Безумство современного мира или Левиафан разбушевался

Безумство современного мира или Левиафан разбушевался

09 января 2020
Оцените материал
(1 Голосовать)

Мировая экономика синхронно сползает в зону очередной мощной турбулентности. Неслучайно. Вовсю стараются центральные банки и правительства. Именно они обеспечивают синхронность надувания пузырей на рынках разных активов и ресурсов. Именно они потакают лоббизму номенклатурных фаворитов. Именно они подменяют реальную повестку дня эмоциональным PR-набором лженаучных хотелок.

 

Мировая экономика близка к очередному удушению смертельно опасной связкой «коммерческие организации «слишком-большие-чтобы-обанкротиться» + VIP-распорядители чужого (политики и чиновники). Их можно назвать крупнейшим международным синдикатом, клубом олигополистов или финансово-политической братвой. Они действуют в режиме монополии на деньги, жёсткого контроля правительств и министерств финансов.

Этот элитный, закрытый Клуб считает себя аристократом мировой экономики. Его члены придумал себе такую миссию: оптимизировать устойчивое развитие мировой экономики, добиться равновесия на товарных и денежных рынках, между природой и человеком в долгосрочной перспективе, гармонизировать интересы стран, бизнеса и общества – во всём мире. Для выполнения такой работы Клуб VIP-интервенционистов нанимает учёных самых престижных университетов и научных центров мира, международные сетевые организации (МВФ, ВТО, Всемирный банк, ООН и т.д.) и глобальные СМИ. Амбициозно. Вроде бы благородно. Как бы гуманно. На словах – ответственно. На деле – антинаучно, разрушительно и с токсичными непреднамеренными последствиями. Это одна версия происходящего.

Вторая версия миссии Всемирного клуба VIP-интервенционистов более приземлённая и банальная – власть и деньги. Надо создать такую систему, чтобы члены этого эксклюзивного Клуба и его обслуживающих персонал всегда получали прибыль: на росте рынка и на его падении, на ошибках и на технологических прорывах, на дефицитах и дефолтах, на девальвации и на ревальвации, на инфляции и дефляции, на торговых войнах и управляемой либерализации, на дорогих кредитах и на бондах с отрицательной процентной ставкой. Такое возможно только в одном случае: если под контролем Клуба интервенционистов находятся центральные банки и правительства. Такое возможно, когда Государство имеет монополию на деньги, мощные рычаги управления финансовым сектором (через владение и регулирование Центрального банка/Минфина), а также право искусственно выделять из общих условий обмена товарами/услугами категорию коммерческих организаций too-big/important-to-fail.

VIP-распорядители чужого списывают полностью/частично их долги, предоставлять особый статус работы на рынке, в том числе в плане налоговых обязательств перед правительством. Они придумывают новые страшилки для сохранения контроля над ресурсами и потоками капитала. Эти страшилки непременно должны быть глобальными, уходить в глубокое будущее, пугать катаклизмами и требовать очередного витка централизации и сверхцентрализации. Если потепление, то непременно глобальное. Если эбола, то обязательно угроза всему миру. Если свиной грипп, то, несомненно, угроза исчезновения всех хрюш мира. Если роботы/искусственный интеллект, то, как пить дать, угроза потери до миллиарда существующих рабочих мест. Отсюда требования создания новой международной бюрократии, новых налог на богатые страны в пользу бедных, на богатых в каждой стране в пользу бедных. Троица «неравенство/феминизм/экологизм» стало триединым богом/тотемным столбом новой религии старого замшелого интервенционизма.

Подготовка новой речёвки для глобальных интервенционистов идёт вовсю. Это делается по следующим причинам. Во-первых, запудрить, запутать реальные причинно-следственные связи и превратить свободный рынок, либерализм, богатых, жадных предпринимателей в причину первой в XXI Великой депрессии. Мол, они виноваты, значит, народный гнев будет направлен против них, а не реальных архитекторов глобального кризиса. Во-вторых, подготовить почву для нового международного уклада вместо/вместе с ООН, Бреттон-Вудских организаций МВФ/ВБ, ВТО, G-20 и т.д. Лозунг «лишь бы не было войны» станет инструментом принуждения к участию в новом укладе глобальных интервенционистов. Речь будет идти не только о «горячей» войне оружием и армиями/частными военными группировками, а также о валютной, торговой, технологической, экологической, информационной и т.д.

В-третьих, чтобы запугать людей, запудрить им мозги настолько, чтобы избиратели с исступлением требовали от VIP-распорядителей чужого, Клуба глобальных интервенционистов решительных действий против врагов мира, цивилизации и планеты Земля.

