Состояние природы и ресурсов: «зеленые» против рынка и науки

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Что такое «дефицит» или «редкость» scarcity Для того чтобы оценить многие положения «зеленых», необходимо понять суть термина scarcity. Каковы критерии, признаки того, что наблюдается дефицит, нехватка некого ресурса? Очевидно, ключевым признаков является постоянный рост цены на данный ресурс. Однако во многих ситуациях государство ограничивает цены, искажая реальное состояние спроса – предложения (картельный сговор стран ОПЕК 1973 г.). Очередным признаком является рост издержек на добычу или производство данного ресурса. Более индивидуальный критерий, своеобразный тест на дефицит, что ты и каждый человек чувствует относительно возможности приобретения некоего ресурса. Т.е. отношение между доходов и ценой тоже можно считать неким критерием. При дискуссии о конечности природных ресурсов также важно определить понятие “finate”, конечный, ограниченный, «который можно подсчитать».
 

Лучший способ предсказать будущий дефицит и издержки Существуют две разные методики для прогнозирования издержек: экономический и технологический методы. В дискуссиях по поводу сырьевых ресурсов обычно используют технологический метод. Эмпирические данные показывают не адекватность данного метода. Суть его в следующем: 1) оценка известного сегодня физического количества ресурса, к примеру, меди, 2) экстраполяция будущих темпов потребления на основе текущих, 3) определяется, на сколько времени хватит ресурса. Экономический метод отличается от инженерного. Его суть основана на экстраполяции трендов издержек прошлого на будущее: 1) спросите, есть ли убедительные причины считать, что период, на который вы делаете прогноз, будет отличаться от прошлого на сколько это позволяют эмпирические данные, 2) спросите, есть ли веские основания отбросить тренды прошлого как не имеющие отношения к будущему, есть ли данные, подтверждающие данный тренд, 3) если нет данных считать, что будущее будет отличаться от прошлого и если у вас есть твердое обоснование настоящего тренда, даже если просто есть большой массив эмпирических данных – прогнозируйте тренд на будущее. Выбор между технологическим и экономическими методами предполагает анализ складывающейся ситуации. К примеру, фирма решает принять участие в конкурсе на строительство гаража (имеет или не имеет опыт подобной стройки), 2) фирма решает открыть еще одну фрэнчайзинговую точку. Следующая аналогия позволяет понять, как выбирать методику: если вам необходимо спрогнозировать скорость трехлетней беговой лошади, вы будете полагаться на ветеринарные и анатомические данные состояния лошади или же результаты ее предыдущих скачек? Анализ цен на ртуть показывает, на сколько неправильным может быть технологический метод. Вопреки прогнозу реальные цены постоянно уменьшались, а изведанные ресурсы увеличивались. Нет также оснований считать, что скорость введения новых технологий, которые уменьшают издержки производства сырья, замедляется. Как показывают данные прогнозы «технологов» недооценивали скорость развития технологий и падения издержек. Базовой мерой стоимости является отношение между ценой, к примеру, меди, и ценой другого продукта (зарплата). С 1800 года покупательная способность зарплаты увеличилась в 50 раз. Сравнение цен сырья с другими услугами также показательно. Сегодня надо меньшее количестве стрижек или нижнего белья, чтобы купить тонну меди, чем 100 лет назад. Падает стоимостная доля ископаемых (включая нефть, уголь) в ВНП. В 1890 г. она составляла 50%. В 1919 – 23%. В 1988 – только 3,7%. В 1988 г. минералы и энергия составляли только 1,6% ВНП США. Хорошим примером, показывающим меняющуюся роль природных ресурсов, является обычная компьютерная дискета. В ней только 0,45% стоимости природных ресурсов. Долгосрочные тренды в ценах на энергоресурсы На протяжении столетий человечество показало высокую степень адаптативности к природе. В период до промышленной революции основными источниками энергии были древесина, вода, ветер и сила животных. Развитие промышленности резко увеличило спрос на энергию. Традиционные источники были заменены ископаемыми. Нет эмпирических данных, которые бы подтверждали тезис о резком росте цен на энергию за последние 550 лет, хотя энергетический шок 1970-х еще ощущается. Хотя цены некоторых энергоресурсов в некоторых странах выросли (к примеру, уголь в Великобритании), этот вид топлива в данном и других местах был заменен на другие. В США и во всем мире на протяжении 20 века происходит диверсификация источников энергии. Цены на древесину и уголь 1450 - 1989 На протяжении 17 века цены на уголь в Англии и США были практически одинаковыми. В начале 17 века в Англии произошел первый энергетический кризис, когда цены на уголь стали падать, а цены на древесину расти. После относительно стабильного ценового периода на уголь 1600 – 1850 цена на данный энергоресурс стала расти, причем гораздо быстрее, чем в США. Экономические историки высказывают предположение, что энергокризис 17 века привел к интенсивной эксплуатации угольных ресурсов и подтолкнул страну к промышленной революции. Органические источники энергии были вытеснены минеральными. К 1700 г. добыча угля увеличилась до 3 млн. тонн в год, к 1830 г. – 30 млн. тонн, к 1913 – 290 млн. тонн. Из-за больших издержек, геологических условий и отсутствия технологических инноваций цены на уголь в Англии начали расти, в то время как американцы преодолели данные препятствия, и к началу 20 века они добывали больше угля, чем Англия. Ее угольная промышленность стала неконкурентоспособной. Национализация 1946 года не решила проблему. Американцы добывают около 1 млрд. тон в год по цене, немногим выше, чем 200 лет назад. Тренды по невозобновляемым ресурсам Многие исследователи ставили под сомнение наличие различных минералов и металлов уже в начале 21 века. Известный ученый Meadows в 1972 г. утверждал, что мировые запасы алюминия закончатся в 2003 г. Исследования ученого Weinberg в 1976 г. и Goeller и  Zucker в 1984 показали, что в мире вряд ли закончится хотя бы один из элементов до 2050 года, и что новые технологии наверняка позволят создавать альтернативные источники получения ресурсов. По прогнозу ученых через 200 лет человечество будет работать на возобновляемых источниках энергии и на субститутах некоторых химических элементов, а также на не возобновляемых ресурсах, состоящих из 36 элементов, предложение которых будет не ограниченно. Мировое потребление 28 элементов составляет около 1200 млн. тонн. Потребление оставшихся 36 элементов (среди них олово, медь, молибден, кадмий, золото, серебро, цинк, ртуть и т.