Новая интеграция не получилась Скандал на фоне экономической несовместимости

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

23 октября Аналитический Центр «Стратегия» провел международную конференцию «Беларусь – Россия: новая интеграция». После скандала с депортацией из нашей страны заместителя председателя государственной Думы России Ирины Хакадамы и лидера Союза правых сил Бориса Немцова будущее белорусско-российского Союза находится под угрозой. Были нарушены нормы международного права и положения Союзного договора. Ученые и аналитики, политики и журналисты Беларуси были лишены возможности выслушать точку зрения топ - политиков России, а также известного политолога Сергей Маркова.  

До своего приезда в Минск и Ирина Хакамада, и Борис Немцов однозначно высказались за суверенитет Беларуси. Они поддержали предложение Владимира Путина об интеграции Беларуси и России на принципах и по подобию Европейского Союза. Поскольку данный вопрос чрезвычайно сложный, то его решение требует не одной, а сотен международных конференций на самом разном уровне. АЦ «Стратегия» пригласила людей с разными точками зрения: с Палаты представителей, правительства, союзных органов, политических партий, аналитических центров. Разговор должен был идти, прежде всего, об экономике, о состоянии взаимодействия предприятий наших стран, о совместимости социально-экономической модели Беларуси и России. Начало новой интеграции не получилось. А вот провокация в отношении И. Хакамады и Б. Немцова может стать последним гвоздем в гроб существующего сегодня Союза. Впрочем, денонсация союзного договора стала бы лишь формальностью. Состояние экономики Беларуси, проводимая социально-экономическая политика и характер торговых взаимоотношений в последние годы убедительно доказывает, что де факто Союз уже развалился, как и его Советский предшественник. Не управляемые, бесхозные активы Известный писатель Юрий Нагибин как-то сказал, что «человек умирает не от болезней, а от тайного решения не оказывать им сопротивления». То, что экономика больна, очевидно даже для членов правительства. В лихорадке селекторных совещаний они все больше заботятся о выполнении формальных краткосрочных прогнозных показателей, чем о хронических, системных недостатках национальной модели. Эти недостатки вполне очевидны при анализе данных Минстата по итогам работы экономики за 9 месяцев 2002 г. Не столь важно, сколько индикаторов из 16 выполнило правительство. Главное понять, сколько прибыли получает государство-собственник на вложенный им рубль в свои активы, сколько налогов собирает государство как оно ими распоряжается, какова производительность труда всех факторов производства и, конечно, на сколько эффективна проводимая социальная политика. Акцент надо делать именно на главного собственника, который по-прежнему владеет 80 – 85% активов. Неважно, республиканская это собственность или коммунальная, распоряжаются ею исполкомы, министерства или концерны. Главное, что в Беларуси до 70% ВВП по-прежнему распределяется государством, а не рынком: около 50% приходится на республиканский, местные бюджеты и фонд социальной защиты, 20% - на естественные монополии и те сферы, в которых существует жесткое ценовое администрирование. Почти $8,5 млрд. – это огромный ресурс, который находится в руках не формальных собственников, а назначенных чиновников. На них не распространяется принцип субсидиарной ответственности и право «золотой акции» на личное имущество. Они могут «нарисовать» рост ВВП, обогатить страну не известно откуда взявшимися внутренними инвестициями, но они не могут заставить предприятия быть конкурентоспобными, выбирать оптимальные инвестиционные решения, просчитывать на два – три хода вперед свое корпоративное поведение. Советник президента России Андрей Илларионов в одной из своих последних научных статей сделал вывод: «Для России критическим значением величины государственных расходов, при превышении которого устойчивый экономический рост прекращается и начинается спад, выступает уровень 36 – 38% ВВП. Оптимальными размерами государства, при которых обеспечивается максимизация темпов экономического роста, для России являются полоса значений в пределах 18 – 21% ВВП». В Беларуси размер государства на 15 – 20 процентных пунктов больше, чем в России, что делает перспективы устойчивого развития в нашей стране крайне проблематичными. Это еще раз доказывают результаты развития экономики за последний год.
Болезни белорусской экономики Поскольку новое правительство начало реализацию своей программы год назад, то логично сравнить социально-экономические и финансовые показатели сентябрь 2001 к сентябрю 2002 года. Зарплата год назад составляла $95, в сентябре 2002 г. – начисленная ЗП была уже $110. При этом год назад долги по зарплате были меньше 1 млрд. рублей, а на 1 октября этого года – 113 млрд. рублей. Рентабельность продукции за этот период сократилась с 9,5 до 9%. Задолженность за энергоресурсы увеличилась на 54%: с 2,4 трлн. рублей до 3,7 трлн. Платежеспособность упала с 16,1% до 12,5%. Объем кредиторской задолженности увеличился на 55%: с 7,1 до 11 трлн., а дебиторская – с 5,3 до 8,2 трлн. рублей. Резко ослабла платежная дисциплина и в отношениях с государством. Долги по платежам в бюджет увеличились на 205%: с 102,3 млрд. до 210,2. Не удается заводам и фабрикам разгрузить свои склады. За год запасы готовой продукции выросли с 716 млрд. до 1049 млрд. т.е. на 47%. Недавно даже министр финансов Н. Корбут признал, что административный приказ увеличить зарплату при сравнительно жесткой монетарной политике привел к резкому ухудшению финансового положения предприятий. В 2001 г. 59% всех госпредприятий были неплатежеспособными. В январе – июне 2002 г. – 63% (3940 объектов). Из них устойчиво неплатежеспособными являются 74% (2920 объектов). Еще хуже ситуация с большим государственным бизнесом. В 2001 г. доля неплатежеспособных предприятий с числом работающих свыше 1000 человек, составляла 79%, из них устойчиво неплатежеспособных – 89%. В январе – июне 2002 г. их стало 81% и 89% соответственно. Как следствие производственного кризиса 1 - 1,5 млн. рабочих мест находятся под угрозой сокращения. Если сложить показатели официальной безработицы и вынужденной неполной занятости, то получится цифра, равная 17% экономически активного населения. Поскольку программы социально-экономического развития Беларуси 1996 – 2000 гг. и 2001 – 2005 г.. основаны на приоритете государственных точек роста, которыми должны стать крупные промышленные предприятия, то у нас есть все основания говорить о системном кризисе белорусской экономики, как следствии ошибочно выбранной теоретической модели. Иными словами, построенный белорусский дом оказался кривым, неустойчивым, холодным, с протекающей крышей и проседающим фундаментом. Строители, конечно, крали стройматериалы, игнорировали нормы и стандарты, но главная беда – в проекте, который был утвержден на основании давно дискредитировавших себя идеологем. Так что болезнь белорусской экономики, если продолжать аналогии с телом, не в ногах и руках, а в голове и сердце. Своими соображениями на счет реформ могли бы поделиться И. Хакамада, Б. Немцов и известный политолог С. Марков, но белорусские правоохранительные органы не поддержали такой плюрализм мнений.

