Двойка «ДВОЙКЕ»

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

После последних встреч руководителей правительства России и Беларуси, визита председателя Госдумы РФ Г. Селезнева к своему политическому другу А. Лукашенко будущее белорусско-российских отношений так же туманно и неопределенно, как почти 8 лет назад, когда был подписан первый договор об эскалации интеграции. Конституционный акт, который позарез нужен официальному Минску, вряд ли будет значимым для экономики Беларуси документом. Анализ динамики торгового баланса Беларуси и России позволяет гораздо лучше понять логику поведения российского руководства и многих белорусских полисимейкеров. Ярослав Романчук
 

Бесконечное затягивание переговорного процесса между властями РБ и РФ – это выгодный сценарий для многих структур и лиц. Вместо того, чтобы обсуждать проблемы во внешней торговле, протекционизм друг друга на различных товарных рынках, инвестиционный кризис, который наверняка усилится после решения белорусской стороны по «Балтике», наконец, отсутствие положительной динамики на рынке труда, политиков обеих стран больше интересует структура руководящих органов в гипотетическом союзе. А ведь именно структура и интенсивность торговых потоков очень четко показывает, кому выгодно, как удачно сказал известный российских экономист В. Мау, состояние хронического ремонта отношений между нашими странами. Рекордный дефицит торговли В 2002 году стоимостной объем экспорта в Россию в долларах США увеличился по сравнению с 2001 г. на 2,4%, физический объем - на 3,7%, что значительно ниже темпов роста экспорта РБ в целом. Импорт из России в долларах США возрос на 9,3%, его физический объем - на 10,6%. При этом средние цены экспорта, и импорта в торговле с Россией снизились соответственно на 1,3% и 1,2%. Если перевести проценты в доллары, то получится так. При общем объеме торговли в 2002 г. $17,08 млрд. на Россию приходилось $9,9 млрд. Из них экспорт составлял $4,06 млрд., импорт – $5,84 млрд., что дает нам рекордный торговый дефицит в торговле с нашим основным партнером в $1,79 млрд. Это самый плохой показатель с момента заключения первого договора с Россией о зоне свободной торговли в 1995 г. Напомним, что в 1995 г. сальдо торговли товарами между нашими странами составляло минус $780 млн., в 1997 г. сальдо было даже положительным в размере $107 млн. Анализ динамики экспорта – импорта приводит к неутешительному для белорусского правительства выводу. Существующие отношения между РБ и РФ приносят больше пользы крупному бизнесу России, чем предприятиям Беларуси. Речь идет о компаниях, работающих, прежде всего, на нефтяном рынке, а также по газу и электрической энергии. Состояние хронической задолженности белорусских предприятий в контексте их высокого спроса на инвестиции и на новые рынки сбыта – это отличная стартовая площадка для российских покупателей белорусских активов. По сути дела, белорусское правительство, тормозя реформы и предлагая абсолютно нереальные схемы приватизации, выполняет функцию внешнего менеджера предприятий, который последовательно занижает рыночную стоимость активов и банкротит страну. Если бы ведомство Г. Новицкого действовало в рамках Совета директоров акционерного общества, то акционеры давно бы с позором прогнали таких менеджеров. Но поскольку интересы главного собственника в Беларуси не совпадают с мнением простых людей, в том числе рабочих тысяч предприятий, то российские олигархи при молчаливом согласии правительства и убаюкивающем журчании переговоров по Конституционному акту могут спокойно дожидаться, когда их вежливо попросят купить белорусские активы, но на совершенно иных условиях.

