Частная собственность: свобода, справедливость, мир и процветание

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Что такое динамическое право частной собственности? Это право человека добровольно по своему собственному усмотрению владеть, распоряжаться, дарить, продавать, закладывать свой капитал при условии, что эти действия не нарушают аналогичные права других экономических субъектов. Многие западные философы, экономисты, политологи принимают собственность, как нечто само собой разумеющееся. В России и странах бывшего СССР отсутствие собственности также было само собой разумеющимся. Здесь развитие идет с прямо противоположных позиций.  

Исторически дискуссия по поводу собственности со времен Платона и Аристотеля концентрировалась вокруг следующих четырех основных тем:
1.    Политический аргумент в пользу собственности заключается в том, что она (если только не распределена явно несправедливо) обеспечивает стабильность и ограничивает власть государства. Аргумент против: неравенство, которое обязательно сопровождает собственность, порождает социальные волнения.
2.    С моральной точки зрения аргумент за: собственность легитимна, потому что каждый имеет право владеть результатами своего труда. Против: многие собственники не приложили никаких усилий, чтобы получить собственность, а необходимо обеспечить равные возможности каждому для приобретения собственности.
3.    Экономический аргумент за собственность: самый эффективный способ производства богатства. Против: экономическая деятельность, движимая желанием обогатиться ведет к расточительной конкуренции.
4.    Психологический аргумент за собственность: она усиливает чувство собственной идентичности человека и его уровень самоуважения. Собственность – свобода, справедливость, мир и процветание Четыре вещи, которые не могут быть реализованы в обществе, в котором не гарантирована частная собственность на товары и средства производства - свобода, справедливость, мир и процветание. Частная собственность – это своеобразный компромисс между нашими желаниями неограниченной свободы и признанием права других людей иметь такие же желания и права. Это способ быть свободным и защитить себя от свободы других. Права собственности защищают слабых от сильных. Энциклика папы Леона XIII 1891 г. - «…фундаментальный принцип социализма – сделать всю собственность общественной – должен быть полностью отвергнут, потому что он приносит вред тем, кого хочет защитить». Собственность помогает установить в обществе социальную справедливость. Это важнейший аргумент в ее пользу. Социальная справедливость часто приравнивалась к распределению уже существующих товаров. Неравенство богатства приравнивалось к несправедливости. Собственность окружает нас забором, но она также окружает нас зеркалами, отражая на нас обратно последствия собственного поведения. Собственность – это самый мирный институт. В обществе частной собственности товары могут быть либо добровольно обменены, либо созданы трудом. Собственность нельзя забрать силой, если государство защищает ее. Частная собственность позволяет также накопить богатство и защитить себя от агрессоров. Миф Золотого Века Стойкий и устойчивый миф Золотого Века пронизывал многие сотни лет. По легенде, там не было слов «мой», «твой». До публикации Эдвардом Гиббоном книги «Закат и падение Римской империи» стремление к новому обществу рассматривалось как восстановление Golden Age. Гармония без собственности. Сенека описывал время, когда «человек не мог иметь больше, чем другой, когда все богатство разделялось в согласии». Неравенство дохода и уровня богатства было признано неестественным, потому что все люди рождаются равными. Хесиоп, современник Гомера, описал Золотой Век в работе «Работа и дни» (VII век до н.э.). Каждая последующая из четырех металлических эпох (золотая, серебряная, бронзовая и железная), значила дальнейший моральный упадок. В Золотой Век всем руководил Titan Cronus. Серьезная атака на собственность – в платоновской «Республике». Хотя в Библии можно найти много проклятий собственности, сам Иисус Христос не отвергал собственность и часто навещал дома богатых людей и позволял себе там развлекаться». (Martin Hengel Properties and Riches of the early Church 1974, Otto Schilling 1908). Славная Греция, благородный Рим Первый расцвет частной собственности – Греко-Римский мир. Система римского права гарантировала генерацию богатства, что позволило финансировать армию. «Ни одна система до римской не знала понятия неограниченной частной собственности», – писал историк Перри Андерсон. «Собственность Греции, Персии или Египта всегда была относительной, обусловленной высшими или аналогичными правами других властей и субъектов». Законодательная база Рима – 12 таблиц, принятых в 450 г. до н.