Ревизия чернобыля. 20 лет спустя картина выглядит совершенно иначе

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Лженаука – основа большого государства и интервенционизма: парадигма фобии Чернобыль – это трагедия. Экологическая, социальная и экономическая. Этот вывод не ставит под сомнение доклад «Наследство Чернобыля: воздействие на здоровья, экологию и социально экономическое развитие. Рекомендации для правительств Беларуси, Российской Федерации и Украины». Этот документ был опубликован в начале сентября 2005 года. Международная группа более 100 ученых работала по заказу трех организаций: Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и Программы развития ООН (ПРООН). Такой состав участников исключает лоббирование интересов сторонников использования ядерной энергии. Анализ проводился в рамках Чернобыльского форума, который был образован в 2003 году. В его состав кроме структурных подразделений ООН входит Всемирный банк и правительства трех РБ, РФ и Украины. На основании данных доклада мы должны глубокого переосмыслить Чернобыль. Как к любому другому событию такого масштаба надо подходить к научной точки зрения. Только строгий научный анализ позволяет правильно определить причинно-следственные связи реального мира и, соответственно, выбрать адекватные меры по нейтрализации негативных последствий аварии и создании системы помощи тем, кто на самом деле пострадал.
 

Страхи и фобии, которые возникают вследствие незнания фактов, оценки рисков, являются идеальной почвой для государственного интервенционизма, расширения перераспределительных функций государства. Если страхи овладевают большинством граждан, дорога для авторитарного государства становится прямой и комфортной. Парадигма действия людей, которые хотят прийти во власть или расширить полномочия и размер государства (увеличить налоги, монополизировать определенные виды экономической деятельности, ввести жесткие ограничения на производство или потребление определенных товаров или услуг) примерно такова.
Во-первых, надо найти тему, которая интересует подавляющее количество людей вне зависимости от политических, взглядов, религиозной принадлежности, места жительства, даже имущественного статуса. Такой масштаб интереса связан, в первую очередь, со способностью выполнения жизненно важных функций. Во-вторых, необходим мощный PR в научных и университетских кругах, в гражданском обществе и СМИ. Он основан на том, что данная форма опасности не изучена, необъяснима, неизлечима, от нее нельзя спрятаться и скрыться. Чудо, феномен, беспрецедентное стечение обстоятельств – все что угодно. Такая подача информации должна сопровождаться мнениями и утверждениями ученых, экспертов, знатоков или знахарей, которые, прикрываясь этикеткой «наука» будут рисовать апокалипсические картинки типа «все мы издохнем», «человечество заплатит сполна за свои грехи» или «технологии людей их же губят».
В-третьих, надо наличие сильной оппозиционной партии или общественной организации, которая хочет попасть во власть или которая испытывает острый дефицит общественной поддержки. Ей нужна тема, которая может обеспечить ей электоральную поддержку. Пример немецкой партии зеленых тому яркий пример. Политики опираются на мнение «ученых». Их вместе показывают по ТВ. Поскольку тема интересует всех, то рейтинги программ идут вверх. СМИ зарабатывают деньги на рекламе. Политики попадают во власть или ее сохраняют. Ученые и эксперты получают бюджетное финансирование для изучения той самой темы, которая так всех взбудоражила. Поскольку научные исследования нельзя завершить за год – два, речь идет о финансировании долгосрочных исследований (до 10 лет и больше).
    В-четвертых, необходима монополия на а) научную экспертизу и анализ, чтобы, не дай бог, у людей не возникли сомнения по поводу оценки опасности от раскручиваемой темы, б) политическая монополия, чтобы другие политические группы не провели анализ тезисов власти и не уличили их в обмане, преувеличениях и сознательном передергивании фактов. Способ достижения первой и второй монополии отличается по своей сути. Мы не будет говорить о политической монополии, поскольку эта тема выходит за рамки нашего анализа. А вот установление монополии на научный анализ, производство интеллектуального продукта под лейблом «научный» - это как раз то, что практикуется для нейтрализации еще одного людского страха - страха перед выводами и действиями лжеученых, знахарей, мошенников и т.д. Людям внушили, что только политики через органы государственной власти могут ответственно подходит к вопросу сохранения чистоты, «девственности» науки и защищать ее от поруганий эксцентричных людей или банальных жуликов. Выбор темы Далеко не каждая тема может консолидировать общественное мнение в пользу расширения полномочий государства, установления монополии и даже ограничения базовых прав и свобод человека. К таким темам, безусловно, относится все, что потенциально может создать угрозу для жизни, здоровья и имущества. Люди очень чувствительны к тем опасностям, которые могут привести к гибели Земли, животного мира или резкому ухудшению качества жизни из-за загрязнения окружающей среды.
Воры и преступники, конечно, являются угрозой, но не универсальной. Люди по-разному ее нейтрализуют: замки и засовы, оружие, телохранители или договора со страховыми компаниями. Болезни, которые могут вызвать эпидемию, опасны, но не так, как в средние века, когда они выкашивали миллионы человек. СПИД, куриный грипп, коровье бешенство - все это опасно, но не для всех. Прививки, карантинные мероприятия, контроль за кормами, разборчивость в половых связях и использовании чистых шприцов – все это и многое другие может резко сократить риск заболеть или умереть.
Чем конкретнее опасность, чем подробнее она описана, тем больше вероятность нахождения эффективных средств для ее нейтрализации. Тем меньше вероятность, что она может овладеть массами и вызвать истерику в виде «Дайте государству – читай политикам и чиновникам – все, что они хотят. Они нас спасут».
