Нарушает ли права собственности концепция интеллектуальных прав собственности

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В Беларуси теоретическая дискуссия по правам собственности в рамках перехода от плана к рынку, к сожалению, практически не идет. Официальную экономическую школу не интересует происхождение собственности, ее моральные и общественные функции. Поэтому они не перестают повторять, что форма собственности не имеют никакого принципиального значения для проводимой экономической политики. Это глубокое заблуждение. Точно так же, как белорусские экономисты игнорируют генезис прав собственности, точно также по умолчанию они принимают западную концепцию интеллектуальных прав собственности. Очевидно, они даже не догадываются о том, что по поводу прав интеллектуальной собственности (ПИС) идет достаточно бурная дискуссия. Противниками ПИС являются как раз наиболее последовательные сторонники капитализма – либертарианцы. Многие считают это интеллектуальным парадоксом. Как было то ни было, всегда полезно выслушать аргументы против того, что подавляющее большинство экономистов в Беларуси считает аксиоматичным.  

Либертарианцы выступают за права собственности. Они распространяют их на движимое и недвижимое имущество и ресурсы. По мнению либертарианцев, человек владеет своим телом. Мнения относительно прав собственности на нематериальные активы не столь однозначны. Они находятся в диапазоне от полного принятия всего до полного отторжения самой концепции ПИС. Право на репутацию (законы против клеветы) и против клеветы – это права на нематериальные активы. Большинство либертарианцев считают, что человек не имеет права собственности на свою репутацию. Сомнение вызывает право интеллектуальной собственности. В статье Against Intellectual Property N. Stephan Kinsella подробно описывает логику тех экспертов, которые не поддерживают права на ИС.
    Патенты и авторские права являются формами нематериальной собственности. Она предоставляет владельцам эксклюзивное право контроля над производством и продажей данного специфического продукта – литературного или музыкального произведения в случае с авторскими правами, изобретения или производственного процесса в случае патента. Хотя все эти концепции рассматриваются под общим названием «Интеллектуальная собственность», они не тождественны и имеют целый ряд отличий. ИС – это широкая концепция, которая объединяет несколько видов юридически признаваемых прав, которые исходят из интеллектуального творчества или просто идей. ПИС – это права на нематериальные активы, т. е. идеи, выраженные в авторских правах (права на «оригинальные работы» - книги, статьи, фильмы, компьютерные программы).
Авторские права защищают только форму выражения идей, а не сами идеи. Для получения юридических преимуществ авторские права можно регистрировать. При этом само авторское право существует и без регистрации. Оно наступает автоматически с момента создания произведения. В случае регистрации авторское право продолжается всю жизнь автора плюс 70 лет (общая продолжительность – 95 лет).
    Патент – это право собственности на изобретение устройства или процесса, который выполняет «полезную функцию».  Примером может быть новая мышеловка или соковыжималка. Патент предоставляет изобретателю ограниченное право монополии на производство, использование или продажу изобретения. Патент предоставляют патентодержателю право исключать других от процесса использования данного изобретения. Не все инновации и изобретения подлежат патентованию. Верховный суд США выделяет три категории таких явлений: «законы природы, природные явления и абстрактные идеи». При этом если абстрактные идеи находят практическое применение, они могут быть запатентованы.
    Торговый секрет -  это любая секретная формула, устройство или информация, которая дает ее держателю конкурентное преимущество (формула Кока-колы). Теоретически торговые секрету могут не иметь срок давности, но раскрытие информации, обратное инженерное моделирование могут его разрушить.
    Торговая марка – это слово, фраза, символ или дизайн, который используется для идентификации источника происхождения товаров и услуг, которые отличают их от других. В США работает система «первый, кто изобрел», а не «первый, кто подал заявку на получение патента», которая действует в других странах. ПИС и отношение к материальной собственности ПИС, по крайней мере, в виде патентов и авторским прав, могут считаться правами на объекты, которые являются результатом воплощения идеи. К примеру, Сидорович написал роман. Он обладает авторскими правами на него. Если он продает Поповичу один экземпляр книги, но Попович владеет только им, а не романом в целом. Мнения либертарианцев сильно отличаются по поводу патентов и авторских прав. Споров по торговым маркам и торговым секретам гораздо меньше.