Все яйца в одной корзине

С 2008 года практически все центральные банки и правительства мира в едином порыве накачивали свои национальные экономики, а также в случае с ФРС/ЕЦБ, центральными банками Японии, Британии и Китая – мировую экономику, денежными суррогатами, т. е. электронными платёжными расписками государственных монополистов. Вместо честного определения «фальшивомонетничество» Клуб глобальных интервенционистов назвал процесс вброса в мировую финансовую систему ~$12 триллионов «фантиков» количественным смягчением, мерами экстраординарной монетарной политики, способом перезапустить механизмы экономического роста. Хоть горшком назови – суть не скроешь. Работа центральных банков по спасению правительств и коммерческих организаций «слишком-большие/важные-чтобы-обанкротиться» - это глобальная операция по перераспределению токсичных активов, долгов и неликвидов. Нужные люди/структуры очистились, переложили свои инвестиционные/финансовые ошибки на других – и снова вступили в зону высокомерной наглости, финансовой безнаказанности и инвестиционного обжорства. Для улучшения финансового положения членов/партнёров Клуба глобальных интервенционистов VIP-распорядители чужого запустили гигантские инвестиционные программы, которые были канализированы в нужные русла.

Новый мощный мотор здорового (не денежно-анаболического) роста запустить не удалось. Зато мир получил феномен «отрицательная ставка процента» более чем на $17 триллионов облигаций (в 2014г. отрицательных ставок почти не было), надул до беспрецедентного уровня пузырь долгов, увеличил концентрацию ресурсов/активов – читай – капитала – в руках членов и фаворитов глобального клуба интервенционистов. Они являются первыми получателями новых платёжных расписок от центральных банков/финансовых потоков правительств. Они «выбили» себе беспрецедентные преимущества в виде супер дешёвых, беспрецедентно длинных, уникально доступных кредитов. Они напрягли правительства и заставили их вести торговые войны. Они стали бенефициарами и во многом пионерами использования новых дизруптивных технологий. Тем самым они создали себе беспрецедентные, в большинстве своём нерыночные преимущества. Отсюда рост напряжения между развитыми и развивающимися странами, между Китаем и США, снятие маски свободного рынка с США/Западной Европы, глубокая уязвимость развивающихся стран от стоимости $-долларовых кредитов (процентной политики ФРС). Отсюда большие риски дефолтов и деградации десятков стран мира, десятков тысяч коммерческих организаций за пределами зоны современного коммерческого коммунизма (risk-free корпорации too-big/important-to-fail).

Сегодня мировая экономика – это почти полная синхронизация бизнес циклов руками Клуба глобальных интервенционистов. В ней уже нет зон (стран) вне доминации $-доллара. За редким исключением весь мир стал единой финансовой системой. Глобальные цепочки стоимости плотно окутали мир производственным фьюженом товаров/услуг. Они легко нагибают развивающиеся/переходные страны для получения льгот и дискриминации в свою пользу. Бенефициарами этих пошлых схем извращения настоящих рыночных бизнес циклов являются не только члены/партнёры Клуба глобальных интервенционистов, но также 1% VIP-распорядителей и потребителей чужого развивающихся стран. Они общаются напрямую, через международные организации типа ООН, МВФ, ВБ, ОЭСР, G-7 или G-20, а также глобальные форумы типа Давосского.

Бенефициарами являются ещё международные сетевые преступные синдикаты. Они прекрасно уживаются с Левиафанами как в демократии, так и в автократии. «Серые» и белые члены клуба глобального интервенционизма не столько моются в одних банях, отдыхают на одних курортах, сколько пользуются одними офшорами, консультируются у одних глобальных юристов/финансистов, прикрываются схемами через одни финансовые платформы. Они же вместе придумывают идеологию одурачивания масс и дискредитации идейных оппонентов.

Искажения структуры капитала – вулкан с рукотворным кляпом на жерле

Основная проблема мировой экономики в конце 2010-ых, начале 2020-ых – искажение структуры капитала. Её чётко, обоснованно описывает Австрийская экономическая школа. Синхронизаторами процесса искажения являются, в первую очередь, центральные банки и правительства стран G-7 во главе с ФРС. Как пишет McKinsey, «на этот раз ширина и глубина сигналов о замедлении экономики свидетельствует о том, что мы вступили в конечную фазу экономического цикла».

