Критика неоклассической теории монополии

Автор  28 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Неоклассическая парадигма постулирует существование ряда «провалов рынка». Наиболее важными из них называются монополии, внешние эффекты, асимметричная информация, общественные блага. Каждый их указанных эффектов предполагает или может предполагать определенные действий для их устранения. Таким образом, данные темы являются «политико-образующими».  

С другой стороны, каждая из указанных проблем основывается на определенном отступлении от первоначально заявленных методологических принципов. Так, теория монополий использует кардиналистские представления о полезности, апологеты «исправления» внешних эффектов не учитывают стоимость такой политики – отвлечение ресурсов из других прибыльных проектов , сторонники общественных благ неявно отступают от субъективной теории ценности. Формальные признаки общественного блага, например, легко находятся у атомной бомбы – неделимость, неисключаемость, нулевые предельные издержки. Таким образом, эти темы можно отнести к «провалам теории».Основываясь на указанных выше соображениях – политико-образующем характере тем и существовании «провалов» теории мы попытаемся реконструировать последовательную теоретическую позицию на примере теории монополий.

Монополия и конкуренция

Для того чтобы лучше понять суть проблемы монополии ниже мы рассмотрим ее предполагаемую противоположность – конкуренцию.
Для обыденного человека термин конкуренция, несомненно, выражает понятие о людях, энергично конкурирующих друг с другом, каждый из которых старается в своей деятельности опередить своих соперников. Суть этой идеи состоит в осведомленности о том, что делают твои соперники и в сознательных усилиях сделать что-то отличное и лучшее. (Кирцнер, 2001)
В рамках неоклассической теории термин «конкуренция» имеет совершенно отличный, даже противоположный, смысл. Здесь конкуренция означает отсутствие всякой деятельности, принятие решений на основе заданных рыночных данных, известных всем в одном и том же виде.
Неоклассическое понимание конкуренции дает основу для определения монополии, как фирмы с наклонной кривой спроса, которая ассоциируется с наличием «рыночной власти». Разумеется, для того, чтобы фирма признавалась монополистом, устанавливаются определенные критерии, связанные с наклоном этой кривой.
Такое понимание конкуренции и монополии родилось в результате исследований Курно, которого интересовали результаты конкуренции в отличие от самого процесса конкуренции. В рамках данного эссе нет возможности обратиться к истории экономической мысли для выяснения, почему именно такое понимание конкуренции стало общепринятым. Однако заметим, что практической проблемой, лежащей в основе исследований конкуренции является не то, как ресурсы должны быть распределены, если бы информация была совершенна и потребительские предпочтения постоянны и все остальное было  бы известным всем и постоянным, а то, как конкурентный процесс открытия и приспособления соотносит ожидаемые спрос и предложение в мире несовершенной информации. (Кирцнер, 2001)
Убрать же разницу в ожиданиях, изменения во вкусах, несовершенство информации – означает ликвидировать большинство реально существующих рыночных проблем. (Armentano, 1989) Стремление заставить фирмы вести себя в соответствии с «законами совершенной конкуренции» аналогично предложению не чистить зубы, основываясь на идеальной модели «мира Блендамеда» с уже почищенными зубами.
Более того, сама конструкция «совершенной конкуренции» предполагает многочисленные внутренние противоречия.
Например, представление о возможности горизонтальной индивидуальной кривой спроса, соответствующей ситуации совершенной конкуренции.
В реальном мире не существует «бесконечно малых» изменений количества или цены. Любые изменения происходят дискретным образом. Например, если продавец решил продать дополнительное количество товара, то это значит, что объем предложения товара на рынке увеличился, и чтобы покупатели изменили свое поведение – увеличили закупки – необходимо, чтобы цена несколько снизилась. Неизменная цена в этом случае логически невозможна.
Есть и собственно математические возражения против существования горизонтальной индивидуальной кривой спроса. В частности, суммарная (агрегированная) кривая спроса на товар должна получаться путем горизонтального суммирования индивидуальных функций спроса всех продавцов: то, что могут по данной цене продать все продавцы вместе равно сумме того, что может продать каждый из них. Однако, никаким суммированием «горизонтальных индивидуальных функций спроса агрегированную кривую спроса получить нельзя. Более того, «горизонтальная индивидуальная функция спроса» вообще не является функцией в математическом смысле, т.к. для функций спроса независимой переменной является цена, и получается, что для одного из значений независимой переменной имеется бесконечно много значений зависимой переменной.
Таким образом, представление о горизонтальной (абсолютно эластичной) индивидуальной функции спроса является внутренне противоречивым и не может быть основой никакой теории. Одного этого достаточно для признания неоклассической теории монополии (НТМ) полностью необоснованной. (Кузнецов, 2001)
Перед тем как перейти к более подробному изложению теории монополии и ее критическому анализу мы еще раз обозначим, что понимаем конкуренцию как процесс в рамках которого одни агенты вырываются из рутины, применяют новаторские методы (шумпетеровское «созидательное разрушение»), а другие – копируют новаторские находки первых. Нарушение конкуренции при таком понимании состоит в препятствиях для новаторства и копирования.

