Торговля Беларуси: внешние и внутренние детерминации

Оцените материал
(1 Голосовать)

Фазовые агрегаты

Еще в 90-ые годы при первых попытках макроэкономического анализа хозяйственного пространства Беларуси (экономикой мы были весьма относительно) стало понятно, что наша данность – малая открытая экономика. Он работает не так, как хозяйство СССР или Германии и США. Именно это обстоятельство не понимается значительной частью элиты страны до сих пор. Более того, принимаются решения, которые опасны для малой экономики открытого типа. Скажем, проводится замысловато девальвация с одновременным рукотворным замораживанием цен на внутреннем рынке. Этот «финтифлюх» привел к деформациям внутренних и внешних цен, разбалансировке агрегатов самой производительной экономики.

Последствия еще впереди, но важно не наличие такой ошибки, а теоретическая воронка, которая существует около 20 лет. Проведение на этой основе экономической политики так разбалансировало производство и потребление, что пришлось набрать заимствований на 40 млрд. долларов. Это и есть стоимостное выражение цены ошибки полисимейкеров.

Теперь о главном. Мы находимся в малой открытой экономике и для нас само пространство товаров и цен представлено ДВУМЯ полями. Первое – внешнее экономическое «поле», которое существует объективно, независимо от нашего существования. Второе – внутреннее экономическое пространство, которое чутко реагирует на корректирующие, либо разрушительные действия полисимейкеров. Во внутреннем пространстве ошибки можно совершать непрерывно, потом их исправлять за счет населения. Ошибки внешнего свойства дают «развал» параметров, которые исправляются в монетарной сфере, бюджетировании, и эти ошибки более всего показаны цифрами внешней задолженности. Мы их уже называли. Называем часто, так как ежегодная плата за них достигла 4 млрд. долларов изъятий из карманов населения. При достаточно низкой зарплате в 400 долларов.

Исследования показали, что генерирующей фазой экономической динамики страны является внешняя торговля. Точнее, самый важный именно для Беларуси агрегатный показатель – экспорт товаров и услуг. За счет внешних продаж мы можем увеличивать покупки ресурсов, вкладываться более успешно в новые инвестиционные проекты. По сути – именно стимулирование экспорта и является центром промышленной политики правительства. Аналогична и роль бизнеса, независимо от форм собственности. А это 420 тысяч хозяйственных субъектов. Ими командовать нельзя, глупо. Хотя и делается легко, без ответственности.

2015 год – классический кризис. Все подтверждается внешними глобальными и региональными рынками. Главный товар – нефть стала «катастрофически» дешеветь. Хотя, впрочем, все наоборот – именно снижение цен на нефть стимулирует экономическую активность во всемирной экономике. Кризис – есть снижение цен. Практически всех. Когда дешевеет нефть, снижаются издержки, симметрично снижаются массово цены. Это стимулирует сначала - потребление, а затем и производство новых товаров.

Фазовое состояние макроэкономики – кризис. Параметры с начала года осторожные, всего -0.6% ВВП. Но за этим скрывается внутренняя драма, особенно бизнеса, которые платил за проведенную девальвацию обесценением своего оборотного капитала на 50%. Население также потеряло свои сбережения в белорусских рублях. Скажем было в долларовом эквиваленте сбережений на 10 000 долларов. Стало 6666. Сумма изъятий – 1/3.

Такие сдвиги сказались на внешних покупках и продажах. После введения искажений в экономику экспорт товаров и услуг составил всего 77.3% от уровня прошлого года. Проще говоря -22.7%. это означает, что внешняя экономика стала фактором развития следующей фазы кризиса. Пошли вниз доходы с 600 до 400 долларов, хотя статистика показала всего лишь 2.1% падения реальных доходов населения. Тема для занимательных упражнений в математической экономике.

Ситуация, развивающаяся во внешней торговле, складывалась при резком снижении цен. Средние цены экспорта снизились на 28.1%. А товарная массы экспорта выросла на 4.5%. Представляете, гнали продукцию, не приходя в сознание. Цены упали почти на треть, а мы выталкиваем…

Естественно, что на этом фоне сформировалась проблема возврата денег. Слишком поздно. И о чем думали трейдеры, особенно государственных крупных предприятий.

И отметим новое качество нашей внешней торговли. Цены импорта тоже рухнули на 26.4%. хотя это меньше, чем показатели ценового экспорта. Мы торговали вне не очень эффективно. При этом и структура товарного экспорта была в ценовой детерминации не в нашу пользу.

Что-то стало очень интересным. Скажем, нефтепродукты мы уже продаем по 45 центов за кг (литр меньше), нефть по 326 долларов за 1 тонну, сжиженный газ по 30.5 центов за 1 кг. Калийные удобрения уходят по 495 долларов за тонну, азотные по 645. И так далее.. Средняя цена экспортного холодильника 200 баксов, мясо по 2.3 доллара за килограмм (неплохо), сахар по 59.5 центов за килограмм. Выводы делайте сами.

