Производство: структура

Автор  28 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Идеальные конструкции конечного состояния покоя равномерно функционирующей экономики
Единственный способ изучения проблемы деятельности – это представить, что в конечном счете деятельность стремится к такому положению дел, в котором больше не будет деятельности, то ли потому, что любое беспокойство будет устранено, то ли потому, что дальнейшее устранение беспокойства невозможно. Таким образом, деятельность ведет к состоянию покоя, к отсутствию деятельности.
Соответственно, теория цен анализирует межличностный обмен с этой точки зрения. Люди продолжают обмениваться до тех пор, пока дальнейший обмен не становится невозможным, поскольку от нового акта обмена ни одна из сторон не ожидает улучшения своего состояния. Сделки более не заключаются. Возникает состояние покоя. Это состояние покоя, которое мы можем назвать простым состоянием покоя, не является идеальной конструкцией. Оно наступает и проходит снова и снова.
В простом состоянии покоя мы обращаем внимание только на то, что происходит прямо сейчас, но не то, что случится позже. Теперь мы можем обратить внимание на факторы, которые спровоцируют тенденцию ценовых изменений. Мы попытаемся выяснить, к какой цели должна привести эта тенденция, прежде чем все ее движущие силы будут исчерпаны и возникнет новое состояние покоя. Цена, соответствующая этому будущему состоянию называется конечной ценой и, соответственно, можно говорить о конечном состоянии покоя. Конечное состояние покоя является идеальной конструкцией, а не описанием реального мира, поскольку оно никогда не будет достигнуто. Прежде чем оно будет достигнуто, возникнут новые возмущающие факторы.
 

Важно, что изменения факторов, влияющих на цены, не обладают мгновенным действием. Любое изменение на рынке происходит через серию событий, происходящих последовательно. Мы знаем наверняка, что какое-то время должно пройти, хотя и не знаем в точности его продолжительность.
Идеальная конструкция конечного состояния покоя характеризуется особым вниманием к изменениям во временной последовательности событий. В этом отношении она отличается от идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики, которая характеризуется устранением влияния изменения исходных данных и фактора времени.
Такая экономика представляет собой фиктивную систему, в которой рыночные цены совпадают с конечными целями. Здесь нет места изменениям цен: существует их абсолютная стабильность. Одни и те же рыночные сделки повторяются вновь и вновь. Товары высших порядков в одном и том же количестве проходят через одни и те же этапы обработки пока, наконец, не попадут в руки потребителей и не будет потреблены. Рыночная информация не меняется .Сегодня не отличается от вчера, а завтра не будет отличаться от сегодня. Система находится в постоянном движении, но всегда остается в одной и той же точке. Простое состояние покоя постоянно нарушается, но мгновенно восстанавливается на одном и том же уровне. Все движущие силы, включая и те, которые вызывают нарушение простого состояния покоя, постоянны.
Такая конструкция важна для освещения единственной проблемы: проблемы соотношения цен на продукцию и требующихся для ее производства факторов, а также содержащейся в ней проблем предпринимательства и прибылей и убытков.
Соответственно, при отсутствии изменений мы можем выявить два периода: 1) период перехода к равномерному функционированию; и 2) сам период равномерного функционирования.
Необходимо подчеркнуть, что равномерное функционирование (равновесие) является результатом, хотя и недостижимым, рыночной деятельности, но не ее предпосылкой. Однако многие авторы, например, заключали, что т.к. в равномерно функционирующей экономике сумма предпринимательских прибылей равна нулю, то такое равенство должно быть условием нормальной рыночной деятельности.
Описанное состояние равномерного функционирования мы не можем довести до конечных логических следствий т.к. по сути оно предполагает отказ от сознательной деятельности и существование исключительно автоматических реакций.
Кроме того, равномерно функционирующая экономика не совместима с существованием денег т.к. деньги приносят пользу  и хранятся только потому, что они более обмениваемы, чем другие блага. В мире же, где цены и спрос постоянен, деньги окажутся излишними. Люди предъявляют спрос на них из-за того, что они гарантируют более легкое нахождение рынка для различных товаров и из-за неопределенности предпочтений человека в ближайшем будущем. Если бы каждый, например, знал свои расходы в ближайшем будущем, а это предполагает конструкция равномерного функционирования, то не было бы смысла в хранении остатков наличности. Они бы инвестировались и возвращались в строго необходимое время. Но, если никто не будет желать иметь остатки наличности, то не будет ни денег, ни денежных цен.

