Вот очередной пример качества государственного управления. Лакмусовая бумажка для оценки качества государственных программ, а также так называемого государственно-частного партнёрства.

В Беларуси сельское хозяйство – государственный приоритет. В рамках этого приоритета правительство распределяет миллиарды денег налогоплательщиков. Закреплена персональная ответственность за госпрограммы и их реализацию. У А. Лукашенко постоянно держит эти программу на личном контроле. КГК, МВД, Следственный комитет и даже КГБ то и дело проверяют, как реализуются государственные программы в приоритетном секторе. В нём лично с президентом согласовываются назначения директоров и руководителей.


Смешанные чувства оставляет денежно-кредитная политика Беларуси в 2016 году. В течение года вроде бы всё шло хорошо. Нацбанк отражал атаки со всех сторон. Коммерческие банки требовали снижения обязательных резервов и свободы установления ставок по кредитам и депозитам. Производители товаров и нефинансовых услуг требовали дешёвых кредитов. Население требовало высоких ставок по депозитам. И всех их Нацбанк разочаровал. Но на то была воля А. Лукашенко. Зато инфляцию удалось снизить до 10,6% (декабрь 2016г. к декабрю 2015г.) и нарастить золотовалютные резервы. За 2016г. ЗВР-ы выросли на $751,4 млн., до $4927,2 млн. (на 1 января 2017г.) при плане роста на $0 – 0,3 млрд. Важно отметить, что белорусский показатель «инфляция» искажён. Официальный рост цен фиксируется при жёстком контроле над ценами Министерства антимонопольной политики и торговли (МАРТ), Совмина – над закупочными ценами у с/х производителей, в лесном хозяйстве, а также над издержками производства, а также рентабельностью. Так что реальный уровень инфляции нам не известен. Но даже если принять данные Белстата за чистую монету, то инфляция в 2016г. уменьшилась. Тому, безусловно, способствовала политика Нацбанка. Но вот что смущает в годовых показателях.


Арестованы большие начальники на заводах-фаворитах белорусской власти. Речь идёт о МТЗ, МАЗе, БелАЗе и Гомсельмаше. Задержаны за взятки. Так звучит официальная версия.

«С 5 по 7 декабря 2016 года при получении взяток на сумму более 7500 рублей с поличным задержаны четверо представителей ОАО «МТЗ», ОАО «МАЗ» и ОАО «БелАЗ».

За $3750 на четырёх (~$938 на начальника) упекли за решётку далеко не последних руководителей во флагманах белорусского машиностроения. Если принять за чистую монету эту информацию, то даже до проведения следствия и суда можно сделать целый ряд важных выводов о системе управления крупнейшими промышленными заводами Беларуси.


За стеклянные банки, поставки оборудования и оптимизацию работы своего бизнеса государственный обвинитель попросил у суда наказать Александра Муравьева лишением свободы на 12 лет. Двенадцать лет! Не убил, не изнасиловал, не раскрыл государственную тайну, не вывез золотой запас страны, не создавал бандформирования по свержению государственного строя. Просто занимался бизнесом. Как знал, как умел, как ему подсказывали и рекомендовали белорусские чиновники.


В начале 2016 года кто-то пришёл на доклад к А. Лукашенко и вкрадчиво предложил крамольную идею: «Давайте не платить русским за газ по цене договора, по $132 за тысячу кубов. Нефть ведь подешевела. Вот и газ для нас должен быть дешевле. Мы же вступили в Евразийский экономический союз. Не заплатим квартал - второй, проведём переговоры – и «нагнём» «Газпром» до цены, которая устраивает нас. Мы вот провели расчёты. Справедливая цена $72. Будем на ней настаивать. Вы же, глубокоуважаемый Александр Григорьевич, уверенно переиграете весь Кремль и «Газпром» вместе взятые».


Основные итоги экономики в минувшем году

2016-ый год в Беларуси стал годом угрюмого привыкания к кризису. Беларусы полностью подтвердили свой культурологический и мировоззренческий диагноз «памяркоўныя, безропотные, терпеливые слуги Государства с безотказным "чего изволите" и непременной фигой в кармане. Несмотря на очевидный кризис старой совковой модели ни население, ни номенклатура, ни большая часть бизнеса не спешила отказываться от халявы. Одним по-прежнему дороги регулируемые государством цены и тарифы, полная занятость и только государственная пенсионная, финансовая и образовательная системы. Другие трясутся над импортозамещением и жёсткими ограничениями для иностранных конкурентов. Третьи цепляются за регулирование каждого чиха производителя товаров и услуг, закладывая своё эгоистичное мировоззрение в фундамент национальной идеи. Очень медленно растёт число тех, кто решительно против ручного управления экономикой, государственной собственности и торгового протекционизма. Народ и номенклатура едины в иллюзорной, утопической вере в доброго царя, честного чиновника и долге России поставлять Беларуси дешёвый газ и нефть.


Если у человека $10 тысяч долгов, зарплата $200, а сбережений только $300, что он делает? Первый вариант: отдаёт кредитору все свои сбережения, выделяет половину зарплаты на отдачу долгов, а также подаёт машины, квартиру и дачу – в общем, всё ценное. Разумеется, пытается провести реструктуризацию долга, чтобы не отдать концы.