э. 30 дней на оплату долгов, затем – суд. Наказание – рабство. В 225 г. до н.э. в Римской империи жило 4,4 млн. свободных граждан и 600 тыс. рабов. В 43 г. д. н.э. было 4,5 млн. свободных граждан и 3 млн. рабов. Частная собственность в современном значении этого слова не существовала ни в Европе, ни в Азии в древние времена. Появилась она только в Риме и Греции. Кстати, оригинальное греческое значение слова «idiot» означало человека, который не принимает участия в общественной жизни. 90% греков жили в деревнях недалеко от водоемов. Средний фермер владел 4 гектарами земли. Земля редко была объектом купли-продажи. Ее передавали по наследству, потому что она обеспечивала личную свободу и права гражданина. Афинские граждане считали факт уплаты налогов признаком принадлежности к низкому социальному классу. Изначально слово «freeman» имело фискальное значение: человек, не платящий поборов и налогов. Таким образом, существовала очень тесная взаимосвязь между собственностью на землю, гражданством и участием в демократических процедурах. Начало борьбы с частной собственностью Нападки на частную собственность начались в начале XIX века. «Манифест» обострил данную борьбу. В 50-х энциклопедия «Британника» не включила собственность в список 102 великих идей. Арнольд Тойнби пропустил тему собственности в своем 12-томном издании «Изучение истории». Его комментарии показывали, что он не видел разницы между общественной и частной собственностью. Освальд Спенглер в «Закате Запада» утверждал, что собственность – это несущественный аспект. Фернанд Бродел в трехтомном издании «Цивилизация и капитализм с XV до XVIII века» практически пропустил тему закона и собственности. Пол Кеннеди в «Расцвете и падении великих держав» делал акцент не на политические институты, а на географический аспект. «Европа избежала доминации центрального планирования кочевых племен в большой мере потому, что она не представляет собой огромную равнину, которую легко можно преодолеть верхом». Под влиянием коллективистов, марксистов концепция прав собственности начала заменяться концепцией экономических прав. Данный подход к статизации собственности широко применяется в XX веке. Экономические права накладывали на государство обязательства, а не ограничения. Оригинально значение термина «права» было разрушено. В XIX веке одним из ярких защитников частной собственности был Франсуа Бастиат, который опубликовал книгу «Property and Law» в 1848 г. Цель его работы – показать, что собственность – это право, которое существует, даже если закон с этим и не согласен. Закон должен защищать собственность, но это не значит, что собственность существует, потому что есть закон. «Собственность – это необходимое последствие природы человека. В полном смысле этого слова человек рождается собственником, потому что он рождается со своими желаниями, удовлетворение которых необходимо для выживания. Он рождается со способностями и органами, которые необходимо использовать для удовлетворения желаний. Способности – это продолжение человека. Собственность – это продолжение способностей. Отделить человека от его способностей – значит обречь его на смерть. Аналогично отделить человека от результатов работы его способностей, значит вынести ему смертный приговор». Закон рождается из собственности, а не наоборот. Собственность, закон и экономика Идея собственности заложена на уровне инстинкта. Животные, которые метят территорию определяют свои права собственности. Когда собака гавкает, она реализует и защищает свое право. Исторически собственность описывала отношение между человеком и вещью. Первый профессор права Оксфордского университета Уильям Блэкстоун (1723 – 1780) так определил собственность: «Это деспотическая власть, которую заявляет и реализует один человек над вещами внешнего мира, исключая право любого другого человека в мире». В ХХ веке традиционно описывали собственность как «связка прав». Профессор Tony Honore из Оксфорда в 1961 г. так описывал основные «прутья»: «Самые важные права – это использование вещи и исключение других от пользования ею, право изменять ее физические качества, пользоваться результатами использования данной вещи (доходом) и передавать право собственности другому человеку». В разных законодательных системах собственность значит приблизительно одно и то же. Обществу без прав собственности не нужны юристы. Советский юрист – это противоречие в определении «оксиморон». Экономиста не волнует, куда