Структура производства: мир специфичных факторов

Важным вопросом для понимания процесса производства является специфичность факторов. Специфичным фактором называется такой фактор, который пригоден для производства только одного продукта. Абсолютно неспецифичным факторов можно назвать фактор, который одинаково подходит для производства всех возможных продуктов. Очевидно, что все факторы не могут быть абсолютно неспецифичными т.к. в этом случае они были бы взаимозаменяемы и был бы нужен только один фактор. Но, как мы уже отмечали, человеческая деятельность предполагает использование более чем одного фактора. Даже существование одного абсолютно неспецифичного фактора невообразимо, если мы определим пригодность для производства в терминах ценности. Поэтому основным делением можно считать следующее: 1) специфичные факторы; и 2) неспецифичные факторы разной степени пригодности для различных производств.
Теперь представим мер, где каждое благо производится с помощью некоторых специфичных факторов. В этом мире каждый человек, каждый кусок земли, каждое капитальное благо будут связаны с производством только одного блага. Не будет существовать альтернативных использований любого блага в разных отраслях производства и, следовательно, не будет существовать или почти не будет никакой «экономической проблемы». Конечно, потребители все еще будут решать задачу распределения редкого блага – денежного дохода между благами, а работники – сколько времени потратить на работу и сколько на отдых.
Теперь мы проанализируем, каким образом денежная выручка вменяется владельцам отдельных факторов производства. Сначала сделаем допущение относительно собственности на потребительский товар до его продажи. Очевидно, что именно собственники товара являются непосредственными получателями выручки от его продажи. Здесь возможны два варианта: 1) все собственники факторов совместно владеют продуктов; и 2) собственники факторов продают факторы кому-то еще, кто и становится собственником продукта.

Совместное владение продукта владельцами факторов

Рассмотрим сначала случай совладения товара владельцами факторов. Очевидно, что конкретное распределение выручки будет зависеть от договоренности владельцев факторов. Причем, любой результат этой договоренности будет приемлемым в том смысле, что будет предполагать улучшение положения всех заинтересованных сторон.
Однако, положение владельцев труда и земли, с одной стороны, и владельцев капитала, с другой, существенно отличается. Первые являются конечными получателями выручки, а последние должны предварительно вознаградить те факторы, которые были задействованы для производства данного капитального блага.
При этом, в рамках нашего допущения о совладении никто не будет получать вознаграждения в качестве владельца капитального блага т.к. очевидно, что каждое благо было получено из земли и труда и находится в совладении собственников соответствующих факторов.
Важно заметить, что любой процесс производства требует времени и, чем сложнее данный процесс, тем большее время он предполагает. Поэтому в это время владельцы всех факторов должны работать без вознаграждения, в ожидании будущего дохода.

Владение продукта капиталистами

Теперь рассмотрим ситуацию, когда владельцы факторов не владеют конечным продуктом. Такое может произойти, если индивид или группа совместно действующих индивидов могут в настоящем заплатить деньги владельцам труда и земли, покупая услуги этих факторов. Факторы, таким образом, будут работать и производить продукт, принадлежащий новому классу владельцев продукта.
Вклад этих владельцев продукта или «капиталистов» в производство состоит в том, что они сберегают и ограничивают свое потребление вместо владельцев земли и труда. Таким образом, они избавляют владельцев факторов от ожидания будущего вознаграждения и соответствующей неопределенности будущего. Или, другими словами, они обменивают настоящие блага на будущие.
Очень часто капиталистов называют также предпринимателями. Однако они являются такими только в реальном мире неопределенности. В равномерно функционирующей экономике, где все рыночные действия бесконечно повторяются и, следовательно, нет неопределенности предпринимательство исчезает. Однако, капиталисты в равномерно функционирующей экономике будут продолжать существовать. Даже если конечная выручка и потребительский спрос заранее известны, капиталисты все еще могут обеспечивать настоящие блага владельцам факторов и освобождать из от бремени ожидания производства и продажи будущих благ.
Таким образом, в году 1 предприниматель покупает будущие блага, например, за 95 рублей и продает трансформированные продукты в году 2 за 100 рублей, когда они станут настоящими благами. Эта разница возникает из универсального фактора временных предпочтений т.е. товар сегодня ценнее, чем товар потом.
В денежной экономике, где деньги участвуют во всех или почти во всех сделках, дисконт для будущих благ по сравнению с настоящими выражается в терминах денег. Это происходит из того, что деньги, с одной стороны, являются настоящим благом, а с другой - требования будущих благ почти всегда выражаются в деньгах.
При том, что факторы производства в рамках наших допущений были абсолютно специфичными, сберегающие деньги капиталисты свободны покупать факторы для любого вида производства. Следовательно, деньги как общее средство обмена, очевидно, неспецифично. Капиталисты будут инвестировать деньги в производство, которое обеспечит наибольшую норму отдачи.
В равномерно функционирующей экономике норма отдачи установится одинаковой для всех видов производства т.к. разница в нормах отдачи привела бы к изменению направлений инвестирования средств. В такой экономике нет неопределенности и норма отдачи является чистой ставкой обмена между настоящими и будущими благами. Эта норма отдачи называется ставкой процента.
Это приводит к важному выводу о том, что процент не является платой за капитал. Капитал не является самостоятельным фактором производства, но является порождением земли, труда и времени. Соответственно, капитал не может порождать процентный доход. Владельцы капитала получают доходы не в качестве владельцев капитала, но в качестве покупателей будущих благ, обменивающих их на настоящие блага для владельцев факторов производства. Именно этот временной элемент, а не самостоятельная продуктивность капитала порождает процентный доход.