д.) составляет только 24 млн. тонн или только 2% от общего потребления. Среди самого не восстанавливаемого способа использования ресурсов является удобрение земли различными элементами (азотными, фосфорными и калийными удобрениями). Использование новых методов внесения удобрений, генетически видоизмененных видов растений позволит сократить спрос на удобрения. Железо и сталь составляют 90% мирового спроса на металлы. Помимо традиционных источников данных металлов существуют другие, которые позволяют не беспокоиться о снижении предложения или резком повышении цены. Резкое повышение цен на некоторые металлы (к примеру, кобальтовый кризис 1978 г.) не имеет ничего общего с наличием ресурсов по производству данных металлов. Использование новых технологий по производству металлов позволяет значительно увеличить ресурсы. Так технология плавучести позволила расширить ресурсы меди более 10 раз. Недавнее открытие новой технологии по добыче бастнезитной руды позволило значительно увеличить доступ к 14 редкоземельным металлам. В 21 веке получит широкое распространение практика субституции одного металла другим. Замена будет происходить не путем проб и ошибок, а путем искусственного создания материалов по заказу (композитные металлы, керамика, гели, сплавы). Лесные резервы В начале 80-х многие ученые – экологи забили тревогу относительно того, что тропические леса исчезают с головокружительной скоростью. Группа экономистов во главе с Дж. Саймоном, используя данные Food and Agricultural Organization of the United Nations показала, что скорость дефорестации в тропической зоне в течение 60 - 70 составила 0,6% в год. За период 1980 – 1990 темпы увеличились до 0,8% в год. Хотя в тропиках и происходит сокращение залесенной площади, в других климатических зонах территории, покрытые лесами, не только остаются стабильными, но и увеличиваются. Нет признаков серьезной нехватки древесины в долгосрочной перспективе. Промышленное выращивание леса становится все более популярным, поэтому ожидать сокращения предложения древесины нет оснований, хотя скорость дефорестации в последние десять лет увеличилась до 15,4 млн. гектаров, т.е. до 0,8%. При этом силы, которые стоят за этим процессом (государства, стимулирующие и даже субсидирующие вырубку лесов), по-прежнему руководят процессом (Репетто и Гилли 1989 г., Biswanger 1990). Сегодня производство древесины переживает такой же период, как и сельское хозяйство 2- 3 тысячи назад, когда происходил переход от охоты и собирания до земледелия и животноводства. Во многих частях мира появляются промышленные плантации леса. Большее внимание оказывается управлению лесного хозяйства в тропической зоне. Из всех природных лесных ресурсов только реальные цены на древесину имеют устойчивую тенденцию роста. Это говорит о том, что предложение некоторых видов древесины сократилось. Однако статданные показывают, что цены на остальные продукты деревообработки конца 80-х были такими же, как в 50-х. В начале 90-х рост цен на древесину объясняется экологическими ограничениями по рубке государственных лесов в США и Канаде. 83% хвойных замкнутых (т.е. полностью покрывающие некую территорию) лесов (мягкие породы) расположено в странах бывшего СССР и Северной Америки. 57% лесов твердых пород расположено в Южной Америке и Азии. Без топочной древесины 74% всей древесины производится в Северной Америке, Европе, б. СССР и Океании. Результаты исследования ООН показывают, что за последние 40 лет количество стоящего леса увеличилось. По мнению Хонера (1990), Кауппа (1992), объем лесоматериалов в умеренной климатической зоне увеличивается примерно на 700 м3 в год. В Латинской Америке только 1% лесов – промышленные, но они дают 1/3 древесины региона. Увеличение площадей промышленных лесов с 1979 по 2000 составило 300%. К 2000 г. более половины древесины производилось на промышленных лесонасаждений. По данным Института мировых ресурсов (1986 г.) к 1980 г. леса были восстановлены на 14,5 млн. гектаров, а площади промышленных лесов достигли 100 млн. гектаров. Если взять производство древесины от данных лесов (10 – 20 м3 на гектар в год), то потребность древесины всего мира обеспечат промышленные леса на площади 100 – 200 млн. гектаров или только 3,5 – 7% всех закрытых лесов мира. Предпринимаются меры по защите уникальных лесов. С 1970 по 1980 площадь таких лесов удвоилась. С 1980 по 1985 – увеличилась еще на 50% и составила 400 млн. гектаров (в 1960 было 100 млн. га). «Зеленые» утверждают, что очистка лесов посредством их сжигания приводит к увеличению количества углекислого газа в атмосфере и к глобальному потеплению. Уже в 1982 г. авторитетный специализированный научный журнал Carbon Dioxide Review заявил: «Никто впредь не может утверждать, что изменение использования земли произведет значительную часть общих будущих выбросов углекислого газа. Если в будущем и будет проблема с данным газом, то она будет из-за сжигания ископаемых видов топлива». Проблемы с использованием лесных ресурсов связаны с отсутствием четкого обозначения института частной собственности. Часто права собственности не определены непосредственно по отношению к древесине, но часто и по не древесным формам ценности. Защита тропических лесов ведется сейчас посредством детализации института частной собственности и отношений «государство – арендатор». Западные страны используют своеобразные свопповые операции «прощение долгов – за сохранение природы». Взамен за прощение долгов или списание большой части страна создает национальные парки. Очередная инновация в сохранении тропических лесов – коммерциализация различных продуктов леса, которые используются в производстве лекарств. Поскольку сами правительства данных стран не могут использовать данные ресурсы, они соглашаются допустить к ним фармацевтические и медицинские компании взамен на их оплату и на сохранение леса. Оплата может происходить в виде роялти от разрабатываемых генетических ресурсов. (договор между Merc и правительством Коста Рики). Очередной подход к сохранению тропических лесов – развитие рынка «сертифицированных» продуктов тропического леса, когда продукты покупают только их промышленно выращиваемого леса, а не из «диких» рубок. Исчезновение видов животных и растений Очень часто в зарубежной прессе появляются статьи, бьющие тревогу по поводу исчезновения видов живых существ. Эколог Diamond в 1990 писал, что в 21 веке человечество уничтожит половину видов живых существ. Фраза «исчезновение видов животных и растений» стала прекрасным лозунгом для выбивания бюджетных средств, для оплаты «долгов человечества перед природой». Центральным тезисом сторонников концепции исчезновения видов является положение, что виды исчезают очень быстро, что составляет угрозу человечеству. World Wildlife Fund в 1979 г. заявил, что «без единого выстрела мы можем убить 1/5 часть всех видов жизни на планете в течение следующих 10 лет». В 1980 г. в докладе Global 2000 Report президенту США было заявлено, что в период 1980 – 2000 резко увеличится число исчезающих видов жизни. До 20% видов, особенно в тропических лесах исчезнет». В 1984 году были получены широкие данные по тенденциях исчезновения видов, которые резко расходились с представленными в вышеуказанных документах. Прежде чем обсуждать вопрос об исчезновении видов, необходимо определить термин «вид». Ernst Mayr считает, что те, кто работает с молекулами и клетками, может считать вид растения или животного несущественным. Задается резонный вопрос: «Что такое биологическая классификация?» Ученый отвечает, что по этому вопросу не существует однозначного ответа среди биологов. Британника определяет вид как « группа индивидуумов, которая похожа друг на друга больше, чем на других». Но что такое «быть похожим»? Если мы примем дополнение, «которые спариваются вместе», то мы сократим число видов. Если мы примем классификацию «виды – это группы организмов, которые имеют много общих черт и характеристик», то мы либо расширим, либо сузим определение. Если использует в качестве основы определения вида ДНК, то число видов уменьшится. Эколог Lovejoy в 1980 г. оценил, что мир потеряет от 437000 до 1875000 видов из существующих тогда 3 – 10 млн. Из известной книги Myer “The sinking ark” следует следующее: 1) скорость исчезновения видов в период 1600 – 1900 составляла один вид каждые четыре года; 2) с 1900 по настоящее время скорость исчезновения видов составляет один в год. При этом Майер не приводит источников для получения подобных выводов; 3) «некоторые ученые» оценивают скорость исчезновения видов 100 в год. Весьма интересно определение «некоторые ученые», Во-вторых, первые две оценки распространялись только на животных и млекопитающих, а третья – на всех. Данный подход показывает очевидную скудность статистической базы для определения исходного положения по исчезновению видов. 