Приватизация: зачем, кому, почем и как

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Независимо от формы и техники проведения приватизация должна преследовать следующие цели:
- сокращение расходов госбюджета на поддержание нерентабельных и низкодоходных компаний, сбалансирование доходной и расходной части бюджета;
- создание конкурентной среды в различных сферах экономики;
- улучшение эффективности использования ограниченных природных и людских ресурсов;
- введение ответственности субъектов хозяйствования, а не бюджета за неудачный выбор инвестиционных проектов. В конечном итоге, это приведет к сбережению и более рациональному использованию денег налогоплательщиков;
- качественное изменение инфраструктуры рынка и введение новых рыночных механизмов контроля и регулирования экономических процессов;
- создание условий для развития тех секторов экономики, которые используя внешние факторы (протекционизм многих стран в отношении различных товаров и услуг) и мировую конъюнктуру, потенциально могут стать конкурентоспособными на региональном и межрегиональном уровнях.  

Приватизация госпредприятий может проходить несколькими способами. Важно помнить, что первый покупатель приватизируемого объекта далеко не всегда станет его окончательным собственником и ему обеспечено пожизненное получение прибыли. Владение капиталом не дает человеку богатства в рыночной экономике. Рациональное распоряжение же им приносит доход. А это оценивает только одна инстанция - потребитель. Поэтому опасения, что республику скупят капиталисты с Запада или новые русские с Востока, безосновательны. Если владельцы и распорядители капитала не будут иметь перед своими конкурентами нерыночного преимущества в виде особого государственного статуса (в различной форме), то чем быстрее пройдет приватизация, тем быстрее получат от нее пользу все экономические субъекты: владельцы капитала - гарантии инвестициям и возможность рыночной оценки риска и прибыли, распорядители капитала - большое количество рабочих мест и удешевление основных факторов производства (кредиты, сырье, недвижимость, аренда и т.д.), потребители - широкий выбор более дешевых и качественных товаров и услуг, позволяющих сберегать и инвестировать. Исходя из реальной рыночной ситуации необходимо применять самые различные формы приватизации:
- акционирование и продажа акций на фондовом рынке как стратегическим, так и мелким инвесторам;
- ликвидация и продажа по частям госпредприятий-должников, осуществляемая при согласовании плана ликвидации с кредиторами;
- продажа предприятий за долги через векселя;
- открытая аукционная продажа не только нерентабельных предприятий, но и высокодоходных компаний, что позволит населению инвестировать сбережения в надежные структуры (создание акционерных обществ открытого типа и котировка их акций на фондовой бирже);
- продажа за символическую цену объектов с отрицательной или низкой рыночной стоимостью для желающих купить (трудовые коллективы, отдельные лица, зарубежные инвесторы). При выставлении акций госпредприятий на открытую продажу на фондовом рынке важно занизить цену акции, чтобы покупатели сразу же получили определенных доход. Вы получите людей, которые будут поддерживать приватизацию. При продаже акций важно четко определить условия их продажи. Целесообразно привлечь «чулочные» инвестиции социальных групп с низким доходом как раз в акции со стабильным доходом, чтобы они развили доверие к финансовому рынку, как к надежному социально ориентированному институту. С другой стороны, следует ограничить «бедных инвесторов» от вложений в рискованные проекты с несбалансированной начальной ценой активов. В каждом конкретном случае необходимо оценивать возможности и потенциал заинтересованных покупателей, стратегических инвесторов, менеджмента предприятий и рабочего коллектива, конкурентов. Мировая практика показывает, что не всегда the highest bidder обеспечивал эффективное развитие предприятия. Как показал ход и результаты приватизации не только в странах Центральной и Восточной Европы, но и в других регионах мира, лучшие экономические результаты получили страны, которые проводили институциональные преобразования собственности следующим образом: - максимально быстро и решительно. Вопреки устоявшимся заблуждениям, быстрая приватизация создает больше и быстрее рабочих мест за меньшую цену, чем ползучая;
- делая упор на капитальную приватизацию без административных ограничений для потенциальных инвесторов (разные условия для отечественных и зарубежных инвесторов, возможность покупать контрольный пакет акций и распоряжаться купленным объектом по собственному усмотрению);
- ограничивая размер и значимость чековой формы приватизации как наименее эффективной экономически и очень спорной с точки зрения социальной справедливости и исполнения ожиданий многочисленных раздробленных собственников приватизируемых объектов. К тому же, чековая приватизация неизбежно ведет к криминализации рынка и к злоупотреблениям со стороны органов власти. Это, в свою очередь, разрушает моральный климат принятия рыночных преобразований и уважения к частной собственности, что делает проведение реформ как таковых проблематичным;
- одной командой экспертов-профессионалов, сосредоточенных в одном органе, имеющем эксклюзивное право на принятие приватизационных решений;
- без силового вмешательства со стороны профсоюзов, лоббирующих интересы самых неподготовленных к рынку секторов экономики. Для успешного проведения приватизации в Беларуси необходимо учитывать международный опыт и законы экономического развития, а также: 1.    Создать Госкомитет по приватизации и госимуществу по типу органа, созданного на территории бывшего ГДР - Treuhandanstalt. Обеспечить участие в его работе международных экспертов, а также различных институтов власти (Минфин, Нацбанк, Министерство по антимонопольной политике и т.д.). Решение этого органа должно быть окончательным без необходимости его утверждения Президентом или Кабинетом Министров.
