Яйцевые метаморфозы

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Как чиновнику угадать уровень цены? Как правильно установить уровень рентабельности? Как довести до производителя и торговли такие нормы, чтобы и товар на полках магазинов был, и кредиты можно было отдавать, и денег на посевные и уборочные хватало? Ответ прост – никак. Ни один экономист в мире, тем более чиновник, не обладает необходимой информацией, чтобы гармонично скоординировать деятельность рынка. А ведь именно этого требует от белорусского чиновника вышестоящее начальство. Выбор такой: разнообразные, многочисленные товары распределяет либо потребитель, либо чиновник. Эти ситуации отличаются по разным параметрам: насыщенности рынка, ассортименту товара, цене, условиям работы для производителя. Необходимо ответить на один принципиальный вопрос: кто виноват в перепроизводстве и дефиците? Рынок, т.е. потребитель, или государство, т.е. его величество чиновник? Не успели белорусские яйца и мясо заполнить склады, как официальные лица сразу же вспомнили "капиталистические" кризисы перепроизводства и Великую депрессию. Дефицит товаров, равно как и их перепроизводство, имеет конкретные экономические причины. Возникновение подобных проблем является прямым следствием государственного вмешательства в рынок.  

Яйцо как призрак белорусской Великой депрессии? В Беларуси избыток яиц. Белорусы не могут или не хотят потреблять продукты нелегкого труда сотен тысяч несушек-тружениц. Так сложилось, что яйцо стало символом благосостояния белоруса на уровне упрощенного бытового анализа. Нет яиц в продаже перед Рождеством, Пасхой и другими народными праздниками – плохо работает экономика. Простой белорусский потребитель еще не определился, хорошо ли ему или плохо от избытка товара. Неужели белорусское экономическое чуда засияло новыми, доселе не известными гранями? Поскольку белорусская государственная торговля является передовым отрядом борьбы с потребителем, т.е. за потребителя, то и внимание со стороны государства к ней особо тщательное. Как говорят, торговля – двигатель прогресса. Белорусское правительство уже несколько лет подряд "подсыпает" в топливо для нашего отечественного двигателя песок и сахар одновременно и потом удивляется, почему у нас есть убыточные торговые предприятия, почему челночники и необустроенные рынки успешно вытесняют неповоротливые универмаги и торговые центры, почему вдруг при оглушительном росте ВВП в первом квартале почти на 10% доходность оптовой торговли снизилась в 7 раз, розничной – в 2 раза. Рентабельность в торговле настолько низкая, что даже более высокий оборот не помогает решить проблему. Своих денег торговля имеет только 10%, остальное – кредиты, которые дорожают по мере приближения к положительной ставке процента. Хорошо продуманная конфискационная мера государства в виде переоценки оборотных средств также увеличила объем необходимых выплат по налогам на недвижимость и по амортизационным отчислениям. В Беларуси регулируется размер торговых надбавок, скидок, вводятся все новые обязательные документы для оформления торговых сделок, устанавливаются требования к ассортименту, к времени работы торговых точек. Удивительно, как это правительство и местные органы власти не догадались ввести обязательную форму для торговых работников, как для милиции, таможни или, может, как для тюрьмы или психических клиник. Все эти меры приводят к увеличению трансакционных издержек тех представителей торгового мира, кто имеет несчастье работать в "белой", а не "серой" сфере. В пылу борьбы с посредниками белорусское правительство очень часто блокирует прямые связи между отечественными производителями и торговыми предприятиями. Так магазинам в Минске запрещено брать товар непосредственно с маслозаводов. Надо идти на поклон к посреднику в лице соответствующего госконцерна. Это приводит к удорожанию товара для потребителя. В системе, когда магазины напрочь лишены самостоятельности в осуществлении экономического выбора, когда они не могут брать кредиты по ценам, доступным лишь для тех самых посредников, они покорно принимают такие правила игры и являются теми стрелочниками, на которых списывают свои ошибки вышестоящие торговые начальники. Да, было принято решение выделить Минторгу 2,5 млрд. BRB., но денег нет – все ушли на сельскохозяйственный фронт. Диспропорции в регулировании торговли в частности и в экономической системе в целом достигли таких размеров, что, не то что годовые, даже квартальные прогнозы по основным показателям вопиюще не совпадают с реальностью. "Я путаюсь"

Мотивационная среда для работников торговли и производителей специфична. С одной стороны, приказ выполнить план по валу, ублажить местное и республиканское начальство, продать в Россию (часто неформально), чтобы получить хоть какую-то валюту, с другой – удержаться на плаву до проведения приватизации, попытаться сохранить или обновить производственный потенциал и кадры, а также наладить неформальные связи для организации сбыта по рыночным, а не административным ценам. Балансировать между прибылью и тюрьмой становится все опасней. В полностью извращенной информационной среде, при непредсказуемости органов государственной власти очень часто доминируют неадекватные мотивы. Затоваривание складов яйцами, кризис продаж обуви и мебели, сыра и масла при официальном росте продаж промышленных товаров почти на 25%, продовольственных – 15%, при одновременном падении объемов производства данных товаров за первый квартал доказывает как саму хаотичность процесса принятия экономических решений, так и его неадекватность спросу. Почему многие колхозы уже выполнили задания 2 квартала по поставке мяса и молока, при том, что деньги за эти товары они еще не получили? Данный феномен, а также перепроизводство в белорусских условиях можно объяснить взаимодействием различных факторов: 1) выгодней стало продавать (отдавать) свою продукцию на внутренний рынок (подняли ценовой потолок до приемлемого уровня), 2) тяжелее стало пробиться на российский рынок (появилось гораздо больше конкурентов по ценам и по качеству при ужесточении бартерной политики), 3) легче стало добывать финансовые ресурсы (сейчас можно купить валюту на дополнительных сессиях МВБ) и сырье; 4) выгодней стало избавиться от скота, чем его содержать (нет кормов, куча долгов, выход один – на бойню), 5) необходимость работать под приказом обязательно снабжать торговлю при отсутствии финансовых и правовых инструментов выбивания долгов. Белорусский кризис перепроизводства – это временное явление, которое вызвано отнюдь не резким ростом предложения обновленной высокотехнологической промышленности и сельского хозяйства. Смею предположить, что большинство граждан Беларуси его даже не заметили. Не было повсеместных реклам распродаж с 50-процентными скидками яиц, сыров, мебели и носков, не было волны банкротств перерабатывающих предприятий, заводов и колхозов, не было кадротрясения среди руководителей предприятий, которые допустили затоваривание складов и нерациональное использование государственных ресурсов. Более того, никто из чиновников, кто в течение последних пяти лет активно занимался администрированием цен, не оказался за решеткой или хотя бы без чиновничьего портфеля. И это при том, что практически каждый месяц эти люди наносили непоправимый ущерб экономике, завышая или занижая уровень цен на различные факторы производства. Чиновники и их ученые протеже из области ценообразования успешно придумывают новые формулы расчета правильной, справедливой цены. Справедливой для кого угодно, только не для потребителя, т.е. рынка. В этом и белорусский, и европейский бюрократ одинаковы. Желание перераспределять чужие деньги легко превращается в манию, но трудно трансформируется в желание работать.
 

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!