Дефицит бюджета - прибыль чиновника

Автор  04 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Простым людям часто кажется, что государство живет своей отдельной, не зависимой от их, налогоплательщиков, жизнью. Десятилетиями нам внушали, что общественное существует так же, как личное, что оно высоко морально и выше желаний и стремлений простого обывателя. Термин "общественный" всегда ассоциируется с государством или правительством. В реальной жизни государство – это ряд чиновников, т.е. нанятых населением лиц, для выполнения определенных законодательством функций. В социализме и смешанной экономике политическая система устроена так, что законы пишут чиновники, по которым они и живут.

Ярослав Романчук,
июль 1998

Взгляд "австрийца"

Простым людям часто кажется, что государство живет своей отдельной, не зависимой от их, налогоплательщиков, жизнью. Десятилетиями нам внушали, что общественное существует так же, как личное, что оно высоко морально и выше желаний и стремлений простого обывателя. Термин "общественный" всегда ассоциируется с государством или правительством. В реальной жизни государство – это ряд чиновников, т.е. нанятых населением лиц, для выполнения определенных законодательством функций. В социализме и смешанной экономике политическая система устроена так, что законы пишут чиновники, по которым они и живут. Процедура принятия решений и внесения изменений очень запутанна, а само содержание нормативных актов сложно для понимания. Делалось это, вероятно, для того, чтобы простой человек не подвергал сомнению существование государства как отдельно живущего организма.

В отличие от человека, государство само по себе ничего не может производить. Оно действует как брачное агентство: оказывает населению определенные услуги и берет за это деньги. При этом услуги оказывает избранным, а деньги берет со всех. Налоги – это и есть плата за консалтинговые, информационные, юридические услуги. В особых случаях государство действует, как грубый сутенер, который, по сути, владеет живым товаром и предлагает его на своих условиях. Эти правила нигде не оговорены и могут быть изменены задним числом. Избранные получают этот товар бесплатно, приближенные – со значительными скидками, особо социально активные – раз в месяц. Подавляющее большинство не видит его вообще и, естественно, не пользуется им, но регулярно платит за потенциальную возможность когда-нибудь попасть в число избранных. Медленно движущаяся очередь длиною в жизнь. Этакий библейский путь страдания на земле ради счастья на небесах.

Такой философский подход на руку чиновникам, которые распоряжаются деньгами, собираемыми с населения в качестве налогов. Налоги и составляют основную часть доходов государства. Оно же расходует данные деньги на оказание населению различного рода услуг, поставку различного рода товаров. Оно действует как большой перераспределительный механизм: количество уплачиваемых тобой налогов не зависит от количества и качества получаемых взамен услуг. Равенство расходов и доходов (сбалансированный бюджет) наблюдается чрезвычайно редко. Как правило, расходы превышают доходы, образуя дефицит бюджета. Перед чиновниками, работающими над составлением бюджета, стоит неимоверно трудная задача – на основании данных прошлого спрогнозировать, как будут работать основные налогоплательщики в будущем и соответственно составить расходную часть. Чиновник – не Бог, чтобы заглянуть в будущее, поэтому он склонен перерасходовать и показать, как активно он поработал, чем оставить часть денег нереализованными. Особенно непредсказуемым является поведение налогоплательщиков в переходных экономиках, когда одни субъекты разоряются, а другие еще не в состоянии "закрывать" образовавшуюся в доходной части брешь. Поэтому при неизменных обязательствах государства и сокращении доходов бюджетный дефицит вырастает порой до 10% и выше. Самое интересное, что все это оформляется в виде закона, который не предусматривает никакого наказания за его нарушение в части превышения расходов над доходами.

Возникает ситуация, когда дефицит надо финансировать, т.е. находить деньги на обещанные отдельным категориям населения услугам. У государства не так уж много способов сделать это. Чаще всего оно прибегает к тривиальному одалживанию. Оно выпускает различные по доходности, срокам погашения, ценные бумаги (ГКО, ДКО, муниципальные облигации и т.д.) и предлагает их на продажу физическим и юридическим лицам, отечественным и иностранным. Многие считают данные ценные бумаги наименее рискованным видом инвестиций, поскольку за государством всегда остается право собирать налоги, т.е. иметь стабильный доход, который и используется для последующей отдачи долга. Плюс у государства есть имущество, казна, земля, которая представляет товар, но, продав имущество, оно лишается мощных рычагов влияния.