Второй вариант: «кидает» кредитора, рассчитывая на свою грубую силу, подвязки в органах или рассчитывая на совесть (слабость) кредитора. Мол, не будешь же ты меня убивать (садить в тюрьму) за мои ошибки? Постараюсь отработать и когда-нибудь отдам, возможно.


Михаил Русый – вице-премьер белорусского правительства. Он курирует сельское хозяйство. С одной стороны, это самый большой иждивенцев Беларуси. Денег налогоплательщиков, которые ежегодно получает сохранившее свою природу колхозно-совхозное сельское хозяйство, достаточно, чтобы целый год платить высокую зарплату всем учителям и врачам. С другой стороны это самый зажатый, затюканный сектор экономики, где растения растут, животные набирают вес, куры несутся по строгим указивкам номенклатуры. Ни свободных цен, не полноценного оборота земли, ни открытой конкуренции – сплошное ручное управление. Белорусская с/х земля питает не тружеников, которые на ней трудятся, не инвесторов, которые вкладывают в него деньги, а номенклатурно-коммерческие прокладки. Тех, кто выстроил десятки барьеров от пшеницы/коровы до потребителя. М. Русый является их куратором, человеком, который несёт ответственность за конкурентоспособность сельского хозяйства, за его технологичность, экологичность и финансовую устойчивость.


Чего ждать от основных секторов промышленности

Белорусские производители товаров и услуг провожают 2016-ый год со смешанными чувствами. Промышленность начала год с падения 6,8% в январе, а заканчивает сокращением производства за январь – ноябрь 2016г. только на 0,9%. Сельское хозяйство в январе приросло на 0,9%, а за первые одиннадцать месяцев рост составил 3,4%. Экспорт товаров и услуг в январе 2016г. снизился на 18,5%, а за январь – октябрь 2016г. получился минус 11,4%. Только инвестиции в основной капитал как были в глубоком минусе (за январь – на минус 19,3%, за январь – ноябрь они сократились на 19,2% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Вроде бы наметился тренд на выход промышленности из рецессии, а сельского хозяйства – на траекторию устойчивого роста, но финансовое состояние производителей, особенности доступа белорусских товаров на российский рынок, отягощение долгами и сужение внутреннего спроса продолжают держать основные сектора экономики страны в нервном напряжении и неопределённости.


В начале 2016г. А. Лукашенко, руководители Совмина, Минфина и Администрации президента в один голос заявляли: «Всё! Мы прекращает поддерживать государственные предприятия по-старому. Отныне государственную поддержку будут получать только эффективные, высокоприбыльные предприятия».

2016-ый год подходит к концу. И вот прекрасная иллюстрация того, что между словами и делами белорусских распорядителей чужого – целая пропасть. 27 декабря 2016г. на заседании Президиума Совета Министров почему-то-всё-ещё-премьер Андрей Кобяков следующее: «Сегодня инвестиционный проект по комплексной модернизации ОАО «Камволь» практически завершен: выполнены строительно-монтажные работы, введено в эксплуатацию оборудование. Вместе с тем финансово-хозяйственная деятельность предприятия по-прежнему неудовлетворительная». Это значит, инвестиции выделили (предварительно собрав с людей и бизнесов налоги), деньги вложили, «вал» произвели, но вместо ожидаемого и обещанного результата коммерческого проекта в виде прибыли, мы получили очередного иждивенца, но уже после евроремонта.


Очередной интересный опрос «Будущее Европы» (Special Eurobarometer 451). Сам опрос проводился в октябре 2016г., а результаты были опубликованы в декабре 2016г.


Интеграционный проект «Евразийский экономический союз» родился под чёрной звездой. Так говорят мистики. Вместо партнёрства и интеграции он генерирует склоки и дезинтеграцию.

Проект «ЕАЭС» стал проектом руководителей и VIP-номенклатуры разных стран для реализации противоречивых, часто противоположных амбиций. Так говорят экономисты. Поэтому он соткан из исключений, особый положений и узаконенных препятствий на пути перемещения денег, товаров, услуг и рабочей силы.


В декабре 2016г. был опубликован очередной доклад по результатам опроса общественного мнения в Евросоюзе Standard Eurobarometer 86. Свежие данные помогают понять, чего можно ждать от ЕС в год критически важных выборов во Франции, Германии и Италии. Евросоюзу не до расширения и углубления. Сильной эрозии подвержено основное достижение Евросоюза – безопасность. 45% жителей стран ЕС считают иммиграцию основной проблемой Евросоюза, 32% указывают на терроризм. «Экономическое положение» заняло третье место в списке основных вопросов, волнующих европейцев. Больше всего боятся иммиграции в Эстонии (70%), Венгрии (65%) и на Мальте (65%). Самые большие страхи терроризма в Чехии (47%), на Мальте (45%) и в Латвии (45%).


