Глобализация: конструирование оптимального будущего

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Разделы:
-    определение глобализации;
-    значение глобализации;
-    Беларусь в глобализирующемся мире;
-    экономические, социальные и культурные последствия глобализации;
-    Глобалисты и Антиглобалисты;
-    альтернативы глобализации.

 

Очевидно, что именно сегодня – на фоне резкого роста радикальных (левых) теоретических концепций и активной террористической практики – глобализация переживает далеко не лучшие времена. Сразу подчеркнем, что глобализация, по сути своей, это оптимальная (и едва ли не единственная позитивная) форма дальнейшего развития человеческой цивилизации. Это благо. Фундаментальным доказательством полезности глобализации является тот непреложный факт, что торговые, финансовые связи между различными странами постоянно укрепляются, границы (между соотносительными государственными типами сообществ) исчезают, трудовая, технологическая и финансовая миграция нарастает. А также унифицируются лингвистические и культурные системы для сокращения коммуникативных трудностей при объединении (или сотрудничестве) различных национальных бизнесов. Появляются новые универсалии: терминологические, семиотические, поведенческие. При всем при том, именно сегодня глобализация (как явление) подвергается сильнейшему давлению со всех сторон. Прежде всего, категорическое (и при этом, подчеркнуто демонстративное) неприятие идей глобализации проявляют так называемые антиглобалисты, которые предпочитают не диалоговый режим обсуждения проблем, а исключительно экстремистские действия. Интересно, что антиглобалистами, как правило, становятся леворадикальные и революционно настроенные студенты и не-студенты из… развитых стран. Впрочем, антиглобалисты, несмотря на массовые атаки «МакДональдсов» по всему миру с неизменным битьем окон, вряд ли оказывают серьезное влияние на процесс глобализации. Вряд ли они могут притормозить этот процесс. Одним словам, главная опасность для позитивных тенденций глобализации исходит явно не от антиглобалистов. А от кого же? Невероятно, но зачастую именно те, кто больше прочих заинтересован в продвижении идей глобализации - правительства богатых стран и крупный бизнес, - с одной стороны, своими неосторожными заявлениями еще больше провоцируют растерянное (общественное) мнение. С другой стороны – они совершено не занимаются эффективной пропагандой «глобализирующих ценностей». В лучшем случае, молча созерцают за нарастаем «конспирологических истерик» со стороны леворадикальной европейской профессуры, в худшем, норовя снискать временную электоральную любовь, поддерживают некоторые антиглобалистские  концепции. Неудивительно, что сегодня любимой игрушкой системных антиглобалистов является весьма впечатляющая мифическая конструкция: якобы существует некий сговор небольшой группы сверхбогатых людей и компаний (50-100 субъектов), которые пытаются установить в мире новый порядок, разделить людей на три-четыре «экономических сорта» и резко усилить эксплуатационные механизмы. Самое странное состоит в том, что глобалисты никак не отвечают на эти мифические обвинения. А ведь подобная «теория заговора» (предложенная общественному мнению левой профессурой) весьма сильно смахивает на фундаментальные положения классической марксисткой теории. Правда, антиглобалистская  «библия» (теория заговора) оказалась серьезно модифицированной версией «Капитала», а также максимально упрощенной и под завязку оснащенной элементами современного масс-культа. Теоретики антиглобализма реанимировали старые идеи – эксплуатация бедных до смерти и неизбежность революционных (читай – террористических) преобразований  – упростили их до предела и превратили в современное альтернативное «учение». Которое оказалось очень даже по вкусу растерявшимся радикалам. Естественно, так называемые «третьи страны», четко уловив современные тренды, а, также отказываясь играть по прозрачным правилам (а это означало, демократизацию внутренней политики и либерализация экономики), активно поддержали антиглобалистские концепции под лозунгами «не дадим США оккупировать наши национальные территории». На самом деле, глобализация приносит большую выгоду и правительствам стран третьего мира, равно как и мелкому, среднему бизнесу. Стоит особо подчеркнуть, что во многих странах Европы сейчас у власти находятся левые. Но они оказались у своеобразной развилки: старые (и явно лживые) ценности или реальность сегодняшнего дня (в которой левым концепциям нет места, если только мы не хотим в итоге получить «большое» государство).  Идеалы, которые они могли проповедовать еще два десятилетия тому назад, оказались дискредитированными. Убежденные в невозможности существовать сегодня в согласии с социалистическими принципами, левые, скрыто (зачастую неосознанно) разделяя глобалистские взгляды, успокаивают собственную совесть, прикрываясь лозунгом: «Мир изменился, но наши идеалы остаются прежними». То есть, подчиняясь капиталистическим законам глобализации, они в то же время констатируют моральную несостоятельность самого этого процесса, что не может не выразиться в негативном отношении к идее глобализации у избирателей. Т.е. левые правительства – пример, германского канцлера Герхарда Шредра красноречив – вынужден сокращать роль государства в национальной экономике, открывать собственное экономическое пространство, сокращать количество национальных финансово-экономических особенностей, унифицировать торговые правила, сокращать невероятные «социальные программы» etc. И как мы это назовем? Неужели по-прежнему будем говорить о цельности и верности социалистических (государственнических) концепций?