Приведём несколько фактов о состоянии денег, финансов, производства, торговли и активов. Первое. Бурный вброс государственных денежных расписок в мировую экономику в период 2008-2019гг. Судя по заявлениям ФРС и ЕЦБ в 2020 году интенсивность количественного смягчения увеличится. Более $12 трлн. денежных «фантиков» не запустили мотор экономического роста. Даже если Клуб глобальный интервенционистов вбросит очередные $2 – 5 трлн. спрос на кредиты от производителей товаров и услуг остаётся очень низким. Даже отрицательные ставки не помогают. Переток денег из богатых стран в развивающиеся также ограничен, потому что возможности роста производительности труда ограничены государственным интервенционизмом и номенклатурным протекционизмом. Самые проницательные инсайдеры перекладываются в кэш и золото, создают частные альтернативы государственным денежным «фантикам».

Доминации $-доллара пока ничего не грозит. За последние 15 лет резко увеличился объём валютных операций на мировом рынке. В апреле 2019г. ежедневный оборот составил $6,6 триллионов. Тремя годами ранее он был $5,1 трлн. $-доллар продолжает оставаться доминирующей валютой в международной торговле. Она используется в 88% всего торгового оборота. Британия, США, Гонконг, Сингапур и Япония обслуживали 79% всех валютный операций. $-доллар – это более 60% всех валютных резервов мира.

Особо отметим Америку, которую глобальные интервенционисты продолжают описывать, как «разгул свободного рынка». Налоговая нагрузка per capita в США (все уровни) выросла с $5247 в 1960 до $11461 в 2018г., на 118%. Население за это время увеличилось на 81%. Расходы федерального бюджета на душу населения выросли на 191%, с $4300 в 1960г. до $12545 в 2018г. Совокупный бюджет всех регулирующих федеральный агентств утроился на последние 40 лет., с $20 млрд. в 1978 г. до $65 млрд. в 2019г. Число сотрудников этих агентств выросло со 140 тысяч в 1978г. (на полной ставке) до 280 тысяч в 2019г. За это время население США выросло на 47%.

Второе. Бурный рост государственных долгов, в том числе в зоне отрицательной стоимости. В 2019г. зафиксирован исторический уровень долга домашних хозяйств по жилищным долгам, которые страхует или поддерживает правительство. Fannie Mae, Freddie Mac гарантируют ипотеку почти на $7 триллионов. Это на 33% больше, чем до жилищного кризиса второй половины 2000-ых. Госдолг США превысил $23 триллиона. Спасибо миру, что он с такой охотой покупает государственные облигации американского правительства.

Вот динамика долгов отдельных развивающихся стран. В 2008г. совокупный внешний долг Китая был $380,35 млрд., в 2018г. - $1,96 трлн. (рост в 5,2 раза). Внешний госдолг за это время вырос с $91 млрд. до $243,4 млрд., в 2,7 раза. В Бразилии валовой внешний долг в 2008г. был $263 млрд., по итогам 2018г. - $557,8 млрд. (роста в 2,1 раза). Их него госдолг вырос с $79,9 млрд. до $190,1 млрд. (рост в 2,4 раза). В Аргентине в 2008г. валовой внешний долг составлял $129,75 млрд., в 2018г. - $280,5 млрд. (рост в 2,2 раза). Госдолг за это время вырос с $70,9 млрд. до $131,2 млрд. (в 1,8 раз). В Южной Африке в 2008г. валовой внешний долг был $70 млрд., в 2018г. - $179,3 млрд. (рост в 2,6 раз); госдолг увеличился с $19,28 млрд. до $77 млрд. (в 4 раза). В 2008г. валовой внешний долг Беларуси был всего $15,15 млрд., а по итогам 2018г. - $38,84 млрд. (рост в 2,6 раза). Госдолг за это время вырос с $5,44 млрд. до $20 млрд. или в 3,7 раза.

Развивающиеся и переходные страны также использовали чрезвычайно мягкую монетарную политику развитых стран для финансирования своих расходов. При этом режим валютных интервенций вкупе с растущими платежами по валютным долгам резко ограничил возможности развивающихся стран продолжать финансовую политику в том же ключе. IV промышленная революция грозит резко ухудшить финансовое положение стран с низким и средним доходом, если они продолжат сохранять старую структуру производства, поддерживать своих номенклатурных фаворитов новыми кредитами. Рецидив Аргентины, которая увеличила валовый госдолг с 43,5% ВВП в 2010г. до 95% в 2019г. и, по сути дела, объявила себя банкротом, будет становиться нормой поведения.

