ЛОХАНУЛИСЬ, или о последствиях таможенного союза России и Беларуси

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Как сенсацию расценили многие политики и аналитики принятие постановления правительством России № 254 от 24 марта 2000 г., которое восстановило таможенный контроль и таможенное оформление перемещаемых через границу России с Беларусью товаров, выпущенных для свободного обращения в Республике Беларусь. По сути дела Россия в односторонне порядке перешла из режима классического таможенного союза в режим Зоны свободной торговли, не уведомив об этом белорусское правительство. Так ли уж неожиданна была данная мера? Неужели белорусскому правительству нельзя было спрогнозировать подобное развитие событий и предпринять адекватные меры? Можно. Но ряд ответственных лиц в очередной раз показал свою профессиональную непригодность и научную несостоятельность. Думаю, что именно эти вопросы обсуждали на прошлой неделе в Москве таможенники обеих стран.  

Политики решают, а производственники расхлебывают. Под фанфары и брызги шампанского в 1995 году "был сдан в эксплуатацию" таможенный союз между Беларусью и Россией. Данный шаг рассматривался как логичный этап воссоздания единого государства, восстановления разрушенных связей. Правительства наших стран решили "пожениться", детально не изучив друг друга. Казалось, что 5 лет – это слишком малый срок для того, чтобы кардинально разойтись. Да, для медлительной и не торопящейся к лучшей жизни Беларуси время шло по социалистическим часам. Россия же в лице партийных и околопартийных боссов быстро переключилась на интенсивный режим распределения общественного богатства и становления капитализма. К моменту заключения таможенного союза налоговое, торговое, денежное законодательства между странами сильно отличались. Россия и Беларусь работали как две независимые разные по весовым категориям, структуре производства и экономическим интересам страны. Да, действительно в мире интенсивно идут интеграционные процессы. Объединяются частные компании, создаются частные мегабанки. Открываются рынки, уменьшаются налоги, снижаются таможенные тарифные и нетарифные ограничения на импорт. Постепенно либерализуется рынок труда богатых стран и рынок капитала бедных. В глобальном масштабе меняется размер и место государства в обществе: оно становится меньше, распродает свои активы, становится более подконтрольным и эффективным. Эпоха большого государства, логичным завершением которого была эпоха Большого Брата, войн и власти чиновника, к счастью, подходит к концу. Беларусь и Россия по привычке хотели получить все здесь и сейчас, без подготовки и согласования позиций, без тщательной экономической калькуляции и унификации таможенного и налогового законодательства. Политические интересы и явные в краткосрочной перспективе дивиденды затуманили возможность мыслить трезво и рассуждать рационально. Очевидно, белорусские полисимейкеры не то что механизмов экономической интеграции стран мира не изучали, даже Библию не читали, в которой наши предки предупреждали: "Дорога в ад вымощена благими намерениями". Я растаможу фуру за 6 тысяч? А ты? Сейчас приходится сомневаться даже в самих намерениях. Речь ведь идет не о народе в целом, потому что такой экономический институт не существует, а о конкретных чиновниках, бизнесменах, политиках, которые через таможенный союз получили дополнительные возможности перераспределять чужие деньги в свою пользу. Наивные, менее профессиональные белорусы поступили честнее: они настежь открыли внешние границы. Открыли не только для российских товаров, но и для товаров из третьих стран. Все, что проходило таможенную очистку в России, могло свободно перемещаться в Беларусь. Точно такой режим был введен и россиянами, что можно только приветствовать: равные – так равные. Указ Президента России № 525 от 25.05.1995 "Об отмене таможенного контроля на границе РФ с РБ" и постановление правительства РФ от 23.06.1995 № 583 отменял "таможенный контроль и таможенное оформление перемещаемых через границу РФ с РБ российских товаров и товаров, происходящих с территории РБ или выпущенных для свободного обращения в Республике Беларусь". Согласно телеграмме ГТК РФ от 13.08.96 № Т-16046 с 12 августа 1996 года был отменен пограничный контроль российских и белорусских воздушных судов и следующих на них лиц, совершающих авиарейсы между аэропортами России и Беларуси. Правда, ввоз спирта и водки с территории Беларуси был регламентирован отдельными нормативными актами: постановлением правительства РФ от 30.12.96 № 1590, письмом ГТК РФ от 13.08.97 № 01-15/15512. Без российских акцизных марок белорусы не могли ввозить свою алкогольную продукцию в Россию. Не успели высохнуть чернила на подписанных документах, как институционально не подготовленным таможенным союзом начали пользоваться десятки разного рода общественных и коммерческих организаций с обеих стран. Началась, по сути дела, конкуренция, кто больше даст льгот и сумеет прокачать через свою территорию транзитных грузов, при этом предварительно их растаможив, уплатив пошлину и НДС. С российской стороны не было равных спортсменам, афганцам, православной церкви, Калмыкии и другим особым регионам Федерации. Они были теми социальными группами и институтами, которые требовали особой государственной и социальной защиты. Терминаторы таможенного союза С белорусской стороны санкцию на проведение подобных схем имел только один человек. Так начали свою