отправляются деньги, кто делает перевод - госпредприятие или частная компания. Но экономистам надо знать ответ на базовый вопрос: «Можно ли заставить выполнить договорные обязательства?» Если нет, значит, мы имеет дело со страной, где затруднен обмен. Поскольку экономика главным образом занимается обменом, то при больших ограничениях ее можно назвать примитивной. Не случайно ведь экономическая наука, по мнению Манкура Олсона, «развивалась в определенном типе общества - демократическом, которое защищало права собственности посредством независимой судебной власти. Поэтому не надо было думать об этих вещах в рамках курса «Экономикс». Для того чтобы понять экономическое поведение в обществе надо, прежде всего узнать или определить основные правовые параметры общества, экономисты иногда склоны думать наоборот: что сама экономика определит закон. Это два полярных мнения. Правда заключается в том, что информационные потоки идут с обеих сторон, но влияние закона гораздо больше. Идея, что течение реки формирует ее берега, исторически было очень влиятельным среди экономистов. Ее в некоторой степени поддерживал А. Смит и развил Маркс. Пол Самуэльсон писал в 1989 г., когда уже рушилась Берлинская стена: «Измеренный объем ВНП в СССР в долгосрочной перспективе вырос больше, чем в основных странах с рыночной экономикой». Еще один Нобелевский лауреат Эдмунд Китч в 60-х годах говорил, что структура прав собственности не оказывает влияния на поведение человека». Одним из лучших критиков создавшегося вакуума в сердце экономической теории является Дуглас Норд, Нобелевский лауреат 1993 г.: «Для того, чтобы ответить на вопрос, почему некоторые экономики развились, а некоторые остались в примитивном состоянии, мы не можем использовать неоклассическую теорию, которая является в данном случае несоответствующим инструментом. Математики придали математическую точность своим теориям, но они полностью игнорируют систему стимулов, воплощенную в институтах. Среди них самым важным является система эффективных прав собственности». Неоклассическая модель ничего не говорит о правах собственности. Гипотеза, что разные экономики, начиная с гоббсовского государства без правил, под давлением принципа эффективности придут к одной модели, не работает. Исключено, что если десятку стран мира показать мяч и дать задание придумать игру «футбол», во всех случаях правила у всех участников теста будут такими же. До недавнего времени не многие были уверены в твердой корреляции между собственностью и богатством. В справочнике «Statistical Abstract of the United States» департамент торговли опубликовал в 1989 г. таблицу, сравнивая ВВП на душу населения в разных странах. В 1989 году, год падения Берлинской стены, доход в Восточной Германии был выше (10.330 USD), чем в Западной Германии (10.320 USD). Та же таблица показывала, что ВВП на душу населения в Восточной Германии в 1980 году был выше, чем в Японии. Сегодня эти цифры уже никто не защищает. Элиты соцстран не понимали институциональных аспектов экономического роста. В 1989 г. перуанский писатель Фернандо де Сото рассказал удивительную историю, как он не мог найти специалиста, который бы мог объяснить ему правовые фундаменты западных экономик. Логика коммунальной собственности Отношение между усилием и вознаграждением считается несправедливым. Хорошей иллюстрацией функционирования данного вида собственности является коммунальная квартира. Андрей Синявский в 1988 г. писал: «Хорошие отношения – редкость. Чаще всего соседи враждебны, опасны, каждый по-своему. Каждый норовит сделать из мухи слона. Подозрения и ненависть порождают сплетни, клевету, скандалы, обвинения. Коммунистическое братство превращается в ужасные гражданские разборки». Чем больше группа, которая является формальным собственником, тем больше разногласий. Для поддержки такого режима необходимо господство идеологии самопожертвования. John Wade, описывая последствия племенной собственности: «Член племени не свободен и не защищен. Он раб каждого члена племени, который сильнее его. Он может пасть жертвой его желания, гнева или мести. Средства к существованию (пища, одежда и жилье) точно так же нестабильны, как свобода и безопасность. Если не признаются права собственности, то никто не может назвать некую вещь своей. Если он возделывает землю, он не может быть уверен, что ему удастся собрать урожай. Если человек работает очень много и проявляет смекалку, накапливает некий запас товаров, он не может быть уверен, что его не заставят поделиться с другими. При племенной собственности захват имущества – это не грабеж. Это партнерство. Удовлетворение