Во всем виноваты экономисты-рыночники?

Автор  26 августа 2013
Оцените материал
(0 голосов)

Павел Усанов,
Директор института им. Фридриха фон Хайека

Расхожее мнение полагает, что большинство экономистов придерживается рыночной ориентации и отрицает государственное вмешательство в экономику. Но так ли это на самом деле?


Продавцы подержанных идей

Критики либеральной экономической политики говорят, что ответственность за все беды как развитых, так и развивающихся стран лежит на экономистах-рыночниках, «чикагских  мальчиках», которые не хотят принять на вооружение принципы этатизма. Со всех сторон раздаются упреки в адрес сторонников «рыночного фундаментализма», «вашингтонского консенсуса» и даже «монетаризма» (хотя к монетаризму политика центральных банков и правительств, которая сейчас проводится, не имеет никакого отношения).

Вот, что, например, пишет Дайдра Макклоски: Либерализм типичен для экономической науки, в особенности англоязычной, и прежде всего американской» (1) , Эта позиция отражает устоявшееся мнение не только профессиональных экономистов, но и интеллектуалов, которых Фридрих фон Хайек называл «продавцами подержанных идей». А интеллектуалы распространили его через журналистов и блогеров и донесли до обывателей.

Пол Кругман пишет, что «неоклассический синтез позволил экономистам сочетать прогосударственные взгляды на кредитно-денежную политику с убеждениями, которые во всем прочем можно признать свободно рыночными». (2)

Роберт Катнер пишет: «большинство профессиональных экономистов после эры любви к смешанной экономике вернулись к новому фундаментализму, который лелеет рыночные добродетели». (3)

Барри Эйхенгрин пишет: «игроки, задававшие тон в преддверии кризиса, решительно позиционировали себя в качестве убеждённых сторонников невмешательства в работу рынка». (4) Он относит к экономистам-рыночникам Б. Бернанке, А. Гринспена, Л. Саммерса.

А вот цитата из журналистской работы российских авторов:«Отечественные неолибералы (а вашингтонский консенсус общепризнанно носит неолиберальный характер) строго следуют этим [рыночным] идеям, наглухо изолировав инновационную политику от индустриализации и возведя ее в ранг самостоятельного культа». (5)

Поэтому, когда появляются проблемы в экономике: девальвации, кризисы, безработица, отток капитала, инфляция, то во всем начинают винить рынок и экономистов-рыночников, которые довели ситуацию до кризисной.
Обычно при этом используется следующая логика. Кризис наступил по поскольку алчность капиталистов, вкупе с иррациональной эйфорией на финансовых рынках, привели к тому, что не было никаких ограничителей на деятельность участников рынка, рынок был абсолютно свободным. Недостаточность мер регулирования привела к пузырю, который образовался на свободном рынке, а потом лопнул. Так как ведущей идеологией была идеология невмешательства, то и ответственность лежит на ней. А так как она создана экономистами-рыночниками, то во всем виноваты именно они. Надо отказаться от их рекомендаций, перейти к политике активного государственного вмешательства и создать новые комитеты и ведомства, которые, наконец, сделают рынок цивилизованным.

Дж. Акерлофф и Р. Шиллер пишут: «Мы подчёркиваем необходимость создания комитетов и комиссий, которые будут разрабатывать реформу финансовых учреждений и придумывать правила, в которых мы все так остро нуждаемся». (6)

Никто не пытается проверить, действительно ли экономисты придерживаются рыночных взглядов.

Однако можно было бы задать следующие вопросы и провести исследования, которые бы подтвердили или опровергли гипотезы:

1. Действительно ли большинство экономистов являются сторонниками свободного рынка?
2. Действительно ли государство не вмешивалось в экономику в докризисный период? Действительно ли мы живём в свободной экономике?
3. Действительно ли меры, которые рекомендуют этатисты, дали положительный эффект?
4. Что говорит нам логика о правильности политики государств в период кризиса?

А как обстоит все на самом деле?