Беларусь – Россия: основные различия
Кризис между Беларусью и Россией – это не новое явление. В последние 2 года он то затухал, то разгорался с новой силой. Личностный конфликт руководителей России и Беларусь – это не причина, а следствие реализации разных стратегий, видений будущего развития своих стран в общем и белорусско-российских отношений в частности. Ни Беларусь, ни тем более Россия не являются гомогенными субъектами, а скорее представляют собой ряд полисимейкеров, часто преследующих прямо противоположные интересы. Наблюдаемые нами вспышки – это как раз проявления того, кто, когда одерживает временную победу. Последний конфликт с выдворением российских политиков, наверняка, повысит значение тех, кто выступают за деилогизацию и деполитизацию белорусско-российских отношений. В. Путину, свободно чувствующему себя в компании с Бушем, Блэером или Шредером, вряд ли нравится компания Хуссейна, Каддафи, Кастро со своим ближайшим западным соседом. Правительство РФ сделало выбор в пользу частного бизнеса, Совмин Беларуси настаивает на государственных «точках роста». По оценкам экспертов международного рейтингового агентства Fitch, Россия стала одной из наиболее успешно развивающихся стран по макроэкономическим показателям. В конце прошлого года агентство Standard & Poor's повысило долгосрочные суверенные кредитные рейтинги России в местной и иностранной валюте с «В» до «В+». Беларусь за всю свою историю так и не получила ни одного странового рейтинга. В России 60% инвестиций приходится на частный бизнес, в Беларуси же 75 – 80% - на госсектр. Внутренняя оптовая цена газа в России по итогам 2001 года составила $4,8 за тыс. м3. Льготная цена для Беларуси импортируемого газа составляет около $27 за 1000 м3. Нефть в России стоит около $50 за тонну. Беларусь получает данный продукт по цене в 3 - 3,5 раза дороже. В 2001 г. ВВП России составил $365 млрд., а Беларуси - всего на $12. Объем внешней торговли России за прошлый год $156,5 млрд., у нас -– всего $15,5 млрд. У них доходы федерального бюджета составляют около $57 млрд., а нас – $2,3 млрд. Они большую часть энергоресурсов (86% нефти, 96% нефтепродуктов и 73% газа) экспортируют за пределы СНГ, у них 82% внешнего товарооборота составляют страны дальнего зарубежья. У нас 60% торговли приходится на восточного соседа. Причем 73% импорта – это бывшие партнеры по Советского Союзу. Экономически Беларусь и Россия такие разные, что говорить об интеграции в рамках существующего Союза, поднимать вопрос об наднациональных органах, единой валюте просто бессмысленно. Если в длинный список разногласий добавить основные «яблоки раздора» - 1) режим уплаты НДС, 2) таможенные пошлины на сахар, лекарства, пищевые продукты, строительные материалы, дорожную технику, моторные транспортные средства, 3) порядок расчетов за энергоресурсы (бартер или деньги), 4) собственность магистрального нефтепровода и газопровода (транзит ресурсов на Запад), 5) стоимость транзита газа в контексте цены энергоресурсов для Беларуси, 6) равные условия хозяйствования для предприятий Беларуси и России – то остается удивляться, как Союз еще не развалился.