4) Верхний предел с третьего пункта берется в качестве отправной точки для прогноза в Global 2000. При этом используются слова «вероятно, приведут» к исчезновению 14- 20% всех видов. Вывод о том, что при сокращении естественной сферы обитания на 90% 50% всех видов исчезнет – это скорее из области спекуляций, а не эмпирических исследований. Единственное эмпирическое исследование подобной ситуации провел ученый Lugo для Пуэрто Рико, где человек сократил естественную среду обитания на 90%, но появились вторичные леса. Массивная дефорестация не привела к такому резкому исчезновению видов (50%), как описывал Myers. Нет основания осуществить выбор между очень высокой скоростью исчезновения видов, которую определил Lovejoy и более умеренными оценками. Т.е. у нас нет оснований для выдачи научных рекомендаций политикам. В 1992 г.  был опубликован отчет Whitmore и  Sayer, которые пришли к выводу, что скорость исчезновения известных видов была и остается очень низкой. «С 1900 по 1950 года исчезло 60 видов птиц и млекопитающих. За 200 лет в США было вырезано 1- 2% от первоначальной площади лесов. При этом только три вида лесных птиц исчезли. На каком основании делается вывод, что в тропических лесах скорость исчезновения видов будет выше? На основании данных со всего мира мы делаем вывод, что число задокументированных исчезновений растений и животных очень мало». (Heywoos, Stuart, 1992). Существует более менее хорошая эмпирическая база данных для животных и птиц. Текущая скорость исчезновения – 1 вид в год. «Если мы предположим, что сегодня тропические леса занимают только 80% той территории, которую они занимали в 1830-х, то необходимо сделать вывод  о том, что большое количество видов исчезло. Удивительно, но эмпирических данных по этому поводу нет». Более того, исследовательские проекты доказали увеличение числа многих видов. В области Лита 11 видов, которые считали исчезнувшими, были опять обнаружены. Возле La Mana были обнаружены 6 ранее считавших исчезнувших вида. Более внимательное изучение существующих данных по известным и малоизвестным группам видов позволяет сделать вывод, что есть очень мало или вообще нет оснований считать исчезновение вида. Несколько видов птиц и бабочек, которые считались вымершими 20 лет назад, были недавно обнаружены». (Brown и Brown 1992). Reid в 1992 г.: «Хотя исчезновение видов считается чуть ли не основной экологической проблемой, мало попыток было предпринято, чтобы оценить ее масштаб. Мы все еще не знаем, сколько видов существует, даже не может определить порядок». «Невозможно оценить, даже приблизительно, сколько не зарегистрированных видов исчезло» - Heywood и Stuart 1992 г. Луго делает вывод, что «поскольку люди облегчили иммиграцию видам и создали новые условия, то экзотические виды животных и растений (деревьев) хорошо развились на Караибских островах. В тропическом Пуэрто Рико, где человек уничтожил 99% первоначальных лесов за 500 лет, только 7 видов птиц исчезло, при этом появились новые экзотические виды. В 1980-х в стране есть больше видов птиц (97), чем было во время до Колумба (60). В конце 80-х известный паникер Myers уже пишет, что «к сожалению, мы не может определить скорость исчезновения видов в тропических лесах. Мы даже не может сделать приблизительное предположение». Если что-то не познаваемо в принципе, по крайней мере, при помощи сегодняшних инструментов, то нет оснований для проведения неких действий со стороны государства. Повышение производительности труда в сфере производства продовольствия Успех продовольственной стратегии ведущих продовольственных стран мира – это растущая производительность с/х производства, достигнутая благодаря агронауке и инвестициям. Производство продовольствия за последние 30 лет более чем удвоилось. Объем продовольствия на жителя третьего мира увеличился на 25%. Одновременно реальные цены на продукты питания продолжают снижаться. При этом все это предложение продовольствия идет с тех же самых площадей. За исключением Африки не были использованы новые земли. Производство зерновых в мире в 1950 г. составляло 720 млн. тонн, а в 1990 – уже 1900 тонн. При этом в мире имеется свыше 1 млрд. акров не возделываемой или не используемой пахотной земли. Высокоурожайные виды растений, современные удобрения, улучшенный контроль за сорняками сделал производство продовольствия дешевле. С 1950 по 1990 г. урожайность зерновых увеличилась на 144%. После 1960 года произошла зеленая революция, когда урожайность практически удвоилась в таких разных странах, как Франция, Индия, Индонезия, Бразилия. В Китае урожайность зерновых увеличилась на 264%. Урожайность картофеля, кофе, хлопка, подсолнечника также значительно увеличилась. Нет индикаторов, которые бы говорили, что рост урожайности исчерпан. В 1980-х
-    производство пшеницы в мире увеличивалось с ежегодными темпами 2%, а урожайность росла на 3,2% при сокращении посевных площадей;
-    производство риса увеличивалось на 3,55 в год, урожайность росла быстрее (2,1%), чем росло население;
-    производство семян масличных культур росло быстрее остальных культур (4,8% в год) по причине большего спроса на диетические масла. Большинство из 360 млн. акров земли, засеянных масличными культурами, дали бы в 2 раза больше калорий, если были бы засеяны зерновыми. Повышение производительности труда на существующей площади возделываемых земель было важным фактором защиты окружающей среды. Без использования новых технологий в агропроизводстве при росте населения Земли дефорестация была бы интенсивней. Именно благодаря новым видам растений была ограничена эрозия почвы, созданы предпосылки для сохранения дикой природы. Новые системы с/х производства сокращают влияние подсечно-огневого земледелия на 90%. Одна бобовая культура – kudzu восстанавливает плодородие почвы так же эффективно, как 14 лет традиционного содержания земли под паром. Новая консервационная технология обработки земли на половину сокращает эрозию почвы. С 1960 года наблюдается настоящий взрыв новых высокоурожайных, засухостойких, морозостойких, паразитостойких культур. Азия научилась выращивать 100 млн. тонн засухостойкой пшеницы между урожаями риса. Новая конструкция плуга для возделывания земли в Индии и Эфиопии позволила получать два хороших урожая вместо одного плохого. Новые виды риса в Африке позволяют разместить производство на 500 млн. акров земли. Сегодня используется лишь 12 млн. Потенциал сегодняшнего мира достаточен, чтобы без проблем прокормить еще один миллиард жителей без нарушения экологического баланса и использования «чувствительных» для земледелия земель. Только в США более 30 млн. акров сельхозугодий было выведено из оборота. По оценкам специалистов эта земля могла бы обеспечить 80% нынешнего урожая США со средней урожайностью 1,5 тонн на акр. Аргентина сегодня пасет скот на 75 млн. акрах плодороднейших угодий. Если повысится спрос на зерно, данная земля легко может использоваться под зерновые. При этом аргентинские фермеры практически не используют пестицидов и удобрений по причине высоких импортных пошлин на эти продукты. Только эти две страны могут дополнительно произвести 245 млн. тонн зерновых. Этого хватит для того, чтобы накормить 1,4 млрд. бедных индийцев. Если же 100 млн. акров земли засеять высокобелковыми сортами зерновых культур, то результат будет еще лучше. Все чаще