Великая депрессия и белорусское экономическое чудо. В кризисе виноваты чиновники, а не рынок

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Споры о перегреве американского фондового рынка не утихают. Одни говорят о достижении высокого уровня равновесия новой экономики, другие спорят о глубине падения. Люди перестают бояться инфляции. Банки беспечно покупают государственные облигации. Новый век без старой депрессии? Этот вопрос особо волнует полисимейкеров в Беларуси и других переходных странах. Что будет, если бесконтрольно увеличивать денежную массу?  

Что будет, если позволить государству спекулировать с ценными бумагами, сбережениями населения? История преподносит нам прекрасный урок. Великий крах фондового рынка в США в 1929, бесспорно, является поворотным событием в истории мировой экономики. Это был сильнейший удар под дых свободного рынка. Миллионы людей потеряли работу. Страна погрузилась в хаос. Сбережения поколений американцев ушли так же быстро, как и деньги белорусов, которые они были вынуждены хранить «на книжках». Очереди на бирже труда напоминали наши очереди за продуктами питания. Но виновники не были наказаны. Общественное мнение обвинило банкиров, брокеров и спекулянтов. Люди, принимавшие решение печатать пустые деньги, получили лавры победителей. Это была пиррова победа, последствия которой ощущаем и мы в Беларуси. Если была бы проведена работа над ошибками, не получил бы П. Прокопович научного оправдания своей денежной политики. Десятки стран мира были бы спасены от инфляционного грабежа. 70 лет прошло, а большинство экономистов в Беларуси по-прежнему верят, что это был «провал рынка». Пусть бы себе верили на здоровье, но они же свои заблуждения реализуют на практике, разоряя производителей и потребителей. Великие лжепророки Вы будете верить эксперту, который постоянно ошибается? Метеорологу, который уговаривает вас не брать зонтик, когда вокруг сверкают молнии? Почему же мы по-прежнему верим экономистам, которые не увидели самый большой экономический кризис? Не видели в упор, убеждая не продавать акции. Вы верите Петру Прокоповичу, который клянется, что белорусский рубль – самая стабильная валюта в мире? На том же основании мы должны критически относиться к советам экономистов, стоящих за Великой депрессией. К их числу относятся «иконы» подавляющего числа курсов economics И. Фишер, А. Пигу, К. Викселль и М. Кейнс. Они сумели внушить политикам несостоятельные теории, которые наделали много вреда экономике, принесли много боли простым людям. Они были уверены, что экономику можно настраивать в ручном режиме. МВФ, ООН, ВБ с оговорками, в это верят до сих пор. А безответственным белорусским политикам только это и надо. До народа еще не дошло, что за новую почти бесплатную для получателя квартиру заплатили 10 тысяч людей, решивших отложить на черный день в белорусских рублях. Жаркие слова А. Лукашенко убедили избирателей. Оптимизм экономиста Фишера заряжал массы. Профессор стал миллионером и крупным инвестором на Уолл-Стрит. Индекс Доу Джонса утроился за 7 лет. За полтора месяца до черного вторника он уверял, что «падение цен акций возможно, но ничто, что походило бы на крах, нам не грозит». Это походит на обещания белорусского правительства привлечь в экономику $50 млрд. за пять лет. 22 октября, за два дня до черного вторника, Фишер заявил: «по-моему, появляющиеся предсказания о резком изменении курсов ценных бумаг, которое затронет общий уровень цен, не имеет под собой оснований». В 1932 году индекс Доу Джонса составлял всего 40 пунктов (падение с уровня 381). Лукашенко также постоянно «кормит» народ экономическим ростом. А пришедший после работы домой рабочий в упор не видит на своем столе выросший ВВП. Ему наплевать на мистический паритет покупательной способности, если зарплаты хватает на неделю. Он никак не может связать рост цен, обещания всеобщего равенства и братства и Великую депрессию. А надо было бы. Что общего между Кейнсом и Прокоповичем Особым даром шаманства обладал Джон М. Кейнс. С его легкой руки экспансионистская политика Федеральной резервной системы, управление долларом было названо триумфом центрального банка. Это если бы министр экономики РБ Шимов заявил, что политика П. Прокоповича – победа новой экономической теории, что инфляция 200% – это народное благо. В конце 1927 года Кейнс уже не верил в инфляцию, считая, что «в наше время крахов больше не будет». Ему бы выступить на заседании правления Нацбанка РБ и отчитаться перед А. Лукашенко за проделанную теоретическую работу. ФРС постепенно снижала учетную ставку процента для банков-членов ФРС по займам у центрального банка с 6,5% в 1921 г. до 4% и ниже к августу 1927 г. Весной 1929 г. Совет ФРС запретил банкам-членам ФРС выдавать кредиты для покупки акций и в конце концов поднял учетную ставку, а также прекратил чистые продажи государственных облигаций на открытом рынке. Как это похоже на Беларусь. Сначала Нацбанк дает дешевые кредиты через уполномоченные банки на строительство, колхозам и ряду заводов. Ну нет у нас фондового рынка, чтобы акции акционерных обществ накачивать наличкой. Свою долю под чрезвычайно низкий процент получает и Министерство финансов. Потом полисимейкеры понимают, что заниматься фальшивомонетничеством плохо и начинают повышать процентные ставки, ужесточать работу с заемщиками. Последствия? В Америке была Великая депрессия. Беларусь вряд ли обойдется легкой рецессией.