2.    Обеспечить социальные гарантии руководителям этого комитета (срок назначения, условия работы и вознаграждения на основании контракта и т.д.)
3.    Наделить правом распоряжаться государственным имуществом и блокировать лоббистские решения отраслевых министерств;
4.    Кардинальным образом пересмотреть Антимонопольное законодательство, определив источник монополий и государство как собственника монополиста. Именно государство как источник власти политической является причиной злоупотреблений своим доминирующим положением на рынке. Работа по контракту Председателя и его заместителей (срок полномочий должен превышать срок полномочий главы исполнительной власти и Верховного Совета).
5.    Создание Антимонопольного суда с целью решения приватизационных и других хозяйственных споров. Наделение Председателя и членов суда определенными гарантиями.
6.    Отмена государственной монополии на производство всех групп товаров и услуг, включая алкогольную, табачную, телекоммуникационную, нефтегазовую отрасли, а также образование и здравоохранение, пенсионное обеспечение и социальное страхование. Полной приватизации подлежат СМИ. Информация - это товар, который на рынке находит своего потребителя. Именно рыночное регулирование этой сферы и специфическое качество этого товара (правдивость и достоверность) являются гарантами реформ и борьбе со злоупотреблениями как власти, так и рыночных субъектов.
7.    Временная амнистия доходов на срок до двух-трех лет с начала реформ с целью привлечения и мобилизации внутренних сбережений и отток капитала из серой экономики. Белорусский путь и итоги приватизации  
    Научно-исследовательский экономический институт (НИЭИ): «В Беларуси акцент был сделан на «точечную» приватизацию, что повысило в целом эффективность функционирования негосударственного сектора экономики».     За период с 1991 г. по 30.08.1999 г. реформировано 3876 предприятий, в том числе 959 объектов республиканской и 2917 – коммунальной собственности. Среди них – 438 (11,3%) объектов промышленности, 228 (5,9%) – строительства, 87 (2,2%) транспорта, 1300 (33,5%) – торговли и общественного питания, 406 (10,5%) – бытового обслуживания, 541 (14%) – агропромышленного комплекса, 876 (22,6%) – прочих отраслей народного хозяйства.
     Из общего числа реформированных объектов 1.087 предприятий (28,0%) преобразованы в акционерные общества, 666 (17,2%) – выкуплены трудовыми коллективами и частными лицами, 1.233 (31,8%) – проданы на аукционах либо по конкурсу, 890 объектов (23%) – отчуждены (Рис. 3.2.3). Численность работающих на этих предприятиях составляет 636.685 человек (около 17% от числа занятых в народном хозяйстве).
     
    На первом этапе (1991-1992 гг.) приватизация осуществлялась только за денежные средства и в основном по инициативе трудовых коллективов. Часть из них после приватизации преобразовывались в коллективные (народные) предприятия, и затем – в акционерные общества. До 1993 г. реформирование отношений собственности проводилось на основе отдельных временных нормативных актов.