Неоклассическое представление общественных издержек от монополии

В рамках неоклассической парадигмы состояние равновесия в условиях совершенной конкуренции сравнивается с ситуацией, когда фирма обладает монопольной властью, т.е. имеет наклонную индивидуальную кривую спроса (рис. 1). При этом цена (PM) устанавливается на уровне более высоким, чем предельный доход и предельные издержки. НТМ утверждает, что эта ситуация хуже с точки зрения эффективности, чем совершенная конкуренция, так как в этом случае:
-    цена устанавливается на уровне более высоком, чем при совершенной конкуренции (PC), когда она всегда равна предельным издержкам;
-    средние издержки фирмы выше потенциального минимума даже при условии свободного входа на рынок, когда прибыль в ситуации равновесия устанавливается равной нулю (случай, показанный на рис.1).
Для иллюстрации относительной экономической эффективности монополии и совершенной конкуренции, а также для анализа эффективности антимонопольных мер часто используется т.н. «треугольник общественных потерь» (welfare-loss triangle).
На диаграмме площадь треугольника ABC представляет общественные потери: при переходе от конкурентного (QC) к монопольному (QM) уровню выпуска потребители теряют часть продукции, за которую они были бы готовы заплатить цену, определяемую кривой спроса (эти потери равны площади трапеции QMAСQC ; в то же время производитель избегает издержек в сумме QMBCQC . (Harberger, 1954)
Возникновение монополии в смысле данного определения ведет к «потерям общественного благосостояния». Ситуация совершенной конкуренции рассматривается как «нулевой уровень», «точка отсчета» для величины потерь, т.е., эталон экономической эффективности.
Отсюда делается вывод, что любое отклонение от условий модели совершенной конкуренции приводит к монополизму и к снижению эффективности (благосостояния). К числу таких отклонений от эталона относятся, например, уменьшение численности фирм, слияния и поглощения, дифференциация товаров, «асимметрия информации» в результате рекламы и другие приемов маркетинга и т.д.
Данный факт объявляется достаточным основанием для государственного вмешательства с целью уменьшения общественных потерь (увеличения экономической эффективности). Разные меры регулирования должны иметь общей целью максимальное приближение рыночной ситуации к совершенной конкуренции. (Кузнецов, 2001)