    Поэтому тема и изложение сути опасности должно быть максимально общим, расплывчатым, непонятным, но доступным. Приведем несколько примеров таких тем:
- глобальное потребление,
- генетически модифицированные продукты питание,
- клонирование, в том числе людей
- опасность ядерной энергетики,
- риски использования асбеста, силиконовым имплантантов и т.п.
- исчезновение ценных видов растений и животных,
- перенаселение Земли (наша планета не выдержит такого количества людей),
- озоновая дыра,
- куриный грипп, коровье бешенство (осталось придумать что-то с кошками или собаками. Вот это была бы паранойя вселенского масштаба);
- жадность и кровожадность большого бизнеса, который, если его оставить без контроля, создаст монополии;
- терроризм (фундаментализм).
    Когда источник опасность не имеет запаха, цвета, невидим, трудно измерить его вес, объем и другие физические параметры, когда он не регистрируется обычными бытовыми приборами и когда динамика рисков (опасности) не поддается анализу через мониторинг конкретных показателей, тогда он идеально подходит для расширения размера государства.
Доказательная база анализа имеет серьезные изъяны, но заинтересованные политики, СМИ, тем более ученые - монополисты, не особо придерживаются строгой научной методологии. Типичные примеры мошенничества под прикрытием науки – это
- делать вывод на основании одного или нескольких фактов (исследований), которые, к тому же, тщательно не изучены,
- игнорирование одного из базовых методологических аксиом «после того не значит по причине того,
- наделение определенных явлений не присущими для них характеристиками,
- агрегация неагрегируемого,
- игнорирование стартовых условий,
- включение слишком большого количества факторов в категорию «при прочих равных»,
- игнорирование результатов ранее сделанных прогнозов и использование аналогичных методик,
- прогнозирование непрогнозируемого (банальное продолжение трендов или спекулятивное описание будущего типа «люди-роботы захватят власть, потому надо запретить клонирование» или «через 50 лет климат станет на 2 градуса теплее, поэтому надо запретить (ограничить) определенные производства).
Чернобыль является спекулятивной темой, основанием для роста государства и для вмешательства в процесс производства и потребления. Страх перед Чернобылем у большинства людей Беларуси носит иррациональный, эмоциональный характер. Это страх основан на теме, которая по многим параметрам подходит под генерирующую фобии и страх. Радиация как смертельная опасность для человека, не имеет веса, запаха, невидима. Где она, сколько ее, существует ли она без Чернобыля и как от нее защищаться – на все эти вопросы многие люди до сих прочно связывают радиацию только с Чернобылем. Данный страх усилился фобией к ядерной энергетике вообще. Мирный атом был быстро демонизирован, в том числе из-за того, что атомные технологии можно украсть и сделать ядерное оружие.
Люди не обладают точной, достоверной информацией о последствиях аварии на ЧАЭС. Они до сих пор считают Чернобыль одной из величайших трагедий человечества. Чиновникам и политикам с одной стороны выгодно освещение данной темы на эмоциональном уровне. На эмоции проще влиять, выбивать симпатии, антипатии, а также электоральную поддержку на разного рода государственные программы. С другой стороны, раскручивание темы Чернобыля в таком виде грозит формированием стойкой ассоциации «Беларусь – Чернобыль – опасность для здоровья». А это уже является мощной блокировкой инвестиций, туристического бизнеса, экономической деятельности в целом. Попытки поднять тему ядерной энергетики вызывают бурные протесты, поскольку коннотация любого словосочетания со словом «ядерный» однозначно воспринимается, как нечто плохое.
Доклад Наследство Чернобыля» - это попытка оценки последствий аварии ан ЧАЭС 20 лет спустя. Он ценен как раз тем, что основан на богатой эмпирической базе, десятках исследований, замеров, на анализе фактов, а не эмоций. Перед нами пример того, как подходить к многим устоявшимся мифам, как опровергать домыслы и создавать предпосылки для радикального изменения политики государства в отношении Чернобыля. Данные доклада подтверждают не только аксиому: «Государство – самый большой и опасный враг природы и человека». Данный документ также демонстрирует вопиющую некомпетентность государства в создании, управлении и ликвидации активов и ресурсов, тем более в управлении программами по ликвидации аварий на подобие чернобыльской. К тому же, Доклад подтверждает мою гипотезу о характере воздействия фобий и страхов на размер государства и формировании демократического консенсуса против прав и свобод человека, в первую очередь, прав собственности. Как это было: кто и сколько получил радиации Никто не спорит, что авария на ЧАЭС была большой трагедией, в первую очередь, для жителей Беларуси, Украины и России. Она началась 26 апреля 1986 года и продолжалась 10 дней. В течение этого времени в воздух было выброшено огромное количество радиоактивных материалов. МАГАТЭ охарактеризовало данную аварию, как «самая большая ядерная катастрофа в истории человечества». Облако от горящего реактора распространило многочисленные материалы, в первую очередь йод, цезий, по всей Европе. Радиоактивный йод 131 стал главной причиной возникновения рака щитовидной железы. Период его полураспада составляет всего 8 жней. Поэтому он полностью разрушился в первые недели после аварии. Радиоактивный цезий имеет период полураспада 30 лет. Он до сих пор обнаруживается в земле и пищевых продуктах во многих странах Европы. Большая часть радиоактивных веществ выпало на Беларусь, Украину и Россию. В целом в воздух попало около 14 EBq4, в том числе 1.8 EBq йода 131, 0.085 EBq цезия 137, 0.01 EBq 90 стронция и 0.003 EBq of радиоактивных изотопов плутония. Более 200 тыс. км2 Европы было заряжено по уровню выше 37 kBq m-2 цезия 137. 70% этой территории – это РБ, РФ и Украина.