   
    Второй этап приватизации (1993-1994 гг.) начался принятием в 1993 г. Закона «О разгосударствлении и приватизации государственной собственности в Республике Беларусь», «Закона об именных приватизационных чеках», «Государственной программы приватизации» и других нормативных актов. При продаже каждого объекта на этом этапе 50% стоимости оплачивались деньгами и 50% чеками «Имущество». На конкурсах и аукционах продавались малые предприятия коммунальной собственности, а средние и крупные предприятия промышленности, строительства и транспорта преобразовывались в открытые акционерные общества.
   
    Третий этап (с 1995 г. по настоящее время) ознаменовался пересмотром стратегии и тактики процесса разгосударствления и приватизации и последующим его спадом. Программы разгосударствления и приватизации республиканской собственности в 1995-1996 гг. впоследствии были отменены. Приняты новые нормативные акты: Указ Президента РБ «О мерах по совершенствованию реформирования государственной собственности» (4 марта 1995 г.), Указ от 17 мая 1995 г. «Об упорядочении распоряжения государственным имуществом», внесение изменений и дополнений в приватизационное законодательство (июнь 1996 г., декабрь 1998 г.), Указ «Об особом праве («золотой акции») государства на участие в управлении акционерными обществами (14 ноября 1997 г.), Декрет «О разгосударствлении и приватизации государственной собственности в Республике Беларусь» (№3 от 20 марта 1998 г.), Закон «Об объектах, которые находятся только в собственности государства» (5 мая 1998 г.).
   
    Ход реформирования собственности определяет ряд факторов: 1) отставание законодательной и нормативно-правовой базы; 2) завышение оценочной стоимости приватизируемых предприятий; 3) недостаток средств у потенциальных инвесторов; 4) нежелание руководителей предприятий отвечать за результаты хозяйственной деятельности; 5) профессиональная подготовка управленческих кадров для работы в рыночных условиях. На основании Меморандума о взаимопонимании между правительством Беларуси и Всемирным Банком (18 июня 1997 г.), приватизация всех предприятий торговли и малых предприятий с численностью работающих от 25 до 200 человек отраслей общественного питания, бытового обслуживания, промышленности, агропромышленного комплекса (кроме совхозов и госхозов), строительства к 1 июля 1999 г. по графику должна была завершиться. Фактически приватизировано предприятий на 1 июня 1999 г.: торговли – 67%, общественного питания – 46%, бытового обслуживания – 35%, промышленности – 20%, АПК – 61%, строительства – 14 %. Не реализована норма, установленная Декретом Президента Республики Беларусь от 20.03.1998 г. №3 «О разгосударствлении и приватизации государственной собственности в Республике Беларусь» о продаже убыточных предприятий на аукционе или по конкурсу по цене в размере одной минимальной заработной платы.
   
    Не завершены конвертация и погашение именных приватизационных чеков «Имущество». Из 425,3 млн. чеков по выданным сертификатам по состоянию на 01.08.1999 г. списано со спецсчетов граждан лишь 190,9 млн. или 44,9%. Только 40,3% граждан использовали свои чеки. Погасить использованные чеки «Имущество», как это предусматривалось законодательством (июль 1993 г.) государство не смогло. Постановлением Совета Министров Республики Беларусь «О сроках обращения именных приватизационных чеков «Имущество» установлен новый срок обращения до 30 июня 2002 г. Немного истории В 1976 г. М. Фридман опубликовал небольшую книгу «Friedman on Galbraith and on curing the British desease» о проблемах национализированного реального сектора Британии. Он утверждал: «Очевидна вещь, которую необходимо сделать со сталелитейной промышленностью, железной дорогой и теми отраслями промышленности, которая находится в собственности государства или управляется им – это избавиться от нее путем продажи на аукционах. Поскольку многие отрасли целиком национализированы, то для преодоления недоверия инвесторов и для недопущения национализации в будущем следовало бы раздать каждому гражданину страны акции приватизируемых предприятий». Первой серьезной книгой о приватизации активов была издана Frazer Institute в 1980 г. «Privatization: Theory and Practice». Эксперты от М. Тэтчер, конечно же, читали ее. В 1988 г. Британия пересекла важную черту: число людей, владеющих акциями различных предприятий, превысило число членов профсоюзов. Приватизация – это социальная революция. Важно оценить мотивацию следующих основных актеров:
-    директорат госпредприятий;
-    чиновники отраслевых министерств, концернов и комитетов;
-    курирующие различные направления экономической политики члены правительства;
-    рабочие предприятий, подлежащих приватизации;
-    налогоплательщики;
-     потребители товаров приватизируемых предприятий;
-    частных отечественных и иностранных конкурентов. Принципы приватизации по мнению Мэдсона Пири, Президента Института Адама Смита -    Определите заинтересованные в процесс приватизации предприятия социальные группы и их интересы, (кто, сколько получает, кто сколько теряет). Чем дольше люди получают бесплатные или не рыночно дешевые товары от госсектора, тем дальше развивается цепочка: простая экономическая помощь превращается в право. Право становится гражданским правом. Гражданское право превращается в право человека. Население не жалует те правительства, которые покушаются на права человека. Надо учить человека покупать товары и услуги.