Критический анализ неоклассического аппарата измерения издержек от монополии

Спрос

В НТМ кривая спроса принимается как некоторая данность, которая объективно существует и может быть оценена внешним наблюдателем, по крайней мере, в принципе.
В реальности же «кривая спроса» представляет собой набор гипотетических альтернатив. Ее точки отвечают на вопрос: «Предположим, что при прочих равных условиях цена изменилась и стала не P1, а P2. Сколько товара при этом покупатели захотели бы приобрести?» Реализуется же только одна точка «кривой спроса», остальные никогда не осуществляются и поэтому не могут быть оценены. Те кривые, которые специалисты по эконометрике строят на основе реализовавшихся рыночных сделок, не имеет никакого отношения к кривым, изображенным на диаграммах НТМ. Иными словами, кривых спроса в смысле НТМ не существует.
В реальности индивидуальная кривая спроса представляет собой особый язык представления предпринимательских ожиданий относительно будущего, включая ожидаемые последствия действий самого предпринимателя. Однако, это не единственно возможный язык; на практике применяются и другие («теория бизнес планирования» по сути, есть описание и построение таких языков); однозначный перевод на язык кривых спроса и последующие оценки «экономической эффективности» вряд ли возможны.
Индивидуальная кривая спроса отражает оценки предпринимателем неопределенного будущего (ожидания). Поэтому даже в случае большого количества мелких продавцов индивидуальная кривая спроса может существенно отклоняться от горизонтальной (абсолютно эластичной), например, в случаях, когда продавец ожидает реакции других продавцов на изменение количества предлагаемого им на продажу товара. (Кузнецов, 2001)
Понимание оценочного характера кривой спроса показывает, что любое решение внешнего наблюдателя носит не объективный, а исключительно субъективный характер, т.е. основано на частных ожиданиях такого лица (чиновника или, например) судьи. Однако данные лица не имеют сравнительного преимущества в определении реакции потребителей на изменение цены т.к. они не назначаются на основе их способности делать это. (Block, 1995)

Издержки

Неоклассическая теория под издержками подразумевает издержки, связанные с принятием решения (действием) т.е. полезность наиболее ценной из альтернатив, которая оказалась нереализованной вследствие принятого решения (произведенного действия). Таким образом, издержки: а) субъективны; б) относятся к конкретному действию; в) в момент принятия решения (осуществления действия) относятся к будущему, т.е. являются ожидаемыми издержками.
Однако, неоклассическая экономика непоследовательна в применении концепции альтернативных издержек. В частности, НТМ рассматривает издержки фирмы как объективно заданную величину, равную денежным затратам на факторы производства и выплату процентов. Предполагается, что эта величина может быть измерена сторонним наблюдателем.
В реальности издержки продавца могут существенно отличаться от «объективно измеримой» величины («бухгалтерских издержек»). Например, продавец может сократить объемы продаж с QS до QM для того, чтобы направить высвободившиеся ресурсы в ту сферу производства, где он ожидает получить гораздо большую выгоду (т.е., в производство товаров, более желанных для потребителей). НТМ утверждает, что он получит монопольную прибыль, т.к. его средние издержки будут меньше валового дохода. Однако действительные издержки продавца гораздо выше тех, которые показывает кривая AC, т.к. они включают упущенную выгоду от производства другого товара. Иными словами, индивидуальная кривая средних издержек проходит гораздо выше, и никакой «монопольной прибыли» может и не быть. Причем у внешнего наблюдателя нет никаких возможностей «объективно выяснить», какова же действительная кривая издержек. (Block, 1995)
Как и в случае индивидуальной кривой спроса, индивидуальной кривой издержек в смысле НТМ не существует. Ex ante они всегда ниже цены т.к. продажа – первая лучшая альтернатива, а издержки –вторая. При этом сама связь между издержками и ценой носит не прямой, а обратный характер т.е. издержки зависят от цен товаров. То, что требуется для процесса производства (станки, ресурсы) ценны не сами по себе, а тем, что способствуют появлению чего-то, ценимого потребителем. (Rothbard, 1993).

Полезность

Третья теоретическая проблема, связанная с НТМ – это то, что любые оценки «общественных» потерь или выгод основана на неявном суммировании индивидуальных полезностей потребителей и производителей. Данная операция незаконна даже в рамках теоретических оснований самой же неоклассической экономической теории (ординалистская теория полезности).
Например, при отождествлении «общественных потерь» с площадью треугольника ABC на рис.2 предполагается, что:
а) индивидуальные полезности потребителей, отказавшихся от покупки единиц товара при повышении цены, в точности равны значениям цены, задаваемым индивидуальными кривыми спроса этих потребителей, из которых складывается агрегированная кривая D;
б) эти полезности задаются в одних и тех же единицах и могут суммироваться, а также умножаться на переменную размерности «количество товара», что делает возможным операцию интегрирования.
В реальности кривая спроса D означает лишь то, что для покупателей, отказавшихся от покупки дополнительных единиц товара, индивидуальные полезности этих единиц меньше, чем полезности соответствующих сумм денег. То есть, кривая спроса –это функция нижних оценок, интегрирование которой не дает никаких данных о «суммарной полезности». (Кузнецов, 2001)