    Открытые городские территории (лужайки, парки, улицы, дороги, площади, крыши домов и стены были больше всего заряжены радионуклидами. Большие концентрации цезия 137 были обнаружены так, где выпал радиоактивных дождь. В настоящее время уровень радиации в районах, которые были заряжены, вернулся к естественному фону, но в некоторых доза радиации в воздухе остается высокой в садах, полях и некторых населенных пунктах РБ, РФ и Украины.
    Три категории населения были подвержены воздействию радиации. 1) люди, участвовавшие в ликвидации непосредственно на ЧАЭС или в непосредственной близости от нее; 2) жители, эвакуированные из заряженных территорий, 3) жители пораженной радиацией зоны, которые не были эвакуированы. Кроме тех рабочих спасателей и солдат, которые работали непосредственно на реакторе или вблизи его, большинство рабочих, участвовавших в ликвидации последствий и люди, живущие на заряженных территориях, получили относительно малые дозы радиации, по сравнению с теми, которые фиксировались на земле. Отдельные работники ЧАЭС 26 апреля получили дозу от 2 до 20 Gy. В результате 28 из них погибло в течение четырех месяцев после аварии от радиации и термических ожогов. Еще 19 человек погибло до 2004 года. Те рабочие, которые пробыли в зоне мало времени, получили дозу до 500 mSv, в среднем по 100 mSv (данные государственных органов РБ, РФ и Украины).
    Средний переселенец из Украины получил дозу 17 mSv (от 0.1 до 380 mSv). Средняя доза белорусских переселенцев составила 31 mSv (в двух деревнях до 300 mSv). Ионизирующая радиация (альфа, бета, гамма и другие виды) при взаимодействии с живыми существами может повредить клетки и привести к смерти или мутации самих клеток. Контакт с источником заражения измеряется путем замера объема абсорбированной энергии на единицу массы, т. е. абсорбированная доза. Единица этого показателя называется gray (Gy), это один джоуль на килограмм (J/kg). Абсорбция человеческим телом нескольких грэев может вызвать острый радиационный синдром.
    Поскольку разные органы и ткани были подвержены воздействию радиации, ученые предложили использовать такую концепцию, как «effective dose» или эффективная доза. Она показывает общий риск для здоровья из-за воздействия разных видов радиации. Она учитывает как внешнюю, так и внутреннюю радиацию. Единицей измерения эффективной дозы является сиверт (sievert). Один сиверт – это большая доза, поэтому для описания радиационных доз обычно используется милисиверт (mSv), одна тысячная Sv).
    Живые существа постоянно подвержены ионизирующей радиации из естественных источников (солнце, космические и земные радионуклиды (40K, 238U, 232Th и их производные, включая progeny (радон). Естественным средним радиационным фоном считается 2.4 mSv (вариации от 1 до 10 mSv). За жизнь человек набирает 100–700 mSv. Если дозы радиации находятся в этих пределах, они считаются малыми.
    На заряженных территориях РБ, РФ и Украины прием радиоактивной пищи привел к существенному росту облучения. Дозы воздействия на щитовидную железу варьировали в зависимости от возраста, уровня заряжения земли 131I и уровнем потребления молока. Дозы доходили до 50 Gy. В среднем они составляли 0.03 - 0.3 Gy. Дозы радиации были значительно сокращены в тех случаях, когда своевременно людям давали таблетки йода. Потребление молока от коров, которые ели заряженную траву, было главной причиной высокого накопления радиации в щитовидной железе детей. Именно поэтому это заболевание было таким распространенным среди детей.
    За последние 20 лет население в целом получало радиацию из разных источников: внешних (цезий 137 из земли), а также получением радионуклидов (в основном тот же цезий 137) в пищевых продуктах, воде и воздухе. Средняя эффективная доза для населения в заряженных территориях, накопленная в период 1986 – 2005 оценивается на 10 -20 mSv в зависимости от района. Некоторые жители получили несколько сотен mSv, другие получили меньше. Подавляющее большинство из пяти миллионов людей, живущих в зараженных районах РБ, РФ и Украины получают ежегодную дозу от Чернобыля более 1 mSv. Трагедия, но совершенно иных масштабов Чтобы назвать событие «величайшей трагедией человечества», нужно иметь веские основания и факты. Все познается в сравнении. 300 тысяч жертв цунами в Азии, более 3000 тысяч погибших 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке, около 150 тысяч погибших в Чечне, еще большим числе жертв в Афганистане и Ираке – как на фоне этих цифр выглядит Чернобыль? «По состоянию на середину 2005 года.. менее 50 смертных случаев могут быть непосредственно отнесены к воздействию облучения во время катастрофы, - почти во всех этих случаях пострадавшими оказались “ликвидаторы”, подвергшиеся сильному облучению, при этом многие из них погибли в течение нескольких месяцев после аварии, в то время как другие умерли позднее, даже в 2004 году». Около 1000 человек, которые работали на площадке реактора, подверглись сильному облучению в первый день аварии. 28 из них умерли в течение первых 4 месяцев после аварии (от радиации и термический ожогов). Средняя доза, которую получили белорусские эвакуаторы, составила 31 mSv. Самые высокий показатель – более 300 mSv – были зафиксированы в двух деревнях. mSv – это милисиверт, единица полученной дозы радиации. Естественный ежегодный фон считается 2.4 mSv и варьирует от 1 до 10 mSv. За всю жизнь из естественного окружения человек накапливает 100 – 700 mSv. Данные дозы радиации считаются низкими.