    Аргументы за ПИС используют две группы людей: 1) сторонники естественных прав и 2) утилитаристы. Либертарианцы склонны придерживаться концепции естественных прав. Среди них отметим таких экспертов, как Galambos, Schulman и Rand. Среди их предшественников отметим Spooner и Spencer, которые защищали ПИС на моральной основе или на основе естественных прав. Данная точка зрения основана на том, что творение ума должно защищаться законом точно так же, как и материальные активы. Поскольку человек владеет своей рабочей силой, у него есть естественное право на продукт его труда (урожай, книга, песня). Данная теория исходит из того, что человек владеет своим телом и трудом, следовательно, его результатами.
    Существуют также утилитаристские аргументы в пользу ПИС. Их, к примеру, придерживается, Дэвид Фридман. Он использует экономико-правовые аргументы в пользу ПИС. Аргумент утилитариста состоит в том, что мы должны выбирать законы и такую политику, которая максимизирует «богатство» и «полезность». Большее количество  авторских прав и патентов свидетельствует о большей инновационности и творчестве и ведет к большему объему богатства. Public goods и фрирейдерство сокращают объем такого богатства ниже оптимального уровня, т. е. ниже уровня, который существует при реализации ПИС. Поэтому богатство оптимизируется или, по крайней мере, увеличивается, когда создаются монополии в виде авторских прав или патентов.
    С другой стороны, существует долгая традиция против патентов и авторских прав. Ее сторонниками являются Rothbard , McElroy, Palmer, Lepage, Bouckaert и Stephan Kinsella. Утилитаристы считают, что «цель» - стимулирование инновационной деятельности, оправдывает средства – ограничение свободы человека на использование физической собственности по своему усмотрению. С. Кинселла отмечает три фундаментальные проблемы в таком подходе. 1) Допустим, что богатство или полезность можно максимизировать путем принятия законов. После этого «пирог богатства увеличивается». Это слабый аргумент. Можно выдвинуть тезис, что полезность увеличивается, когда 50% богатства 1% самых богатых людей страны перераспределяется в пользу 10% самых бедных. Если даже воровство собственности Валевича и передача его Чуровича увеличивает благосостояние (если такое сравнение вообще можно сделать), то едва ли такие практики можно оправдать. Максимизация полезности или богатства – это не цель закона. Цель – справедливость. Даже если общий объем богатства увеличивается из-за применения ПИС, то их существование не оправдывает неэтическое нарушение прав отдельных людей на использование ими собственности по своему усмотрению. (справедливость – это постоянное, вечное желание предоставить каждому то, что ему положено. Принципы закона – жить честно, никого не обижать, предоставлять каждому то, что ему положено» - определение от Justinian). Кроме проблем с этикой, утилитаризм не последователен. Он предполагает совершение неправильных межличностных сравнений, когда «издержки» ПИС вычитаются из «пользы» или «преимуществ» для определения того, принесли ли данные законы нетто пользу. Не все ценности имеют рыночную стоимость – они вообще не имеют рыночной цены. Даже рыночная цена тех товаров, которые ее имеют, не является мерилом ценности данного товара. Как пишет Мизес, «Хотя мы привычно говорим о деньгах, как о мере ценности и цен, данный тезис полностью ошибочный. До тех пор, пока мы принимаем субъективную теорию ценности, вопрос изменения вообще не может возникать». Даже если мы оставим за кадром проблемы межличностных сравнений и справедливого распределения, то применение стандартного утилитарного подхода совсем не убеждает нас в необходимости законов по защите ИС. Да, патенты необходимы для стимулирования творчества. Однако эконометрические модели однозначно не указывают, на нетто преимущества от наличия ПИС. Возможно, без них инноваций и изобретений было бы гораздо больше. Больше денег было бы на изобретения, а не на патентование и суды. У компаний могло бы быть еще больше стимулов к инновациям, если бы они не полагались на 20-летние монопольные права. Эти издержки патентной системы необходимо учитывать.
    Патенты можно получить только на «практическое» применение идей, а не на абстрактные теоретические идеи. Такой подход отвлекает средства от теоретических разработок. Не очевидно, что общество является более благополучным с большим количеством практических инноваций и относительно меньшим числом теоретических исследований и программ. Многие изобретения патентуются по соображениям укрепления обороны. Наличие системы патентования выливается в рост издержек на зарплаты юристам, оплату услуг патентоповеренным и т.д. Если бы не было патентов, не было бы необходимости защищаться от глупых патентов и тратить деньги на юридическую защиту.