насущных текущих нужд – это единственная цель труда. Все, что выходит за пределы этой цели нецелесообразно». Первые переселенцы в Америку умирали от голода, потому что права собственности не были определены. Филип Брус в «Экономической истории Виржинии в XVII веке»: «У поселенцев не было никакого интереса заниматься земледелием, потому что они не владели землей. Все, что они производили, отправлялось в общий магазин. Колонисты бесцельно шатались, не работали. Те, кто был честным и энергичным, находили всякие причины не участвовать в коллективных работах». Томас Дейл ввел институт частной собственности. Он ввел flat tax в виде определенного объема зерна. Каждый человек получил 3 акра земли. У индейцев Квебека в 1630 г. также не было частной собственности. В 1647 году, по словам иезуита, жители племени разделили бобровые хижины между собой и четко соблюдали правила охоты. Это позволило им создать запасы и улучшить условия жизни. При этом надо помнить, что установление частной собственности сопряжено с издержками. После появления торговцев мехами польза от частной собственности превысила издержки от установления частной собственности. Проблема коммунального пастбища: «Какой смысл и польза мне, если я куплю еще одну корову?» Каждый хозяин хочет максимизировать полезность и увеличить свое стадо. Последствия для пастбища очевидны – разрушение. Главным преимуществом частной собственности на землю является то, что вычислить присутствие нарушителя дешевле и легче, чем оценивать поведение человека, который имеет привилегию быть в данном месте. Мониторинг граничных переходов легче, чем мониторинг поведения людей в рамках данной территории. По этой причине менеджерам платят больше, чем сторожам». Гуттериты, секта анабаптистов протестантов, которые переехали в США в 70-х XIX века. Они нарушили обет безбрачия, соединили моногамные браки и коммунальную собственность. В течение 100 лет их численность увеличилась с 800 до 28000. Они живут в сельской местности по обеим сторонам канадско-американской границы. Высокая рождаемость (9 детей в семье) позволяет им нейтрализовать бегство во внешний мир. Супруги живут в маленьких квартирах, нет никакого уединения. Приемы пищи – общие. Когда количество людей в колонии приближается к 150, она как бы отпочковывается. Запрещено радио и телевидение. Их уникальность как раз и подтверждает правило. Кибутсы имели ту же цель. Сначала кибутсы казались успешным экспериментом по реализации утопии. К 1989 года 3% населения Израиля, живущего в кибутсах, накопили долг, превышающий 4 млрд. USD. За них заплатило государство. Небольшое количество кибутсов (17 из 277) - религиозного содержания. Некоторые считают, что они могли бы выжить без субсидий, но по закону финансы всех кибутсов, религиозных и светских, объединены. Это увеличивает лоббистскую власть кибутсов в общем. Англия-мать Британия – первая страна в Европе, которая развила правильную систему, основанную на системе стимулов, заложенных в природу частной собственности. Голландия на некоторое время опередила Британию, но высокие налоги сделали ее производителей неконкурентными. Гены низких каст в Индии не мешают индийцам получать высокий доход в стране с другими политико-правовыми институтами. А. Смит писал о Европе XVIII века: «В настоящее время в Европе собственник одного акра земли так же защищен, как и собственник 100 тысяч акров». Англичане пошли дальше. «Права нанимателя равны правам собственника». В то время как в других частях Европы арендаторы земли могли быть законно согнаны с занимаемого участка». Когда Вольтер приехал в Англию и ознакомился с работой ее судебной системы, он сказал: «Я вырвался из страны деспотизма и приехал на землю, где закон может быть суров, но люди здесь живут по закону, а не по капризу». Во времена А. Смита частная собственность была вне критики. Когда Томас Спенс выступил на заседании философского общества с утверждением, что земля в сообществе принадлежит на равных правах всем, кто там живет. После публикации памфлета этого содержания он был выброшен из общества. Джон С. Миль первым в своей работе «The principles of political economy» (1948) обсудил все аспекты частной собственности. Очень четко понял суть марксовской теории трудовой ценности Бернард Шоу в 80-х: «Если один капиталист может экспроприировать излишки, которые принадлежат рабочему, то его конкурент, чтобы привлечь больше потребителей своих товаров и услуг, снизит маржу экспроприируемой прибыли. Собственники капитала подвержены точно такой же конкуренции, как и рабочие». Книгу Милля читали образованные люди того времени. Автор