-    Превращайте врагов в друзей. Определите, кто является главным противником приватизации (менеджмент, рабочие, потребители) и четко определите их преимущества от приватизации (с точки зрения долгосрочной перспективы, имущественной безопасности, морали (не стыдно забирать и тратить чужие деньги), справедливости).
-    Разоружите оппозицию. Информируйте «чувствительные» социальные группы о последствиях приватизации: проговорите, что получат рабочие, которые останутся на работе, что получат увольняемые (пособие, бесплатную возможность обучения, адресную продовольственную и жилищно-коммуникационную дотацию, возможность бесплатно пользоваться социальной инфраструктурой предприятия в течение некоторого времени, акции предприятия по низким ценам и т.д.). Важно привлечь на свою сторону потребителей, которые получат больше товаров дешевых и разных, налогоплательщиков, которые не будут платить по чужим счетам. Не давайте обещаний, которые вы не в состоянии выполнить. Проговаривайте все перед началом собственно процесса приватизации. Либо в законе о приватизации, либо в каждом конкретном случае приватизации стороны подписывают условия сделки. Это является законодательной гарантией выполнения сторонами своих обязательств. Если есть необходимость по социальным причинам поддерживать некоторые убыточные социальные проекты (телефоны в деревнях, автобусы и электрички, почтовые отделения, электроэнергия для деревень, газовые баллоны), необходимо пригласить частных инвесторов, которые бы обеспечивали поставки данного товара или услуги с минимально возможными субсидиями.
-    Сначала приватизируйте объекты, которые обеспечат вам общественную поддержку, т.е. «легкие проекты». Используйте популярность и успех для трудных случаев.
-    Приватизируйте сам процесс приватизации. Не превращайте его в очередную чиновничью волокиту. Наймите профессионалов, экспертов с высоким кредитом доверия, хорошими связями и авторитетом (комбанки, брокерские конторы, рекламные агентства, PR-овские компании, консалтинговые фирмы, т.е. те фирмы, работа которых заключается в ежедневной деятельности на частном рынке и которые в качестве подрядчиков обеспечили многие процессы). Бессмысленно ждать и надеяться, что чиновник научится делать то, чем занимались частные компании всю свою жизнь, если дешевле и эффективнее сделать это через профессионалов. Передавая управление процессом приватизации, правительство как бы отдаляется от самой приватизации. Когда вы заказываете услуги, вы получаете ответы на следующие вопросы: «метод продажи, временные рамки, рекламная компания, обеспечение общественной поддержки». Проблемой при проведении приватизации является также определение первоначальной стоимости объекта. Отсутствие рыночной цены не компенсируется наличием балансовой или остаточной стоимости предприятия. По мнению М. Пири, если бы частная компания на западе вела свою бухгалтерию так же безобразно, как государственные, особенно в сфере производства социальных услуг, то ее руководство давно бы арестовали. Из опыта приватизации британской телекоммуникационной компании следует совет: не продавайте сразу все, потому что вы не знаете, как определить начальную цену акций. Когда приватизация только начиналась, правительства не имели убедительных теоретических аргументов в свою пользу, потому что процесс был новым. Сегодня существует огромное количество фактов, которые подтверждают правильность институциональных изменений в направлении создания новых форм собственности. Из уроков приватизации в Англии отметим еще один: когда предприятие давно «умерло» и с точки зрения получения прибыли абсолютно бесперспективно, поздно его приватизировать. В этом случае даже передача трудовому коллективу ничего не решает. Как показывает опыт, менеджмент компании спасает предприятия, ведя за собой трудовой коллектив. Гораздо реже случается обратное, когда рабочие получают контроль над закрытыми фабриками и пытаются с ними что-то сделать. С начала приватизации в Великобритании бюджетные поступления превышали 5 млрд. фунтов в год (2/5 бюджетных поступлений от налога на доход). Опасения, что приватизация скоро закончится даже в западных странах, необоснованны. Если Британия будет продолжать продажу госсобственности (включая землю) такими же темпами, то ее хватит на 40 лет. Стадии приватизации процесса производства общественных услуг по Р. Пул, президенту фонда «Reason»: 1) contracting out, когда государство определяет частных подрядчиков на выполнение различных работ (начиная от дворников до юридических и экономических консультаций), 2) передача частным компаниям тех сфер, в которых частные компании непосредственно продают свои услуги потребителям (мусорщики, пожарники, садовники, скорая помощь, служба 911 и т.