Теория прав собственности Аннотация Ростислава Капелюшникова

Автор  28 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Одно из важнейших ответвлений неоинституционализма составляет экономическая теория прав собственности У ее истоков стояли два известных экономиста -- Р.Коуз и А.Алчиан. Большой вклад в ее последующую разработку внесли Й.Барцель, Г.Демсец, М.Дженсен, У.Меклинг, С.Пейович, Э.Фьюруботн, Г.Хансманн, О.Харт, С.Чен и др. Как самостоятельный раздел экономического анализа теория прав собственности сложилась в 60--70-е гг. 

Права собственности понимаются в ней санкционированные обществом нормы, регулирующие доступ к редким ресурсам. Понятие прав собственности напрямую связывается с центральной проблемой экономической науки -- проблемой редкости, так как их установление имеет смысл только по отношению к редким (ограниченным) ресурсам. Согласно имеющимся определениям, права собственности могут распространяться как на физические, так и бестелесные объекты (например, результаты интеллектуальной деятельности). При этом им приписывается поведенческое значение: действуя в качестве стимулов, они поощряют одни способы поведения и подавляют другие (через запреты либо повышение издержек). Подчеркивается также, что права собственности могут защищаться не только государством, но и другими социальными механизмами -- обычаями, моральными установками, религиозными заповедями.
Теория прав собственности исходит из представления, что любой акт обмена есть по существу обмен пучками правомочий. Такая трактовка предполагает, что чем шире набор правомочий, закрепленных за ресурсом, тем выше его ценность. К основным элементам пучка прав собственности обычно относят:
1) право на исключение из доступа к ресурсу других агентов;
2) право на пользование ресурсом;
3) право на получение от него дохода;
4) право на передачу всех предыдущих правомочий.
Необходимым условием эффективной работы рынка считается точное определение, или спецификация, прав собственности. Как указывают теоретики прав собственности, спецификация подталкивает экономических агентов к принятию наиболее эффективных решений: чем яснее определены и надежнее защищены права собственников, тем теснее оказывается связь между предпринимаемыми ими действиями и их благосостоянием. Обратное явление -- размывание прав собственности -- имеет место тогда, когда они неточно установлены и плохо защищены, либо подпадают по разного рода ограничения со стороны государства. Вместе с тем теория прав собственности признает, что никакие права не могут быть полностью определены и абсолютно надежно защищены, поскольку их спецификация не является бесплатной. Ее точность зависит поэтому от баланса выгод и издержек, связанных с установлением и защитой различных видов прав собственности.
Каналом, по которому они передаются, служат контракты. Это еще один ключевой термин теории прав собственности. Контракты фиксируют, какие именно правомочия и на каких условиях подлежат передаче. Согласно теории прав собственности, в которой разнообразные контрактные формы стали предметом активного изучения, выбор типа контракта диктуется соображениями экономии трансакционных издержек. Связь между понятиями прав собственности, трансакционных издержек и контрактных отношений раскрывает "теорема Коуза", образующая теоретический фундамент теории прав собственности и шире -- всего неоинституционального направления.