включил материал о собственности не в раздел «производство», а в раздел «распределение». «Распределение богатства зависит от законов и традиций общества». Милль противопоставил два вида законов: научный – гарантировал производство, человеческий – работал в сфере распределения. Это одна из самых существенных ошибок в истории экономической мысли. Милль считал, что мотор производственного процесса будет работать, даже если законодатели экспроприируют богатство от производителей. Милль – переходная фигура. Он утверждал, что промышленная революция приведет к массовому образованию людей, которые будут воспринимать общественные интересы, как свои личные. Он считал, что коммунизм, как оригинальный принцип (равного распределения) применим к человеческой натуре гораздо более высокой моральной ценности (1869 г.). Ирландский голод В течение нескольких лет в середине XIX века в Ирландии около одного миллиона людей умерло от голода. Это самая большая демографическая катастрофа в Европе. Население Ирландии уменьшилось с 8 млн. в 1840 году до 4,5 млн. в 1900. Каковы причины голода? Первая причина – грибок, который быстро распространился по стране, сокращая урожай. Но точно такая же ситуация была в Бельгии, Голландии, Шотландии. Причина, которую выдвинули некоторые демографы – Ирландия была перенаселена, другая – ирландский характер был несовместим с требованиями экономического роста, третья – эмиграция сократила потенциал страны, четвертая система использования земли не создавала стимулов для фермеров работать. Ирландия была одной из причин, почему молодые ученые экономисты отвернулись от института частной собственности и предпринимательства. По анализу ученого Moky, главной причиной голода как раз было отсутствие гарантий прав частной собственности на землю. Перенаселение не было причиной. В Англии и Уэльсе было больше человек на квадратную милю, чем в Ирландии. Ирландия имела больше культивируемых земель на душу населения, чем Голландия и Бельгия. Артур Янг говорил: «Дай человеку полное право владеть скалой – и он превратит ее в сад. Дай ему право аренды сада на 9 лет – и он превратит его в пустыню». Англичане вместо того, чтобы поселиться среди ирландцев и управлять страной как бы изнутри, предпочли стать законными хозяевами собственности, сдавать ее в аренду местным жителям, но жить в Англии. После завоевания Ирландии были приняты очень жесткие законы. Так католикам было запрещено владеть, наследовать или получать в дар от протестанта землю. Был принят закон, согласно которому устанавливался рентный сбор в размере общего улучшения земли. Если арендатор не платил, то собственник имел право забрать собственность. К 1857 году свыше 3.000 поместий было продано за 1/2 или 1/3 цены покупки и разделено между 8.000 новых хозяев, преимущественно ирландцев. В 1797 году Bank of England прекратил конвертацию фунта в золото, позволив валюте инфлировать на 44% за 3 года. Она была возобновлена в 1817 году с введением нового золотого фунта. Для предотвращения потери золотого резерва банк ужесточил политику. Дефляция составила почти 100%. Собственность покупали за одну цену, а после глубокой дефляции цены были совершенно другие. Негарантированное право частной собственности было усилено непредсказуемыми деньгами. Владельцы земли не понимали, что происходит. Они старались увеличить рентные сборы и компенсировать свои убытки. Owen’s case Роберт Оуэн заработал состояние в обществе, основанном на частной собственности, и потерял ее, стараясь построить общество без собственности. Оуэн после нескольких лет обучения в средней  школе переехал в Манчестер. Занял капитал, сформировал компанию по обработке хлопка. Все это было в эпоху манчестерского либерализма. Он женился на дочери бывшего владельца New Lanark Mills, которую купил за 60 тыс. фунтов. Это была самая крупная фабрика по переработке хлопка. У него работало много детей. Рабочий день – 13 часов. В 1816 году Оуэн открыл Institute for the Formation of Character, предвосхитив советские учреждения на 100 лет. По мере роста его богатства он все больше отрицал общественные нормы. Он отвергал религию, а машины он считал самым большим проклятием. В 1824 году Оуэн купил деревню Harmony за 150 тыс. фунтов и переехал в Америку. Главное зло по Оуэну - собственность, брак и религия. С самого начала надо было разделить всю собственность между членами сообщества. Его сын писал: «То, что я собирался унаследовать, вот уже в течение двух лет потребляют тысячи незнакомых людей в дикой Индиане». В итоге, Оуэн потерял порядка 200 тыс. долларов. Большинство коммун развалились в течение двух лет. Почему весь мир не богат? Ответ на вопрос «Почему весь мир не богат?» лежит в плоскости - большинство в мире по-прежнему экономически несвободно. Раньше считалось, что причиной богатства были природные ресурсы, этнические качества народа, религия. Гуннар Мирдал, один из ведущих миссионеров планирования, лауреат Нобелевской премии 1974 года, лишь немного преувеличивал, когда в 1956 г. утверждал, что широкомасштабное планирование используется во всех развитых странах. Неру не преувеличивал, когда говорил, что планирование почти стало делом математики. Плановики были воодушевлены тем, что план Маршалла был удачей. 