    Сторонники законов по защите ИС должны были бы доказать, что благосостояние обществ увеличивается при существовании ПИС. Но они этого не сделали. Когда мы выступает за принятие определенного закона, мы должны исследовать его с точки зрения легитимности и этики. Поставить вопрос о существовании закона – это спросить, правильно ли использовать силу против определенных людей при определенных обстоятельствам. На эти вопросы утилитаристы не отвечают. Их подход об увеличении «национального пирога» непоследователен и ошибочен, потому что говорить об увеличении пирога – это совершать грубую методологическую ошибку. Нет убедительных доказательств, что пирог действительно увеличивается. Тем более нельзя оправдать использование силы  против собственников только потому, что надо обеспечить рост всеобщего благосостояния. Проблема с аргументом в позиции естественных прав Другая часть либертарианцев считает, что ПИС необходимы и должны защищаться, потому что они созданы. А. Рэнд поддерживает патенты и авторские права, как «законное воплощение основы всех прав собственности – права человека владеть продуктом деятельности своего ума». Для Рэнд ПИС – это вознаграждение за производительный труд. С ее точки зрения, справедливо получать пользу от его продажи другим. При этом она выступает против передачи этих прав по наследству, т. е. оправдывает принцип творца. Проблема с таким подходом заключается в том, что данный подход защищает только определенные типы творений. Разница между защищаемым и незащищаемым очень размыта. К примеру, математические, философские или научные истины не могут защищаться по причине того, что это резко затруднило бы коммерческие и социальные отношения. Поэтому патенты выдаются только для «практического применения». С. Кинселла считает, что разница между творением и открытием весьма размыта. С его точки зрения, непонятно, имеет ли данное определение некое этическое отношение к определению прав собственности. Никто не создает материю. Мы лишь манипулирует ею в соответствии с законами физики. В этом смысле никто ничего не создает, а только изменяют форму. Инженер, который придумал новую мышеловку, просто иначе использовал существующие части и компоненты. Другие люди могут использовать данные знания и усовершенствовать ее. Все в рамках строгих законов природы. Открытие Эйнштейном знаменитого уравнения E=mc2 позволяет людям манипулировать материей более эффективно. И теоретик, и практик занимаются поиском новых идей, Но только один получает вознаграждение. Задача установления отличия между научным открытием и практическим применением, которое можно запатентовать, в большинстве случаев трудно выполнима. Инженеры, авторы песен получают прибыль, а теоретики и философы – ничего. Это несправедливо. Более того, применение ограниченного времени действия патента, также требует применение арбитральных, субъективных и ничем не подкрепленным правил. Таким образом, при применении подхода естественного права к ПИС, неизбежно возникает проблема проведения произвольной разницы между случаями создания (а не открытия) и определения срока действия монополии. Собственность и редкость, собственность и идеи Либертарианцы верят в права собственности на материальные активы tangible goods (resources), потому что они редки. Поэтому фундаментальной социальной и этической функцией собственности является предотвращение социальных конфликтов по поводу редких ресурсов. Как пишет Г. Хоппе, «только по причине редкости есть проблема формулировки этических законов. Когда товары в суперизбытке (бесплатные товары) никакого конфликта по поводу их использования быть не может. Нет необходимости координировать действия. Поэтому любая этика должна формулироваться как теория собственности, т. е. теория реализации прав по распоряжению редкими средствами. Только в этом случае можно избежать неразрешимого и неизбежного в противном случае конфликта». Другими известными учеными, которые связывали редкость и собственность, были Plant, Hume, Palmer, Rothbard и Tucker. Природа предоставляет нам редкие ресурсы. Мое использование этих ресурсов входит в конфликт с твоим и наоборот. Поэтому функция прав собственности – предотвращение межличностных конфликтов по распоряжению ограниченными ресурсами. Чтобы выполнять данную функцию, права собственности должны быть видимыми и справедливыми, объективными и ясными. Иными словами, как пишет Роберт Фрост, «хорошие, надежные заборы делают хороших соседей». Если права не ясны, они не могут выполнять свою функцию.