д.). 3) расширение участия частного сектора в крупных инфраструктурных проектах. Это значит, не приватизация уже существующих объектов, а создание частными структурами новых больниц, тюрем, школ (вместо того, чтобы выпускать облигации займа и строить различные объекты самому). Приватизация сектора общественных услуг приводит к улучшению качества услуг, технологическим и управленческим инновациям, а также к снижению операционных издержек, когда можно четко посчитать, что сколько стоит. Польша По общепринятому убеждению «приватизированные предприятия работают более эффективно и прибыльно, что означает увеличение налоговых поступлений в бюджет. Как показывает официальная статистика, налоговые поступления от приватизированных предприятий были значительно меньше, чем поступления от госпредприятий. Отсюда не следует вывод, что Польша не приемлет частный сектор. Низкие поступления в бюджет от приватизированных предприятий объясняются прежде всего тем, что большая часть доходов ушла в «серую» экономику. Несовершенство учета и налоговых законов позволили прибыльным предприятиям показывать убытки и уклоняться от уплаты налогов. К тому же, приватизированные предприятия требовали больших инвестиционных вложений для вывода их на конкурентный мировой рынок. К 1999 году в Польше было создано около 2,9 млн. частных предприятий. В домашних хозяйствах сконцентрирован основной капитал, происхождение которого имеет явно спекулятивный характер. Программа малой приватизации была осуществлена, но основной промышленный сектор продолжал оставаться у государства. К середине 1995 года около 3.500 фирм находилось в руках государства. Политика Министра финансов Г. Колодко заключалась в том, чтобы на начальном этапе не продавать госпредприятия, а акционировать их, усилить контроль за их работой, улучшить их эффективность и только потом приватизировать. На старте малой приватизации функционировало 8.441 госпредприятие. К концу 1994 года форму собственности изменило 4.722 или 56%. Вплоть до 1995 года и речи не было о приватизации основных государственных банков. Частным банкам были созданы явно неравные условия хозяйствования. Польский эквивалент белорусского Агропромбанка обанкротился, но был спасен государством, которое покрыло убытки в размере 700 млн. долларов. Несмотря на политику сдерживания приватизации, частный сектор обеспечивает работой уже около 68% населения и формирует около 70% ВВП. К середине 1995 года была принята программа средней и большой приватизации. Программа предусматривала разделение 414 малых и средних предприятий всех отраслей экономики среди 15 национальных инвестиционных фондов, которые в сумме контролируют 60 процентов всех акций. В июле 1995 года Министерство приватизации организовало лотерею, которая и позволила распределить приватизируемые предприятия среди инвестфондов. 25% сохраняет за собой государство и 15% переходит рабочим предприятий. На рынке появятся три типа ценных бумаг: 1) выдаваемые рабочим предприятий; 2) выдаваемые инвестфондам; 3) приватизационные сертификаты, которые были проданы 28 млн. полякам по цене около 30 USD за один сертификат. Акции некоторых больших компаний котируются на Варшавской фондовой бирже. Приватизационные сертификаты начали выдаваться с ноября 1995 г. В начале 1997 г. они были превращены в акции 15 инвестфондов, которые распоряжаются имуществом около 1,5 млрд. долларов. Удачная схема работы НИФов, необходимость улучшить экономические показатели заставила коалиционное правительство постепенно открывать польский рынок для иностранных инвестиций. Благодаря этому в 1996 году удалось привлечь 5,2 млрд. USD прямых инвестиций, лучший показатель среди всех транзитивных стран Европы на то время. Успех НИФов и приватизация нескольких промышленных гигантов скрывает явное затягивание приватизации оставшихся 6300 госпредприятий, стоимость которых с каждым днем уменьшается. Около 30% выбранных для НИФов