Век свободы не видать

Автор  04 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Богатые – богатеют, бедные – беднеют. Так примерно описывают историю развития рыночной экономики марксисты. Концентрация капитала, образование монополий, использование бедных стран в качестве сырьевых придатков, загрязнение природы, ведущее к экологическим катастрофам, зверская конкуренция – не совсем приятная картинка для копирования новым демократиям. Да, ХХ век показал, что многие страны мира, несмотря даже на помощь Запада, остаются очень бедными. Но не все. Некоторым удается вырваться из вековой нищеты. Очень часто за кадром пристрастного классового анализа остаются причины, которые ведут к творческому труду и накоплению богатства.

Ярослав Романчук
сентябрь 1999г.

Богатые – богатеют, бедные – беднеют. Так примерно описывают историю развития рыночной экономики марксисты. Концентрация капитала, образование монополий, использование бедных стран в качестве сырьевых придатков, загрязнение природы, ведущее к экологическим катастрофам, зверская конкуренция – не совсем приятная картинка для копирования новым демократиям. Да, ХХ век показал, что многие страны мира, несмотря даже на помощь Запада, остаются очень бедными. Но не все. Некоторым удается вырваться из вековой нищеты. Очень часто за кадром пристрастного классового анализа остаются причины, которые ведут к творческому труду и накоплению богатства. Бедность является следствием не неких врожденных этнических, религиозных или расовых характеристик, а той политической и социально-экономической модели, в которую загоняет инвестора, потребителя и производителя государство. Нет по жизни нищих наций и стран. Есть правители, которые при помощи инструментов государственного принуждения заставляют подавляющее большинство населения работать на чужого дядю.

От белорусского правительства можно часто слышать, что страна открыта для инвестиций, для развития предпринимательства, что производством заниматься выгодно, что созданы механизмы надежной защиты собственности, по крайней мере, не хуже, чем в цивилизованных странах. А демократии у нас и того больше. Иногда проскакивают замечания высших должностных лиц, диссонирующие с такой радужной картинкой: стопор финансовой системы, продовольственный кризис, дефицит бензина, водки, газа, энергии – список растет очень быстро. Бастующие рынками частные предприниматели, возмущенный монетарной и фискальной политикой директорат, отворачивающиеся от республики инвесторы, создаваемые регулярно штабы и военная терминология никак не опровергают гипотезу, которой белорусская власть пытается придать силу закона. Логичен вопрос: “Обречена ли Беларусь быть бедной, плетущейся в хвосте развитых стран?” Может, не светит нам и нашим детям светлое бездефицитное будущее с низкими ценами на товары и услуги, со стабильными пенсиями и предсказуемыми деньгами? Мы отстаем по уровню технологий, образования, наличия необходимых навыков управления производством и продажей. Нам остро не хватает капитала. Все это не причины, а следствия системного выбора. В этой ситуации как приговор звучат слова главы государства, что Беларусь не будет менять проводимую в последние пять лет экономическую политику.

Виноват ли богатый Запад?

В начале 1999 г. одно высокопоставленное лицо Беларуси сказало, что профицит американского бюджета обеспечен за счет кризиса в России и Беларуси. Смелое утверждение. Даже в серьезных научных аудиториях часто обвиняют империализм сильных мира сего: на рынки не пускают, постсоветский демпинг не пускают, сами демпингуют, санитарные кордоны и экологические нормы, неподъемные для бедных, устанавливают и многое другое. Справедливости ради надо отметить, что доля вины богатого Запада в том, что бедные остаются таковыми или еще больше нищают, есть. Безадресная, безусловная подпитка дешевыми деньгами (часто безвозвратными дотациями) через МВФ и ВБ, продовольственная "помощь", которая помогает среднему классу, а не бедным, многочисленные запреты на продвижение капитала и товара – все это никак нельзя назвать политикой: "Я научу тебя ловить рыбу, но не дам тебе удочку". Вовлечение внешнеполитической и военной элиты в международную жизнь за счет Запада часто отвлекает от решения внутренних проблем и концентрации усилий на менее болезненных для электората внешних задачах. Проводить жесткую монетарную политику, гарантировать дисциплину с налогами и равные права на деле, а не на бумаге, решать проблему реструктуризации нерентабельной крупной промышленности гораздо сложнее, чем словесно воевать с НАТО, ЕС или сваливать все грехи на МВФ. Тем более что есть прецеденты, когда международная финансовая, консультационная и техническая помощь действительно помогли стране встать на ноги и избавиться от определения "примитивная" или "развивающаяся". Страна остается бедной по своей воле: не тех политиков выбирают, не могут нейтрализовать мощные лоббистские группы, хотят обеспечить равенство доходов.