Голос разума и объективной науки
Только одна группа американских экономистов – представители банковской школы «здоровых денег» – негодовала по поводу инфляции 20-х годов. Б. Андерсон и П. Уиллис были сторонниками австрийской школы. В частности, в августе 1927 г., когда ФРС снизила учетную ставку до 3,5%, Андерсон говорил, что «мы подносим спичку к бочке с порохом» и «выпускаем на волю непредсказуемые психологические силы спекулятивной заразы». После краха в октябре 1929 г. он указал, что причиной этому были «чрезмерно дешевые деньги и неограниченный банковский кредит, который можно было использовать для спекуляций» в 1922 – 1928 годах. Сторонники «здоровых денег» есть и в Беларуси. Они на протяжении последних лет настойчиво повторяют как заклинание: «Перестаньте печатать деньги. Не воруйте народные сбережения». Их мнение дошло и до правительства, правда, с семилетним опозданием. В Европе единственной группой экономистов, предсказавших обвал рынка, были венские экономисты Людвиг фон Мизес и Фридрих фон Хайек. Они почти век назад доказали, что принудительное снижение процентных ставок центральными банками неизбежно создает искусственный бум, особенно в отраслях, производящих станки и машины. Летом 1929 г. Мизесу предложили занять высокий пост в крупнейшем на тот момент банке Европы Credit Anstalt. Он отказался: «Скоро произойдет великий крах, и я не хочу, чтобы мое имя хоть как-то было с ним связано». Обвала на рынке США разорил Credit Anstalt. Что будет, если сейчас доверить белорусскую экономику либералам? Надо будет разгребать авгиевы конюшни социалистического псевдорынка. Будет больно, но на данном этапе болезнь так запущена, что без боли не обойдется. В безработице, снижении поддержки промышленности и сельскому хозяйству не будет вины либералов. Так и в Великой депрессии нет вины капитализма. Это всецело рукотворное дело плохих экономистов и доверчивых политиков, которые поставили на хромую лошадь. Почему же Беларусь изучает только лжепророков, чьи теории давно надо отправить в архив? Почему белорусская экономическая политика строится на рецептах, которые и привели к Великой депрессии? И. Ньютон как-то сказал: «Я могу рассчитать движение небесных тел, но не безумие людей». Конечно, спрос на экономические безумия у нас по-прежнему высокий. Но в XXI веке нам в Беларуси слепо повторять грубейшие ошибки прошлого века и реализовывать псевдонаучные экономические теории – глупо и преступно.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!