субъектов работают с убытками, еще 30% компаний необходимо будет ликвидировать, так как нет коммерческих оснований удерживать их на плаву. По оценке одного из управляющих инвестфонда, среднестатистическая польская компания имеет 20-40-процентный избыток рабочих мест. Это значит, что в ближайшие 3-5 лет польский рынок труда вряд ли удастся стабилизировать на уровне ниже 10% безработных. Запутанная нормативная база, регулирующая работу НИФов и определяющая отношения собственности, также создала массу трудностей с реструктуризацией выбранных предприятий. Политики часто принимали решения в ущерб механизмам корпоративной реструктуризации в пользу создания политически выгодного имиджа вокруг приватизации. В начале 1999 г. цены на сертификаты в 8 раз выше первоначальной. В середине 1997 был оглашен план приватизации до 2000 года, который предполагает продажу через фондовую биржу 400 предприятий, за деньги - 2.900 компаний и 3.000 предприятий - через региональные инвестфонды. Полисимейкеры хотят связать приватизацию оставшихся предприятий с пенсионной реформой, которая началась в 1999 г. Данная «связка» блокирует действительно назревшие реформы в угольной промышленности, топливно-энергетическом секторе. Некоторые проекты продажи госпредприятий (АО «Алима», «Рух») были остановлены министерством финансов под давлением крестьянской партии, несмотря на то, что предыдущие правительства подписали соответствующие документы с американской фирмой «Гербер» и французской «Хашетт». Неудачная попытка правительства реформировать «Банк господарки жывносцевэй» стоил налогоплательщикам свыше 1 млрд. USD чистых убытков, не говоря уже о злоупотреблениях при распределении квот на импорт сырья и отдельных продуктов. По этой причине среди всех потребительских цен наибольший рост наблюдался в секторе продуктов питания. Среди транзитивных стран Польша имеет одну из самых ликвидных, хорошо функционирующих фондовых бирж. Долларовая стоимость ценных бумаг Варшавской фондовой биржи (ВФБ) повысилась на 65% в 1996 году, на 23% в 1997 г. Мировой финансовый кризис в 1998 привел к падению фондового индекса WIG на 21,3%. Эксперт Всемирного банка Ч. Сэмьюэл утверждает: «Хорошо функционирующие капитальные рынки стимулируют экономический рост, потому что через них происходят инвестиции в компании, они служат индикатором правильного выбора менеджеров и катализатором улучшения корпоративного управления». ВФБ является важным элементом в мотивационной системе внутренних экономических субъектов, которые решают, сколько потреблять, а сколько сберегать. Механизмы регулирования польского фондового рынка, требования к отчетности и предоставлению информации не уступают по своей привлекательности для инвесторов от американских. В начале 1999 г. на ВФБ котировалось 193 компании. Рыночная капитализация ВФБ составила 19,2 млрд. USD. В 1998 г. завершилась приватизация таких гигантов, как KGHM, самого крупного производителя меди в Европе, Банка Хандлевого, крупнейшего польского банка, а также важного банка PEKAO. Специалисты не выражают опасений относительно нехватки капитала для размещения акций этих предприятий. Венгрия На первом этапе приватизации почти не было случаев выкупа предприятий трудовыми коллективами или управляющими. Рестрикционная монетарная и фискальная политика создала острую нехватку оборотных средств, привела многие предприятия на грань банкротства. Второй этап приватизации (1990 – 1992 г.) можно назвать централизованным. В государственную программу было включено 366 малых и средних предприятий, которые подлежали продаже как по частям, так и стратегическим инвесторам. Третий этап (1992 – 1993 г.) тоже имел свои отличительные черты. В 1992 году была образована государственная холдинговая компания (SHC), задачей которой было контролировать госпредприятия, которые не подлежали полной или частичной приватизации. В эту структуру вошли 163 организации с общими активами 1,5 млрд. USD. Все остальные госпредприятия были непосредственно подчинены Агентству государственной собственности (State Property Agency - SPA). Образование SHC опять делало акцент на улучшение управления, а не на изменение формы собственности. С целью увеличения внутреннего спроса закон предусматривал приоритетное и льготное получение холдинговой компанией кредитов, господдержки, предоставление особых условий