Очередной выпуск ежегодного анализа "Экономическая свобода мира" (авторами проекта являются 11 ведущих мировых "мозговых" центров) представляет ряд доказательств выдвинутой гипотезе: страны являются бедными потому, что ими плохо управляют, что выбирают неэффективную модель развития, а совсем не потому, что ее дискриминируют богатые и что она обделена природой. Повторю уже аксиоматическое утверждение: чем больше экономической свободы у человека, тем богаче он становится. В самом широком смысле слова экономическая свобода - это способность делать все с той собственностью, которую ты законно приобрел, на взаимовыгодных для сторон условиях так долго, как долго ты не нарушаешь аналогичные права другого человека. Товары и услуги, как известно с неба не падают, а пятью хлебами и двумя рыбами накормить народ смог пока что только один человек. И то только временно. По результатам анализа истории производства капитала и богатства можно вывести еще одну аксиому: товаров всяких и разных, дешевых и доступных для каждого становится больше, если беспрекословно охраняются права частной собственности, создаются стимулы творить и пользоваться результатами своего труда. Поэтому при определении степени экономической свободы важно получить ответы на следующие вопросы: «Защищено ли право человека владеть, распоряжаться своим имуществом, капиталом? Ущемляет ли государство право частной собственности, право свободного выбора административными и торговыми барьерами? Какова степень вероятности конфискации имущества? Как защищены оборотные средства предприятий и сбережения граждан от инфляции? Можно ли свободно выбирать место, инструменты и валюту накопления средств? Результаты анализа развития свыше 100 стран мира в период с 1970 по 1997 гг. показывают, что если страна обеспечивает высокую степень экономической свободы в течение многих лет, то благосостояние ее граждан неизменно растет.

Средний ВВП на человека (в тыс. USD 1997 г.)
Средний ВВП на человека

Среднегодовой рост ВВП на человека 1970-1997 в % (для Беларуси – за последние 9 лет)
Среднегодовой рост ВВП на человека 1970-1997 в %


Если взять 23 параметра, по которым определяется степень экономической свободы, и сравнить разные группы стран с индексами Беларуси, то становится ясно, почему из страны бегут «мозги» и капиталы, почему население и бизнес в качестве национальной валюты выбирает американский доллар, почему, наконец, реальных денег и инвестиций в стране все меньше. Зачем нужен подобный индекс? Это просто упражнения для ума экономистов-теоретиков? Данная работа – это независимая рейтинговая оценка экономической среды страны. Главные потребители данной информации – инвесторы, собственники капитала, которые решают, куда им выгоднее разместить средства. Это представители международных организаций, которые оказывают консультационные услуги. Это политики, которые освобождают или наоборот сужают рамки экономического выбора. Это, наконец, граждане каждой из стран, которые, сравнив результаты развития своей страны с зарубежными аналогами, могут предъявить счет своему правительству. Можно проводить десятки конференций с немецкими и другими европейскими торговыми палатами и институтами. Можно высшему должностному лицу страны давать честное слово в качестве страхового полиса и инвестиционных гарантий. К сожалению, нет такой категории среди факторов экономической свободы. Можно показывать оптимистические статистические данные и макроэкономические показатели, периодически меняя методику исчисления. На кого все это рассчитано? МВФ уже зубы съел на подобных «национальных особенностях». Большинство отечественного электората за 8 лет так и не поняло причин инфляции и девальвации. Европейцы при всей склонности к компромиссам могут выделить несколько миллионов долларов с фондов ЕС, но о серьезных инвестиционных программах, решении проблемы Чернобыльской зоны и реструктуризации убыточных градообразующих предприятий можно не мечтать.

Вот как выглядит Беларусь по сравнению с экономически свободными странами. Наша республика прочно занимает место в последней десятке. Страны, полисимейкеры которых не обеспечивают рост благосостояния населения, можно условно разделить на две группы: 1) те, где идет война или различные общественные конфликты; 2) те, в которых власть охвачена страстью перераспределения чужих денег и самообогащения. Беларусь – типичный представитель второй группы. Если наша страна будет развиваться такими же темпами, как в последние 10 лет, то мы достигнем сегодняшнего уровня дохода стран большой семерки через 85 лет. Если же проведем реструктуризацию и обеспечим экономический рост за счет частного сектора, при этом привлечем внутренние и внешние инвестиции, обеспечим стабильность валюты, то с сегодняшними темпами США нам понадобится 55 лет. С темпами роста свыше 8% в год мы по доходам 1997 г. догоним страны G7 через 38 лет. Напомню, что средняя продолжительность жизни в Беларуси составляет около 62 лет.

