозяйствования, пробуксовывается или откладывается на неопределенный срок, в стране процветает инфляция и коррупция.
Более того, именно вследствие реализации такой, репрессивной по отношению к частному и иностранному бизнесу политики, растет спрос на соответствующие неформальные институты, облегчающие существование государственных и негосударственных предприятий в данных институциональных рамках. Множество законов и других нормативных документов имеют двойственное толкование, процветает «телефонное» право и практика множественных проверок, суды подчинены исполнительной власти и не выполняют своих функций. Исполнительная власть, несмотря на все обещания хозяйственной либерализации, активно удовлетворяет соответствующий спрос. Почти во всех нормативных актах есть исключения, каждый год принимаются постановления о льготах, преференциях или отсрочках платежей, большинство документов правительства изобилует изменениями, дополнениями, и изменениями в дополнения.
Опыт рыночных реформ в странах ЦВЕ: уроки для Беларуси
Прошедшее десятилетие позволяет более детально изучить опыт рыночной трансформации наших ближайших соседей – стран Центральной и Восточной Европы, Балтии, СНГ, имеющих часто аналогичные, доставшиеся в наследство от СССР стартовые условия: отсутствие естественной структуры производства, искаженные цены, абсолютное доминирование государственной собственности, гипертрофированную систему мотивов и стимулов. Начав практически одновременно в начале 1990-х годов экономические и политические реформы, сегодня все страны значительно отличаются уровнем экономического развития, привлекательностью инвестиционного климата, уровнем жизни населения. Беларусь, которая еще не начинала рыночных реформ, имеет уникальную возможность использовать лучшие уроки своих соседей, не сделав их ошибок, сэкономив ресурсы, время и избежав социальных рисков.
Среди основных положительных уроков, позволивших европейским странам быстро преодолеть негативы переходного периода и интегрироваться в систему мирового разделения труда, можно выделить следующие:
    Отделение политической и экономической власти, децентрализация и транспарентность принятия управленческих решений
Реформы были тем более необратимыми и успешными, чем меньше государство определяло основные параметры экономической политики. Экономический успех демонстрируют те страны, где политическая власть, находящаяся в руках профессионалов-рыночников (правительства технократов), имеющая общенациональную поддержку и одобрение, открыта к изменениям и выборам.
    Независимость Национального банка от исполнительной власти в проведении монетарной политики
НБ отвечает за стабильность национальной валюты и инфляцию, Министерство финансов – за законодательно определенный дефицит госбюджета вне зависимости от потребностей в кредитовании национальных «флагманов» или административно выделенных «точек роста».
    Быстрое достижение макроэкономической стабилизации за счет принятия и строгого осуществления комплексной антикризисной программы
Хотя национальные особенности имели место почти в каждой стране, стабилизационная программа большинства успешных в реформировании стран имела схожий характер: широкомасштабная внутренняя и внешняя либерализация, отмена дотаций и субсидий, финансовая стабилизация, внутренняя конвертируемость валюты, проведение институциональных преобразований с целью создания рыночной инфраструктуры, углубление разделения труда на основании приоритета частной собственности. Чем более либеральными и последовательными были реформы, тем они были успешнее.
    Реальное выравнивание условий хозяйствования для предприятий всех форм собственности, независимо от страны происхождения капитала
Скрытые субсидии государственным или отечественным предприятиям – отсрочка платежей, государственная гарантия банковских кредитов, льготное кредитование, списание долгов, приоритетное выделение лицензий, квот, различные режимы обменного курса, льготное налогообложение – эти и другие подобные меры ведут не к качественному реформированию предприятий, а лишь к накоплению задолженности и обострению проблемы неплатежей. Сегодня успех демонстрирует политика наибольшей прозрачности и равенства условий хозяйствования. Чем больше и последовательнее правительство отказывается от различных форм искусственного выделения госсектора из рынка или установления приоритетов национальных производителей (потенциально неэффективных) над иностранными, тем быстрее и эффективнее «выздоровление» национальной экономики, тем больше выигрывают потребители виде низких цен, высокого качества и широкого ассортимента.
    Решительные и последовательные институциональные и структурные реформы, направленные на создание рыночных институтов (частной собственности, благоприятного законодательного и налогового климата для привлечения иностранных инвестиций и пр.), верховенство закона
Быстрое проведение «малой» приватизации на денежной основе, уменьшение размера и возможностей «чековой» приватизации как наименее эффективной с экономической точки зрения и спорной с точки зрения достижения социальной справедливости, возможность приобретать контрольный пакет акций, равные условия для внутренних и внешних инвесторов, ясные и стабильные «правила игры», недискриминационная налоговая система – факторы быстрого роста частного сектора с рыночной мотивацией.
Среди остальных позитивных уроков можно отметить:
    Оптимальное использование географического положения, природных и исторических особенностей
    Отказ от административного определения приоритетов промышленного производства или сельскохозяйственного производства, развитие сферы услуг
    обеспечение экономического роста за счет высокой степени экономической свободы и мобилизации ресурсов без привлечения больших внешних кредитов и увеличения внешнего долга
    Ориентация на ценности Европейского союза
Многие страны, выбрав первоначально быстрые и решительные реформы, затем, под влиянием политических факторов, затормозили процесс реформирования, значительно увеличив экономические и социальные издержки трансформации.
Негативными уроками для Беларуси являются:
    Отсутствие или запоздалое реформирование социальной сферы (пенсионной системы, здравоохранение, образование),
    Отсутствие реформ в сфере естественных монополий (реструктуризация и приватизация предприятий ТЭК, ЖКХ, железнодорожного транспорта)
    Макроэкономические полумеры, непоследовательная политика в области приватизации и реструктуризации крупных предприятий, большая роль государства в распределении и перераспределении и вытекающая из этого коррупция и злоупотребления властью;
    Отсутствие синхронизации между фискальной и монетарной политиками;
    Отсутствие реформы банковской сферы и ее реструктуризации. Из-за плохого кредитного портфеля вследствие невозвращения кредитов государственными предприятиями в критическом состоянии оказались средние и крупные банки.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…