    Средние дозы радиации, полученные населением в заряженных районах в 1986 – 2005 гг. оценивается в разных регионах на 10 - 20 mSv в год. Отметим, что эти дозы меньше, чем дозы, получаемые жителями различных регионов Индии, Ирана, Бразилии и Китая (до 25 mSv в год) от почвы. При этом здесь не отмечены негативные последствия этих доз на здоровье. Подавляющее большинство из пяти миллионов людей, которые живут на заряженных территории Беларуси, России и Украины ежегодно получают дозу радиации от Чернобыля в размере менее 1 mSv. 100 тысяч жителей самых загрязненных территорий получают более 1 mSv. Хотя в будущем сокращение облучения будет идти медленными темпами (3 – 5% в год), подавляющее большинство дозы радиации ими уже получено.
    За весь период после аварии на ЧАЭС было выявлено около 4000 случаев рака щитовидной железы. Именно эти люди умерли или потенциально могут еще умереть от Чернобыля. В основном, болели те, кто был ребенком или подростком в момент аварии. По меньшей мере, 9 детей умерли от этого вида рака. При этом «выживаемость среди таких жертв, перенесших раковое заболевание, судя по опыту Беларуси, была равна почти 99%». Если быть точнее, что в нашей стране в период 1986 – 2002 было диагностировано 1152 случая. 98,8% больных выжили.
В число 4000 пораженных радиацией входят как известные смертельные случаи, так и статистический прогноз, основанный на подсчете доз облучения, полученных этими группами людей. Поскольку примерно 25% людей умирает от спонтанного рака, не вызванного чернобыльским облучением, «радиационно-индуцированное увеличение заболеваемости всего лишь примерно на 3% будет трудно обнаружить». Данные прогнозы базируются на 60-летнем научном опыте, связанном с изучением воздействия доз радиации. Майкл Репачоли, руководитель радиологической программы ВОЗ, делает вывод: «Последствия аварии для здоровья представлялись ужасающими по своим масштабам, но если проанализировать их, используя обоснованные выводы добросовестной научной практики, то эти последствия для здоровья людей оказались не столь значительными, как сначала считали». b>Чернобыль – локальная авария, а не проклятие всей Беларуси Нас запугивали десятками тысяч жертв, катастрофическими последствиями, которых не видела планета Земля. Нам привили устойчивую радиофобию, внушили, что Беларусь чуть ли не вся проклята радиацией. Даже Нострадамуса приплели, демонстрируя масштабность трагедии. 20 лет спустя ученые авторитетных организаций после тщательного исследования сделали вывод, что краски были сильно сгущены. Приведенная в докладе оценка окончательного числа смертей намного ниже более ранних, получивших широкую огласку предположений о том, что в результате радиационного облучения погибнут десятки тысяч людей. Вместе с тем, цифра 4000 не сильно отличается от оценок, сделанных в 1986 году советскими учеными. К сожалению, к их мнению политики не прислушались.
Вывод председателя Чернобыльского форума Бертона Беннетта во многом является сенсацией, шоком как для миллионов белорусов, так и для полисимейкеров. «Это была очень серьезная авария с большими последствиями для здоровья, в особенности для здоровья тысяч работников, подвергнувшихся облучению в первые дни и получивших очень высокие дозы излучения, и тысяч людей, которые были поражены раком щитовидной железы. В целом, однако, мы не обнаружили глубоких отрицательных воздействий на здоровье у остальной части населения в прилегающих районах, и мы не можем говорить о широко распространившемся радиоактивном загрязнении, которое могло бы и далее создавать существенную угрозу здоровью людей, за исключением нескольких зон с ограниченным доступом к ним». Безответственность и безграмотность Выводы доклада наглядно демонстрируют, насколько вопиюще некомпетентными, неадекватными и преступно халатными для граждан Беларуси, Украины и России были действия советских властей, в том числе в нашей стране. Они делали не то, что надо. Спасали не тех, кто был подвержен наибольшей опасности. Хваленая советская система показала свое полное бессилия. Она оказалась не в состоянии правильно определить причинно-следственные связи и принять правильные решения.
    Авария на ЧАЭС оказалась тестом, который не выдержала ни советская система управления, ни медицина, ни наука. Иногда закрадываются сомнения, что страхи о глобальной катастрофе Чернобыля специально раздувались, в том числе западными организациями, чтобы убедить советское руководство в необходимости отвлечения огромных ресурсов на преодоление последствий аварии. Известно, что у страха глаза велики. У Чернобыльского страха глаза оказались сравни мощнейшими прожекторами, которые ослепляли научную аргументацию, здравый смысл и накопленный в мире исторический опыт. В 1988 г. землетрясение в Армении унесло 25 тысяч человек. Свыше 31 тыс. получили ранения и 514 тыс. остались без крова. Кто сегодня в мире помнит о той трагедии? Таких случаев в истории человечества очень много, но о заразе Чернобыля знают все. Поэтому многие до сих пор иррационально боятся Беларуси.
Черный PR Чернобыля, жуткая неадекватность действий властей превратились в трагедию для гораздо большего числа людей, которая по драматизму и последствиям значительно превзошла саму аварию. Далеко не в последнюю очередь именно поэтому на Беларуси надолго поставили крест прокаженной радиацией страны. Добрые люди всего мира начали высказывать симпатию, поддержку и жалость. Правительство соглашалось с этим, принимая помощи на сотни миллионов долларов. Многие чиновники быстро сообразили, что на страхе Чернобыля можно долго зарабатывать большие деньги.