Проблемные головы и сохранение рецессии

В 2017 году белорусские власти будут делать вид, что выполняют целый ряд взаимоисключающих задач. Будет перформанс "кровь из носа обеспечить $500-долларовую зарплату". Нас ждёт инвестиционное представление "Инновационные государственные программы". Распорядители чужого будут тужиться над проектом "50 тысяч новых рабочих мест" с одной упряжке с оптимизацией рабочей силы. Национальный банк попытается донкихотствовать среди силовиков, "крепких хозяйственников" и "красных" директоров. Министерство жилищно-коммунального хозяйства придумает, как минимум, пять способов, чтобы красиво обойти лозунг "повышение ЖКУ на не более $5 в год". МИД будет активничать на сложном поле диверсификации с ЕС, ВТО и Дальней дугой, а Совмин и лично А. Лукашенко в очередной раз будут пытаться убедить Кремль/Газпром/Роснефть в нерушимости Союзного государства, незыблемости славянского единства и необходимости единых цен на нефть и газ.


За январь – ноябрь 2016г. ВВП Беларуси составил BYN85,9 млрд. По итогам года будет ~BYN93 млрд. По среднегодовому курсу ($1 = BYN2) это будет ~$46,5 млрд.

Изначально (в декабре 2015г.) власти прогнозировали ВВП BYN99,6 млрд. или по среднегодовому курсу ($1 = BYN1,869) $53,3 млрд. Разница получается в $6,8 млрд. Белорусские власти сделали ошибку почти в $7 млрд. Вот такой у них уровень понимания реалий белорусских производителей товаров и услуг.


Аналитический центр «Стратегия», Научно-исследовательский центр Мизеса имеют честь представить вам Итоги социально-экономического развития Беларуси в 2016 году в 16 номинациях.


Разговор бизнеса и власти в усечённом формате

15 декабря Республиканская конфедерация предпринимательства провела в Минске экономическую конференцию "Практика реализации экономической стратегии Беларуси". Представители делового и аналитического сообщества вместе с депутатами Палаты Представителей и Министерства экономики обсуждали состояние экономики и делового климата Беларуси. Дело идёт к концу года. Рецессия угнетает бизнес и расстраивает правительство. Возникает спрос на рецепты выхода из кризиса, за детальную расшифровку тезиса "поддержка национального предпринимательства".


Главные разочарования 2016 года

2016-ый год войдёт в экономическую историю Беларуси, как год сплошных разочарований. Их автором и источником стало правительство во главе с А. Лукашенко. Населению обещали рост реальных доходов, а на деле получили их рекордное падение, за январь - октябрь 2016г. - на 7,3%. Национальному бизнесу обещали понимание и поддержку. На деле предприниматели получили рост фискальной и регуляторной нагрузки, неизменно жестокие, даже садистские штрафы и "игнор" предложения выровнять условия хозяйствования. Кредиторов обнадёжили ужесточением платёжной дисциплины - просроченные долги по кредитам за 10 месяцев почти удвоились, а институт банкротства так и не заработал. Дали слово распродать складские запасы - за 11 месяцев они выросли почти на BYN400 млн., до BYN3,74 млрд. Хвастались большой тягой Евразийского экономического союза и непременным оживлением экспорта - за 10 месяцев экспорт товаров и услуг сократился на 11,4%, а с Кремлём отношения опустились ниже плинтуса.


Белорусское правительство напоминает коллективного Остапа Бендера. Размах планов поражает воображение. Каждый год нам обещают начало новой жизни - и каждый год мы приближаемся к старой. Каждый год министры и VIP-начальники пытаются вдохнуть оптимизм экономику, а из неё продолжают выходить жизненно необходимые газы. Каждый год нас кормят модернизацией, интеграцией и координацией. А жизнь нас тыкает носом в совок, беспредел и "каждый за себя". Вот и на 2017г. нам обещают рост экономики, выше зарплаты, больше работы, ниже инфляцию, BYN-новую стабильность и миллиарды иностранных инвестиций. Даже Остап Бендер со своими Нью-Васюками не был так дерзок и нахален.


Потрясающие данные из доклада американского сенатора Джеймса Ланкфорта “Federal fumbles. 100 ways the government dropped the ball”. Этот документ описывает сотни государственных программ, которые, по мнению аналитиков, превращают деньги налогоплательщиков в доходы конкретных лоббистов – и никакой пользы для страны.

Глубокий аудит расходов бюджета - обязательное условие приведения финансов страны и экономики в целом в порядок. У сторонников Д. Трампа есть надежда, что снижение налоговой нагрузки будет сопровождаться ревизией и ликвидацией сотен госпрограмм. Делать это будет нужно и потому, что госдолг США в 2017г. превысит $20 трлн. В 2015г. только федеральное правительство потратило на обслуживание долга (проценты по кредитам) $223 млрд. или 6% всех расходов. Несмотря на эти скандальные, тревожные цифры федеральное правительство потратило на $439 млрд. больше, чем собрала в виде доходов. Если бы удалось сбалансировать бюджет и выйти на ежегодный профицит $50 млрд., то на оплату госдолга понадобилось бы 460 лет.


Страница 7 из 135

 

 

Подпишись на новости в Facebook!