По состоянию на начало июля 2019г. кредиты в $-долларах для небанковских заёмщиков за пределами США достигли $11,9 трлн. Долларовые кредиты для развивающихся и переходных стран достигли $3,7 трлн. Кредиты в евро для стран вне зоны евро росли быстрее долларовых, достигнув объёма €3,4 трлн. или to $3.8 трлн. в эквиваленте. Чистый финансовый приток (долговые инструменты и акции) в страны с низким и средним доходом составили один триллион долларов. Это на 19% меньше уровня 2017г. На начало 2019г. эти страны накопили $8 трлн. внешних долгов, из них $23 трлн. китайские долги. В 2018г. страны с низким и средним доходом выпустили гособлигаций на $302 млрд. Для сравнения в 2017г. они выпустили облигаций на $405млрд.

Третье. Резкий рост числа и высоты торговых барьеров. По оценке ВТО только страны G-20 в течение последнего года ввели 20 новых торговых барьеров (против импорта). Новые ограничения коснулись товаров на $336 млрд. В 2018г. торговые барьеры ограничивали товарные потоки на $481 млрд. В целом торговля более чем на $1,15 трлн. подвержена разного рода протекционистским мерам. Страны G20 активно пользуются такими ограничителями торговли, как санитарные и фитосанитарные сертификаты, антидемпинговые меры, технические барьеры, субсидии производителям, особенно в сфере сельского хозяйства. По оценке Global Trade Alert к 2017г. более 50% экспорта из стран G20 была подвержена вредным, ограничительным торговым мерам. В 2009г. этот показатель составлял 20%. С ноября 2008г. 36 стран приняли 348 мер по искажению торговли (протекционизм). Каждая из этих мер оказала негативное влияние более чем на $10 млрд. торговли.

Четвёртое. Резкая концентрация капитала в руках небольшой группы операторов рынка. Так 20% банков во всём мире создают почти 100% экономической ценности всего сектора. Несмотря на то, что деньги стали не просто дешёвыми, а даже отрицательными в цене, в 2018г. рост кредитования в мировой экономике составил только 4,4% самые низкие темпы роста за пять лет при номинальном росте ВВП в 5,9%. Списки миллиардеров от Forbes или состояние богатства от Credit Suisse убеждают, что люди с состояниями $100 млн.+ прекрасно адаптировались к мягкой монетарной политике центральных банков и фискальной распущенности правительств.

Пятое. Львиная доля мировой экономики сконцентрирована в странах с демократическим или авторитарным Левиафаном. В 2019г. размер госрасходов в  G7 составляет 39,5% ВВП, в зоне евро – 47,1% ВВП, США – 36,2% ВВП, Швеции – 48,4%, Франции – 55,7%, Италии – 48,8%, Британии – 38,4%, Японии – 37%. Германии – 45,2%, Канада – 40,7%. При соответствующей налоговой и регуляторной нагрузке на производителей товаров и услуг. И это в придачу к десяткам триллионов ресурсов и активов, которыми де-факто управляют распорядители чужого. Самые вкусные куски, разумеется, достались членам и партнёрам Клуба глобальных интервенционистов. Они активно пользуются офшорами и особыми зонами для снижения налогового бремени лично для себя. Например, Люксембург с его 600 тысячами населения является страной-реципиентом такого же объёма прямых иностранных инвестиций (ПИИ), как США - $4 триллиона. И всё это при активной борьбе стран ОЭСР с «вредной налоговой конкуренцией». Вредная, очевидно, эта та, что не согласована с членами Клуба глобальных интервенционистов. Люксембург и Нидерланды являются странами-реципиентами почти половины т. н. инвестиций-фантомов. Если к ним добавить Гонконг, Британские виргинские острова, Бермуды, Сингапур, Каймановы острова, Швейцарию, Ирландию и Маврикий, то получится 85% фантомных инвестиций. В целом «фантомные» инвестиции – это $15 триллионов.