Теорема Коуза

Теорема, изложенная в статье Р.Коуза "Проблема социальных издержек" (1960 г.), считается классикой современной экономической мысли. Сам Коуз не стремился сформулировать в этой работе какую-либо общую теорему, выражение "теорема Коуза", равно как и ее первая строгая формулировка, принадлежат Дж.Стиглеру, хотя последний и основывался на коузовской статье.Теорема Коуза была направлена против неоклассической теории благосостояния, строившейся на идеях А.Пигу. К "провалам рынка" эта теория относила так называемые "внешние эффекты" (экстерналии), которые представляют собой побочные результаты любой деятельности, касающиеся не ее непосредственных участников, а третьих лиц, и которые могут быть как отрицательными (загрязнение воздуха), так и положительными (вакцинация от инфекционных заболеваний). Существование экстерналий вызывает расхождения между частными и социальными издержками (по формуле: социальные издержки равны сумме частных и экстернальных, то есть возлагаемых на сторонних лиц). Указания на эти расхождения служили для Пигу и его последователей теоретическим обоснованием государственного вмешательства в экономику. Они выступали за установление налогов на деятельность, вызывающую отрицательные внешние эффекты, и, наоборот, за субсидирование деятельности, сопровождающейся положительными внешними эффектами.
Теорема Коуза вскрыла несостоятельность такого упрощенного подхода к проблеме экстерналий. В ней утверждается: "если права собственности четко определены и трансакционные издержки равны нулю, то размещение ресурсов (структура производства) будет оставаться неизменным и эффективным независимо от изменений в распределении прав собственности". Тем самым предполагается, что в условиях нулевых трансакционных издержек (а именно из них неявно исходила неоклассическая теория) рынок способен справляться с внешними эффектами сам, без всякого вмешательства государства.
Это положение доказывалось Коузом на ряде примеров, частично условных, частично взятых из реальной жизни. Один из них, о расположенных по соседству земледельческой ферме и скотоводческом ранчо, наглядно иллюстрирует логику теоремы. Предполагается, что существует неогороженный участок, возделываемый фермером, куда может забредать скот его соседа. Предполагается также, что дополнительный доход хозяина ранчо от увеличения стада на одну единицу меньше дополнительных потерь от потравы, которые понесет при этом фермер. Следовательно, при принятии хозяином ранчо подобного решения структура размещения ресурсов оказалась бы неэффективной.
Однако из теоремы Коуза следует, что независимо от того, кому принадлежит право прохода через поля -- фермеру или владельцу ранчо -- неэффективное решение о выращивании дополнительной коровы не будет принято. Если правом не допускать прохода обладает фермер, у него будет возможность потребовать компенсацию, равную причиненному ущербу, и, сопоставив потери и выгоды, скотовод откажется от своего плана как явно убыточного. Но результат будет таким же, если по закону владелец ранчо не несет ответственности за потраву. Фермер предложит ему тогда "выкуп" за отказ от увеличения стада. Источником выкупа станет ожидаемый доход фермера, который больше того, что хозяин ранчо мог бы заработать на лишней корове. Подобная сделка будет отвечать интересам обеих сторон, так что урожай зерна и поголовье скота останутся такими же, как и в предыдущем случае.
Вывод Коуза заключался в том, что кому бы изначально ни принадлежало право собственности, в конечном счете оно окажется у агента, который ценит его выше. Как следствие, при любом распределении прав собственности структура производства будет оставаться неизменной и эффективной. Когда закон не запрещает заключать сделки по поводу внешних эффектов, "провалов рынка" не происходит и государство лишается оснований для вмешательства с целью корректировки рыночного механизма.
Из теоремы Коуза вытекали важные теоретические и практические выводы. Во-первых, она позволила полнее раскрыть экономический смысл прав собственности. Согласно Коузу, внешние эффекты возникают только тогда, когда права собственности недоопределены. Когда они четко специфицированы, все экстерналии "интернализуются" (внешние издержки становятся внутренними). Отсюда следовало, что путь к преодолению внешних эффектов лежит через создание прав собственности на них. Во-вторых, теорема Коуза выявила ключевое значение трансакционных издержек. Когда они высоки, распределение прав собственности перестает быть нейтральным фактором и начинает влиять на эффективность и структуру производства. В-третьих, она продемонстрировала, что ссылки на внешние эффекты -- недостаточное основание для государственного вмешательства. В случае низких трансакционных издержек такое вмешательство излишне, в случае высоких далеко не всегда оправданно: поскольку действия государства также не обходятся без издержек, лечение может быть хуже самой болезни.
Теорема Коуза породила обширный поток литературы, посвященной ее критике и защите. Впоследствии под нее были подведены более строгие математические доказательства, а в ее формулировку внесены важные уточнения и дополнения. Неоднократно предпринимавшиеся попытки опровергнуть теорему Коуза были недостаточно убедительны, она получила не только теоретическое, но и экспериментальное подтверждение. Идеи Коуза оказали глубокое и разностороннее влияние на развитие экономической теории. Статья "Проблема социальных издержек" стала одной из наиболее цитируемых работ по экономике, опубликованных в послевоенный период, выводы из нее начали проникать в судебную и законодательную практику многих стран (ссылки на теорему Коуза содержатся в целом ряде решений окружных, апелляционных и даже в одном решении Верховного суда США).