В 2006 году два экономиста Дэниэл Б. Клейн из США и Шарлотта Штерн из Швеции провели исследование, в котором попытались проверить на примере американской экономической ассоциации утверждение о том, что подавляющее большинство экономистов являются противниками государственного вмешательства. (7) Так как американская экономическая ассоциация считается одной из ведущих площадок для экономистов, то по ним можно судить о мейнстриме в экономической теории и политике. Экономистам задавались вопросы следующего типа: «Тарифы на импортируемые товары для защиты американской промышленности и рабочих мест»

  • Твёрдо поддерживаю (1)
  • Умеренно поддерживаю (2)
  • Отношусь неоднозначно (3)
  • Умеренно не согласен (4)
  • Категорически не согласен (5)
  • Мнение отсутствует

Цифры в скобках означают уровень рыночной ориентации экономиста (опрашиваемые, естественно, не видели этих цифр).

Другие вопросы включали в себя утверждения по всем вопросам экономической политики: от перераспределения богатства и фиксирования цен, до денежно-кредитной политики.
Вот какие результаты получили исследователи.

Средний балл экономиста американской экономической ассоциации составил неудовлетворительные 2,64. Это явный «незачет» по рыночности. Процент тех, кто получил больше 4 баллов, составляет всего 8,33%. То есть меньше 10% всех экономистов из выборки придерживаются рыночных принципов. Подавляющее большинство за государственное регулирование!

Если даже снизить требовательность до 3 баллов для отнесения к экономистам-рыночникам, то и тогда доля будет незначительной – 15%.

Дальнейшее снижение точки отсечения означало бы включение в группу экономистов-рыночников откровенных этатистов, так как 2 балла – это умеренное согласие с государственным вмешательством.

Интересно проанализировать оценки «рыночности» по конкретным областям. Оценка по вопросу о тарифах очень высокая 4,46. То есть большинство экономистов за свободную международную торговлю. Также высокий балл получается по вопросу о государственной собственности на предприятиях 4,28. Но по остальным вопросам все не так. Закон о минимальной заработной плате 2,83 (незачет), закон об охране труда 1,95 (незачет), перераспределение 2,13 (незачет), государственное образование 2,08 (незачет), активная денежно-кредитная политика центрального банка для регулирования экономики 1,97 (уверенный незачет), активная бюджетная политика для регулирования экономики 2,69 (незачет).

То есть, подавляющее большинство экономистов не разделяют принципы невмешательства и активно ратуют за усиление регулирования, перераспределение, кредитную экспансию, кейнсианскую макроэкономическую политику.

Интересно было бы провести подобное исследование в России. Но по собственному опыту автор может сделать вывод, что ситуация, как минимум, не лучше, чем в США. Вероятнее всего, она гораздо хуже. Если в США экономисты уже не спорят об эффективности протекционизма и социализма, то в России многие интеллектуалы сделали себе имя на том, что разумная промышленная политика и огосударствление – необходимые элементы здравого подхода. Думаю, средний балл по рыночности в России будет близок к 1.

В общем, гипотеза о том, что среди экономистов преобладают сторонники свободного рынка не подтверждается фактами. Поэтому считать, что кризис порождён господствующей идеологией экономистов-рыночников, как минимум, некорректно. Важна не риторика, иногда вполне рыночная, а действия. Действия же являются какими угодно, но только не либеральными: национализация, введения прогрессивных налогов, эмиссия долларов, снижение процентной ставки до нуля.

Как вело себя государство

Что же касается распространенного утверждения, будто государство никак не вмешивалось в экономику до кризиса, то это откровенная неправда. Доля государственных расходов в ВВП США достигла до кризиса 50%, а количество регуляторов потребует 10 страниц формата А4, если мы захотим их перечислить.

Только финансовых регуляторов в США до кризиса было 100, а в Вашингтоне 1200 человек отвечало за регулирование. ФРС США активно накачивала экономику деньгами все нулевые годы, что способствовало образованию пузыря на рынке деривативов. Ипотечные агентства Fannie Mae и Freddy Mac, созданные государством, обеспечили бум на ипотечном рынке. А рейтинговые агентства, ставившие высокие рейтинги банкам, получили олигополию благодаря действиям регуляторов. Все эти факты позволяют сделать вывод о том, что политика, проводившаяся до кризиса, не была рыночной.