Аналогия с простой житейской ситуацией помогает понять сложную систему государственного заимствования и ее последствия для налогоплательщиков. Некоторых героев произведений Диккенса бросали в долговые ямы, Полоний из "Гамлета" советует Лаэрту: "Не будь ни кредитором, ни заемщиком". Представьте, что пришел к вам сосед и просит денег в долг. Если вы рациональный хозяин и не раздаете деньги направо-налево, то парадигма ваших действий предсказуема: узнать кредитную историю соседа (т.е. есть ли у него долги, как он их отдает, какие у него доходы и расходы, какие изменения грядут в будущем), наличие у него залогового имущества, которое по закону можно будет у него забрать в качестве компенсации невозвращенного долга, состояние судебной системы, наличие альтернативных источников выбивания долгов, потенциал заемщика в генерировании богатства. Затем вы анализируете реализуемость проекта, его обоснование, реальность и делаете вывод – дать в долг или отказать. Рациональный человек вряд ли предоставит кредит человеку, который не имеет имущества, профессии, имеет репутацию хронического должника или сорвиголова-бизнесмена, даже если он выпустит собственные ценные бумаги на красивой фирменной бумаге с водяными знаками.

То же самое должно происходить, когда государство приходит к нам с протянутой рукой. Мы должны обладать полной информацией о состоянии финансов и производственной базы страны. Опасно давать государству взаймы, если:

-     отношение долг/ВВП превышает 60%;

-     дефицит бюджета постоянно превышает 3 %;

-     обслуживание долга поглощает свыше 20% доходной части бюджета;

-     высокая доля краткосрочных долговых обязательств в общей структуре долга;

-     кредиты не защищены от инфляции;

-     отсутствует эффективная правовая защита частной собственности не только иностранных, но и внутренних инвестиций;

-     высокая степень централизации принимаемых экономических решений относительно направлений и интенсивности потоков капитала;

-     неэффективная система сбора налогов.

Государство тоже может оказаться неплатежеспособным должником. Только в отличие от простого человека оно обладает монополией на печатание денег, т.е. на узаконенное уменьшение реальной стоимости своих же долговых расписок, т.е. денег. Это происходит, когда Центральный банк страны не обладает реальной независимостью и является логическим продолжением правительства. Когда реальных денег кредиторы не дают, а расходы превышают доходы, продавать свое имущество или золотовалютные запасы государство не собирается, тогда дефицит бюджета финансируется кредитами Центробанка, т.е. денежной эмиссией. Так происходит весьма популярное у интервенционистов перераспределение капитала в пользу дебитора и в ущерб кредитора.

Среди сторонников государственного стимулирования экономики (спроса или предложения) популярно мнение, что государственный долг не страшен, поскольку "мы должны сами себе" (при условии, что в общей структуре долга доля иностранных кредиторов незначительна). Это весьма популярное оправдание дефицита бюджета и долга рассчитано на крайне не просвещенную публику. Дело в том, что внутри страны кредиторы и потребители этих кредитов – это разные люди. Более того, деньги берут взаймы нынешние правители, да так, чтобы хватило и им, и их детям, а отдавать надо будет будущему правительству, а также старикам и их детям и внукам, которые не имели доступа к дешевым ресурсам. Поэтому дефицит бюджета рационален только для тех, кто собирается перераспределять госресурсы в свою пользу, а потом уехать из страны, "кинув" ее настолько, насколько позволяет "щедрость" души и существующие каналы перераспределения. Становится ли в целом страна богаче? Вряд ли, потому что капитал уходит из страны. И даже если он остается, то выбор инвестиционного проекта осуществляют чиновники и назначаемые указами директора госпредприятий, которые не несут никакой материальной ответственности за возможные от него убытки. А это есть не что иное, как уменьшение совокупного капитала, работающего в данной стране, и сокращение реальных доходов на душу населения. Именно степенью ответственности принципиально отличается частное и государственное заимствование: система стимулов, глубина анализа предлагаемых проектов у чиновника и предпринимателя абсолютно разные. Когда "точки роста", "национальные флагманы" растут на заемных деньгах как на дрожжах, то это совсем не значит, что данное распределение ресурсов является экономически оптимальным.