для лизинга оборудования и предприятий. Адекватное изменение в структуре предложения должна была обеспечить организационная реструктуризация. Несмотря на декларативное равенство форм собственности, правительство проводило политику искусственного выделения госсектора, создавая ему льготные условия хозяйствования, акцентируя внимание на кратковременной стабилизации. Полумеры не привели к улучшению работы госсектора. К 1993 году 58% госпредприятий были убыточными. Только новый закон о банкротстве предоставил кредиторам и должникам гораздо больше свободы удовлетворять взаимные претензии. Четвертая часть банкротств заканчивалась договоренностью заинтересованных сторон. Изменение отношения частной и государственной собственности неизменно вело к созданию рыночных институтов и структур. За последние 5 лет зарегистрировано около 170000 частных предприятий, которые на сегодняшний день производят около 70% ВВП. Число СП и ИП увеличилось до 14500. Доля иностранных собственников в венгерских фирмах составила 13% - явный признак заинтересованности международного капитала. Объем ПИИ на начало 1999 г. составил 2220 USD на душу населения. Кроме нескольких крупных проектов, таких как инвестиции General Motors, General Electric, Suzuki и Opel большую часть инвестиций составили мелкие и средние проекты: 90% из них не превышала 130,000 долларов. Мелкие инвесторы не были заинтересованы в реинвестировании прибыли в экономику Венгрии. Среди венгерских реформаторов преобладала точка зрения, что после социалистической плановой экономики лучшей моделью будет welfare state с сильным присутствием государства в экономике. Реализация этой парадигмы привели страну к очередному застою и нарастанию кризисных явлений в 1995 г. В 1994 году в Венгрии было проведено исследование 201 ведущего предприятия, из которых 61 было частным (30% от общего числа). Это показало, что частный сектор эффективнее использует ресурсы и имеет лучшие экономические показатели на единицу инвестиций. Показатель «прибыль» у частных фирм в пять раз выше, чем у госпредприятий. Аналогичные исследования были проведены в Польше и Чехии. Результаты однозначно показывают большую эффективность частной собственности. Венгрия в числе первых завершила приватизацию энергетического комплекса. Создана конкурентная среда в сфере телекоммуникаций, завершена приватизация банков и финансового сектора в целом. В 1997 году Венгрия приступила к приватизации больших промышленных предприятий, к которым относятся «Икарус», «Дунафер» и «Раба». По оценкам специалистов данные предприятия работают на пределе своих возможностей. Однако Агентство по приватизации все еще не потеряло надежду сохранить данные предприятия в качестве флагманов венгерской промышленности. Бывший министр приватизации Л. Сухман выделил 12 крупных государственных предприятий, которые не подлежали приватизации. Попытки обеспечить их деятельность вне коммерческого контекста привели их к банкротству. В 1992 г. правительство выделило 14 приоритетных предприятий (83000 рабочих мест), объем продаж которых составлял 3 млрд. USD (25% экспорта страны). Финансовая помощь состояла в прощении долгов (700 млн. долларов), льготном режиме импорта и уплаты налогов (списание задолженности таможне на 330 млн. USD), расчет с банками за долги данных предприятий (500 млн. USD), направление прибыли от приватизации на реструктуризацию предприятий (510 млн. USD). Общий объем помощи превысил 2 млрд. USD. В 1999 г. только 4 из 14 компаний работают с постоянной прибылью. 3 компании были проданы иностранным инвесторам. 7 предприятий являются практически банкротами. Финансовые вливания и особый статус не помогли. «Икарус» имеет очередные 85 млн. USD долларов долгов и добивается очередного списания долга. Остальные компании просто обанкротились. Чехия Методика приватизации в Чехии была разной. Бывшие владельцы получили имущества на 4 млрд. долларов США. Десятки тысяч магазинов, ресторанов и других предприятий сферы услуг были проданы с аукционов своим или иностранным инвесторам. Чехия выбрала широкомасштабную ваучерную приватизацию. Она проходила двумя волнами. Первый этап закончился в середине 1993 г., в результате которого было передано в частный сектор имущества на сумму 5,8 млрд. USD. Вторая волна чековой приватизации пополнила госбюджет еще на 5,2 млрд. USD. В результате