1. Определение глобализации

Необходимо сразу расставить акценты. Глобализация – это не механическое объедение потребительских рынков, слияние корпораций, унификация валют или платежных механизмов. Это даже не формирование нового, усредненного потребителя. И не надо смотреть глобализацию только как на процесс экономической интеграции. Хотя надо сказать, что именно экономический аспект глобализации доказал эффективность принципов либеральной (свободной) торговли и абсолютную несостоятельность левых и леворадикальных доктрин. Так называемые «социальные государства», государства всеобщего благосостояния терпят сегодня крах – они не в состоянии уже выполнять в полном объеме свои массовые социальные обязательства, а их экономики оказались вторичными по отношению к технологическим лидерам. А что же такое глобализация?
Я бы сказал так. Это формирование единого сообщества, построенном на основополагающем, выходящим за рамки собственно экономики, скорее, экзистенциальном принципе: каждый человек выбирает то, что обслуживает его собственный (а не общественный или какой иной) интерес. Т.е. человек имеет максимальную свободу выбора – он может передвигаться по миру в поисках оптимального рабочего места, оптимального заработка и оптимального комфорта жизни. Государства (как бюрократические аппараты) меньше диктуют свою волю свободным гражданам посредством запретов, ограничений или унификаций. В результате общество в целом прогрессирует и процветает спонтанно, как сумма усилий отдельных индивидов устроить свое собственное существование, а не в соответствии с проектом какого-либо человека или правительства.
Можно дать иное определение сущности Глобализация. Она представляет собой процесс стремительного формирования единого общемирового финансово-информационного пространства на базе новых, преимущественно компьютерных, технологий. Я бы добавил к этому еще и формирование настоящих «информационных сообществ» внутри развитых стран, обособление «информационных элит» в этих странах. Кстати, один из настоящих кризисов глобализма (а не искусственно вымышленных антиглобалистов) состоит в том, что способ мышления и мировоззрения (с явно либеральным уклоном) информационной элиты слишком сильно отличается от традиционалистского, иждивенческого мышления основной части населения. При этом несколько меняется смысл демократии, так как идеи и представления, рожденные в низах общества, уже не диффундируют наверх по капиллярным системам общества, а просто не воспринимаются элитой. В результате потенциал демократии съеживается до совершенно незначительных размеров самой элиты. Т.е. элита резко отрывается от основной части населения – что мы можем видеть на примере отрыва либеральных экономических воззрений Ярвэлла и прочей экономической мысли Беларуси. И самое страшное – нет адекватной пропаганды: элиты считает, что изменение окружающего мира – это элементарные вещи.
 
Нельзя говорить, что глобализация – это формальный процесс стирания межгосударственных границ или ведение единой валюты. Скажем, объединение Европы, превращение ее в единую страну с единой валютой – это скорее процесс интеграции.
Глобализация, несомненно, шире. Это новые принципы бизнеса, новая природа бизнеса. Если доглобализирующиеся сознание меняло мир под человека, преображало окружающую действительность под наше видение, а все старые производства – в том числе производство автомобилей, строительных материалов – были направлены именно на исправление окружающего мира. То глобализация через доминирование информационных технологий определяет изменения уже самого человека, его сознания.