Авторы доклада отмечают, что «амбициозные программы реабилитации и социальных льгот, осуществление которых было начато бывшим Советским Союзом и продолжено Беларусью, Россией и Украиной» плохо ориентированы на людей, которые действительно пострадали от Чернобыля. Это очень серьезное обвинение властей в некомпетентности. «Программы переселения и реабилитации, начатые в советских условиях, оказались несостоятельными после 1991 года». Льготы были представлены очень широким категориям «жертв Чернобыля». Их число выросло до астрономического числа - семь миллионов. Это в 35 раз больше, чем число людей, которые подверглись облучению и в 20 раз больше, чем число переселенных из Чернобыльской зоны. Число ликвидаторов первой волны составило 200 тысяч. Потом оно выросла до 600 тысяч. Большинство из них не получали вредных доз радиации. Число льготников в 12 раз больше даже этой широкой категории. Люди имеют право на пенсии, специальные надбавки и медицинские пособия, включая бесплатный отдых и гарантированные компенсации. Эти цифры убедительно доказывают несостоятельность государственной помощи в области ликвидации последствия аварии на ЧАЭС.
В начале 2000-х в Беларуси почти полмиллиона людей, в том числе 400 тысяч детей, имели право на бесплатные каникулы за государственный счет. В Украине правительство ежегодно финансировало 400 - 500 тысяч месяцев отпуска и каникулы. С течением времени число «чернобыльских жертв» не сократилось, а выросло. К примеру, в Украине число людей, которые получили инвалидность по причине болезни, полученный от Чернобыля, выросло с 200 в 1991 г. до 64500 в 1997 г. и 91219 в 2001 году. Система льгот создала извращенную систему мотивации, когда люди с семьями начали возвращаться в Чернобыльскую зону, чтобы получать больше пособий. Это яркий пример того, как государство культивирует иждивенчество и еще одно доказательство того, что каждая программа государства, в том числе имеет серьезные по своим издержкам непреднамеренные последствия.
    По мнению авторов Доклада, «переселение нанесло «глубокую травму» приблизительно 350 000 человек, перемещенных из подвергшихся воздействию районов. Хотя 116 000 человек были переселены из наиболее сильно пострадавшего района сразу же после аварии, последующее переселение не намного сократило радиационное облучение».
Мифы, страхи и «ложные представления об угрозе, создаваемой излучениями, привели «к парализующему фатализму» среди жителей пострадавших районов». Люди называли себя жертвами и были готовы живьем ложиться в могилу, потому что советское государство, во-первых, не предоставило им объективной, полной информации, во-вторых, отказалось от квалифицированной, профессиональной помощи из-за рубежа в плане оценки последствий катастрофы, в-третьих, не выработало адекватные меры ликвидации последствий аварии. Крайне негативная энергетика, обреченность, склонность любую болячку объяснять Чернобылем усугубили многие болезни и даже стали причиной их возникновения. Три исследования показали, что люди на заряженных территориях испытывают уровень тревоги в два раза превышающий стандартный. Они в 3 – 4 раза чаще декларируют различные необъяснимые физические симптомы, жалуются на плохое состояние здоровья, чем население из других регионов.
    Советское правительство 1980-х и белорусские власти на протяжении 15 лет независимости действовали по принципу «Надо же что-то делать!» Чтобы не быть обвиненными в ничегонеделании, они начали массовое переселение людей из Чернобыльской зоны, реализацию крупных программ по строительству жилья для переселенцев, по оздоровлению и предоставлению целого ряда льгот для чернобыльских фондов и компаний. Сейчас трудно сказать, было ли это следствием научного невежества или сознательного передергивания фактов. Ясно одно: сейчас Беларусь должна ликвидировать последствия государственной программы ликвидации последствия от аварии на ЧАЭС. По мнению авторов доклада, «нищета, болезни, обусловленные «образом жизни», распространившиеся в настоящее время в странах бывшего Советского Союза, и проблемы психического здоровья создают намного большую угрозу местным общинам, чем радиационное облучение». Экономика ликвидации последствий Из-за закрытости информации в Советском Союзе, гиперинфляции и отсутствия четкого учета всех программ подсчитать полный объем затрат, наверно, никто никогда не сможет. Поэтому все оценки экономических последствий имеют приблизительный характер. «Ряд подсчетов, проведенных после 1990-х годов, показывает, что затраты за два десятилетия исчисляются сотнями миллиардов долларов». Прямые затраты можно разбить на следующие категории: 1) реабилитация, лечение и переселение людей, 2) исследования окружающей среды, 3) производство чистого продовольствия, 4) радиационный мониторинг. Среди косвенных затрат отметим 1) вывод с/х земель, лесов из экономического оборота, 2) закрытие с/х и промышленных предприятий, 3) сворачивание программы по ядерной энергетике, 4) дополнительные затраты на электроэнергию. В результате произошло масштабное перераспределение бюджетных средств.
Из с/х оборота было выведено 784 320 гектаров земель. Производство древесины было прекращено на 694 200 гектарах лесных угодий. Благодаря реабилитационным мероприятиям многие районы смогли сохранить способность производить безопасные пищевые продукты, однако при этом повысились расходы на удобрения, добавки и особые методы обработки почвы. Даже там, где с/х деятельность безопасна, клеймо Чернобыля привело к проблемам в сбыте продукции и падению доходов, снижению производства и закрытию некоторых предприятий. Ситуацию усугубил отток кадров и бегство молодежи. А власти не делали ничего, чтобы создать в данном месте льготные условия для развития предпринимательства.