Новая интеграция
В настоящее время продолжает работать белорусско-российская группа по разработке Концепции интеграции Беларуси и России по модели Европейского Союза. С российской стороны ее возглавляет ректор Академии народного хозяйства при правительстве России Владимир Мау, с белорусской – ваш покорный слуга. Первый проект концепции проходит всестороннее обсуждение в среде политиков и аналитиков. Новая интеграция – это, прежде всего, отказ от интеграционной методики «шоковой терапии». Ее суть можно образно передать метафорой «сначала ввязаться в драку, а там – посмотрим». Таможенный союз без единства тарифного и нетарифного регулирования, зона свободной торговли без свободы передвижения товаров даже внутри стран, равные условия хозяйствования с тысячами исключений и разными режимами уплаты косвенных налогов – все это примеры применения методики «шоковой терапии». Предлагаемый нами вариант учитывает многолетний опыт Европейского Союза, методику интеграции стран Центральной и Восточной Европы в ЕС, а также реальное состояние институтов в РБ и РФ. Вначале страны должны согласовать четкие политические, экономические и институциональные критерии. Затем утвердить план их выполнения. При этом регулярно информировать общественность о том, как работают правительства стран в этом направлении. Напомним самые общие критерии, которые затем разбиваются на сотни требований, сгруппированных в 29 глав, по которым ведутся переговоры: -    стабильность институтов, которые гарантируют демократию, верховенство законов, прав человека и уважение и защиту прав меньшинств;
-    существование рыночной экономики, а также способность работать в условиях рыночной конкуренции и рыночных сил;
-    способность брать на себя обязательства члена Сообщества, что включает приверженность принципам политического, экономического и монетарного союза;
-    создание условий для интеграции посредством адаптации административной национальной системы. Среди экономических критериев основными являются 1) низкая инфляция, 2) независимость центрального банка 3) запрет дефицита бюджета, 4) свободная торговля, 5) равные условия хозяйствования и доступ к финансовым ресурсам, в том числе для государства, 6) прозрачность государственных финансов, 7) ограничение по размеру внешнего долга, 8) наличие адекватного административного ресурса для  выполнения обязательств перед партнером. Сегодня данные критерии так же трудно выполнимы Беларусью, как и Россией. Поэтому речь может идти лишь о начальной стадии интеграции – определении видения наших будущих отношений. Вопрос, кто раньше окажется в ЕС остается открытым. При предлагаемой методике новой интеграции мы не будем обсуждать проблему, нужно нам вводить российский рубль или нет, переходить на российскую налоговую систему или нет, а спорить о том, как в течение двух – трех лет лет «сбить» инфляцию до 3%, как сократить размеры государства с 75% до 20% и при этом выполнять социальные обязательства перед пенсионерами. А через лет 5 – 10, когда Беларусь станет полноценной частной рыночной экономикой, которая кооптирует принятые международные стандарты в области финансов, учета и аудита, передвижения всех форм капитала, тогда любому белорусскому предприятию совершенно не принципиально будет, на какую валюту переходить, доллар, евро или швейцарский франк. У него будет полная свобода выбора, которой остро не хватает в сегодняшних белорусско-российских отношениях. В начале XX века премьер-министр Италии Джиолитти, защищая свою меркантилистскую политику, оправдывая высокие таможенные пошлины и квоты сказал: «Закон – это то, что мы применяем к нашим врагам. Для своих друзей мы его интерпретируем». Белорусское и российское руководство на протяжении шести лет союзных отношений именно так трактуют созданную правовую базу. Проблема в том, что «врагами» все чаще выступают простые люди, малый частный бизнес и предприниматели. Пора переходить на жизнь по одному закону для всех. Закону, который обеспечил богатство и процветание Запада и Востока. На этом и строится наша концепция новой интеграции Беларуси и России.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!