Глобализация – это, прежде всего, информационные технологии:  глобальное телевидение, виртуальная реальность, мощные акцентированные информационные потоки, влияние на ценности. Главное в глобализации - изменение предмета труда. Человек всегда зарабатывал себе на хлеб, изменяя природу. Благодаря информационным технологиям наиболее прибыльным, наиболее коммерчески эффективным бизнесом стало не преобразование мертвых вещей, которым занималось человечество с момента своего появления, но преобразование живого человеческого сознания - как индивидуального, так и коллективного.
Итак, глобализация – это моментальное формирование нового сознания, нового понимания окружающей действительности, новых поведенческих стандартов. Подчерку, глобализация – это не создание транснациональных корпораций, производящих однотипные автомобили сразу в пяти странах и продающие их на любых платежеспособных рынках. Глобализация  - это новые поведенческие стереотипы. Но не сегодня. же информационные технологии позволяет не товар приспосабливать к конкретному человеку, но человека приспосабливать к товару. Человеку навязывают товар. А также стиль жизни. В этом нет ничего плохого. Так как подавляющее большинство людей желает жить под так называемым информационным принуждением. Превращение формирования сознания в наиболее выгодный бизнес - не частный вопрос коммерции. Оно изменяет сам характер человеческого развития: если раньше человечество изменяло окружающий мир, то теперь - вероятно, из-за того, что антропогенная нагрузка на биосферу приблизилась к некоему критическому уровню - оно перешло к изменению самого себя.
Технологии этого изменения, по аналогии с традиционными высокими технологиями, направленными на изменение окружающей среды - high-tech, получили название high-hume. 

Можно подойти к этому с другой стороны. Глобализации – это процесс окончательного расслоения развитых и развивающихся стран. Или вернее стран адекватных времени и неадекватных.  Почему?
Из-за антиглобалистских страхов, из-за желания национальных правительств тотально контролировать внутренние процессы, определять приоритеты, получать немотивированные прибыли (коррупция). А что прельщает в антиглобализме его активистов (как правило, членов развитых сообществ)? Только революционных романтизм, иррациональный протест, врожденный социализм (т.е. поиск гипотетической справедливости, которая почему-то рассматривается как усреднение потребностей)?

2. Значение глобализации.

Это процесс объективный, хотим мы того или нет. Он предопределен историческим путем развития человеческой цивилизации. Человечество всегда было склонно к кооперации при решении проблем или минимизации издержек и потерь при ответе на вызов. По крайне мере, умная часть человечества искала выход в объединении. Есть, правда, определенная часть людей, которая всегда видела спасение в изоляционизме – так исчезали империи, появлялись близкородственные браки и замкнутые секты.
Есть два основных пути развития структурных элементов человеческой цивилизации, т.е. так называемых национальных сообществ, отдельных географических образований.
Путь первый: собственно глобализация, или вернее сказать, частичная интеграция в глобализирующиеся системы. Обмен технологиями, разделения труда, перемещения трудовых ресурсов, культурный обмен. Но придется жертвовать частью национальных особенностей (прежде всего, консервативными представлениями об образе жизни).
Путь второй:  формальное развитие самобытности. Консервация старых ценностей. Но это добровольное страновое затворничество. Изоляция возможна только при условии ограничения свобод и резкого снижения комфорта жизни. 

Вопрос неизбежности глобализации не стоит в повестке дня. В повестке дня стоят иные вопросы. Во-первых, как быстро глобализация будет захватывать новые регионы и новые социальные группы. Во-вторых, какое сопротивление будут оказывать эти группы. Потому что интенсивность сопротивления будет определять последующее место страны в мировой системе. Радикальный ислам или Северная Корея (при нынешнем режиме) никогда не встроятся в мировые процессы – а следовательно они всегда будут являться нестабильными политическими системами, не требующими перераспределения доходов в свою пользу, но пытающимися дестабилизировать прочие системы.

А здесь я бы хотел выделить такой парадокс: по-настоящему сопротивляться глобализации могут только сами глобалисты, но со знаком минус. Вот почему антиглобалисты при всей их внешней анархизации и романтизации, на самом деле также являются глобалистами. Но только глобалистами разрушительного свойства. Основной доктриной антиглобалистов является тезис: что все человечество принуждают выбирать  в качестве универсальной схемы развития какую-то одну цивилизационную (американскую) модель, которая становится общеобязательным эталоном в политике, общественном устройстве, экономике, культуре.
Если кратко, то сегодня уже не существует американской или другой      модели развития. Существует модель либеральная и антилиберальная (запретительная). 
Усложним размышления: во-первых, антиглобалисты намерено упрощают процесс глобализации (даже искажают сущность) и пытаются свести все к политической формуле: западные (американские) ценности в обмен на свободу. Во-вторых, политика вообще не играет никакой роли в процессах глобализации. Нет никаких особых политических путей развития, нет белорусского или третьего пути развития страны. А есть выбор технологического или консервативного, нетехнологического общества. Все традиционалисты, в том числе, и белорусские, настаивают на уникальности некоего политического пути, а на самом деле они защищают монополию правительства на определенные виды выбора.