Дали ли действия государства ожидаемый результат? ФРС США влила в экономику столько денег за 13 недель 2007 года, сколько не влила за 100 лет своего существования! Были национализированы крупнейшие банки и корпорации. На балансе ФРС фантастическая сумма в 3 трлн. долл. Но занятость так и не достигла планируемых уровней, а экономика очень медленно выходит из кризиса.

Рынок скован со всех сторон различными регламентациями, число которых постоянно увеличивается. Происходит постоянный рост налоговой нагрузки на частный сектор. В США до 39% выросла предельная ставка подоходного налога, во Франции до 75% (такая налоговая нагрузка была только во время Второй мировой). Растёт государственный долг (он превышает 100% ВВП в США, Европе и Японии), центральные банки печатают все большее количество денег, ставки понижены до нуля и регуляторы обещают сделать их отрицательными. Модель государства всеобщего благосостояния стала основной для развитых стран, но даже не очень богатые страны стремятся увеличивать социальные расходы. Все это привело к последнему экономическому кризису, но не научило тому, каковы истинные его причины.

Нет той отрасли, где бы государство не создало бы своих регуляторов. Госструктуры постоянно осваивают все большие бюджеты. Наиболее ярким примером может служить деятельность антимонопольной службы России, которая ведет более 1500 дел (для сравнения в США меньше 10). Рост количества дел прямо пропорционален бюджету службы. Под эти дела попадает даже малый бизнес: (10% дел ФАС).

Можно ли ожидать, что провалы государственного регулирования будут устранены новыми мероприятиями по государственному регулированию? Вряд ли. Правительства не придумали ничего нового, они лишь отложили проблемы до лучших времён, усугубив болезнь «лекарствами» с побочным эффектом.
Кто такие экономисты
Как верно заметил Людвиг фон Мизес: «первые экономисты посвятили себя изучению проблем экономической теории. Читая лекции и издавая книги, они стремились донести до сограждан результаты своих размышлений. Они пытались оказать влияние на общественное мнение, чтобы в гражданских делах доминировала здравая политика. Они никогда не думали об экономической науке как профессии.

Появление профессии экономиста – следствие интервенционизма. Профессиональный экономист – это специалист, который разрабатывает различные меры государственного вмешательства в производство. Он является экспертом в сфере экономического законодательства, которое сегодня направлено против рыночной экономики». (8)
Если корабль утонул из-за перегруженности, то стоит ли новый корабль загружать еще больше? Если государственное регулирование привело к краху, то какие последствия мы получим, если его усилим?

Надеюсь, что когда-либо миф о провалах рынка будет заменён корректным анализом фактов. А они говорят о том, что не экономисты-рыночники виновны в тех бедах, которые им приписывают.

1) Она даже полагает, что тайный грех большинства экономистов – приверженность свободному рынку.
2) Krugman P. Is the Economic Crisis a Crisis for Economics? // Slate. 1998. November 13.
3) Kuttner R. Everything fir sale: The Virtues and Limits of Market. NY: Alfred A. Knopf, 1996. P. 3-4.
4) Эйхенгрин Б. Непомерная привилегия: взлёт и падение доллара – М.: Изд. Института Гайдара, 2013, с. 174.
5) http://expert.ru/expert/2013/25/konsensus-ne-dostignut/
6)Акерлоф Д., Шиллер Р. Spiritus Animalis. – М.: ООО «Юнайтед Пресс», 2010, с. 211.
7) Клейн Б., Штерн Ш. Есть ли здесь экономисты-рыночники?//Экономическая политика. 2008, № 3, с. 76-92.
8) Мизес Л. Человеческая деятельность. Трактат по экономической теории. – Челябинск: Социум, 2012, с. 815.

http://www.echomsk.spb.ru/projects/xxi/vinovaty-ekonomisty.html

 

 

Новые материалы

мая 25 2017

Адвокаси Кэмп интеллектуальных и гражданских активистов 2017

Мир наизнанку. Параметры нового нормального   Аналитический центр «СТРАТЕГИЯ» Научно-исследовательский центр Мизеса Время: 21 июля (пятница) – 25 июля (вторник) 2017г. Место: комфортный пансионат на…

Подпишись на новости в Facebook!