Предупреждение

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В интересное время живем, господа. Революции, перемены, трансформации и реформы. Большие и маленькие, идеологические и религиозные, системные и косметические – число недовольных нынешним состоянием дел увеличивается. Американцы поменяли демократов на республиканцев и сейчас хотят сделать новый ракетный щит, зону свободной торговли на две Америки и приватизировать одну из своих священных коров – систему социального обеспечения. Европа, беременная расширением ЕС и собственными вооруженными силами, с ужасом смотрит на перспективу либерализации рынка сельхозпродуктов и труда. МВФ и Всемирный банк под давлением сторонников рынка и анархокоммунистов решают, быть ли им своеобразными страховыми, информационными и аналитическими центрами или продолжать создавать моральные угрозы, экологические «бомбы» замедленного действия во имя «устойчивого развития».

Ярослав Романчук
 

Россия под руководством потенциально взрывоопасной смеси либерало-фээсбэшников пытается совместить православный коллективизм с идеологией частной собственности. Азия ждет, когда же даст сбой корпоративная культура и практика Японии, отделятся от государственной бюджетной соски южнокорейские шеболы и китайская компартия превратится в легальную ТНК. Коровье бешенство, ящур, СПИД, африканские и ближневосточные войны, афганские талибы, исламские, ирландские и баскские террористы, голодающие в Азии и Африке… Льется кровь, не уменьшаются страдания, подрывается стабильность, сокращаются возможности борьбы с бедностью. Одновременно число американских миллионеров превысило 15 миллионов, индекс Доу Джонса вошел в обиход простого западника, как CD, e-mail или Internet. Мир становится богаче и технологичнее и, следовательно, экологически чище. Контрасты и противоречия. Разные организации и страны по-разному оценивают перспективы мировой экономики и различных регионов.

ООН предупреждает

Что такое в этом контексте малая, но по-социалистически гордая Беларусь? Щепка в бурных мировых финансовых потоках. Кирпичик в производственном небоскребе. Деревянный рублик в сотнях миллиардов инвестиций в твердой валюте. Поэтому белорусское правительство обречено и обязано отслеживать любой значимый «чих» основных игроков, иметь мощные аналитические центры, способные самостоятельно определять потенциальные экономические угрозы для страны, ее производителей и потребителей. В этом контексте предложенный в первой половине мая Европейской экономической комиссией (ЕЭК) ООН первый выпуск «Обзора экономического положения Европы 2001 года» достоин внимания. Документ начинается с грозного предупреждения: «Замедление экономической активности в европейской и мировой экономике серьезно скажется на все еще неустойчивом экономическом положении стран Восточной Европы и СНГ». В 2001 году модно стало ссылаться на замедление экономического роста в США, на спад в Западной Европе, особенно в Германии, динамику цен нефти и состояние российской экономики. Мечта каждой страны – иметь большого платежеспособного и готового тратить большие деньги на потребление партнера. Азии и Европе повезло уже два раза. Первый раз – в начале 90-х, когда страны бывшего социалистического лагеря сформировали устойчивый спрос на импорт, когда капиталы мощными потоками увозились в западные банки, подальше от инфляции и чиновников. Второй раз – в конце 90-х, когда на помощь пришли США, значительно смягчив финансовые и промышленные шоки в Азии и Европе за счет формирования устойчивого спроса на импорт из этих регионов. Все, палочки-выручалочки закончились. Спасать больше некому. Тянуть дальше – нет ресурсов. Надо наконец-то браться за структурные реформы, отказываться от изжитых перераспределительных схем и открывать рынки. Для многих лоббистов (в первую очередь, сельского хозяйства и промышленности) стран Большой семерки эти решения весьма болезненны. Еще хуже они для политиков, которые получают финансирование на электоральную поддержку от тех самых лоббистов. В современном мире Европу не только за возраст своих институтов называют старушкой, но и за качество экономической политики.