Задам вопрос: почему политика не имеет отношения к глобализации?

Проблема в том, что американцы, в силу построения более адекватной экономики, первыми пришли к началу глобализирующейся эры. И на свое усмотрение начали жизнеутверждающую пропаганду глобализма – как всечеловеческого рая. А такая пропаганда, рассчитанная на собственно жизнерадостных американцев, уперлась в протест традиционной левоевропейской интеллектуальной элиты, которая любит в человеческой жизни искать страдания. И которая  считает, что только страдания конкретного человека могут привести к процветанию государства. Незрелая пропаганда американцев вызвала резкий всплеск антиамериканизма и собственно антиглобализма. Т.е. антиглобализм не может отрицать объективные преимущества глобализации. Он воюет с американской пропагандой. А это две большие разницы. 
 
Выводы:
-    глобализация неизбежна; по технологическим причинам
-    формирование нового сознания – первое следствие глобализации;
-    формирование информационных элит, способных влиять на остальное население;
-    агрессивное восприятие этого влияния традиционными группами внутри развитых стран;
-    расслоение стран – технологические революции в неразвитых странах упираются в слабость оставшегося интеллектуального потенциала.
Правда, как уже было сказано, существует огромный интеллектуально-философский протест против глобализации. Вот, к примеру, какую позицию по этому вопросу занимает Александр Зиновьев, гуру русскоязычных доктринальных антиглобалистских концепций, автор книг «Гомо советикус», «Парабеллум», «Катастройка», «Глобальный человейник». В одной из своих лекций, Зиновьев опять же говорит о заговоре: «Глобализация есть дело рук Запада[1], метрополией которого являются США, страны Западной Европы находятся во втором эшелоне. Если вдруг по каким-то причинам США откажутся исполнять миссию главного двигателя глобализации, все процессы застопорятся. Социальная же сущность глобализации заключается в следующем. Запад  во главе с США ведет борьбу за установление единого мирового порядка, это новая форма мировой войны, в которой используются любые средства, от «холодных» до «горячих». Глобализация осуществляется сознательно, у нее есть управляющий центр. Условно, 50 000 экономических и 50 000 неэкономических субъектов по всему миру работают за пределами своих стран. Если США и Западная Европа прекратят глобализацию, то уже спустя 2-3 года для них это обернется катастрофой: Запад расколется, американцы потеряют своих союзников, распадется Европейский Союз, а за ним, вполне возможно, и сами США. Если остановится глобализация, мир может потерпеть катастрофу». Таков классический апокалиптический сценарий, предлагаемый антиглобалистами. А дальше Зиновьев и вовсе рисует потрясающую картину: «Раньше войны шли на уровне обществ, сегодня воюет вся планета. Первая особенность современной войны в том, что противник заранее намечается и объявляется во всеуслышание, но детали и время грядущего нападения скрываются. Подготовка к войне есть уже сама война. Вторая особенность и, пожалуй, самая главная в том, что решающую роль играет финансовая мощь агрессора. Благодаря войне на уровне символической экономики перемещаются огромные денежные потоки. Война оказывается гораздо более выгодным способом финансового обогащения, чем состояние мира. Идет перераспределение гигантских ресурсов. Финансовая элита западнистского сверхобщества, безусловно, выигрывает от этой бесконечной войны. Третья особенность бесконечной войны заключается в необходимости держать под контролем многомиллионные массы населения. Удерживать на своей стороне ведущие мировые силы не простая задача для западных стратегов. Нельзя же ведь просто взять и приказать миллионам людей.Четвертая же особенность этой бесконечной войны вытекает из ее названия. Спланировать и осуществить военные действия недостаточно, важно решить послевоенные проблемы. Скажем, разгромили Югославию, а с Милошевичем никак не могут справиться. Вот такие эпизоды характеризуются тем, что у них нет конца. А нет конца именно потому, что они часть чего-то большего». Отличное объяснение всех проблем. Зиновьев предлагает оставить в покое любое государство, которое внутри себя творит беззаконие – уничтожает собственных граждане. Понятно, что в глобализирующемся мире не может существовать внутренних проблем с правами человеками, демократией и свободой слова. Это будет общая проблема. Или общее отсутствие  проблем.  Кульминация идей Зиновьева хорошо описана в следующем фрагменте: «Западный мир вступил в постдемократическую эпоху. Вершиной демократии были времена «холодной войны». Запад интенсивно эволюционирует в сторону сверхобщества: создается сверхэкономика, социальные сверхструктуры, привычные официальные институты теряют влияние. Скажем, сегодня президент США - исполнительный орган в руках структур сверхобщества. Социальной сущностью американизированной эволюционной тенденции являются ослабление того аспекта, который ранее назывался либеральной демократией, и, соответственно, тяготение к своеобразному тоталитаризму. И подобное воздействие явным образом прослеживается в самих США, хотя определенные политические силы отчаянно сопротивляются этому. Конгресс, по идее являющийся хранителем и мерилом демократии, вынужден совершать определенно недемократические движения. Главная угроза Западу заключена в нем самом. Пока на Западе противников глобализации гораздо больше, чем за его пределами. Между США и Западной Европой существуют противоречия, в самой Западной Европе есть различные полюса силы. И после победы Запада над Китаем борьба переместится вглубь самого Запада. Возьмите движение антиглобалистов. Пока что оно само себя не вполне осознает, однако антиглобалисты стали постоянным социальным фактором. Запад  покоряет планету, но это не означает, что того же хотят миллионы американцев или европейцев. Так что ближайшие пятьдесят лет властители Запада, решая внешние проблемы, одновременно будут заняты внутренней мобилизацией и подавлением внутренней оппозиции.
А ведь это еще далеко не самые радикальные философские доктрины антиглобалистов.
 