Выводы

  1. Чрезвычайно мягкая денежная политика развитых стран вкупе с фискальными мерами поддержки экономического роста создала огромные негативные последствия для мировой экономики. Она глубоко исказила структуру капитала, разрушила норму финансовой ответственности, активизировала валютные и торговые войны, обрушила доверие и обнулила эффективность международного права. Клуб глобальных интервенционистов делает всё возможное, чтобы не допустить широкого распространения частных платёжных e-расписок, а также вернуть деньгам товарную природу.
  2. Современный мир и его экономика – это прямое порождение теории всеобщего государственного интервенционизма. Принципы, основные институты свободного рынка, капитализма и либерализма похоронены VIP-распорядителями и потребителями чужого. Австрийская экономическая школа (АЭШ) была и остаётся настоящей наукой «экономика», объективной, вне идеологии и политики.
  3. Вывод экономик развитых стран из состояния многочисленных, взаимно пересекающихся пузырей, т. е. корректировка монетарной и фискальной политики, очень сильно ударит по странам с низким и средним доходом. Особенно тем, которые увлеклись валютными кредитами. Кризис накроет их глубже, больше и дольше. Копирование ими монетарной, фискальной политики стран с высоким доходом является грубой теоретической и политэкономической ошибкой.
  4. Технологии IV промышленной революции ускорят деградацию тех стран, которые будут продолжать проводить политику государственных инвестиций, торгового протекционизма и финансовой самоизоляции. Они останутся с долгами, большими социальными обязательствами и острым дефицитом молодых талантливых творцов.
  5. Клуб глобальных интервенционистов активно раскручивает козла отпущения на заклания обедневшим, разъярёнными народными массами. На эту роль готовятся «капитализм», «фундаменталистский либерализм», «несправедливый свободный рынок с его невидимой рукой». Они также готовят новые структуры и организации для обеспечения «мира во всём мире», «зелёной, устойчивой планеты» и «справедливого распределения ресурсов Земли». Это должны быть новые мощные наднациональные центры управления глобальными потоками денег товаров и активов.
  6. Клуб глобальных интервенционистов может замедлить начало первой в XXI веке глобальной депрессии, но не сможет её ликвидировать. Авгиевы конюшни с детским водяным пистолетом в руках не ликвидируешь. Высока вероятность, что страны с высокими доходами через свои денежные инструменты и ценные бумаги будут перекладывать токсичные активы, структурные дисбалансы и технологический «шлак» на плечи стран с низким и средним доходом, спасая свою шкуру.
  7. Первыми из Великой Депрессии XXI века выйдут те страны, которые:

1) перейдут в режим малого, гибкого государства с размером госрасходов мах. 20-25% ВВП;

2) перейду в режим открытой конкуренции традиционных, электронных и товарных платёжных средств;

3) откажутся от коммерческой функции государства (мах. объём госактивов для безопасности, защиты жизни и собственности – 10-15% активов и ресурсов страны);

4) откажутся от существующей налоговой системы, которая была придумана для производства, обмена и перераспределения до активного применения технологий IV промышленной революции. Новая инновационная налоговая система  - это мах. 2 – 3 плоских налога на максимально широкие базы для налогообложения – и никаких льгот, преференций и особых налоговых режимов;

5) перейдут в режим свободной торговли, с конкуренцией стандартов товаров и услуг;

6) обеспечат качественные услуги сектора государства (high quality governance) по обеспечению безопасности, охране жизни и собственности, в том числе путём предоставления гражданам права выбора юрисдикции для защиты их прав собственности.

 

Описание экономических циклов банковского сектора: 2000-2007, 2010-2018гг.

Показатель по банковскому сектору

2002-2007гг., %

2010-2018гг., %

Средняя прибыль на материальный капитал (ROTE)

16,9

10,5

Рост выручки

16,8

3,6

Доля развивающихся, переходных рынков в росте выручки

26,9

77,4

Коэффициента достаточности капитала первого уровня (Tier 1 Ratio)

8,4

12,5

Отношение «кредиты/депозиты» в развитых странах

146

126

Отношение «кредиты/депозиты» в развивающихся странах

84

86

Цена/балансовая стоимость в развитых странах

2,2х

1,00х

Цена/балансовая стоимость в развивающихся странах

2,2х

1,22х

Доля банков, которые торгуются ниже балансовой цены в развитых странах

28,4

61,2

Доля банков, которые торгуются ниже балансовой цены в развивающихся странах

19,2

37,6

Источник: The last pit stop? Time for bold late-cycle moves. McKinsey Global Banking Annual Review 2019. Октябрь 2019г.

https://www.mckinsey.com/~/media/mckinsey/industries/financial%20services/our%20insights/global%20banking%20annual%20review%202019%20the%20last%20pit%20stop%20time%20for%20bold%20late%20cycle%20moves/mckinsey-global-banking-annual-review-2019.ashx

 

 

Новые материалы

марта 25 2020

Меры по нейтрализации последствий многоуровневого внешнего шока для Республики Беларусь

Весной 2020 года Республика Беларусь оказалась перед лицом многоуровневой дизрупции (глубокое, разнонаправленное, взаимно усиливающееся, радикальное изменение условий функционирования национальной экономики). Данный набор факторов является уникальным…

Подпишись на новости в Facebook!