страны третьего мира покупают высокотехнологические семена (часто генетически измененные) из современных западных с/х лабораторий, приобретают высокопродуктивный скот, птицу, корма и их рецепты. Конкуренция в с/х науке резко обострилась. Для успешного вхождения в мир высоких с/х технологий нужны миллиарды долларов. Отчетливо видно разделение труда: США, европейские лаборатории, японцы продают идеи, технологии, семена и новые виды животных и растений, а страны победнее занимаются широкомасштабным производством продовольствия. Выпадение из данной цепочки – это подписание смертного приговора национальному сельскому. Наоборот включение в систему с/х разделения труда, как показала Новая Зеландия, это энергичное развитие данной отрасли, создание новых рабочих мест, рост богатства и благополучия населения. Опоздать на поезд «зеленой» революции так же губительно для экономики страны, как игнорировать информационную революцию, компьютер и «Интернет». Дары моря В Global 2000 Report to the President, подготовленного для американского президента говорится: «Улов рыбы до 2000 г. останется практически на том же уровне». Доклад был подготовлен в 1980 году, когда годовой улов рыбы составлял 70 – 75 млн. тонн. Уже в начале 90-х он превысил 1000 млн. тонн. Среднегодовая скорость увеличения улова рыб в 1980 – 1990 оставила 3%, что на порядок отличается от темпов роста населения 1,7 – 2,2%. Объем вылавливаемой рыбы на душу населения увеличивается в течение последних 40 лет. Это подтверждается и ценовой динамикой. Реальные цены на рыбу за последние 30 лет практически не изменились. По оценкам экспертов морские ресурсы можно утроить или даже учетверить при резком увеличении спроса на рыбу и расширении использования неконвенциональных видов рыб. Расширяется аквакультура, т.е. искусственное выращивание рыб. В 1990 г. ее объем превысил 11 млн. тонн в год. 66% из них плавниковые рыбы, 28% - моллюски, 6% - ракообразные. К тому же выращивается около 3 млн. тонн акварастений. 85% аквакультур выращивается в Азии. Главными причинами, препятствующими расширения аквахозяйства в США, Канаде и развитых странах мира является наличие большого количества политических, «зеленых» и административных ограничений. Отметим еще один факт: прогнозируемые страшные последствия для рыбного хозяйства ввиду разлива нефти (аварии танкеров) не материализовались. Эффект этих техногенных катастроф на рыбные хозяйства находится ниже начала шкалы измерения опасности. Даже авария танкера возле побережья Британии, когда в море было вылито 250 тыс. тонн нефти, не имело таких страшных последствий, как предсказывали экологи. Сейчас достаточно фактов, которые свидетельствуют о гораздо меньшем ущербе для моря и рыбного хозяйства в результате сброса нефти в Персидский залив во время войны 1991 г. Да, страдает много птиц, иногда другие животные, но последствия таких катастроф краткосрочны и быстротечны. Ожидает ли человечество дефицит воды? В 1970 году один из главных сценаристов коллапса Земли эколог Ehrlich предсказывал, что к 1974 году в США введут нормы потребления воды, что океаны станут непригодными для жизни рыб, животных и растений. Разные группы ученых предлагают различные решения водяной проблемы: 1) увеличение предложения воды по причине резкого увеличения потребления (рост населения и т.д.); 2) сокращение спроса путем введения административных ограничений; 3) рыночное решение путем превращения воды в товар и совершенствование стратегии его маркетинга и производства. Структурное решение было одним из самых популярных в США и Европе. Суть его – увеличение резервуаров, хранилищ воды для потребления и с/х нужд. При этом инвестиции государства в ирригационные системы были формой дотации фермерства. Политика государства, направленная на увеличение обязательных резервов воды привела к значительному ущербу для местных экосистем. Водяной проект с Аральским морем – это пример государственного решения данной проблемы. В начале 50-х Аральское море было четвертым по величине замкнутым морем в мире, самым производительным рыбным ресурсом. Через 10 лет ситуация поменялась, когда плановики СССР решили стать самодостаточными в хлопке. Две реки, которые питали море, были направлены на ирригационные системы. Сегодня размер Аральского моря не превышает 60% первоначального и постоянно уменьшается. Соли высохшего моря ветром распространяются на земляные участки, уменьшая их производительность. Из-за увеличения концентрации соли рыба практически исчезла. В 1991 г. Эллиот сделал вывод, что проект «Аральское море» является самой крупной в мире техногенной экологической катастрофой в современном мире, по последствиям даже хуже Чернобыля». Таким образом, централизация предложения воды и управления государством водяных ресурсов не является эффективным решением. Не имея потенциала и при наличие большого количества негативных фактов, государственники решили управлять спросом на воду на микроуровне. По сути дела, вводятся количественные ограничения на потребление воды вне зависимости от того, платит человек за потребленное количество или нет (обязательное наличие водяных счетчиков, стандарты выпуска механизмов, использующих воду и т.п.) Политическая аллокация воды заставила, например, такие города, как Санта-Барбара построить заводы по очищению воды от солей для производства питьевой воды стоимостью 2000 Usd за acre foot. В то время как фермеры Центральной долины платят лишь 9 Usd. Проблема воды в экономическом смысле – это проблема полной информации и рыночных стимулов, которые блокирует государство. Многие считают, что вода дешевле грязи, поэтому и отношение к ней такое. При блокировке ценового механизма, максимальных ценах ниже уровня рынка, у потребителя нет стимула сберегать. Спрос будет увеличиваться, а предложение сокращаться. К примеру, фермеры западной части США потребляют 85% воды, используя ее для производства низкодоходных видов с/х продукции. Часто фермер пользуется правилом «Use it or lose it”. Т.е. если ты будешь экономить воду, то ее будут использовать другие. Если бы они имели возможность продавать ее для тех потребителей, кому она нужна больше, то у них был бы стимул сберегать. Потребление воды в США – 183 (1 = 4,54 л, т.е. 40,3 л.) галлона в день на человека. При ценовой дифференциации экономить можно на мойке машины, поливании лужайки, смене кранов. Большое количество эмпирических данных показывает, что спрос на воду становится эластичен в зависимости от ценовой дифференциации. Патрик Манн, один из исследователей данной проблемы делает вывод: «Совокупный муниципальный спрос на воду относительно неэластичен. Однако ценовая эластичность увеличивается при установлении различных цен на воду. Сезонный спрос генерирует более высокие цены. Спрос со стороны коммерческих организаций более чувствителен к цене, чем спрос со стороны домашних хозяйств. В США 57% воды потребляется промышленностью, 34% - сельским хозяйством. Ценовой дифференциации обязательно повлияет на общий спрос на воду». Таким образом, решение водной проблемы представляется наиболее эффективным, дешевым при обеспечении системы мотивации как для производителей, так и для потребителей. Если государство позволит рынку определять параметры предложения, спроса, ввести ценовую дифференциацию, то это ограничит спрос и будет стимулировать потребление. Если нормирование потребления будет вводиться государством, то сбудется предсказание Марка Твена: «Виски – для питья. Вода – для битья» (Whiskey is for drinking, water is for fighting”. Некоторые факты о загрязнении окружающей среды Поскольку проблемы охраны окружающей среды относительно