Невозможность отличить монополиста от немонополиста

Выше мы рассмотрели некоторые недостатки аналитического аппарата, применяемого в рамках НТМ. В рамках данного раздела мы обратим внимание еще на несколько серьезных неувязок, относительно роли производства в человеческой деятельности.
Ряд авторов последовательно развивали доктрину «суверенитета потребителей», суть которой состоит в том, что именно потребители определяют, что именно должно предлагаться к продаже продавцами. Такое утверждение совершенно верно в дескриптивном (позитивном) смысле с теми важными оговорками, которые будут сделаны чуть ниже. Однако при неправильном понимании ведет к серьезным проблемам при нормативном ее применении.
Суть оговорки состоит в том, что слова продавец и потребитель стоит понимать не как описание реальных людей, а как функции, которые совмещаются в реальных людях. (Rothbard, 1993)
Понимание же этих терминов как описания людей порождает ошибочный образ кастового общества, где задача одних – получение прибыли и удовлетворение потребностей потребителя, а других – извлекать эту полезность из предлагаемых товаров и следить за нарушением своих прав.
Краткий экскурс в теорию ценности показывает, что существует несколько способов извлечения ценности из товара. (Здесь для простоты мы опустим фактор времени). Первый способ – непосредственное извлечение из него удовлетворения. Второй – косвенный, извлечение ценности через обмен. Таким образом, товар имеет потребительскую и меновую стоимость. Если первая выше – человек потребляет товар. Если вторая – обменивает на более ценные товары и услуги. В той мере, в какой выполняются предпосылки второго случая, товар является средством получения других товаров и задача продавца – максимально полно удовлетворить запросы покупателей. (Rothbard, 1993)
Однако в процессе продажи и производства один человек и чаще всего совмещает функции потребителя и продавца. Человек может получать большее удовольствие от меньшего производства , т.е. того, в чем монополии обвиняют наряду с более высокими, чем при «совершенной конкуренции» ценами. Надо добавить, что ограничение производства является актом потребления по определению т.к. представляет собой получение некоторой выгоды без обмена с другими людьми. Например, человек может ограничить предложение леса потому как ему нравится данный лес, или, из природоохранных соображений. Поэтому мы не можем говорить каких-либо потерях потребителей от сокращения производства.
Другая серьезная проблема состоит с определением монопольных цен. Дело в том, что не существует ясно определенной «конкурентной цены, с которой надлежит сравнивать монопольную. При этом проблема состоит не столько в практической невозможности определить «конкурентную» цену, сколько в практической невозможности отделить так называемые «монополистические мотивы» ценообразования от других «разрешенных» неоклассической теорий операций.
Во-первых, товары могут изыматься с рынка по спекулятивным причинам. Продавец может ожидать, что цена его товара повысится в будущем. Он планирует в перспективе продать больше товара, но сейчас продаст меньше.
Во-вторых, продавцы могут отличаться по межвременным предпочтениям. Основываясь на межвременных предпочтениях все экономические агенты определяют оптимальную структуру продаж. Агент с высокими предпочтениями постарается продать товара относительно быстро. Агент с низкими предпочтениями переместит относительно большую часть продаж на более поздний срок. Разумеется, это будет влиять и на цены товара.
В-третьих, собственник естественных ресурсов может преследовать цель сохранить данные ресурсы для будущего использования.
В четвертых, существует также желание к отдыху. Предприниматель может просто считать, что для него большую предельную ценность представляет отдых, а не возможность получить дополнительную прибыль.
Важно заметить, что отличить монополистические мотивы от немонополистических невозможно не только внешнему наблюдателю, но и самому действующему агенту. Все, что он знает, состоит в том, что определенная стратегия продаж для него лучше, чем другая. (Block, 1977)