Сравнение основных показателей экономической свободы
(максимально свободная страна – 10 баллов)

 

 

Суммарный показатель первой пятерки самых свободных стран

Суммарный показатель второй пятерки самых свободных стран

Суммарный показатель последней десятки самых не свободных стран

Беларусь

1.

Денежная экспансия, инфляционная изменчивость

9,2

8,8

3,6

2,6

2.

Счета в инвалюте

9,8

9,1

2,3

2

3.

Депозиты за границей

10

9,8

2

0

4.

Государственное потребление

7,8

6,5

3,4

3,1

5.

Государственные предприятия

8,2

7,1

2,7

2,4

6.

Ценовой контроль

8,0

7,4

2,3

1,9

7.

Вход на рынок

8,9

7,8

3,7

4,2

8.

Равенство перед законом

10

10

4,8

2,2

9.

Трансферты и субсидии

6,1

4,6

4,6

4,1

10.

Предельные ставки налогов

7,2

6,5

5,1

5,8

11.

Налоги на торговлю

8,4

6,7

4,6

4,1

12.

Контроль обмена валюты

9,8

9,0

3,4

2,8

13.

Ограничения на передвижение капитала

9,4

8,1

3,8

3,6

 

Общий индекс

8,7

7,8

3,6

3

Разницу с первой пятеркой в 5,7 баллов преодолеть непросто, но по некоторым показателям, особенно в сфере монетарной политики, по ценовому контролю и объему трансфертов индекс свободы можно быстро улучшить. Была бы политическая воля и понимание, что не той дорогой идем, товарищи. К сожалению, последние высказывания главы государства по поводу того, что стратегия развития Беларуси выбрана правильно, что мы ничего не будем менять, оставляют лишь крохи надежды на освобождение экономических субъектов страны от железных удушающих объятий государства. Фраза «век экономической свободы не видать» означает – век богатства не видать, не иметь стабильности, высоких зарплат и пенсий, инвестиционных ресурсов, авторитета и доверия в регионе и мире. За цивилизованным миром можно, конечно, не идти. Главное убедиться, что альтернативный путь выгоднее для страны и ее граждан. За последние 8 лет не видел я убедительных статей белорусских ученых-экономистов, которые бы доказывали, что сегодняшний путь развития страны – перспективный. Тогда интересно, на основании мнений каких людей принимаются стратегические решения в стране?

Будет ли работа чиновнику?

Либеральная экономика в отличие от анархии предполагает большой кусок работы для органов государственной власти, особенно в переходной экономике. Просто для обеспечения высокого качества экономической среды нужны профессионалы, высококлассные менеджеры, а не бюрократы, перекладывающие бумажки и решающие свои личные проблемы. Работа над законами по каждому из компонентов индекса экономической свободы, по защите прав частной собственности, по проведению приватизации, по созданию действующих механизмов контроля за исполнением законов и наказания тех, кто нарушает договорные обязательства, по созданию конкурентной среды, по организации социальной системы адресной финансовой поддержки населения, по унификации белорусских стандартов и норм в различных сферах и областях с международными – все это должно делать именно государство. Конечно, для такой небольшой страны, как Беларусь, 100 тысяч чиновников – это слишком много. Гораздо эффективнее сконцентрироваться на выполнении вышеуказанных конкретных задач, позволив человеку самому выбирать, что делать, и нести за это ответственность. Оставшимся 20-30 тысячам чиновников определить высокие оклады, чтобы невыгодно было брать взятки и терять стабильный источник дохода. И если органы государственной власти сумеют защитить деньги как средство обращения и средство сохранения ценности, обеспечить свободу выбора экономическим субъектам при определении характера производства и потребления, не допустить дискриминационного налогообложения, обеспечить свободный обмен товарами и услугами, то белорусский народ скажет им большое спасибо. Именно тогда простые политики могут превратиться в авторитетных государственных мужей. Разрушители, терминаторы национальной экономической системы могут рассчитывать только на проклятия соотечественников и истории.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 27 2017

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не…