Участники производственной цепочки

В описании вменения дохода владельцам факторов мы можем использовать термины «предприниматель», «капиталист», «землевладелец», «рабочий» и «потребитель». В экономической теории, однако, они не являются живыми людьми, которых можно встретить в реальной жизни и истории. Они представляют собой исключительно воплощение отдельных функций в рамках функционирующего рынка.

Первоначальная ставка процента

Временное предпочтение является категорией, присущей любому человеческому действию. Временное предпочтений проявляет себя в феномене первоначального процента, т.е. скидки на будущие блага по сравнению с настоящими.
Процент не является просто процентом на капитал. Это не просто особый вид дохода, извлекаемый из использования капитальных благ. Он связан со всем процессом производства и продажи, в ходе которых доход от продажи потребительских товаров распределяется между различными комплиментарными факторами, участвовавшими в производстве. Так как потребительские товары являются настоящими благами, в то время как производственные ресурсы представляют собой средства производства будущих благ, и настоящие блага ценятся выше, чем будущие блага того же вида и количества, то распределяемая сумма даже в идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики меньше настоящей цены соответствующих потребительских товаров. Эта разница и является первоначальными процентом. Она не связана конкретно ни с одним из трех классов факторов производства.
Ставка процента в силу своей временной природы определяет и временную структуру производства т.е. соотношения между более близкими к потребителю этапами производства и более далекими.
Прежде всего, заметим, что временные предпочтения определяют размеры потребления и сбережения. Чем меньше потребления в настоящем, тем больше потребительских благ сможет в будущем произвести экономика.
Однако, как мы заметили, ставка процента будет определять не только размер сбережений, но и структуру их использования. Неспецифичный характер денег в производстве делает ставку процента единой как для производства отдельных видов благ (горизонтальная структура производства), так и для отдельных стадий производства каждого товара (вертикальная структура производства).
Распределение между различными этапами производства в равномерно функционирующей экономике выглядит следующим образом: на каждой более далекой от потребителя стадии производства капиталисты получают доход, полученный «более близкими» капиталистами за вычетом первоначальной ставки процента. Другими словами, капиталисты второго уровня предоставляют будущие блага капиталистам первого уровня в обмен на настоящие блага, и предоставляют настоящие блага капиталистам третьего уровня в обмен на блага будущие.
Важно заметить, что несмотря на то, что в денежной экономике потребления, сбережения и инвестиции выражаются в деньгах, они не являются денежными феноменами. Во всех случаях речь идет о различных путях использования различных ресурсов для производства либо настоящих, либо будущих благ.

Литература

Мизес. Людвиг. Человеческая деятельность. - М: Экономика, 2000. Стр. 231-237, 238-241, 489-501
Garrison R, Time and Money: The Macroeconomics of Capital Structure, London: Routledge, 2001 (http://www.auburn.edu/~garriro/tam.htm),  а также "Time and Money: The Universals of Macroeconomic Theorizing," Journal of Macroeconomics, vol. 6, no. 2 (Spring), 1984, pp. 197-213. (http://www.auburn.edu/~garriro/b6time.htm)
Rothbard, Murray N. Man, Economy, and State, 2 vols., Los Angeles: Nash Publishing, 1970; Auburn, AL: Ludwig von Mises Institute, 1993. pp 273-386
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!