Экономическая теория 78

октябрь 2009

Джон Кессиди, журналист The New Yorker берет интервью у Нобелевского лауреата-2000 Джеймса Хекмана (конец октября 2010)

Экономист Чикагской школы о том, какие теории этой школы опроверг кризис и какие остались незыблемыми


октябрь 2009г.

Один из лидеров Чикагской школы о том, что пузырей нет, а рынок во время кризиса показал свою эффективность

Джон Кессиди, журналист The New Yorker.


Роберт Хиггс

Роберт Хиггс (Higgs) — старший научный сотрудник Независимого института (Independent Institute) и редактор ежеквартального журнала Independent Review. Он преподавал в Вашингтонском университете, Лафайет-колледже, Университете Сиэттла и Пражском экономическом университете. В качестве приглашенного исследователя работал в Оксфордском и Стэнфордском университетах, был научным сотрудником Национального научного фонда. Р. Хиггс — автор многих книг, в том числе монографии «Депрессия, Вторая мировая и холодная война» (Depression, War, and Cold War).

Впервые: Crisis and Quasi-Corporatist Policy-Making: The U.S. Case in Historical Perspective // The World & I. 1988. November.
www.cato.ru


Роберт Хиггс

Впервые: Higgs R. Crisis, Bigger Government, and Ideological Change Two Hypotheses on the Ratchet Phenomenon // http://www.independent.org/publications/article.asp?id=1298. Первоначальный вариант: Explorations in Economic History. 1985. January 1.


Ховард Дэвис

Лекция директора Лондонской школы экономики и политических наук Ховарда Дэвиса, прочитанная 17 ноября 2008 г. в Высшей школе экономики.


Педро Шварц
Педро Шварц (Pedro Schwartz) — президент мадридского Института
Впервые: Schwartz P. A New Bretton Woods or Monetary Competition? // Cato Journal. Vol. 20. № 1 (Spring–Summer 2000).
www.cato.ru

Чтобы ответить на вопрос, нужна ли нам новая Бреттон-вудская конференция, необходимо выяснить, какие проблемы она могла бы решить и что за экономическое «чудо» произошло в июле 1944 года.


Фриц Махлуп

перевод под ред. Вадима Новикова

Данная статья основана на обращении, прочитанном на заседании бостонского отделения Американской статистической ассоциации 3 декабря 1934 года.
The Review of Economic Statistics, Volume 17, Issue 1 (Jan. 15, 1935), 13-19


Готфрид Хаберлер. 1932

Gottfried Haberler. Money and the Business Cycle (1932). Впервые этот очерк был опубликован в кн.: Gold and Monetary Stabilisation (Lectures on the Harris Foundation). Quincy Wright, ed. Chicago: University of Chicago Press, 1932. Перевод сделан по: Austrian Theory of Trade Cycle. Compiled by Richard M. Ebeling. Ludwig von Mises Institute, 1996. В кн.: Бум, крах и будущее. (Сб. ст.) – М, Челябинск: Социум, 2002. С. 112–132. Пер. с англ. А. В. Фильчука.


Томас Дилоренцо

Сегодня регулирование является общепризнанным механизмом, с помощью которого группы влияния занимаются лоббированием в правительстве с целью создать барьеры для входа на рынок или получить другие особые привилегии. Так, исследования показали, что Комитет гражданской авиации образовал картель в авиационной промышленности, Комиссия по торговле между штатами способствовала монополизации индустрии железнодорожных и автомобильных грузоперевозок, Федеральная корпорация страхования вкладов резко ограничила возможности для входа в банковский бизнес, а лицензирование профессиональных услуг создало барьеры для занятия сотнями профессий. История регулирования по большей части описывает предоставление монопольных привилегий под эгидой государства, как более 200 лет назад указывал Адам Смит в «Богатстве народов».

www.cato.ru

Источник: журнал «Экономическая политика», №3 за 2007


Статья Рональда Коуза в сборнике «Фирма, рынок и право»

Зачастую экономисты прибегают к примеру с маяком для того, чтобы пояснить, какие именно экономические функции должно исполнять государство. Маяк как явление, необходимое обществу, но не невыгодное для частного лица или компании, представляется им хорошим примером того незаменимого блага, которое и должно обеспечивать государство, не вмешиваясь в рыночную экономику. «Полит.ру» публикует статью Рональда Коуза «Маяк в экономической теории», в которой он, обращаясь к истории маячного дела в Великобритании, успешно доказывает несостоятельность такого примера в трудах ведущих экономистов. Лауреат Нобелевской премии по экономике за 1991 год, Рональд Коуз стал своего рода вехой в изучении институционального устройства экономической жизни и предложил ряд нетривиальных аргументов в защиту рыночной экономики от государственного вмешательства. Статья вошла в сборник работ Коуза «Фирма, рынок и право», изданный «Новым издательством» в рамках серии «Библиотека Фонда ”Либеральная миссия“».