Обреченность

И вот эксперты ООН предупреждают нас, что Европа и мировая экономика могут дать сбой. Спрос на товары из бедных стран сократится – многие предприятия вынуждены будут свернуть производство. Предчувствие экономического спада становится все острее. Европейская экономическая комиссия обреченно утверждает, что кризис неизбежен. Надо расслабиться и на сэкономленные деньги попивать пиво. Удивляет такая предопределенность и запрограммированность авторов доклада. Они считают, что высокие темпы роста в 2000 г. объясняются «во многом неожиданно быстрым оживлением экономической активности в России». Да, по формальным признакам рост в 7,7% в год – это высокий показатель, но при благоприятной мировой конъюнктуре ВВП некоторых стран вырос на 20-30%. Восточная Европа выросла на 3,9%, Балтийские государства – 4,8%, а Беларусь – на целых 6%. Значит ли это, что «после 10 лет болезненных реформ во многом завершается длительный и глубокий спад в экономике этих стран…»? Никак нет. Только Венгрия, Польша, Словакия и Словения сумели превзойти уровень ВВП 1989 года. «В среднем в странах СНГ уровень ВВП по-прежнему примерно на 40% ниже по сравнению с его уровнем в 1989 году».

И где они нашли радикализм?

Удивляет, что эксперты называют проводимые в течение 10 последних лет реформы «радикальными». Конечно, это вопрос терминологии, но сегодняшние проблемы стран Центральной и Восточной Европы, в том числе Беларуси и России, - это результат отсутствия системных, последовательных, если хотите, радикальных реформ. Да, поляки, чехи и прибалты сумели быстро переориентировать свои экономики на торговлю с Западом. Но почему они не закончили большую приватизацию, почему только в конце 90-х начали дисциплинировать национальную банковскую систему, не построили реально адресную систему социальной помощи, оставили на потом реформу села, угольной промышленности и образования? Беларусь на фоне других стран Восточной Европы выглядит гадким утенком. Для нас ЕС не является таким значимым торговым партнером, как Россия, с которой у нас торговый оборот в 5 раз больше. При этом проблемы россиян и украинцев также вызваны отсутствием либеральных решений и консервацией догматической системы управления экономикой. Эксперты ООН делают упор на внешние факторы, от которых зависят темпы экономического роста, но не обращают должного внимания собственно на поведение правительств. Высокие налоги, сложный вход на рынок, инфляция, бюрократия и отсутствие гарантий частной собственности – причем тут кризис спроса в Европе или Америке? Почему экономически свободные страны на протяжении десятилетий имеют самые высокие темпы роста, несмотря на колебания мировой конъюнктуры? Этот аспект новой теории роста ооновцы не рассматривают.

Угроза новых европейских заборов

Предупреждения ЕЭК списаны с учебников по «Экономике». «Особенно уязвимы на изменения во внешней среде страны-экспортеры сырьевых товаров и страны, специализирующиеся на экспорте ресурсоемких товаров с низкой добавленной стоимостью. Из-за сильной зависимости от спроса со стороны западноевропейских стран более передовые страны Центральной Европы и Балтийского региона также весьма чувствительны к изменениям в спросе на их основных внутренних рынках». Прогноз на этот год весьма пессимистичен: «Благоприятные внешние тенденции 2000 г., по всей видимости, меняются на противоположные, поэтому страны с переходной экономикой вполне могут столкнуться с последствиями отрицательных внешних шоковых потрясений». Америка не покупает европейские товары. Европа не покупает российские ресурсы. Россия не в состоянии решать свои финансовые проблемы и иметь особый статус с Беларусью. Это одна сторона тенденции. Другая – социальная – более тревожна. Растет число безработных в Европе, усиливаются требования защитить ЕС от дешевой рабочей силы из ЦВЕ, денег в европейской казне становится меньше, бедные страны не могут продать свои товары и услуги, волна банкротств, социальное напряжение, спрос на сильную руку и справедливое распределение, новые экономические заборы в виде квот, лицензий, налогов, пошлин и нетарифных ограничений. В результате мы имеем большое количество рассорившихся соседей, «разноскоростную» Европу с основными членами ЕС, целой группой второсортных участников этого блока и рядом аутсайдеров и отщепенцев. Это если победят сторонники федеральной Европы и противники свободного передвижения товаров, денег и людей. Такая опасность существует.

