Стоит ли доверять Индексу экономической свободы?

Стоит ли доверять Индексу экономической свободы?

Автор  29 февраля 2016
Оцените материал
(3 голосов)

Среди либертарианцев, классических либералов и прокапиталистических консерваторов, довольно большой популярностью пользуется Индекс экономической свободы, ежегодно разрабатываемый Heritage Foundation и The Wall Street Journal начиная с 1995 года. Это вполне понятно, ибо он весьма удобен в качестве инструмента замера интервенционизма/капитализма в той или иной стране. Индекс является совокупностью десяти параметров, каждый из которых оценивается экспертами по 100 бальной шкале, общий параметр является средним арифметическим полученных 10 значений:

1. Права собственности.

2. Свобода от коррупции.

3. Фискальная свобода.

4. Расходы правительства.

5. Свобода предпринимательства.

6. Свобода труда.

7. Монетарная свобода.

8. Свобода торговли.

9. Свобода инвестиций.

10. Финансовая свобода.

На первый взгляд, это вполне исчерпывающий перечень, позволяющий оценить масштаб вмешательства государства в экономику. Я не хочу утверждать, что такое понимание совершенно ошибочно. На фоне многих совершенно ненаучных рейтингов, которые в огромном количестве тиражируются в СМИ, интеллектуальный продукт от Heritage Foundation довольно убедителен. Но нельзя пройти мимо существенных методологических погрешностей, снижающих валидность предоставляемого авторами исследования массива данных.

1. Равный вклад неравных факторов при формировании сводного индекса.

Экономическая свобода действительно может быть ограничена различными способами, но попытка уравнять по деформирующему влиянию различные виды государственных интервенций, довольно проблематична. Особенно это очевидно на примере фискальной свободы. Если доводить подход составителей Индекса до абсурда, то при 100% налоговой нагрузке и благополучных показателях по другим параметрам, страна будет находиться на сравнительно высокой позиции, хотя понятно, что всякая коммерческая деятельность станет невозможной. Иначе говоря, налоги, равно как и инфляция, должны играть большую роль при составлении рейтинга. Более того, чем выше налоговая ставка, тем более значительный кумулятивный эффект она должна оказывать на позиции страны в рейтинге. Аналогично и другие параметры можно ранжировать по степени влияния на экономическую свободу. Разумеется, это более сложная задача, но и результат может оказаться существенно точнее.

2.Высокие баллы западных государств всеобщего благосостояния.

Вполне понятно, что многие страны ЕС имеют существенные институциональные достижения, до которых Беларуси, Украине, Молдове, другим странам постсоветского пространства, ещё очень далеко. Однако составители Индекса явно недооценивают влияние экологического, санитарного, гендерного и иного регулирования. Для примера, обратимся к датскому кейсу. Дания занимает 11-е место в мире по уровню экономической свободы по состоянию на 2016-й год. Особо высокие позиции эта страна занимает по критерию свободы предпринимательства, набирая свыше 95 баллов. При этом датское правительство строго соблюдает все регулятивные предписания Европейского Союза, присовокупляя к ним собственные требования.

Например, электробытовые товары, кроме соблюдения стандартов ЕС, должны пройти дополнительную проверку в специализированном аттестационном агентстве «DEMKO». Применяются отдельные экологические нормативы для судов, заходящих в датские порты. В ряде случаев, нормативное регулирование Дании оказывается значительно более жёстким, чем даже наднациональное регуляторное бремя. Аналогично можно высказать серьёзные сомнения относительно свободы в трудовых отношениях, особенно, в свете борьбы с детским трудом. Подобные вопросы возникают и в отношении всех остальных социальных государств. А если учесть ограничения, налагаемые антимонопольным законодательством на крупный бизнес, то картина становится ещё более далёкой от радужных показателей Индекса экономической свободы.

Сходные претензии можно предъявить и при изучении кейса Беларуси за 2016-й год.

Параметры Индекса Показатели Беларуси
Права собственности 20
Свобода от коррупции 29
Расходы правительства 44,8
Монетарная свобода 50,4
Фискальная свобода 88, 6
Свобода бизнеса 69
Свобода труда 74,9
Свобода торговли 79
Свобода инвестиций 20
Финансовая свобода 10

Вполне очевидно, что составители Индекса отразили многие проблемы белорусского «рыночного» социализма. Но высокие показатели налоговой свободы, свободы труда, явно не отражают степень изъятия средств у населения, равно как и обилие антирыночных практик, коим насыщены нормы Трудового кодекса. Конечно, всё познаётся в сравнении, и на фоне прогрессивного налогообложения и западного трудового законодательства, отечественные интервенционистские нормы в этих вопросах выглядят довольно умеренно. Однако спорный и спекулятивный характер приведённых числовых значений не позволяет говорить об адекватном учёте всего многообразия этатистских практик. Но радует, что Heritage Foundation и The Wall Street Journal в целом сумели отразить бедственное положение с экономической свободой в странах СНГ, что не вполне получилось у составителей Doing Business.

3. Неполнота используемых параметров.

Кроме того, составители проигнорировали принудительный характер пенсионных систем, систем социального обеспечения, мощное вмешательство в рынок образовательных услуг и т.д. Между тем, учёт подобных параметров значительно изменил бы расположение стран. Нет ясности и относительно степени учёта запретов на производство «аморальных» экономических благ: наркотики, проституция, порнография, оружие и т.д.

Несмотря на наличие монетарной свободы, как одного из критериев, отсутствует проработанный анализ влияния частичного резервирования и фидуциарных денег на капиталистические институты. Не получил должной оценки институт Центрального Банка, который является средоточием антикапиталистических практик и основной причиной появления дисбалансов в рыночной экономике. Вызывает сомнения и такой параметр, как свобода от коррупции. Несомненно, коррупционные издержки могут существенно сдерживать экономическую деятельность. Вместе с тем, коррупция представляется производным феноменом от государственного регулирования и не является самостоятельным фактором. Более того, коррупция может смягчать негативные последствия интервенционистских мер.

Таким образом, составители рейтинга довольно удачно фиксируют традиционные формы интервенционизма, такие как прямое регулирование цен, препятствия в движении капитала, ограничения на валютном рынке, непосредственная конфискация собственности. А всё, что касается дополнительных форм воздействия, зачастую остаётся без надлежащего учёта.

Иначе говоря, сей индекс может служить неплохим аргументом в дискуссии, но не более того. Увлечение различными индексами отражает недоверие современного мейнстрима к теоретическим аргументам, априорным утверждениям праксиологических закономерностей. В любом случае, основным способом доказывания превосходства капитализма по-прежнему остаётся апеллирование к наследию австрийской школы, других прокапиталистических направлений экономической мысли.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

января 09 2017

Аресты больших начальников крупных белорусских заводов

Арестованы большие начальники на заводах-фаворитах белорусской власти. Речь идёт о МТЗ, МАЗе, БелАЗе и Гомсельмаше. Задержаны за взятки. Так звучит официальная версия. «С 5 по…