Провал белорусской переработки
Доминантой белорусско-российской внешней торговли продолжают оставаться минеральные продукты. В белорусском товарном импорте из России они составляют 39,5%. Россияне вовсю используют свое природное преимущество и одновременно продолжают наращивать импорт в РБ продуктов с большей долью добавленной стоимости. Ярким подтверждением является динамика импорта готовых пищевых продуктов. Три года назад торговый баланс по данной позиции был в пользу нашей страны на $70,3 млн. По итогам 2002 г. мы имеем обратную ситуацию. Россияне ввезли в РБ на $32,3 млн. готовых пищевых продуктов больше, чем белорусы экспортировали в Россию. Если же учесть все «серые» продовольственные потоки, которые, по разным товарным позициям в 2 – 6 раз больше официального импорта, то провал белорусской переработки и с/х производства станет еще более очевидным. Оставим на минуту в стороне статистику и обратим внимание на простой жизненный факт. Белорусские челноки, продающие белорусские продукты питания в России, это лишь небольшой ручеек по сравнению с тем бурным потоком, который накрывает Беларусь с восточного направления. Министр сельского хозяйства М. Русый, узнав, что импорт хлеба и России в 2002 г. по сравнению с 2001 г. увеличился в 2,2 раза, составив $45,3 млн., что алкогольных и безалкогольных напитков мы везли почти в 2 раза больше, что консервов импортировали в 2,3 раза больше, должен был бы немедленно подать в отставку. Ан нет, у товарищей с Минсельхозпрода есть еще много аргументов в пользу колхозно-совхозной системы и коллективного беспредела в угробленной ими отрасли. Имея такую структуру торговли с Россией, белорусское правительство ведет себя крайне неадекватно. Торговая война по пиву, сахару, муке, хлебобулочным изделиям и готовым пищевым продуктам в целом – это прямой путь в ответным мерам российского правительства, но уже по минеральным продуктам, металлам, а также защите своего внутреннего рынка от самой чувствительной для Беларуси позиции – средствам наземного транспорта. Если россияне перестанут принимать белорусский бартер, откажутся от взаимозачетов, в рамках договора Четверки (Россия, Украина, Казахстан и Беларусь) предложат более высокую цену на газ, введут квоты на импорт белорусских транспортных средств и текстиля, то острый кризис белорусского экспорта на восточном направлении неизбежен. Слишком разные весовые позиции в переговорах имеют правительства РБ и РФ. Введение протекционистских мер Совмином РБ – это легкий щипок по сравнению с последствиями для белорусских экспортеров жесткого протекционизма российской стороны. Правительство хотело бы защитить свой внутренний рынок от «серого» импорта, но никто почему-то не осмеливается громко и уверенно заявить о восстановлении полноценной таможенной границы между Беларусью и Россией. Такая мера означала бы начало прагматичных, рациональных отношений с нашим основным торговым партнером. На старте к финишу протекционизма?

Готовы ли белорусские производители к тому, что Россия откажется от бартера? Напомним, что в 2002 г. в экспорте товарообменные операции составили $634,4 млн. (90,2% общего объема экспортных поставок по бартеру), уменьшившись по сравнению с 2001 г. в 1,9 раза. По импорту бартер из РФ составляет $658,6 млн. (83,7% общего объема импортных поставок по бартеру). За 2002 г. он уменьшился на 31,9%. В станкостроительной и инструментальной промышленности выручка по бартеру составляет 48,4%., по тракторам и с/х машиностроению – целых 51,1%, по автомобильной – чуть менее 1/3 от общего объема выручки в данной отрасли. Лоббизм пищевиков по защите от российского импорта может дорого обойтись отечественным машиностроителям-экспортерам, которые и без того сидят на российской «сбытовой» игле. А если мы учтем, что Беларусь экспортирует товаров на $818,3 млн после переработки (давальческие схемы), импортирует для переработки товаров на $839,4 млн (доля России – 70%), то становится ясным, что незначительное изменение налогового законодательства России по давальческим схемам – и Беларусь может лишиться около 10% торгового оборота, а с ним – тысяч рабочих мест и миллионов долларов налоговых поступлений. Чем может козырять белорусская власть, ввязываясь в очередной раунд протекционизма? Экспортом незаменимых технологий и продуктов с высокой долей добавленной стоимости? Бесценными мощностями по переработке нефти? Единственным транзитным путем для минеральных продуктов на Запад? Может, супер-ценными активами, которые могут обеспечивать до 50% годовой доходности на протяжении хотя бы 5 лет? Нет, нет и еще раз  нет. Белорусскому правительству надо бы понять, что торговые конфликты с Россией, равно как и с любой другой страной, - это удар по карману белорусского потребителя и производителя. Ни Г. Новицкому, ни его патрону А. Лукашенко не изменить объективный факт: Беларусь – это малая открытая экономика, которая богатеет тем быстрее, чем свободнее ее торговля. К сожалению, такого подхода в Совмине за последние годы так и не появилось. На них нет спроса у высшего руководства страны. И это на руку российским олигархам в лице поставщиков нефти и газа. Выгодно это белорусским субсидархам в лице управляющей делами президента Г. Журавковой или руководителям отраслевых концернов. Им не нужны конкуренты в самый ответственный момент раздела государственной собственности. Они хотят сами контролировать экспортные и импортные потоки.

Другие материалы в этой категории: « Торговля падает первой Торговля как индикатор »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!