13 млрд. USD (в долларах 1997 г. это 90 млрд.) помогли регенерировать Европу. Однако они забывают, что на месте была правовая и политическая инфраструктура. Успех плана больше приписывался деньгам американцев, а не европейским институтам. Сенатор Уильям Фулбрайт сказал, что план Маршалла создал фальшивую иллюзию, что можно решить любую проблему, забросав ее деньгами. К концу холодной войны страны третьего мира получили свыше 2 трлн. Долларов, но они по-прежнему остались бедными. В 1989 г. Агентство США по международному развитию опубликовало доклад «Развитие и национальные интересы: американская экономическая помощь – к XXI веку». В нем было отмечено, что за последние 20 лет, несмотря на большую помощь, ни одна страна не вышла из разряда развивающихся и не стала развитой. Основной ошибкой было то, что страны-реципиенты не верили в американские институты. Они считали, что частные предприятия были эксплуататорами. Манкурс Олсон (Center for Institutional Reform and Informal Sector) отмечал, что последовательное экономическое развитие требует наличия институтов, которых нет в транзитивных странах ЦВЕ, Африки, Латинской Америки. Стимулы к сбережению, инвестированию и производству зависят от реализации индивидуального права частной собственности. Политика МВФ и ВБ направлена на поддержку государственных программ и проектов, вместо того чтобы привести в соответствие правовые и политические системы в переходных странах. Поэтому рекомендации о необходимости введения института динамичной частной собственности не были включены в программу. Собственность – это своеобразная линза, через которую можно изучать историю развития мировой экономической системы. Она изучается в политологии, экономике, юридической науке, психологии и т.д. Маркс и Энгельс: экономические отношения – базовые, а закон и политика – лишь надстройка. По большому счету, это перестановка местами причины и следствия. Интеллектуальная собственность. Роналд Коуз Интеллектуальная собственность – специфика информационного века. Авторские права имеют источником … цензуру. В 1550-х для того, чтобы издать книгу, надо было получить лицензию. Можно было производить ее на определенных печатных прессах. Показателен пример с раскрытием секрета формулы «Кока-Колы». Изначально Роналд Коуз (лауреат Нобелевской премии в 1991 г.) занимался проблемой распределения радиочастот. В своей статье «Проблемы социальных издержек» он писал: «Последователи классической экономики были слишком оптимистичны, предполагая, что свободная игра собственных интересов без вмешательства государства достаточна для оптимизации экономической деятельности. Даже А. Смит не осознавал, до какой степени система естественной свободы должна защищаться специфическими законами». После продолжительного спора в кругу авторитетных экономистов (М. Фридман, Дж. Стиглер) Коуз убедил всех в своей правоте. «Когда собственники в состоянии решить «пограничный» конфликт путем переговоров, на использование ресурсов не будет влиять первоначальная аллокация прав собственности», - так звучит теорема Коуза. Передаваемые права собственности являются ключом к экономической эффективности, к дружеским отношениям между соседями и мирным отношениям в обществе в целом. Теорема Коуза (1960) была перефразирована в один из базовых принципов экономики: когда право собственности на товары четко определено, когда право передаваемо, то собственником товара станет тот, кто ценит его выше других. Ресурсы будут использованы максимально эффективно. Проблемы, которые возникают на границе собственности, могут быть решены посредством переговоров. Их возникновение не является основанием для уничтожения рыночной экономики. Коуз сказал, что его теорема верна, если нет транзакционных издержек. Он предлагал решать проблему экстерналий через призму собственности. Экстерналия – это экономическая польза или издержки, которые передаются без согласия, компенсации или вознаграждения для других соседей. Позитивные экстерналии: Диснейленд (стоимость