Существование монополии

Сказанное выше, однако, не означает, что понятию монополии вообще нет никакого места в рамках экономической теории.
С одной стороны, можно присоединиться к мнению Мизеса и Кирцнера о том, что могут существовать некоторые препятствия к конкуренции, как процедуре открытия и копирования, связанные с владением уникальным ресурсом. Правда, в рамках данной концепции сам процесс приобретения уникального ресурса все равно является конкурентным.
Однако более близкое рассмотрение данной точки зрения показывает, что монополия здесь может быть только такой же «идеальной» конструкцией, как «совершенная конкуренция».
Во-первых, передвижение проблемы границ рынка с потребительского рынка на рынок ресурсов не снимает самого вопроса. Гораздо вернее говорить, что все товары конкурируют со всеми.
Во-вторых, понятие уникальности носит сугубо субъективный характер, т.е. дело даже не в том, как отделить уникальный ресурс от остальных, а в том, что понятие уникальности зависит от оценивающего лица.
В-третьих, не только покупка ресурса является конкурентным актом, связанным с оценкой возможных выгод от его владения, но и само владение является таким актом, поскольку отражает оценку рыночных возможностей другими агентами, которые могут как попытаться выкупит ресурс, так и отказаться от этого.
В-четвертых, владение уникальным ресурсом не затрагивает конкурентного характера самого рыночного процесса. Т.е. то, что ты не можешь скопировать действия одного агента не мешает копировать как действия других агентов, так и поступать каким-либо иным, оригинальным, образом.
Указанные факторы убеждают в том, что единственным практическим пониманием монополий может быть ситуация, когда правительственное решение объявляет определенный вид деятельности прерогативой одной или нескольких компаний. Чаще всего, такие решения принимаются на основе теории естественных монополий, рассмотрение которой, к сожалению, выходит за пределы данного эссе.

Заключение

Суммируя выше сказанное, можно сказать, что:
1)    НТМ основана на неверном понимании сути конкуренции. В частности, за идеал берется внутренне противоречивая, нереалистичная ситуация, противоречащая процессу конкуренции.
2)    Для определения издержек монополии в рамках НТМ используются непонимание оценочного характера спроса, субъективного характера издержек, невозможности складывать порядковые числительные (т.е. полезность).
3)    Невозможно отделить различные мотивы, связанные с межвременным выбором, от монополистического поведения. Эта невозможность распространяется как на внешнего наблюдателя, так и на предпринимателя.
4)    Продавцы являются одновременно потребителями. Это влияет на стремление к прибыли, а также вопросы использования ресурсов.
5)    Даже владение и приобретение уникального ресурса является конкурентным и не меняет конкурентный характер самого рыночного процесса.
6)    Основываясь на (1)-(5) мы приходим к выводу, что монополией может быть признана только фирма, получившаяся специальные права от правительства. Это понимание монополии, насколько известно автору, и является его первоначальным пониманием.

Литература

Израэл Кирцнер. Конкуренция и предпринимательство. М.: Юнити, 2001 (http://www.libertarium.ru/libertarium/lib_competition)
Юрий Кузнецов. Прощание с теориями антимонопольного регулирования. (Доклад на частном семинаре Григория Сапова) 2001 (http://www.sapov.ru/seminar/seminar1.htm)
Armentano, D. T. "Antitrust Reform: Predatory Practices and the Competitive Process," Review of Austrian Economics, 1989, 3, pp. 61-74. (http://www.qjae.org/journals/rae/pdf/R3_4.pdf)
Walter Block,. "Austrian Monopoly Theory: A Critique," Journal of Libertarian Studies," Fall 1977, 1(4), pp. 271-280. (http://www.mises.org/journals/jls/1_4/1_4_1.pdf )
Walter Block, "Total Repeal of Antitrust Legislation: A Critique of Bork, Brozen, and Posner," Review of Austrian Economics, 1995, 8(1), pp. 35-70. (http://www.qjae.org/journals/rae/pdf/R81_3.pdf )
Harberger A., Monopoly and resource allocation, American Economic Review, 44, 1954
Murray N Rothbard,. Man, Economy, and State, 2 vols., Los Angeles: Nash Publishing, 1970; Auburn, AL: Ludwig von Mises Institute, 1993, pp. 560-620.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!