Анализ альтернативных систем собственности

Важное место в теории прав собственности принадлежит сравнительному анализу различных правовых режимов. Ею были выделены три основных системы прав собственности -- частная, общедоступная и государственная. В условиях частной собственности все, кроме собственника, исключены из доступа к ресурсу: он сам решает, как использовать и на каких условиях передавать имеющиеся у него правомочия. При системе общедоступной собственности доступ открыт всем, но так как предложение большинства ресурсов ограничено, в действие обычно вступает принцип "первым занял, первым воспользовался". В рамках системы государственной собственности доступ к ресурсам регулируется исходя из коллективных интересов общества. Наибольший интерес исследователей вызвал вопрос о сравнительной эффективности различных правовых режимов.
В теории прав собственности ни одна из них не наделяется какими-либо абсолютными преимуществами. Система частной собственности, как утверждается, обеспечивает наиболее тесную связь между решениями экономических агентов и получаемыми ими результатами; приучает их к дальновидности, заставляя учитывать отдаленные последствия предпринимаемых действий; поощряет нововведения и эксперименты (поскольку собственникам не нужно испрашивать разрешения на нестандартное использование принадлежащих им ресурсов); способствует -- благодаря свободе обмена -- перемещению ресурсов к тем агентам, которые ценят их выше и способны распорядиться ими лучше других; позволяет собственникам специализироваться в реализации только тех частичных правомочий, где их производительность выше (как, например, в корпорациях, где менеджерам принадлежит право на управление, тогда как акционерам право по распоряжению капитальными активами). Однако из-за высоких издержек спецификации она не поддается распространению на все ресурсы. Система общедоступной собственности требует минимальных издержек по ее поддержанию и препятствует образованию искусственных монополий, но подрывает основы благосостояния общества из-за так называемой "трагедии общедоступности" (tragedy of commons), суть которой заключается в нещадной эксплуатации и быстром истощении ресурсов с открытым доступом (эрозия почв, пробки на автотрассах, истребление популяций ценных животных и т. п.). Государственная собственности оказывается необходима при производстве многих общественных благ (таких как оборона и правопорядок), но порождает серьезные потери в эффективности из-за вытеснения добровольных форм сотрудничества принудительными, политизации процесса принятия решений, слабости контроля со стороны собственников-налогоплательщиков за действиями агентов, управляющих ресурсами общества от его имени.
Это, по мнению, теоретиков прав собственности помогает понять, почему практически в любой экономике встречаются элементы всех трех систем. Вместе с тем их соотношение постоянно меняется в зависимости от характера экономического и социального развития. Согласно теории прав собственности, в замкнутом, однородном, технологически статичном обществе издержки организации экономики на принципах, характерных для системы государственной собственности, могут быть достаточно невелики, но стремительно нарастают по мере расширения масштабов экономической деятельности, ускорения технических изменений, усложнения информационной среды. В результате она приходит к выводу, что чем сложнее общество, тем важнее для его процветания и просто выживания становится институт частной собственности.