    Авторы доклада говорят еще о такой категории затрат, как издержки упущенных возможностей. В Украине на чернобыльские программы до сих пор тратится 5 – 7% государственных расходов. Беларусь в 1991 году потратило 22,3% бюджета на чернобыльские программы. Расходы постепенно снижались, и в 2002 г. достигли уровня 6,1%. Общий объем средств, которые потратила Беларусь на Чернобыль в период 1991 – 2003 гг. составил $13 млрд. Это огромная сумма. Если разделить ее на каждого так называемого ликвидатора, то получится $21600.
    Сегодня в районах Беларуси, России и Украины, загрязненных радионуклидами в результате аварии, проживает пять миллионов человек. Около 100 тысяч из них живут в районах «строгого контроля». ООН и ВОЗ предлагают пересмотреть зонирование, исходят из знаний реальной ситуации. Ключевой проблемой является информирование население, особенно в сельских районах: «Несмотря на то, что в течение ряда лет точная информация была доступной, она либо не доходила до тех, кто в ней нуждается, либо люди не доверяют ей и, получая такую информацию, не действуют в соответствии с ней, говорится в докладе». Складывается тревожная и курьезная ситуация. Представители правительства Беларуси участвовали в работе Чернобыльского форума. Там они получали информацию, но почему-то не доносили ее до людей в стране. Что это за информационная блокада по важнейшей теме для сотен тысяч наших граждан?
    Сегодня важнейшая задача – сконцентрировать помощь для 100 – 200 тысяч людей, которые находятся в кризисе. Они либо находятся в изоляции и не могут найти работу, либо имеют проблемы со здоровьем и нуждаются в поддержке для возвращения в нормальную жизнь. Эти люди живут, в основном, в пораженной радиацией зоне или являются переселенцами. Белорусские власти должны отказаться от широкого охвата населения. Пора помогать тем, кто реально пострадал от Чернобыля. С другой стороны, надо было бы внимательно изучить то, кто и как столько лет наживался на чернобыльском горе белорусских граждан. Загрязнение окружающей среды Доклад достаточно подробно описал экологические последствия аварии. Выводы основаны на широкомасштабном мониторинге экосистем, подвергшихся воздействию чернобыльской аварии. Основные выбросы радионуклидов продолжались на протяжении десяти дней. Они привели к загрязнению территорий площадью свыше 200 000 км2. Большая часть изотопов стронция и плутония осела в 100-километровой зоне вокруг разрушенного реактора. Радиоактивный йод, который вызвал большую озабоченность после аварии, имеет короткий период полураспада. К настоящему времени произошел его полный распад. Стронций и цезий, имеющие более длительный период полураспада, равный 30 годам, будут оставаться фактором озабоченности в течение многих десятилетий в будущем. Хотя изотопы плутония и америций-241 будут сохраняться, возможно, в течение многих тысяч лет, их вклад в облучение человека является незначительным.
Наиболее эффективными с/х контрмерами были исключение загрязненной пастбищной травы из рациона питания животных и радиационный контроль молока. Обработка земли под фуражные культуры, чистое питание и применение связывающих цезий веществ (которые предотвращают перенос радиоактивного цезия из фуража в молоко) привели к значительному сокращению радиоактивного загрязнения и позволили продолжать с/х деятельность, хотя с середины 1990-х годов было отмечено некоторое увеличение содержания радионуклидов в продуктах растительного и животного происхождения, когда экономические проблемы привели к сокращению объемов контрмер. В ситуации, когда риск получения радиации по воздуху минимален, когда люди набирают радиацию с продуктами питания, белорусские власти просто обязаны отказаться от с/х производства на зараженных территориях и снизить барьеры на импорт продовольствия. К сожалению, они поступают почти с точностью до наоборот. Рекомендации от авторов доклада Деятельность по Чернобыли должна, с точки зрения авторов доклада, придерживаться пути общих  принципов. 1) нужды, связанные с ликвидацией последствий аварии на ЧАЭС, должны определяться в рамках единого подхода, т. е. координировано, 2) надо уйти от культуры зависимости и иждивенчества. Надо помочь людям обрести самостоятельность в отношении контроля своей жизни и жизни своих местных сообществ, 3) Эффективное использование ограниченных бюджетных ресурсов означает концентрацию усилий и внимания на тех, кто сильнее всего пострадал. 4) новый подход к чернобыльской политике должен содержать такие предложения, реализация которых сделает развитие пострадавших регионов устойчивым. 5) международная помощь может быть эффективной, только если она поддерживает, усиливает усилия национальных правительств и третьего сектора РБ, РФ и Украины.
    Среди конкретных рекомендаций отметим следующие:
- разработать и реализовать новые механизмы и инструменты информирования населения,
- акцент на сильно зараженных районах,
- переориентировать чернобыльские программы,
- улучшить систему тагетирования пострадавших от аварии, т. е. выработать методику отделения реально пострадавших от имитаторов,
- рассмотреть возможность упразднения льгот для людей, живущих на территории со средним и низким уровнем заряжения,
- повысить качества первичных медицинских услуг, в том числе психологических,
- пересмотреть систему реабилитации людей с зараженных территорий (бесплатные отпуска и санатории часто не направлены на то, чтобы улучшить состояние здоровья. Более того люди зомбируют себя мыли, что живут на «отравленной территории).
- стимулировать производство чистых продуктов питания,
- создать особые экономические условия в зараженных регионах, чтобы обеспечить их выход на самофинансирование, на создание динамичного рынка труда. В пакет мер входит создание благоприятного бизнес и инвестиционного климата, в том числе для развития МСБ.