    Идеи не редки. Тот факт, что ты копаешь картошку своим способом, не лишает меня возможности копать картошку своим. Здесь конфликта быть не может. Если ты сделаешь копию книги, которую я написал, у меня по-прежнему будет мой экземпляр и то, что является ее содержанием. Поэтому авторские работы не редки в том же смысле, что участки земли или автомобили. Если ты берешь мою машину, то у меня машины нет. Но если бы берешь «модель» моей книги и делаешь копию, у меня по-прежнему остается моя копия. То же самое относится к изобретениям или информации. Таким образом, идеи не являются природно редким товаром. Если мы признаем право на объект идеи, мы создает редкость, где ее до того не было. Экономист Bouckaert также считает, что естественная редкость ресурсов – это то, что поднимает вопрос о необходимости прав собственности, в то время как законы о ИС создают искусственную, неоправданную редкость. Естественная редкость – это то, что следует из отношений между человеком и природой. Редкость естественна, когда ее можно представить себе до заключения между людьми любого договора. Искусственная редкость же - это результат таких соглашений. Искусственная редкость едва ли может служить оправданием законодательной базы, которая является причиной редкости. Для идеальных объектов (ideal objects) единственно возможной формой защиты являются личные права, т. е. контрактная цена.
    Некоторые оправдывают существование ПИС на идеальные объекты тем, что они представляют собой общественные блага (public goods). На самом деле концепция общественных благ нечетка и противоречива. Об этом достаточно подробно писал Т. Палмер в работе «Intellectual Property: A Non-Posnerian Law and Economics Approach», Г. Хоппе в статье «Fallacies of the Public Goods Theory and the Production of Security». Т. Палмер пишет: «Издержки производства товара или услуги включают не только труд, капитал, маркетинг и т.д., но также издержки на исключение. К примеру, кинотеатры инвестируют в устройства, чтобы осуществить исключение потребителей определенного блага (кассы, стены, билетеры)… Только материальные, редкие ресурсы являются предметом возможного межличностного конфликта. Только к ним применяются права собственности. Следовательно, патенты и авторские права являются созданными государством монополиями, существование которых нельзя оправдать». Творец и редкость Некоторые эксперты считают (А. Рэнд), что факт творчества является источником прав собственности. Такой подход является следствием смешения природы и причин прав собственности. Если мы берем редкость и потенциальное возникновение конфликта, как данное, то мы приходим к выводу, что конфликтов удается избежать путем аллокации прав собственности на данные ресурсы. Цель прав собственности диктует природу таких правил. Чтобы прав собственности стали объективными правилами, с которыми могли согласиться все, то они не могут быть предвзятыми или произвольными. Общее правило в отношении редких ресурсов – их собственником является тот, кто первым заявил об этом. Для демонстрации своих прав используются разные способы (забор, культивация и т.д.). Некоторые считают одной     из форм занятия собственности – «создание вещи». Можно создать скульптуру из куска мрамора, меч из стали или ферму на участке земли. Установление прав собственности над объектом может осуществляться в трех формах: 1) физическое обладание ресурсом, 2) приданием ему некой формы или «созданием», 3) маркированием его. Все это примеры акта создания, творчества, как акта занятия (occupation,) собственности или свидетельство того, что данным ресурсом кто-то владеет. Но сам по себе факт создания (creation) не оправдывает собственность на ресурсы. Он является ни достаточным, ни необходимым. Нельзя создать потенциально резкий ресурс без изначального применения сырья. Это сырье редко. Либо ты владеешь им, либо нет. Внимание на факт создания отвлекает внимание от критически важной роли изначального занятия собственности. Именно занятия собственности, а не труд является актом, когда ресурсы становятся собственностью.
Таким образом, утверждает Стефан Кинселла, система прав собственности на идеальные объекты обязательно предполагает нарушение других индивидуальных прав, т. е. использование материальной собственности по своему усмотрению. Такая система требует нового законодательства по домашних участкам (homesteading rule), который опровергает правило первого «оккупанта» ресурсов. ПИС, по крайней мере, патенты и авторские права, не могут быть оправданы. Спорные примеры патентов и авторских прав (в США) - Система поливки стоящего рождественского дерева (1991);
- аппарат для инициации Initiation Apparatus («безвредный» способ инициации кандидата на вступление в братство (ассоциацию) при помощи электродов 1906
- метод тренировки котов, 1995 г. (направлять луч лазера на разные предметы и заставлять кота ловить «зайчик»
- аппарат похлопывания по спине (Pat on the Back Apparatus) 1986
- суперлегкая скоростная антенна 2000 (
- Force-Sensitive, Sound-Playing Condom 1992
- метод и система размещения заказа через коммуникационную сеть 1999 (Amazon.com – один щелчок мышью для покупки товара в сети)
- метод и система измерения эффективности лидеров 1999
- санитарное приспособление для птиц 1959 (пеленка для птицы),
- религиозное мыло 1976 (мыло с религиозным рисунком на одной стороне и молитвой на другой),
- метод сохранения мертвых

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!