новы, то трудно найти достаточное количество исторических рядов данных, подтверждающих или опровергающих различные предположения. William Baumol и Wallace Oates провели многолетнее исследования, целью которого является установление причин различных экологических проблем. Были использованы материалы Шведского бюро рыбных ресурсов из Гетенберга, St. Paul’s Cathedral из Лондона и материалы Лувра. Вывод первый: то, что раньше приписывалось человеку в плане нанесения ущерба природе, на самом деле есть результатом действия природных сил. Хорошим примером является состояние глубинных вод центральной части Балтийского моря. Данные по содержанию кислорода в Балтийском море показывают, что на глубине 150 метров резко уменьшилось с 300 ml/l до нуля. Основываясь на этих данных, некоторые делают вывод, что Балтика становится мертвым морем. Неизвестно, как тренды изменения содержания кислорода коррелируют с загрязнением моря. Данные о содержании кислорода в других частях моря – другие. По мнению ученого Stig Fonselius главной причиной уменьшение кислорода – увеличение концентрации соли, которое произошло под воздействием метеорологических факторов (в том числе изменение потоков циркуляции воздуха со стороны пресных рек, питающих Балтийское море). Очередной миф – это якобы губительное воздействие городской атмосферы на гранит (пример Иглы Клеопатры – обелиска, который сейчас находится в центральном парке Нью-Йорка. Три стороны его подвержены эрозии. «Зеленые» объясняют это как раз плохим воздухом мегарополиса. В действительности же данный памятник, который стоял в г. Heliopolis на восточном берегу Нила, потом в Александрии, и лишь в 1880 г. этот памятник переехал в США. Исследования показали, что обелиск впитал соли морской воды и определенные химические элементы, будучи еще на берегу Нила. Поэтому данный пример необходимо убрать с учебников физической геологии как иллюстрацию эрозии в городах. Загрязнение окружающей среды – это не современное изобретение. Когда автомобиль начал вытеснять лошадей, когда улицы стали очищаться от гор навоза, от гнетущего запаха, то тогдашние защитники окружающей среды и здоровья нации оценили это очень позитивно. Состояние сегодняшних городов бесспорно лучше, улицы чище, чем средневековых (грязные узкие улицы, отсутствие нормальных санитарных условий и т.д.). В 1300 году при Эдварде I один лондонец был казнен за то, что жег уголь и нарушал Закон о сокращении дыма. В 13 веке известен документ мэра Лондона, который приказал сократить загрязнение Темзы, поскольку навоз, грязь и мусор затрудняют судоходство. Пример загрязнения воды в Темзе, воздуха в Лондоне (до 1952 г.), анализ воды в больших американских озерах, в реке Гудзон показывают, что сегодня состояние окружающей среды лучше, чем было в начале или середине века. Одной из проблем, которая не вызывает споров относительно природы происхождения, является рост твердого мусора, который генерируют большие города. В крупных городах США среднегодовые темпы роста составляют около 4,5% в течение 60-х и 70-х. По мнению многих «зеленых» экономических рост значит пропорциональный рост загрязнения Земли и, как следствие, саморазрушение. Если мир с уровнем дохода на душу населения 4000 Usd в 1990 достигнет уровня западных стран (17000 Usd), то это означало бы увеличение уровня загрязнения в 4,5 раза на душу населения. Это означало бы девятикратное увеличение объема загрязнения при удвоении населения и десятикратное, если западные страны будут развиваться, не сокращая объемов загрязнения окружающей среды. Факты противоречат данному сценарию обреченности Земли. Данные указывают, что уровень загрязнения в развитых странах сокращается при сохранении темпов экономического роста. Уровень загрязнение зависит, прежне всего, от качества экономической системы, которая определяет схемы использования ресурсов, а не от самого факта промышленного развития. Самый значимый тренд в современной истории окружающей среды является расхождение тенденций загрязнения природы и использования ресурсов. В течение 1975 – 1990 г. наблюдается постоянное уменьшение уровня загрязнения в развитых западных странах. Особенно резко происходит сокращение загрязнения из стационарных источников. За 15 лет уровень загрязнения сократился от 12 до 31%. К примеру, уровень загрязнения воздуха в США в 1940 году был выше, чем в 1988 г. на 12,5%. Это несмотря на тот факт, что ВНП увеличился в 5,21 раз (в долларах 1982 г.) Эмиссии от автомобилей с 1970 по 1988 г. сократились на 38,9%. Загрязнение от транспорта в 1950 году было больше, чем в 1988 (59,5 тонн и 57,7 тонн соответственно). Атмосферные выбросы на 1000 Usd ВНП постоянно снижались с 188 кг. в 1940 г. до 32 кг. в 1988 г. Эмиссия на душу населения сокращалась ежегодно на 1,6% с 1,1 тонны до 0,5 тонн. В период 1940 – 1988 экономика США выросла в 5,2 раза, в то время как потребление энергии увеличилось только в 3,2 раза. В период с 1978 по 1988 год не было увеличения потребления энергии, а уровень загрязнения снизился до уровня 0,87 от 1940 года. Эти тренды отражают отношения между экономическим ростом, использованием энергии и загрязнением. Так выглядят тренды в развитых странах. Происходит улучшение качества воды в США, Великобритании, Германии (в отличие от состояния рек в бывших соцстранах). Глобальное потепление и опасность государственного вмешательства На планете Земля становится жарче. Глобальное потепление грозит нарушить естественный природный баланс. Антарктида и Арктика растают, уровень воды резко поднимется, полмира уйдет под воду, а остальная часть превратится в пустыню. Амаргеддон да и только. Многие политики как на Западе, так и на Востоке давно нашли виновника всех этих будущих бед. Капитализм, свободный рынок, большой бизнес, стремление к прибыли - вот они, могильщики нашей планеты. Учебники по курсу "экономикс" в один голос говорят о негативных экстерналиях рынка. Мол, система хорошая, но вот отходов дает слишком много, загрязняет окружающую среду. Несовместимы, мол, эгоистичные мотивы отдельных бизнесменов и предпринимателей заработать и остальных людей (общества) дышать свежим воздухом, купаться в чистой воде, любоваться дикой природой. В принципе, даже очень высокопоставленные чиновники (И. Фишер из Германии, А. Гор) любят разыгрывать зеленую карту, при этом сознательно или бессознательно извращая факты и поливая грязью своих оппонентов. На сколько оправданы страхи "зеленых", почему политикам и общественным организациям по защите окружающей среды так выгодно раздувать истерию о безвременной кончине мира от потепления, от мусора, кислотных дождей и многих других спровоцированных человеком катаклизмов? Какой урок из этого должны извлечь белорусские полиси мейкеры и простые люди? Модная околонаучная тема То, что мы часто называем климатической системой, представляет собой сложнейшее взаимодействие триллионов переменных факторов, взаимодействующих между собой на протяжении миллионов лет: ветер, дождь, облака, лед, морские течения, магнитные поля, космическое излучение, вулканы, пожары и, конечно же, многообразие видов деятельности человека и др. Единственная постоянная вещь – это изменения. Можно ли предсказать развитие климатической системы Земли? Можно ли назвать это предсказание научным? Многие ученые – климатологи, работающие на государственных грантах, допускают большие упрощения и условности при построении климатических моделей. Потом рьяные зеленые вырывают отдельные части исследований, игнорируя фактологический контекст, и бьют в колокол об очередной попытке уничтожить Землю. В большинстве случаев стрелочники одни и те же: бизнес и