    Таким образом, после 20 лет Беларусь стоит перед вызовом серьезным вызовом глубокой ревизии своей чернобыльской политики. Если новые программы будут разрабатываться  и реализовываться исключительно государством, они неизбежно повторят все «родимые пятна» периода 1986 – 2005: слабая ориентация на реально нуждающихся, коррупция, неадекватность мер реально существующим проблемам и пустая растрата бюджетных средств. Чернобыльскую проблему надо решать при активном участии гражданского общества, местных сообществ и международных научных центров.
    Предложение о создании своеобразных анклавов laissez faire, безусловно, заслуживает внимания. С одной стороны можно будет увидеть, как работает свободный рынок, и поднять престиж либеральной парадигмы реформ (опять же если это будет сделано по принципу Гонконга, Сингапура, а не Калмыкии или Приднестровья). С другой стороны, такой эксперимент окажет сильное влияние на скорость реформ в остальной части Беларуси. Однако все эти меры будут иметь ограниченный характер, если не будет проведена мощная кампания по очищению Беларуси от клейма «Зараженная Чернобылем территория, опасная для жизни и работы». Она также будет иметь половинчатый эффект, если не избавиться еще от одного клейма, который поставил на репутации Беларуси один известный политик. Трагедии и катаклизмы в мире. Чернобыль теряется на фоне сотен других трагедий Данные ООН показывают, что техногенные катастрофы - третьи среди всех видов стихийных бедствий по числу погибших. На первом месте гидрометеорологические катастрофы, например, наводнения и цунами, на втором - геологические (землетрясения, сходы селевых потоков, извержения вулканов и пр.). Международный Центр Исследований Эпидемии Катастроф (Center for Research on the Epidemiology of Disasters (CRED) на протяжении нескольких десятилетий составляет базу данных различных катастроф. Событие признается катастрофой, если оно отвечает хотя бы одному из четырех критериев: погибло 10 или более человек, 100 и более человек пострадало, местные власти объявили о введении чрезвычайного положения и\или пострадавшее государство обратилось за международной помощью. По данным CRED, уровень смертности в результате техногенных катастроф, произошедших за период с 1994 по 2003 год в индустриально развитых странах составляет 0.9 погибшего на 1 млн. жителей, для наименее развитых стран он выше более, чем в три раза - 3.1 смертельных случая на 1 млн. 
Число жертв от природных катаклизмов, таких как наводнения, тайфуны, цунами, вулканические извержения, засухи и лесные пожары, во многом зависит от того, как действуют власти. Так в декабре 1988 года в Армении в результате землетрясения мощностью 6.9 баллов по шкале Рихтера погибло 25 тыс. человек, свыше 31 тыс. получили ранения и 514 тыс. остались без крова. Землетрясение на юго-востоке Ирана с эпицентром в районе города Бам, которое произошло 26 декабря 2003 года, унесло около 40 тыс. жизней и разрушило 85% городских зданий. С другой стороны, землетрясение силой 7.1 балла, которое 17 октября 1989 года поразило густонаселенные районы Северной Калифорнии, имело куда более скромные последствия: 62 убитых, 3 757 раненых, около 3 тыс. лишившихся жилищ.
По данным швейцарской страховой компании Swiss Re, в 1970 - 2004 годы ежегодные выплаты страховых компенсаций за вызванные техногенными катастрофами разрушения обычно не превышали $10 млрд. (в ценах 2004 года). Этот уровень был резко превышен только в 2001 году, когда эти выплаты достигли примерно $27 млрд. Столь значительный рост объясняется тем, что Swiss Re относит к числу рукотворных катастроф и последствия террористических актов. В течение 2002 - 2004 годов выплаты по этой графе каждый год составляли около $5 млрд. Страховки за ущерб собственности от природных катаклизмов 2004 года составили $44 млрд., причем львиная доля этих выплат пошла на компенсацию потерь, вызванных декабрьским цунами в Индийском океане; следовательно, в целом страховые компании заплатили $49 млрд. Однако многие катастрофические разрушения не покрываются страховками, так что реальный ущерб значительно превысил эту сумму. Эксперты Swiss Re утверждают, что в 2004 году произошло 330 природных и рукотворных катастроф, суммарные потери от которых составили $123 млрд.
    Американцы Барри Тернер и Ник Пиджен проанализировали причины возникновения техногенных катастроф. Согласно их выводу, подобная катастрофа может произойти практически везде, и не существует «абсолютного оружия», способного предотвратить ее. Однако есть несколько факторов, которые позволяют отсрочить подобное происшествие и минимизировать его последствия. Прежде всего, это высокий образовательный уровень населения и его активная гражданская позиция. Чем ответственней и профессиональней  жители той или иной страны подходят к своим рабочим обязанностям и чем лучше их контролирует общество, тем ниже вероятность техногенной катастрофы. Кроме того, огромную роль играет подготовленность частных компаний и государственных структур к действиям в экстремальных условиях. 
Американский профессор физики Гарольд Льюис, автор масштабного исследования «Технологический Риск», утверждает, что на протяжении человеческой истории внимание привлекали, прежде всего, катастрофы. За кадром оказывались гораздо более многочисленные и часто более опасные бедствия меньшего масштаба. Он пишет, что «страх и риск - это различные вещи». Автор справочника «Рукотворные Катастрофы» так устанавливает порядок общих причин техногенных катастроф: «Глупость, небрежность и корысть». Катастрофы в воздухе Серия страшных аварий стала причиной того, что мир на несколько десятилетий практически полностью утратил интерес к дирижаблям. Возрождение дирижаблей (они значительно более экономичны, чем самолеты, не нуждаются в аэродромах и способны перевозить значительные грузы) началось лишь в  середине 1990-х годов. Первой в истории воздушной катастрофой, повлекшей многочисленные жертвы, стал пожар на борту немецкого дирижабля LZ-18 17 октября 1913 года. Эта авария унесла жизни всех 28 человек.