В итоге внешняя торговля потеряла много. По нефти -58%, молоку – 53%, тракторам -43%, говядине -56%. Колбасы наши на внешнем рынке на 80% оказались ненужными, масло сливочное -50%.

Хорошие новости. Увеличился экспорт аммиака, яблок, капусты, компрессоров и рапсового масла. Позитив, конечно. Вот это торговля!

Новые вызовы

Сначала вот что. Нефть мы покупаем уже по 161 доллару за тонну. Нефтепродукты – по 28.8 центов за килограмм. Где бы таким заправиться? Разве это плохо, такое состояние, как кризис? С такими-то ценами на ресурсы! Да и яблоки, груши, айва свежая покупались по 69 центов за 1 кг. Пересчитывайте в рубли сами.

Теперь перейдем к внутреннему рынку. К самой собственной экономике, к такой, как она есть. Ну, и что же происходит? Сигналы к сужению агрегатов производства, выпуска, потребления даны значительные. Сразу «засемафорил» импорт, который обвалился практически на 40%. В самом начале года. И великолепный показатель сальдо торгового баланса в +623 млн. долларов. Вот она данность глобальной экономики и нашего положения в ней. Девальвация уменьшила покупки товаров и ресурсов извне.

На внутреннем рынке ситуация достаточно интересная. Машина производства не застопорилась в первые месяцы, только позже стала снижаться загрузка, вводиться 3-4 дневные рабочие недели. Или работай полный день, выходи, а зарплата будет на уровне 20% от прежней. Люди стали волноваться и искать новые места приложения своих способностей и знаний. А тут санкции по «иждивенчеству». Зашкалило кого-то.

Пожалуй, только в сельском хозяйстве идет прирост, причем на уровне 5%. Замечательно. Коровы доятся, как прежде. Биологические процессы тормозятся сложнее. Аграрный сектор, вообще, может и не заметить, что происходит. Там маркетинг еще в зачаточной фазе.

Пошли естественные процессы. На внутреннем рынке потребление пока не упало, покупки домашних хозяйств выросли на 2.9%. Фантомное потребление, можно так охарактеризовать ситуацию. Импорт грохнулся на 40%, а покупки товаров выросли на 3%. Очень интересный момент.

На других кластерах внутреннего рынка иначе, фантомов меньше. Например, люди стали меньше потреблять услуг транспорта. Пассажиров перевозится уже на 8.9% меньше. Только начало. Куда ехать при такой зарплате, разве что родительские запасы потрясти. Оптовики продолжают оптимизм в покупках, хотя сдержанно. Всего прирост на 2.7%, скорее за счет реструктуризации поставок в пользу менее дорогих товаров.

С другой стороны, начался разброс важных параметров. Убытки в стране уже суммарно на 42 трлн. рублей. И это на фоне повышения рентабельности продаж с 5.8% (2014 г) до 8.9%. Очень оригинально, особенно при том, что удельный вес убыточных предприятий достиг 28.6%.

И мы торгуем, почти упоенно, в таких оригинальных условиях. Пожалуй, нормально отреагировала только отрасль общественного питания, которая снизила свои продажи на 10.5%. Люди оценивают ситуацию реалистично, голосуют на этой рыночной «дороге» ногами. И кошельком, естественно.

Произойдет ли адаптация домашних хозяйств? Это главный вызов в сфере обращения. Будет, безусловно, хотя в сфере покупок начали действовать новые факторы. Главный – новые потоки товаров на фоне развития Таможенного Союза. Тренды цен в России и Беларуси таковы, что российские товары дешевели быстрее белорусских. Или просто тех, которые продаются в Беларуси. Особенно это стало заметно на рынке новых авто, которые потоком пошли в нашу страну из России.

Самый мощный вызов, который будет развиваться в 2015 году – вытеснение белорусских товаров российскими. Именно русскими, не восточными, китайскими, или иными. Это и есть реализация принципа свободного движения товаров. Мы свободно движемся своей рабочей силой на восток, на тот рынок труда. Кстати, именно рынок труда может стать общим быстрее других, что весьма положительно. Торговля рабочей силой, кадрами вполне приличный вид торговли, достаточно успешный.

В нашей розничной торговле пока интересных изменений не происходит. Да, сети, да, большие гипермаркеты. Еще интересней интернет торговля, которая самая перспективная. Включая покупки по интернету «чарки и шкварки». Но важнее не это. Мы не стали европейцами по структуре расходов в торговле. У них продукты питания 12-17%, у нас 50.5 (включая, правда, табачные изделия). Как и были 20 лет назад - 50/50 продукты и непродовольственные товары. В общем обороте алкоголь составляет около 10% расходов наших потребителей. Много, даже слишком.

Что будет дальше? Какие решения будет принимать потребитель? Скорее, будет экономить, сокращать расходы. Будут ли товары дешевле? Вполне, под действием снижения спроса. И под действием реверса более дешевых товаров из России, что происходит быстро на нишах рынка непродовольственных товаров. Мы теряем очень быстро кластеры телевизоров, стиральных машин, обуви.

Динамика есть, она не простая, противоречивая. И ее надо понять, использовать в своем бизнесе. Время меняться, как никогда.

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!