соседней земли), строительство первого казино в Лас Вегас, открытие Хьюллитом и Пакардом известного гаража запустило Силиконовую Долину. В 1992 г. Коуз написал: «До недавнего времени большинство экономистов, казалось, не знали об отношении между экономической и законодательной системами, кроме самого общего значения. Для экономистов практически бессмысленно обсуждать процесс обмена без определения специфических институциональных установок, в рамках которых проходит обмен, потому что они оказывают влияние на стимулы производить и на размер транзакционных издержек». Маркс поставил телегу экономики перед лошадью закона. Коуз, в конце концов, поставил лошадь на место. Американская трагедия Чарлз Райх, профессор права Йельского университета, в 1964 году опубликовал эссе «The New property», в котором привлек внимание к появлению в современной развитой стране Запада новой формы собственности, которая имеет четкие черты условной феодальной собственности. Он назвал 8 способов установления экономического контроля за населением:
1.    Доход и материальные трансферты. Госвыплаты для граждан, которые не работают в госаппарате. Сюда относятся платежи по социальным программам, компенсациями по безработице, натурные выплаты в виде талонов на еду. За 30 лет, с 1950 по 1980 год, в США в постоянных долларах издержки на социальные программы увеличились в 20 раз при удвоении населения. Большая статья расходов – помощь семьям с малолетними детьми. 25 млрд. USD для 13 млн. семей. Из них свыше 4 млн. семей неполных (мать-одиночка), половина из них никогда не была замужем. Затем – жилищные субсидии, гранты на образование, курсы переквалификации для молодежи и людей из социально незащищенных классов, субсидии по оплате коммунальных платежей. Степень зависимости бедных от государства выражают следующие цифры: в 1976 году 20% самых бедных практически полностью жили за счет бюджета: зарабатывали 3,3 млрд. USD, а получали от государства – 75,8 млрд. USD. Вторая квинтильная группа получает 119,7 млрд. USD. Таким образом, 1/5 населения США полностью зависит от бюджета, а вторая 1/5 – частично зависит от подачек. 60% населения поддерживает остальные 40%.
2.    Общественные работы. В 1961 году свыше 9 млн. работали непосредственно на государство. Если сюда добавить трех-четырех человек, занятых в области производства оружия, то получится, что 15-20% рабочей силы США получают свои доходы от государства. К 1995 году число гражданских госслужащих увеличилось до 10,5 миллиона. Почти 3 млн. работает на федеральную власть.
3.    Лицензии на право заниматься определенной деятельностью.
4.    Фрэнчайзинг (телевидение, радио, воздушные маршруты, алкоголь).
5.    Государственные закупки.
6.    Субсидии для сельского хозяйства, кораблестроения, местных авиалиний и строительства жилья.
7.    Использование общественных ресурсов. Государство владеет огромным количеством земель, шахт, пастбищ, лесов, мест отдыха.
8.    Услуги. Почтовые услуги, страхование для строителей жилья. С момента начала борьбы в бедностью в США (1965 г.) федеральное и местные правительства потратили более 5,4 трлн. USD. Это много или мало? Это на 70% больше, чем расходы на вторую мировую войну. За эти деньги можно купить активы всех корпораций, входящих в список Fortune 500, и землю всех фермеров в США. А индекс бедности сегодня выше (в 1996 г.), чем в 1965. Статизация собственности - путь к коммуне Статизация института частной собственности значит ограничение функций частного капитала, а также сужение его до рынка товаров и услуг. Назову лишь несколько наиболее типичных для Беларуси примеров:
-    можно продавать, но не выше установленных государством цен (фиксация максимальных и минимальных цен);
-    нельзя использовать квартиру в качестве офиса;
-    нельзя продавать квартиру для человека без прописки;
-    нельзя заниматься определенным видом деятельности без лицензии;
-    нельзя открывать и хранить деньги за рубежом в иностранной валюте;
-    обязательная продажа валютной выручки;
-    можешь зарабатывать много, но заплати больше половины с официально заявленного дохода;
-    можешь получать высокую прибыль, но отдай большую часть государству;
-    иностранный инвестор может вкладывать средства в национальную экономику, но вот репатриацию прибыли ему никто не гарантирует;
-    можешь покупать валюту, но если только ты работаешь в сфере определенных государством приоритетов.
Каждый из нас легко может продолжить этот печальный список. Чем он длиннее, тем меньше у нас богатства, стабильности, мира и справедливости.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!