В 2006 году 659 экономистов подписали заявление с призывом «повысить минимальную зарплату». Я решил узнать, по каким причинам они выступают за этот шаг, поэтому составил вопросник и разослал его всем подписавшимся. При этом я воспользовался случаем, чтобы узнать их точку зрения по одной очень важной проблеме: воспринимают ли они закон о минимальной зарплате как меру принуждения?

Дэниэл Клейн (Daniel B. Klein) — профессор экономического факультета университета Джорджа Мэйсона (George Mason University) и главный редактор журнала Econ Journal Watch.

www.cato.ru


Израэл М. Кирцнер

Предисловие (Романов А.Н.)

Долгое время экономическая теория практически игнорировала труды по предпринимательству даже таких корифеев научной мысли, как Й. Шумпетер. Современная австрийская школа, ведущая свое начало от Людвига фон Мизеса и Фридриха Хайека, придала теории предпринимательства безусловную актуальность. Существенный вклад в развитие этих идей внес ученик Л. Мизеса Израэл М. Кирцнер, убедительно доказавший, что состояние неравновесия экономических систем заслуживает такого же внимания, как и равновесное.


Большие надежды и появление сомнений

Согласно Гегелю, сова Минервы расправляет крылья лишь с наступлением сумерек. Закат карьеры благоприятен для осмысления общих тенденций развития общества и движущих его сил. Исследования, которым посвящаешь свою молодость, помогают впоследствии взглянуть на мир в широкой перспективе, но поглощают довольно много времени и внимания.
Как и многие мои современники, студенты-сверстники и молодые теоретики, в годы юности я возлагал на экономическую теорию большие надежды — как в отношении государственной политики, так и науки. И великие достижения в этой области вкупе с высоким интеллектом моих ученых коллег подтверждали мои надежды. Однако с начала 50-х вместе с возрастающими требованиями к экономической теории со стороны практиков у меня начали расти сомнения и опасения.
К примеру, я обнаружил, что экономисты систематически преувеличивают то влияние, которое их идеи оказывают на мир. В часто цитируемом отрывке из книги «Общая теория занятости, процента и денег» Кейнс утверждает, что в долгосрочном плане миром движут, в основном, идеи экономистов и политических философов. Если бы дело обстояло именно так, то в пользе свободной торговли мир убедился бы уже более ста лет назад. Позиция Кейнса в этом вопросе не выдерживает никакой критики. Более того, придавая излишнюю значимость идеям экономистов и политических философов, автор демонстрирует наивность и ограниченность своих мировоззрений. Он не учитывает влияние, оказанное основателями и лидерами религиозных течений, такими как Будда, Христос и Мухаммед, а также великими полководцами, такими как Александр Македонский, Юлий Цезарь и Наполеон.
Идеи экономистов действительно влияют на нашу жизнь, но только в широкой перспективе; как и любые другие идеи, они тоже имеют определенные последствия. Как отметил Милтон Фридман, экономисты могут предлагать политикам возможные решения проблем, однако им не следует вводить себя в заблуждение и преувеличивать свою значимость — будь то в долгосрочном или краткосрочном плане.
Еще задолго до ухода на пенсию я всерьез обеспокоился дальнейшей судьбой экономической теории. В особенности меня волновала повсеместно растущая тенденция к откровенному пренебрежению реальностью, в частности, к игнорированию самими экономистами основных положений своей науки. Я наблюдал, как впечатляющие достижения здесь сопровождались тревожными промахами.

Бауэр Питер


Часть первая

Мюррей Ротбард (1926-1995) – один из крупнейших американских экономистов XX столетия, усилия которого способствовали возрождению традиции, заложенной Карлом Менгером, Ойгеном Бем-Баверком и Людвигом фон Мизесом. Предлагаемая статья первоначально была опубликована в: On Freedom and Free Enterprise: The Economics of Free Enterprise. May Sennholz, ed. (Princeton, N.J: D. Van Nostrand, 1956). Перевод сделан по тексту, перепечатанному в первом томе двухтомника Ротбарда The Logic of Action, посвященному методологии и приложениям австрийской шклоы. См. Rothbard M. N. Toward a Reconstruction of Utility and Welfare Economics. In: The Logic of Action One: Method, Money, and the Austrian School. London: Edward Elgar, 1997. P. 211-255. Перевод с английского П. Клюкина под редакцией Гр. Сапова, 2003-2004.
Научная редакция: Гр. Сапов, 2004.
 