Европа в ожидании кризиса

ЕЭК ООН пишет о чем угодно, только не о вине ЕС и стран Большой семерки. Получается, что все дело в мифическом спросе, цене на нефть, динамике конъюнктуры, а не в некомпетентности конкретных чиновников, делающих конкретные ошибки. «Среднесрочные перспективы для стран с переходной экономикой зависят от двух основных факторов, которые способствовали значительному экономическому росту в 2000 г., а именно от импортного спроса в Западной Европе и мировых цен на сырьевые товары (в особенности нефть). Резкое и неожиданное замедление экономической активности в Соединенных Штатах во второй половине 2000 года и в начале 2001 года привело к постепенному пересмотру прогнозов экономического роста в сторону понижения в Западной Европе». А где хоть слово о частной собственности, о равных условиях хозяйствования и свободном рынке? Я уже слышу, как белорусские чиновники, рапортующие о невыполнении прогнозных показателей, ссылаются на данные ООН. Недавно это хорошо было продемонстрировано А. Лукашенко на Всебелорусском собрании: «Краткосрочные перспективы для восточноевропейских и балтийских стран во многом определяются успехом или неудачей усилий, предпринимаемых западной Европой по улучшению своих собственных перспектив в отношении роста производства, которые пока продолжают ухудшаться». Германии, Италии и Франции самим бы справиться с собственными структурными проблемами. Им будет явно не до спасения стран ЦВЕ. При таком сценарии не понятен оптимизм правительства РБ по значительному увеличению торгового оборота с Западной Европой. Если более приспособленные страны Центральной и Восточной Европы пострадают (а их степень интеграции с ЕС значительно выше) от европейской рецессии, то Беларуси рассчитывать на благоприятную конъюнктуру вряд ли приходится. И коснется нас это скорее не прямо, а, как всегда, через Россию. «Перспективы большинства других стран СНГ зависят как от дальнейшей динамики мировых цен на нефть и сырьевые товары, так и от состояния российской экономики, включая динамику обменного курса рубля». И здесь Беларуси также мало что улыбается. Эксперты ООН отмечают высокую степень неопределенности в отношении развития нашего восточного соседа. Помня, что даже ведущие аналитические центры грубо ошибались при определении годовой (пятилетние планы обсуждают разве что за кружкой пятого пива) динамики цен на нефть, то внешнеэкономический контекст для Беларуси однозначным назвать никак нельзя.

В цикле шоковых потрясений

И что с того, что в мире кризис? Если верить А. Лукашенко, который объездил весь мир и убедился в высоком качестве белорусских товаров, которые «отрывают с руками», то бояться нечего. Нам любая конъюнктура по плечу. Но фактологические и статистические подтверждения, по утверждению АГ, так же редки, как победы белорусских хоккеистов на чемпионате мира. Поэтому есть серьезные основания опасаться очередной европейской депрессии. Тревожно, что в то время, когда нашей стране надо срочно проводить системные реформы, когда внешний спрос совсем бы не помешал, богатые партнеры заняты наведением порядка в собственном доме. У них своя свадьба, а у нас – своя. Поэтому нам не нужно обреченно сидеть сложа руки, а «повышать роль экономической политики» и «вносить изменения в стратегии, заложенные в уже принятые государственные бюджеты на этот год». Комиссия ООН вспоминает об антициклических мерах, которые надо применять для компенсации последствий «возможных отрицательных шоковых потрясений». К сожалению, она не уточняет, идет ли речь о стандартном кейнсианском наборе «инфляция – девальвация – государственное инвестирование», или же все-таки надо позаботиться прежде всего об экономической свободе, дебюрократизации и частной собственности. Ясно одно, структурные изменения будут очень серьезными. «Замедление экономического роста не только обострит проблему безработицы, но и вызовет, вероятно, усиление социальной напряженности, что может затормозить необходимые, но болезненные процессы экономической перестройки и системные реформы». Где же сегодня голоса тех социальных инженеров, которые придумали «оптимальную модель welfare state»? Почему при анализе издержек не учитываются вот такие потрясения и шоки? Почему не поставлена под сомнение теоретическая основа вмешательства homo bureacraticus в выбор человека? К сожалению, в предупреждении ООН не названы имена реальных виновников экономического кризиса.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

января 25 2017

Можно ли за $1 купить то, на что потратили $70 млн.?

История одного не-кемпинского провала в Минске Коммерческая структура Сбербанка России за один доллар стала владельцем скандально известного здания гостиницы (не-кемпенски) рядом с цирком в самом…