3. Беларусь в глобализирующемся мире

И вот ключевой вопрос: что будет происходить с Беларусью, которая нынче активно отказывается от интеграционных (даже не глобализирующихся) процессов. Она неизбежно окажется на обочине. Более менее интеллектуальные товарищи вынуждены будут уезжать из страны, и интегрироваться в иностранные сообщества. Первое: Беларусь останется без интеллектуальной составляющей. Второе: у Беларуси нет и не будет ресурсов, чтобы выкупать хотя бы технологии третьего- четвертого поколения (т.е. ушедшие с главных площадок). Качество жизни неизбежно будет резко контрастировать с качеством жизни в развитых странах. Даже не первого эшелона.
Наоборот, за счет вовлечения страны в сеть мировой торговли, в ней появляются новые технологии и новые прогрессивные навыки ведения бизнеса. Как показывают исследования, доходы растут в основном за счет бурного развития технологии в странах с развитой экономикой и вялого развития технологии в бедных странах. Это и есть причина увеличения разницы в доходах населения. Напротив, глобализация как раз работает в противоположном направлении.

4. Мифы антиглобалистов

Все возражения скептиков, можно, с некоторыми оговорками, разделить на следующие три группы.
1. Глобализация ухудшает материальное положение подавляющего большинства населения, причем как в государствах с развитой экономикой, так и в развивающихся странах. Интеграция экономики делает богатейших людей еще более богатыми, а бедных еще более бедными. Глобализация versus человек.
2. Глобализация вмешивается и диктует условия государствам, лишая их самостоятельности. Организации мировой экономики (ВТО, МВФ, Банк) подменяют собой правительства и сами становятся мировым правительством. Глобализация versus государство.
3. Глобализация выступает (в завуалированной форме) против принципов демократии и нарушает основные права и свободы человека. Глобализация versus демократия.
Корпоративными антиглобалистами чаще становятся недемократические правительства – открытие границ резко сокращают возможности для политической тирании. Информационные потоки дают знания о других системах. Вот почему в Беларуси сегодня развернулась борьба против мировых информационных потоков и появилась концепции информационной безопасности.

5. Альтернатива глобализации.
Существует всего три основных направления  развития человеческой цивилизации. В рамках этих трех магистральных путей возможны небольшие временные отвлечения. Но не более того. Путь первый: глобализация. Разноуровневая, поэтапная, длительная. Хотят этого или нет национальные правительства и антиглобалисты, но это единственный позитивный сценарий. Путь второй: тотальные государства. С обязательной изоляцией, подменой прав человека, запрещениями и антисвободой. Путь третий: большие торговые войны. С перерастанием их в политическое охлаждение. Какой путь выбирать – каждый решает самостоятельно. Главное – всем желающим обеспечить доступ к объективной (а не моделируемой государством) информации.    

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

мая 25 2017

Адвокаси Кэмп интеллектуальных и гражданских активистов 2017

Мир наизнанку. Параметры нового нормального   Аналитический центр «СТРАТЕГИЯ» Научно-исследовательский центр Мизеса Время: 21 июля (пятница) – 25 июля (вторник) 2017г. Место: комфортный пансионат на…