рыночная система в целом. При отсутствии однозначно доказанных причинно-следственных связей в климатологии политики спешат делать заключения о глобальном потеплении, о скором конце света и истощении природных ресурсов. При этом принимаются политические решения на национальном и международном уровне, которые ограничивают экономическую свободу и вытесняют с рынка малый и средний бизнес. Людей, требующих твердых доказательств, объявляют врагами человечества, слугами золотого тельца. Дошло до обструкции, которую устроили сторонники глобального потепления знаменитому американскому ученому Фредерику Сайнтсу, первому президенту Национальной академии наук, за то, что он вместе с 17000 ученых подписал петицию против теории парникового эффекта. Национальный герой превратился в отщепенца лишь потому, что не поддержал политически корректную концепцию. Глобальное потепление - миф Многие организации занимаются моделированием развития климата на Земле. При помощи компьютеров и современного программного обеспечения специалисты по защите окружающей среды пытаются заглянуть в будущее и узнать, какова будет средняя температура на планете через 20, 50 лет. Они пытаются предсказать развитие и взаимодействие сотен тысяч различных переменных факторов. Если Гарри Каспаров переигрывает пока самый современный компьютер, то можно себе представить качество данного прогнозирования. Одна из таких организаций United Nations Framework Convention on Climate Change заметно промахнулась, предрекая значительное потепление на Земле. Согласно статистическим данным во второй половине 20 века глобального потепления не было. Воздух стал незначительно теплее зимой в самых холодных частях мира (Сибирь, Северная Америка). Содержание углеводорода в воздухе увеличивается значительно медленнее, чем по страшным прогнозам. Содержание второго главного "строителя" тепличного эффекта - метана - не увеличится в течение следующих 100 лет. К тому же, был явно переоценен прямой эффект воздействия углеводорода на потепление климата. Даже зеленые и алармисты из государственных учебных заведений говорят, что влияние Протокола, подписанного в Киото, на глобальный климат, будет несущественным. Анализ статданных за последние 50 лет свидетельствует, что тепловой эффект углекислого газа был сильно преувеличен. Следовательно, весь шум, поднятый зелеными и их политическими сторонниками, имеет другие цели – выбить деньги налогоплательщиков под весьма спорные проекты, вмешаться в процесс производства товаров и услуг, исказить информационное поле. Нет опасного воздействия на климатическую систему – не было и необходимости подписывать Конвенцию и Киотский протокол. Недавнее исследование ученого E. Dlugokencky и его коллег показали, что концентрация метана в атмосфере (сегодня это 30% тепличного эффекта, вызванного деятельностью человека) быстро стабилизируется, вступая в состояние химического равновесия с другими атмосферными элементами. Под давлением эти фактов, доказанных научными методами независимыми учеными разных стран, количество страшных прогнозов значительно уменьшилось. Практически никто из ученых не спорит, что климат на Земле за последние 100 лет стал теплее, что промышленные эмиссионные газы являются одной из главных причин изменения температуры в течение последних 50 лет. Ключевой вопрос – какими темпами будет происходить потепление в будущем, как оно будет распределяться в пространстве и времени, будет ли вредным для человека и способно ли государство что-либо предпринять, чтобы ощутимо повлиять на происходящие процессы. В последнее время у политиков как в развитых, так и в развивающихся странах до таких «мелочей», как факты объективной действительности, руки не доходят. Зеленые стали популярной фишкой на политической сцене многих стран. Они любят объяснять все необычные климатические, погодные явления деятельностью человека. Но аномальные погодные явления – это правило, а не исключение. Климатолог Р. Болинг говорит, что каждый день можно найти некое явление, которое является «самым плохим за последние 100 лет». А факты говорят сами за себя: 1) с 1945 года температурные колебания в мировом масштабе стали значительно меньше, 2) не было отмечено увеличения дневных температурных колебаний, 3) количество регистрируемых рекордно низких и высоких температур не стало больше. Киотский протокол – бюрократическая удавка? Простому человеку информация о состоянии природных недр, воздуха, воды, лесов может быть интересна, но не принципиальна. А вот политикам и чиновникам – это золотой клад, который может обеспечить безбедное существование на многие годы вперед. Тем более прикрытие - самое что ни на есть благородное: спасение Земли. Безусловно, более популярный лозунг, чем "«вся власть советам». Под эгидой ООН, при участии развитых и развивающихся стран принимается Киотский протокол. Несмотря на научные факты, участники встречи исходят из компьютерной модели, согласно которой температура воздуха до 2100 года возрастет на 20С. Чтобы избежать этого политики предлагают значительно сократить выбросы промышленных газов. США выбрасывают в атмосферу газов больше всех, но они и производят больше других мирового ВВП. Значит, надо затормозить динамично развивающуюся экономику США? Выполнение требований Протокола – это значительные экономические издержки производителям. Богатая Америка это переживет, а вот как быть с бедными странами? Им катастрофически не хватает инвестиций, капитала, технологий. Как правило, экологические стандарты технологического оборудования в бедных странах значительно ниже. Большинство производителей не может себе позволить работать по немецким или американским стандартам. Те же МАЗы не с МАНовскими двигателями покупают в России, Беларуси или Казахстане, но вряд ли купят в ЕС, где эмиссионные требования гораздо жестче. Представьте на минуточку, что будет с производственным сектором Беларуси, если его обяжут работать по этим стандартам? Число безработных в стране увеличится до 60%, заводы остановятся, а всех ресурсов страны хватит, чтобы купить несколько десятков технологических линий, соответствующих этим самым стандартам. А что будет, если жесткие экологические нормы включить в международное право, если их выполнение сделать обязательными при вступлении в ЕС, ВТО и другие экономические союзы? Вот вам и мощная «зеленая» дубинка в руках развитых стран, которой они могут распределять капиталы по своему усмотрению. Да, чистый воздух, вода, земля, леса – это идеал, утопия, но в бедных странах дилемма перед полиси мейкерами выглядит несколько иной: или голодный бунтующий человек или расширение границ экологических норм загрязнения. Экологически чистый социализм – это противоречие в терминах, оксиморон (круглый квадрат, горячий снег, советский юрист). Каждый, кто жил или живет возле «Азота», химических металлургических, цементных предприятий, добывающих и даже мясоперерабатывающих заводов, это может подтвердить. Если собственник завода в рынке, используя не отрегулированные вопросы частной собственности безответственно коптит небо, то чиновник в социализме легко подписывает проекты о переброске рек, мелиорации болот, разгоне облаков во времена праздников. Он с чистой душой запускает в работу новые заводы без оборудования по экологической очистке, потому что он не несет никакой ответственности, потому что негативные экстерналии его прямо не касаются. Где вы видели вредные производства возле «бобровых районов»? Если вы думаете, что только белорусские чиновники принимают решения, которые не ведут к достижению поставленной цели, то вы ошибаетесь. Они учатся у своих зарубежных