Дефицит бюджета – это своеобразный индикатор реального, недекларируемого отношения взрослых к детям, неконкретных политиков к своим детям, а конкретных политиков – к чужим. Страна, стабильно имеющая дефицит бюджета и растущий долг, вынуждает подрастающее поколение реализовывать свой потенциал в чужих странах. В современную эпоху глобализации и информационных технологий сделать это гораздо проще, чем еще 10-20 лет назад. Уже сегодня одним из основных вопросов экономической безопасности стран с большими долгами является кардинальный пересмотр налоговой системы и попытки нейтрализовать эффективный уход от налогов через Всемирную компьютерную сеть и множество оффшорных зон. Как показывает экономическая история ХХ века, неконтролируемый дефицит бюджета и накопление долга привело к большим социальным потрясениям, военным переворотам, восстаниям, установлениям диктатур, гражданским войнам. Среди таких стран находятся не только бедные, но некогда богатые страны, которые отказались от инвестирования в экономическое образование населения и элит. Мексика, Бразилия, Польша, Южная Корея, Боливия и Перу – вот лишь несколько самых известных жертв долговых кризисов. Новая Зеландия, некогда имевшая второй показатель в мире по уровню жизни и считавшаяся образцовой моделью государства всеобщего благосостояния, в 1984 году дошла до того, что частные лица должны были оформлять ссуды на себя, чтобы не парализовать деятельность государственных органов власти. Сейчас в Европе свыше пяти государств, чей совокупный долг превышает 100% ВВП. Обслуживание долга, к примеру, в Италии, поглощает 40% доходной части бюджета. По оценке одной рейтинговой компании, если ничего не менять, совокупный долг Италии в 2030 году составит 700% ВВП. В странах ОЭСР (OECD) долг вырос с 35% к ВВП в 1974 году до 71% в 1994. А это значит уменьшение частного потребления, сбережения и инвестирования, сокращение производства, увеличение безработицы и нарастание социальной напряженности в обществе. Такой, например, печальный опыт России с критическим размером краткосрочных долгов, как невинное, на первый взгляд, превышение расходов над доходами при растущих обязательствам и полномочиях государства, может поставить страну на грань хаоса и гражданской войны. Вопрос о патриотизме и любви к Родине переносится в плоскость: "Ты за долги или жизнь по средствам?" И левым, и правым, и зеленым, и коричневым пора уяснить эту простую экономическую истину.

Движение за сбалансированный бюджет набирает силу во всем мире. Многие прогрессивные страны, включая США, приняли законы о запрете дефицита бюджета. Эпоха идеологии расточительства и фискальной безответственности проходит. В мире достаточно авторитетно мнение независимых рейтинговых компаний, оценивающих общее финансовое состояние стран-заемщиков. Каждый из серьезных игроков имеет свой кредитный рейтинг и получает ресурсы на мировом рынке по цене, соответствующей данному рейтингу. Сам факт существования подобного международного независимого аудита стран еще раз опровергает распространенный миф, что кредитование государства безопасно. Если новые независимые государства хотят провести успешные системные преобразования, они должны принять принятые на рыке правила игры. Впрочем, миллионы кредиторов бывшего Советского Союза, потерявшие все свои сбережения, убедились в этом на собственной шкуре.

Новая Зеландия, Австралия приняли Закон о фискальной ответственности, который вводит персональную ответственность чиновников, с одной стороны, и систему бухгалтерских счетов и полной отчетности для всех бюджетных структур – с другой. Закон обязывает правительство раскрыть перед СМИ и общественностью свои бухгалтерские книги перед выборами, чтобы не превращать их в безответственную раздачу обещаний и подачек. Обеспечение прозрачности и предсказуемости фискальной системы страны – вот с чего надо начинать борьбу с дефицитом бюджета и бюрократической безответственностью. Под пристальным оком камер и чутким ухом микрофонов, когда реальные цифры работы исполнительной и законодательной власти налицо, очень трудно выиграть очередные выборы различного рода популистам и социалистам. Предоставьте возможность человеку-налогоплательщику, человеку-потребителю, человеку-предпринимателю самому принимать экономические решения и нести за них ответственность – и вы максимально быстро получите рациональное моральное бездефицитное общество, с оптимизмом смотрящее в будущее.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

мая 18 2017

Далеко за рамками здравого смысла и порядочности

Белорусские власти не перестают шокировать, раздражать и делать такое, что хватаешься за голову и кричишь: «Неужели это возможно?» 12 мая 2017г. премьер-министр правительства Беларуси Андрей…