До 1930-х число жертв самолетных аварий было сравнительно небольшим. Первая действительно крупная авиакатастрофа произошла в СССР 18 мая 1935 года. В тот день погиб самый большой в мире самолет АНТ-20 "Максим Горький". 45 человек, которые находились на борту АНТ-20, погибли. Во второй половине 20 века крупные авиационные катастрофы перестали быть редкостью. Вот несколько примеров. В 1974 году под Парижем разбился авиалайнер DC-10 компании Turkish Airlines, унеся жизни 346 человек. В 1978 году взорвался в воздухе Boeing-747 компании Air India. Причина взрыва не установлена, убиты 213 человек. В 1979 году во время полета над Антарктидой разбился пассажирский самолет DC-10 компании Air New Zealand, который врезался в склон вулкана Эребус; погибли все 257 человек, находившиеся на борту. В 1985 году потерпел крушение плохо отремонтированный Boeing-747 компании Japan Airlines. На его борту было 524 человека, из которых спаслось только четверо. Эта авиакатастрофа до сих пор держит рекорд по числу людей, погибших при аварии одной машины.
Как ни парадоксально, но больше всего жертв унесла авиакатастрофа, случившаяся не в воздухе, а на земле. В 1977 году на аэродроме острова Тенерифе в тумане столкнулись два "Боинга-747", принадлежащие голландской компании KLM и американской корпорации Pan American. Скорее всего, это случилось в основном из-за того, что голландские летчики плохо понимали команды диспетчера, говорившего по-английски с испанским акцентом. В итоге - 570 погибших. Катастрофы в море и на рельсах Мировая история хранит информации об очень большом количеством аварий. Статистика показывает, что чаще всего суда тонут в результате столкновений. Вероятно, больше всего жертв, не менее 3 тыс. человек, унесло столкновение перегруженного филиппинского морского парома Dona Paz с небольшим танкером Victor, которое произошло в 1987 году. Еще один пример - корабль «Адмирал Нахимов» был протаранен незадолго до полуночи  31 августа 1986 года в Новороссийской бухте сухогрузом «Петр Васёв» (422 погибших).
Считается, что первая в истории железнодорожная авария случилась в США 11 ноября 1833 года вблизи города Хайтстаун в штате Нью-Джерси. Шедший на скорости 40 км\час пассажирский поезд сошел с рельсов из-за поломки оси одного из вагонов. В результате один человек погиб. Наиболее трагическая железнодорожная катастрофа в Бразилии случилась при лобовом ударе двух поездов в 1958 году (128 погибших, более 300 раненых). Такое же несчастье произошло в 1960 году вблизи чешского города Пардубице (110 убитых и 106 раненых). Самая страшная железнодорожная катастрофа в Индии произошла в 1981 году у Бихара. Пассажирский поезд был буквально сдут с моста мощнейшим циклоном и упал в реку (не менее 800 убитых).
Самая смертоносная в истории железнодорожная авария случилась совсем недавно, 26 декабря 2004 года. Основная вина за нее лежит на печально известном мегацунами, которое в тот день поразило береговые районы Индонезии, Таиланда, Индии и Шри-Ланки и стало причиной гибели 232 тыс. человек. Шестиметровая океанская волна обрушилась на пассажирский поезд The Queen of the Sea, который шел из Коломбо в курортный город Галле. Из 1.7 тыс. пассажиров спаслись лишь несколько десятков. Промышленные катастрофы Число крупных техногенных катастроф промышленных предприятий и энергетических систем сравнительно невелико, однако многие из них привели к огромным человеческим и материальным потерям. Крупнейшим в мире катаклизмом такого рода стал взрыв танка с химикатами на расположенном в индийском городе Бхопале заводе по производству удобрений. 3 декабря 1984 года в результате этого взрыва в атмосферу было выброшено более 40 т. токсичных газов фосгена и метилизоцианата. Трагедия в Бхопале унесла от 2.5 до 3 тыс. человек; 200 тыс. получили отравления разной степени тяжести, которые в дальнейшем вызвали еще от пятнадцати до двадцати тыс. смертей.
В 1942 году взорвался завод по производству аммиака в городе Тессендерло в Бельгии (189 погибших, 900 раненых). Шестью годами позже взрыв разрушил анилинсодовый комбинат в городе Людвигсхафене (около 200 погибших, более 2000 раненых). К катастрофам этого рода вплотную примыкают несчастья, причиненные случайной детонацией боевых и промышленных взрывчатых веществ, а также взрывы рудничного газа и угольной пыли в шахтах. К числу наиболее масштабных катаклизмов этого типа относится взрыв французского грузового судна Mont Blanc в гавани канадского порта Галифакса, вызванный его столкновением с бельгийским кораблем Ivo. Mont Blanc был "под завязку" нагружен тротилом, пикриновой кислотой, бензолом и бездымным порохом. Итог катастрофы: 1 635 убитых, 8000 раненых.
В 1942 году в результате взрыва угольной пыли погибли 1 549 китайских горняков, работавших в шахте в провинции Ляонин. В 1944 году в порту Бомбея неизвестно из-за чего взорвался сухогруз Fort Stikine (1376 убитых, свыше 3000 раненых). В 1949 году прогремел взрыв на урановом руднике в восточногерманском городе Йоханнгеоргендштадте (3.7 тыс. убитых, число раненых не установлено). В 1956 году в колумбийском городе Кали по непонятной причине взлетели на воздух семь грузовиков с взрывчаткой (не менее 1.2 тыс. убитых).

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!