коллег. Т. Уигли, старший научный сотрудник Американского национального центра атмосферных исследований подсчитал, что выполнение всеми странами взятых обязательств по Киотскому протоколу приведет к тому, что температура в 2050 году будет на 0,070С меньше, чем если бы всех этих мер не было. Это такое незначительное потепление, что наземные термометры его не регистрируют. Если взять более правдоподобный сценарий – потепление климата на 1,250С, то Киотские меры «стоят» всего 0,040С. В результате человечество практически ничего не выигрывает. Зато издержки, особенно на содержание бюрократов и политиков постоянно растут. Будет организовано много конференций, принято на работу массу специалистов-экологов, выдано десятки государственных грантов. Новые экологические стандарты будут разработаны и одобрены большинством парламентов и президентов мира. Сегодня политически некорректно выступать против. Как некорректно было ругать социализм в Голливуде в 30 – 60 годах, как опасно было ругать компартию во времена старого Союза. За исполнением новых правил необходимо следить. Значит, расширятся полномочия существующих контрольных органов или же создадут новую, зеленую милицию. И все это за счет бедного налогоплательщика. Есть в этой игре и свои победители: бюджет 12 самых больших организаций, специализирующихся на защите окружающей среды в США превысил 700 млн. USD. А на рынке работают еще более 500 структур, которые ведь тоже не сеют и не пашут. А общий бюджет зеленых организаций во всем мире оценивается приблизительно на 2 - 2,5 млрд. USD. За такие деньги свыше 6 млн. активистов во всем мире и еще не такого слона из моськи сделают. Плюсы и минусы потепления Когда бедные страны обращаются за помощью на Запад, они помимо просто денег, хотят получить приблизительную схему той экономической модели, которая привела развитые страны к успеху и богатству. Иногда деньги дают, а вот со схемой дела обстоят похуже. Если развитые страны начнут навязывать, вернее ставить в зависимость выделение средств от выполнения климатологических требований по Киотскому протоколу, иных стандартов по защите окружающей среды, то экономический рост в переходных странах явно замедлится. «Зеленая» дубинка может превратиться в мощный меркантилистский инструмент, с помощью которой можно легко расправляться с потенциальными конкурентами. Как и в других вопросах, бедным странам, включая Беларусь, не следует слишком эмоционально реагировать на псевдонаучные выводы не совсем осведомленных защитников окружающей среды. Прежде, чем вводить любые государственные ограничения, надо взвесить все за и против. Томас Мур, член группы советников президента Рейгана, посчитал, во сколько обойдется глобальное потепление для США. 6 млрд. убытков и дополнительных расходов от таких явлений, как смог, осушения заболоченных территорий, ураганов, сооружение новых и укрепление старых дамб. С другой стороны – 99 млрд. сэкономленных средств: лучшие условия жизни и охраны здоровья, меньшие расходы на обогрев домов, новые источники воды и развитие новых видов отдыха. Для Беларуси, думаю, соотношение плюсов и минусов было бы еще больше в пользу плюсов, потому что бедна наша страна энергетическими ресурсами, а поэтому и экономия была бы значительно большей. При этом вместо убыточной картошки на юге Беларуси можно было бы виноградники высадить, и персики свои иметь. Просто обидно будет, когда вместо одной псевдонаучной ереси, которая сейчас положена в основу большинства экономических программ Беларуси, новая волна полиси мейкеров бездумно примет у многих европейских и американских политиков «новые», политически корректные проекты. Сохранение статус кво – это лучший ответ государства на требование зеленых вмешаться в работу экономической системы. Надо помнить правильное, на мой взгляд, предостережение - «не навреди!» Экономисты, как и климатологи, очень часто грубо ошибаются в предсказании будущего. Не удивительно, ведь с одной стороны, поведение человека не поддается математическому описанию и моделированию даже на самых совершенных компьютерах, а с другой, мы еще очень мало знаем о нашей Земле и причинно-следственных связях различных процессов и явлений. Не стоит создавать еще одну, на этот раз, «зеленую» касту неприкасаемых, потому что они, как и «красные» пришли за нашими деньгами. Демографические проблемы или прав ли был Мальтус Человечество отметило рождение шестимиллиардного жителя планеты. Радость албанки смешана с тревогой многочисленных организаций, ученых, которые твердят о непозволительно быстрых темпах роста населения Земли. “Старушка” вот-вот не выдержит – и наступит конец света. Логика подобных рассуждений не меняется последние 150 лет: население прирастает в геометрической прогрессии, а производство ресурсов Земли для его пропитания постоянно отстает. Скоро наступит период, когда от голода начнут умирать чуть не целыми странами. Со времен Мальтуса общественное восприятие проблемы народонаселения немногим изменилось. Не удивительно, ведь даже детей в средней школе готовят к этому фаталистическому сценарию. “Если население Земли будет так быстро увеличиваться, многие люди будут голодать. Более половины населения планеты сейчас не доедают, многие работают только для того, чтобы пропитаться. Именно человек является причиной многих экологических проблем”. Это отрывок из школьного учебника, по которому учат американцев. Ассоциация национального образования в 1980 г. издала книгу для учителей, в которой сказано: “Производство продуктов питания отстает от темпов прироста населения. В ближайшее десятилетие следует ожидать массовый голод”. Вот так пичкают детей зеленой пропагандой, создавая массу препятствий для способных накормить и 10 млрд. людей генетически модифицированных с/х продуктов. Все эти гипотезы либо не доказаны, либо ложны. Человек, которому с детства твердят, что он ничтожество, раб божий, что он обязан работать на страну, что и так все скоро рухнет, вряд ли станет инициативным, творческим, самодостаточным. Он скорее будет искать утешения в алкоголе, наркотиках или какой-нибудь тоталитарной религиозной секте. Факты о демографической ситуации в мире, о ее динамике позволяют сделать оптимистический вывод, что нам не грозит перенаселение, что можно спокойно рожать детей и без чувства вины пользоваться природными ресурсами. Главное - резко ограничить полномочия государства в плане распоряжения чужим имуществом и прививать идеологию индивидуальной свободы, ответственности за принимаемые решения. Факты о росте населения Земли Диаграммы роста населения, составленные в середине 60-х годов, действительно пугали. При поверхностном взгляде можно было согласиться с Мальтусом. Как видите, ошибка прогноза вышла очень существенная, почти на целый миллиард. Такая погрешность ставит большой вопрос о правильности используемой методики и о возможности спрогнозировать рост населения как таковой. Когда смотришь на поразительные темпы роста населения, то кажется, что оно произвольно увеличивается с огромной скоростью, что неизбежно приведет к голоду и болезням. Идеологи-демографы кивают в сторону государства: только оно может затормозить пугающие тенденции. Представьте, какую власть получают в руки чиновники, утвердившие указ “Об упорядочении рождения детей”. Принимая темпы роста какого-то показателя в течение короткого промежутка времени, можно прийти к действительно абсурдным выводам. Темпы строительства высших учебных заведений в 60-ые годы были такими высокими, что при продолжении тренда до конца века вся Земля была бы застроена университетскими корпусами. Если механически перенести темпы роста количества