«Новая норма» - старая, костлявая рука государства

«Новая норма» - старая, костлявая рука государства

Автор  19 декабря 2016
Оцените материал
(1 Голосовать)

Мир сошёл с ума на теме равенства. Особенно стараются раздуть эту тему сторонники теории государственного интервенционизма. Мол, смотрите, капитализм породил жутко несправедливый расклад. Опять богатые богатеют, а бедные беднеют. Опять чудовищная несправедливость и даже возрождение рабства.

Осторожно, подмена понятий! На самом деле теоретики, идеологи и строители модели государства всеобщего интервенционизма медленно, но уверенно выдавливали капитализм, свободный рынок из мировой экономики. Ко второй половине 2000-ых доля капитализма в мире оказалась минимальной за всю историю человечества. Хрупкий баланс был разрушен 2007-2008гг. После этого интервенционизм уже не стеснял себя ненужным прикрытием типа «спасаем капитализм». Да, концентрация капитала растёт. Да, образовались «карманы» бедности, но не потому что мир страдает от избытка свободы, а потому что этой самой свободе перекрыли кислород. Естественное неравенство приобрело чудовищные формы в костлявых руках Большого государства.

В следующем году будет десятилетие мер экстраординарной политики.

«Новая норма» в сфере денежно-кредитной политики оказалась грубым вмешательством государства в денежно-кредитные отношения, дальнейшая фантикизация денег и атака на cash.

«Новая норма» в бюджетно-налоговой политике стала реализация кейнсианского принципа «в долгосрочной перспективе мы все умрём». Жизнь в долг, дефициты бюджетов, государственные инвестиции и потребления – куда угодно, главное, чтобы был вклад в ВВП сегодня. Авось, попадём в спрос потребителей?

«Новая норма» в торговой политике – изощрённые, тонкие формы протекционизма и изоляционизма. Блокировка конкуренции со стороны иностранных производителей товаров и услуг, против «чужих» происходит, в основном, не тарифами, а мерами нетарифного регулирования (сертификаты, требования к производителям, квоты, претензии к экологии, используемым материалам и т.д.)

«Новая норма» в управлении коммерческим сектором – индульгенции для номенклатурой избранного большого бизнеса, поощрение иждивенцев, хилых, хитрых и хамоватых менеджеров, скрывающихся под ширмой фирм «слишком-большие/важные-чтобы-обанкротиться». Что не разрешено малому бизнесу, позволено номенклатурному хозяйству.

«Новая норма» в социальной политике – стремление к уравниловке на фоне инфляции обязательств государства перед пенсионерами, бюджетниками, пациентами и молодёжью. Государственная пенсионная система цинично зовётся солидарной. На самом деле она уже разрушила старость тех, кому сегодня 20 – 40 лет. В прошлое уходит поколение людей, которые получали относительно высокие пенсии. Бюджетники прозябают, но многие почему-то считают, что живут в социально ориентированном государстве. Форменным издевательством звучит пустая конституционная формула о бесплатности медицины. Больницы и поликлиники стали щупальцами мощных номенклатурно-фармацевтических кланов. Лечить вторично, первично вытягивать деньги из карманов людей. И никакой свободы выбора производителей медицинских услуг.

Надо стряхнуть с себя шелуху пост-правды. Пора вернуть терминам чёткий смысл, установить причинно-следственные связи, определить бенефициаров и лузеров экономической политики.

2017 год грозит стать годом нарыва, надрыва разбухшей, разбалансированной модели государства всеобщего интервенционизма. Девальвация, инфляция, ценовые качели на сырьевых рынках, банкротства, дефолты – всё это будет следствием десятилетнего навязывания распорядителями чужого «новой нормы». После первой в XXI веке мировой депрессии (она примет форму гибридных волнообразных рецессий, комбинации внешних и внутренних дефолтов) важно видеть корневую причину общемировой беды и трагедии. Её имя – Левиафан, пожирающий свободу выбора и ответственность за него.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 27 2017

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не…