применения такой схемы около 80% граждан Чехии стали владельцами имущества посредством владения ценными бумагами. Либерализация не коснулась некоторых важнейших сфер экономики: по-прежнему контролируется рента, оплата коммунальных услуг. Независимый от формы собственности прогрессивный налог сдерживает увеличение зарплаты, что схоже с польским вариантом. Правительство вмешивается в процесс санации предприятий явно не рыночным способом. Многие предприятия банкроты были «вытянуты» и поддерживаются на плаву за счет госбюджета. Хотя закон о банкротстве был принят в апреле 1993 года, в течение первого года только 133, преимущественно мелкие, фирмы попали под действие этого нормативного акта. До 1996 года их число возросло до 1.300. Крупные промышленные предприятия типа Skodа, Plzen получили в виде дешевых кредитов, списания долгов и налоговых льгот на сумму свыше 2 млрд. USD. Скептики утверждают, что приватизация прошла формально, так как владельцы акций не оказывают никакого влияния на поведение фирм. Их имущественные доли малы. Аналогичная ситуация имеет место и в странах с развитой рыночной экономикой, анонимная власть в акционерных обществах и компаниях стала следствием эффекта разводнения капитала. В начале 1997 Чехия имела торговый дефицит 6 млрд. USD и одним из самых высоких в мире дефицитов текущего счета, 8,6% ВВП (4,5 млрд. USD). Нарастающее напряжение в монетарной сфере сопровождалось и ростом проблем реального сектора экономики. Большая часть чешской промышленности оставалась нереструктурированной. Чехия уже практически потеряла свое преимущество в дешевой рабочей силе. Прибыль на акционерный капитал составила 3,5%, что ниже уровня инфляции более чем на 7%. Свыше 90% акционерных обществ объявили, что выплаты дивидендов по акциям не будет. ЕБРР провел анализ 50 крупных чешских предприятий (кроме банков и иностранных компаний) и привел действительно печальную статистику: долговые обязательства составляют 43% консолидированного баланса, а для инженерных компаний, основы чешской промышленности, данный показатель составляет 58%. Объем процентных выплат по кредитам постоянно увеличивается. При этом результаты деятельности иностранных компаний значительно лучше местных при сохранении низкого уровня оплаты рабочим Существуют проблемы с инвестфондами, контролируемыми чешскими банками. Банки, в свою очередь, являются кредиторами предприятий, акциями которых они же и владеют. Здесь отчетливо прослеживается конфликт интересов, который может привести к спекуляциям и потенциальному краху ряда финансовых институтов, действующих на фондовой бирже. Несмотря на кажущееся обилие акций, их ликвидность очень низка, а механизм контроля за фондовым рынком пока не работает. Капитализация чешского рынка составляет 13,7 млрд USD. В течение 1998 г. фондовый индекс PX-50 упал на 23,6%. В результате чековой приватизации Чехия создала структуры, которые напоминают англо-американскую систему, где важным источником капитала для фирм является рынок ценных бумаг, а банки контролируют все финансовые потоки, как в Германии. Как сказал Р. Зальцман, председатель правления «Komercni Banka», крупнейшего чешского банка: «Мы говорим по-английски, принимаем советы американцев. Но посмотрите на карту! Мы идем к германской системе». Ни одно крупное госпредприятие не было ликвидировано с момента начала реформ. Четыре формально приватизированных крупнейших банка по-прежнему находятся под контролем государства. Согласно анализу компании «Merrill Lynch» 35% кредитного портфеля банков очень рискованны, только треть всех кредитов выданы под надежные гарантии. Управление предприятиями было неэффективным. Структура отношений «банк – инвестфонд - предприятие» создало защитный фон для деятельности инсайдеров и злоупотреблений в сфере дележа наиболее лакомых имущественных пакетов. За 1996 год 500 млн. долларов портфельных инвестиций было переведено из Чехии, что свидетельствует о слабой правовой защите капитала иностранных инвесторов и нестабильности экономики в целом. Клаус раскрутил себя как самый последовательный рыночник региона. Проанализировав конкретную экономическую политику, один из лидеров польской либеральной партии «Уния Свободы» сказал, что в Польше Клаус как раз подошел к политике бывших коммунистов, партии SLD.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!