Проблема собственности на фирму

Важная теоретическая проблема, поднятая теорией прав собственности, состояла в необходимости дать объяснение многообразию существующих в современной экономике деловых организаций. Ключом к ее решению стал анализ внутреннего распределения прав собственности в фирмах разного типа.
Общее определение собственности на фирму было дано А.Алчианом и Г.Демсецем. Согласно этому определению, владелец фирмы обладает пучком прав из пяти элементов. Во-первых, он имеет право на остаточный доход, то есть доход за вычетом контрактного вознаграждения всех остальных факторов. Во-вторых, он наделен правом контролировать поведение других участников. В-третьих, он выступает центральной стороной-принципалом, с которым владельцы всех остальных факторов заключают контракты. В-четвертых, у него есть право менять членство в "команде" (то есть право на найм и увольнение). И, наконец, он имеет право на продажу всех перечисленных полномочий. К числу основных выгод подобной структуры правомочий А.Алчиан и Г.Демсец отнесли закрепление за центральным агентом (собственником) права на остаточный доход. Это создает для него мощный стимул к эффективному управлению фирмой, побуждает организовывать действенный контроль за работой других участников.
Более компактное определение было предложено позднее С.Гроссманом и Г.Хартом, которые свели собственность на фирму к двум ключевым правомочиям -- праву на остаточный доход и праву на принятие остаточных решений. Из-за высоких трансакционных издержек контракты, оформляющие наиболее важные и сложные сделки, оказываются неполными, так как лишь небольшая часть будущих решений -- кто что должен делать при наступлении тех или иных событий -- поддается точной спецификации. Право на принятие решений, специально не оговоренных в контракте, характеризуется как остаточное. По сути речь идет о праве отдавать приказы прочим участникам "команды" -- в пределах, установленных законом и заключенными контрактами. Соответственно, носитель остаточных прав определяется как собственник фирмы.
Такая трактовка допускает возможность существования чисто арендных предприятий, где собственник не владел бы ни одним из производственных факторов, а все они привлекались им на арендной основе (денежные ресурсы -- путем банковских кредитов, оборудование -- путем лизинга и т. д.). Это подразумевает, что владение фирмой неправомерно отождествлять с обладанием каким-либо ресурсом (например, средствами производства, как в марксистской теории), а следует рассматривать как собственность на определенную комбинацию, обеспечивающую сведение всех необходимых факторов воедино. В то же время, как подчеркивают теоретики прав собственности, чисто арендные предприятия были бы связаны с непомерно высокими трансакционными издержками и поэтому практически не встречаются в реальной жизни. Обычно остаточные права прикрепляются к собственности на какой-либо ресурс, поставщик которого и становится владельцем фирмы.
Теорией прав собственности была выработана типология организационных форм, строящаяся в зависимости от того, какой категории агентов принадлежат остаточные права. В корпорациях их носителями выступают инвесторы, в потребительских и сбытовых кооперативах -- потребители и поставщики, в фирмах, контролируемых работниками, -- персонал, в предприятиях, находящихся в общественной собственности, -- государство. Особый случай представляют неприбыльные организации, где право на получение остаточного дохода вообще отсутствует.
Признание множественности форм деловых предприятий привело к постановке вопроса о факторах, обусловливающих сосредоточение остаточных прав у разных категорий агентов. Объяснение, завоевавшее наибольшее признание (среди его сторонников А.Алчиан, Б.Клейн, О.Уильямсон и др.), состоит в том, что собственниками фирмы становятся владельцы наиболее специфических для нее ресурсов (подробнее об этом см. статьи Теория трансакционных издержек и Теория человеческого капитала). Поскольку ценность таких ресурсов в пределах фирмы выше, чем где-либо вне нее, их владельцы оказываются сильнее других заинтересованы в успехе ее деятельности и готовы платить более высокую цену за обладание связанными с нею остаточными правами. Специфические для фирмы активы могут быть представлены и физическим капиталом (как в "классической" капиталистической фирме), и человеческим капиталом (как это происходит в адвокатских конторах, рекламных, инжиниринговых, компьютерных и т. п. фирмах), и поставляемым сырьем (снабженческие кооперативы), и клиентской базой (потребительские кооперативы).
Более общий подход разработан Г.Хансманном. По его мнению, трудности, возникающие в связи со специфическими активами, являются важной, но не единственной причиной, объясняющей многообразие типов деловых организаций. Есть два пути вовлечения производственных факторов в деятельность фирмы -- либо они должны быть ее собственностью, либо их услуги должны приобретаться на рынке у других фирм. Однако оба они могут порождать значительные издержки. К издержкам собственности Г.Хансманн отнес издержки, связанные с созданием новых фирм, риском, падающим на собственников, обеспечением контроля за менеджерами и выработкой коллективных решений (когда фирма находится в групповой собственности). Источниками издержек рыночной контрактации он считает монопольные преимущества кого-либо из партнеров, высокую степень неопределенности, характерную для долгосрочных контрактов, информационную асимметрию и связанную с ней опасность стратегического поведения, угрозу "вымогательства" в случае значительных специфических инвестиций, трудности выявления и согласования предпочтений при множественности участников сделки, негативные последствия отчуждения, возникающие при использовании наемного труда. Согласно Г.Хансманну, собственниками фирмы (носителями остаточных прав) становятся агенты, способные обеспечить минимизацию суммарных издержек собственности и рыночной контрактации. В зависимости от конкретных условий ими могут быть инвесторы, работники, поставщики или потребители.
Анализ деловых организаций с точки зрения распределения прав собственности внутри них выявил существование особого рынка, на котором развертывается конкуренция между разными типами фирм. Конкуренция между ними может быть косвенной и выражаться в борьбе за привлечение и удержание в "команде" наиболее производительных участников, но может быть и прямой, когда одни фирмы пытаются захватывать (поглощать) другие. Поскольку преимущества любого типа организаций могут сводиться на нет условиями, преобладающими в других секторах, какие-то сегменты экономики оказываются заселены в основном корпорациями, какие-то -- партнерствами, какие-то -- кооперативами и т. д. Для всех отыскиваются ниши, где их преимущества в наибольшей мере перевешивают недостатки. Такой подход позволил показать, что выбор форм собственности является не случайным, а диктуется соображениями эффективности и зависит от возможностей обеспечивать экономию трансакционных издержек.
Изучение взаимосвязи прав собственности с трансакционными издержками, характеристика сравнительной эффективности различных правовых режимов, анализ разнообразных организационных форм исходя из особенностей распределения правомочий внутри них стали признанными достижениями теории прав собственности. Сделав предметом исследования взаимодействие экономической и правовой систем общества, она существенно обогатила современную экономическую науку. Литература:
•    Alchian, Armen A. Economic forces at work. Indianapolis, 1977;
•    Barzel, Yoram. Economic analysis of property rights. Cambridge, 1989;
•    Coase, Ronald H. The firm, the market, and the law. Chicago and London, 1988;
•    De Alessi, Louis. The economics of property rights: a review of evidence. -- "Research in Law and Economics", 1980, vol. 2;
•    Demsetz, Harold. Efficiency, competition, and policy, vol. I-II. Oxford, 1988;
•    The economics of property rights, ed. by Furubotn, Eirick G., and Pejovich, Svetozar. Cambridge, 1974;
•    Hansmann, Henry The ownership of enterprise. Cambridge, 1996;
•    Hart, Oliver. Firms, contracts, and financial structure. Oxford, 1995;
•    Libecap, Gary D. Contracting for property rights. Cambridge, 1989;
•    Williamson, Oliver E. The economic institutions of capitalism: firms, markets, relational contracting. N. Y., 1985.
Переводы:
•    Коуз Р. Фирма, рынок и право. М., 1993;
•    Уильямсон О. Экономические институты капитализма. СПг., 1996.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!