заключенных в американских тюрьмах в 1980-81 году – 11%, применить динамику роста 1%, то к 2012 году количество зеков в США превысило бы прогнозируемое количество населения. Сколько нас было на Земле Людей всегда волновали темпы прироста населения. Об этом говорил Абрам в библии, Платон, Полибий. На острове Ява в 1802 году жило 4 млн. человек. Голландский губернатор писал, что Ява перенаселена безработными. В 1990 году на Яве жило 108 млн. человек. Диагноз властей оставался прежним. Чтобы развеять страхи, нам надо ответить на вопрос: “Является ли рост населения неконтролируемым монстром, который, вероятно, разрушит нас в предсказуемом будущем?” Более пристальный взгляд  на динамику роста населения позволяет констатировать, что рост не был постоянным и последовательным. За последний 1 млн. лет ученые отмечают три значительные демографических взрывы. Еще одно распространенное заблуждение заключается в том, что сейчас Землю населяют больше людей, чем когда бы то ни было в прошлом. По оценке известного специалиста по ресурсам земли Дж. Саймона с 600’000 г. до н. э. по 1962 г. на Земле жило в общей сложности 77 млрд. человек, 12 млрд. человек – до 600’000 г. до н. э., 23 млрд. – с 1650 по 1962 год. Это значительно больше, чем сегодняшние шесть миллиардов. Что же привело к трем резким демографическим скачкам? Во-первых, начало использования орудий труда около 1 млн. лет до н. э. Человек начал охотиться. Когда производительность труда достигла своего предела в рамках тех примитивных инструментов и технологий, рост населения приостановился. Следующий прыжок отмечался около 10 тыс. лет назад, когда люди начали заниматься скотоводством и обрабатывать землю. Опять после достижения предела ресурсов новых технологий, количество людей на Земле стабилизировалось. Начало третьего взрыва – 17 век. Как и в двух предыдущих случаях, население Земли может стабилизироваться после того, как потенциал современных технологий, промышленной и информационной революции иссякнет. Возможно, это перспектива 50- 100 лет. Для истории это мгновение. Ясно одно: в долгосрочной перспективе население нашей планеты не растет в геометрической прогрессии. Темпы роста зависят от улучшения экономических условий и качества медицинских услуг, являясь тем самым показателям успеха человека, а не его социальным поражением. При катаклизмах, воинах, революциях население уменьшается. Так было в Египте после развала Римской империи, в Ираке, Мексике. Население американских индейцев уменьшилось с 310000 в 1769 году до всего лишь 25000 в 19 веке. В период с 1848 по 1860 годы индейское население уменьшалось с катастрофической быстротой: с 250000 до 30000. Эти исторические примеры показывают, что размер населения зависит от политических, экономических и культурологических факторов, а не только от голода и эпидемий, вызванных природными катаклизмами. Зачем далеко ходить? Чернобыль, безусловно, оказал влияние на демографический тренд нашего региона. Победа над смертью Одной из важнейших причин резкого роста населения в последние 200 лет – это уменьшение смертности. Для увеличения продолжительности жизни при рождении с 20 до 29 понадобилось 1000 лет. Затем в два столетия французы преодолели разницу между 29 годами и 73, а англичане – между 34 и 75 сегодня. После 2 мировой войны продолжительность жизни во многих странах резко увеличилась из-за значительного улучшения с/х технологий, санитарно-гигиенических условий и уровня медицинского обслуживания. В 19 веке на нашей планете мог жить только 1 млрд. человек. 10 тыс. лет назад – только 4 млн. Несколько дней назад мы шумно “разменяли” седьмой миллиард. Разве это не ярчайшее подтверждение гуманности рыночной экономики и частной собственности в целом? Это победа человечества над смертью. Есть в 20 веке на планете и грустные исключения, т.е. регионы, где продолжительность жизни падает. Это относится к периферии американских городов, населенных преимущественно черным населением. Причина – насилие, наркотики, СПИД. Второй регион – это страны бывшего Советского Союза, которые пострадали от гибельной экономической политики и экологических катастроф, спровоцированных коллективным безрассудством. В СССР даже детская смертность увеличилась с середины 60-х до середины 80-х. В 1987 году она составляла 6,59 на 1000 человек, в то время как на Западе – 3,63. Это еще одно доказательство антигуманности социалистической системы и неэффективности централизованной экономики. Гадание на кофейной гуще В 1660 году У. Пети предсказал, что население Лондона сравняется с населением всей Англии. Обеспокоенные демографическим спадом в 30-х годах 20 века шведы выдвинули 4 гипотезы дальнейшего развития ситуации. Как оказалось в начале 1990-х самый точный прогноз отличался от реальности на 2,5 млн., неточный – на 4,5 млн. человек (в 1996 г. население Швеции составляло 8,7 млн.). Грубый перенос тенденций близкого прошлого редко дает правильное представление о будущем количестве людей на Земле. В 1969 г. один из авторитетных американских департаментов предсказывал население земли к 2000 г. в 7,5 млрд. человек. Эксперты ООН также поддерживали эту точку зрения. К 1974 году цифру скорректировали до 7,2 млрд. человек. В 1979 году Л. Браун из известного Worldwatch Institute вообще выдали показатель 5,4 млрд. на 2000 г. В 1992 году ООН предсказывало 6,3 млрд. Даже не изучавшему демографию становится ясно, что науки в долгосрочных предсказаниях общего населения Земли очень мало. Есть лишь попытки отдельных ученых и организаций оправдать свои высокие зарплаты, регулярно выплачиваемые из государственной казны, вернее из карманов налогоплательщиков. Представьте себе, сколько надо денег на проведение такого исследования, обработку данных, организацию десятков конференций в пятизвездочных отелях. И все для того, чтобы сказать со 100-процентой погрешностью, сколько нас будет на Земле через 10, 20, 100 лет. По точности демографические прогнозы не отличаются от предсказания актрисы М. Стрип: “Мужчинам в 1989 г. давали в два раза больше ролей, чем женщинам. К 2000 году у нас будет только 13% ролей, а через 20 лет женщин вообще уберут из кино”. До чего только не дойдет воинствующий феминизм и не менее воинствующий демографизм. Впрочем, и оптимист А. Макаревич когда-то в конце 70-х пел: “Через 20 лет забудут люди, что такое ложь..”. Но ему можно, он ведь пел не за казенные, а за свои, честно заработанные. Старик Мальтус после публикации своей первой работы провел массу исследований и пришел к выводу, что человек не похож на растение, крысу, кролика или бактерии, которые размножаются в геометрической прогрессии. Человек имеет волю, разум и может изменить свое поведение в соответствии с условиями внешней среды. А экономические факторы принимались во внимание (приданое) даже в древние времена. Нет определенного уровня богатства – нет и детей. Такой подход к семейному планированию часто блокируют культурологические или религиозные догмы. Еще больше разрушает институт семьи государственная политика, когда матери-одиночки в западных странах могут на пособие спокойно растить ребенка и кормить себя. Какая тут личная ответственность? Не поэтому ли в ЕС, в Америке все чаще говорят о кризисе семьи? Как бы то ни было, назвать человека врагом Земли нельзя. Каждый отдельно старается действовать рационально. Если его свобода ограничена рамками своей частной собственности, если за нарушение аналогичных прав другого человека неминуемо последует суровое наказание, то опасаться Земле нечего. У нее один враг – всеобъемлющее, всепожирающее государство.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!