1. Основы человеческой деятельности
1.1. Эпистемология экономической науки

Человеческое знание окружающего мира ограничено. Смертный человек не может знать, какой предстает Вселенная сверхчеловеческому или нечеловеческому интеллекту. Возможно, такой интеллект смог бы дать логически последовательное и всеобъемлющее объяснение всех явлений окружающего мира. Также вероятно, что подобную картину мира могло бы дать дальнейшее развитие науки.
Однако, на сегодня вполне реальной остается пропасть между идеальным – человеческим разумом и материальным. Это различие накладывает ограничения на способы познания мира, который можно разделить на мир человеческий и нечеловеческий.
С одной стороны   нечеловеческий мир. Относительно него можно сказать только одно – он такой, какой есть. Событие в таком мире является конечной данностью. Мы не знаем, существует ли какая-то цель, которую преследует планета Уран, вращаясь вокруг Солнца, или существует ли какое-то нечеловеческое существо, которое завело такой порядок вещей.
 


[Начиная с 1973 г., Хиллсдэйлский колледж организует ежегодные конференции, посвященные памяти Л. фон Мизеса, в которых принимают участие ведущие экономисты и политики из США и других стран. Прочитанные доклады становятся доступными широкой международной аудитории, благодаря регулярному изданию серии сборников под общим названием "Чемпионы свободы" (Champions of Freedom).
Одной из крупнейших была конференция, состоявшаяся в апреле 1990 г., на которой был сделан обзор нынешнего состояния и перспектив развития австрийской экономической теории. Ее материалы вошли в 17-й том названной серии. Предлагаем вниманию читателя статьи, подготовленные на основе доклада Р. Эбелинга и выступлений в прениях по этому докладу И. Барри и К. Лойбе.]
Эбелинг Р. (США),
 


Лоуренс Клейн, лауреат Нобелевской премии по экономике
Статья опубликована в сборнике "Реформы глазами российских и американских ученых", 1996 год, под редакцией акад. О.Т. Богомолова
1. Полярные крайности и динамика перехода
Из каждого опыта можно извлечь какие-то уроки, но особенно важно посмотреть на происходящее с теоретической точки зрения. В этом отношении вызывает большие вопросы подход, в соответствии с которым то, что работает в экономике одной страны, можно было бы автоматически применить в экономической среде другой.
 


Предисловие
Введение
1. Экономическая теория и праксиология
2. Эпистемологические[4] проблемы общей теории человеческой деятельности
3. Экономическая теория и практика человеческой деятельности
4. Резюме
Часть первая. ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Содержание
I. ДЕЙСТВУЮЩИЙ ЧЕЛОВЕК
1. Целенаправленное действие и животная реакция
2. Эпистемологические[4] проблемы общей теории человеческой деятельности
О счастье
Об инстинктах и импульсах
3. Человеческое действие как конечная данность
4. Рациональность и иррациональность, субъективизм и объективность праксиологических исследований
5. Причинность как условие деятельности
6. Другое Я
О полезности инстинктов
Абсолютная цель
Вегетативный человек
 


1. Праксиология и история Существуют две ветви наук о человеческой деятельности: праксиология и история.
История — это собирание и систематическое упорядочивание всех данных опыта, касающегося человеческой деятельности. Она занимается конкретным содержанием человеческой деятельности. История изучает все человеческие усилия в их бесконечной множественности и разнообразии и все индивидуальные действия с их случайными, специфическими и индивидуальными смыслами. Она тщательно исследует идеи, влекущие действующих людей, и результаты осуществляемых действий. История охватывает все аспекты человеческой активности. С одной стороны, есть общая история и, с другой — история различных узких областей. Существует история политической и военной деятельности, идей и философии, экономической деятельности, технологии, литературы, искусства и науки, обычаев и нравов и множества других сфер жизни человека. Есть этнография и антропология в части, не являющейся биологией, психология в части, не являющейся ни физиологией, ни эпистемологией, ни философией. Существует лингвистика, поскольку она не является ни логикой, ни психологией речи[Экономическая история, дескриптивная экономическая теория и экономическая статистика, разумеется, являются историей. Термин «социология» используется в двух различных значениях. Дескриптивная социология занимается теми историческими явлениями, которые не интересуют дескриптивную экономику; она в некоторой степени пересекается со сферами интересов этнографии и антропологии. Общая социология подходит к историческому опыту с более универсальной точки зрения, чем остальные отрасли истории. Собственно история, например, исследует индивидуальный город, или город в определенный период, или определенный народ, или определенную географическую область. Макс Вебер в своем основном трактате (Weber M. Wirtschaft und Gesellschaft. T??ь??bingen, 1922. P. 513–600) занимается городом вообще, т.е. всей совокупностью исторического опыта, относящегося к городам, без ограничений исторических периодов, географических областей или конкретных народов, стран, рас и цивилизаций.].


Страница 2 из 4

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!