трагичную для бюджета Беларуси и России карьеру "Торгэкспо", Фонд Эсанбаева, продолжила работу Русская Православная церковь (белорусский вариант). Белорусские афганские и чернобыльские фонды также отметили. Прошу отметить действительно объединяющую роль людей в рясах, которые стойко ходят среди экономических приоритетов правительств всех времен, премьеров и президентов. Любимчики обоих правительств по полной программе эксплуатировали режим ввоза на территорию друг друга растаможенных товаров из третьих стран, предварительно освободив их от всех обязательных бюджетных оплат. Кроме этого, широкое распространение получила практика таможенной очистки товаров там, где таможенные пошлины были ниже (как в одно время в Беларуси по автомобилям). Так долго продолжаться не могло. Мощные группировки, контролирующие различные сегменты рынка России, не могли терпеть присутствие конкурента в лице "дружественной Беларуси", вернее ее чиновников и бизнесменов. Имея четкие механизмы воздействия на процесс принятия экономических решений в Кремле и Белом доме, а также широкий арсенал неформальных и совсем не легитимных мер воздействия на белорусскую сторону, Россия де-факто вышла из таможенного союза уже в январе 1996 года, приняв невинный, на первый взгляд, документ – Указание ГТК РФ № 1310 от 28.01.1996 г. Этот документ, по сути дела, узаконивал введение таможенного контроля на границе с Беларусью и обязывал импортеров доплачивать разницу между пошлинами Беларуси и России на товары из третьих стран в российский бюджет. Так закончилась белорусская попытка "торгэкспировать" таможенную территорию нашего союзника. Россияне придумали весьма оригинальный способ контроля: не формальные стационарные посты на границе, а передвижные пункты выборочного контроля, которые на территории всех областей до Москвы четко отслеживали перемещение львиной доли грузопотока. Интересы лоббистов понятны. Во-первых, высоким чинам и простым ремесленникам из таможенных органов России, которые разработали четкую систему получения доходов и тарифную сетку на растаможку фур и вагонов, не нужны были неконтролируемые белорусские таможенники, которые могли демпинговать. Общеизвестна схема таможенной очистки по-русски: 3 + 2 + 1 – первая часть – государству, вторая – таможне, третья – таможенному брокеру, вне зависимости от реального содержания фуры. Во-вторых, группировки, контролирующие отдельные рынки России (алкоголь, сигареты, машины, бытовая техника, компьютеры и т.д.), не хотели впускать в занятые ниши некие белорусские структуры. По телевизору можно сколько угодно говорить про славянское братство, а деньги надо считать по отдельности. В-третьих, полисимейкеры из высоких московских и региональных кабинетов также не хотели расставаться с кровно добытым куском экономической ренты (отката). Что мог противопоставить этому напору один экономически слабый президент маленькой не совсем европейской страны, тем более в игре за очень большую ставку – престол объединенного государства? Ставки были сделаны. Рулетка запущена. Белорусское правительство не понимало, что играть с россиянами на российском столе по белорусским правилам невозможно. Вот и закрылась лазейка в октябре 1997 года, когда передвижные пункты получили полномочия полновесной таможни. Что за это время предприняли белорусы? Ввели аналогичные меры по отношению к товарам из третьих стран, ввозимых через Россию? Нет. Официально подняли вопрос о недопустимости односторонних действий со стороны России? Нет. Изменили режим ввоза российских товаров? Тоже нет. Более того, объединительная горячка затмила возможность думать и считать и привела к подписанию еще двух союзных договоров. Прекрасная дымовая завеса для россиян, которые умело использовали словесную риторику для того, чтобы "кинуть" наивных или опасно некомпетентных чиновников. Насколько же "лоханулись" белорусские власти? Где и сколько потерял белорусский бюджет Это не Беларусь является "черной дырой" российского бюджета. Все происходит с точностью до наоборот. Когда "Торгэкспо" пытался втиснуться на российский рынок, то с белорусской стороны он имел документ, официально освобождающий его от уплаты внешнеторговых сборов. Когда мы говорим о российском спонсорстве белорусской экономической модели, мы в первую очередь имеем в виду поставки дешевых энергоресурсов. Зная покупательную способность белорусов, учитывая транзитные и военные интересы, "Газпром" и РАО "ЕС России" могут снизить тарифы для партнера по таможенному союзу. Как бы то ни было, внутренние российские цены на газ и электроэнергию и так отличаются от экспортных цен для Беларуси как минимум в 2 раза. Таким образом, речь идет не о потере российского бюджета, а о стратегии продаж отдельных, правда, очень больших компаний и об их упущенной выгоде. Неурегулированные вопросы собственности, блокировка денежных отношений и широкое распространение бартерных схем системы скидок при различных условиях оплаты и так позволяло заинтересованным лицам "отбивать" свои интересы. Мы же говорим о потерях белорусской казны, т.е. о тех деньгах, которые не получил бюджет из-за того, что товары были растаможены в России и ввезены в Беларусь без уплаты пошлин и НДС. По подсчетам российских импортеров и экспертов по внешней торговле, потери белорусского бюджета за 4 года составили 1,5 – 1,8 млрд. долларов. Вот по каким позициям:
1.    Ввоз информационных товаров (компьютеров, программного обеспечения и комплектующих) нероссийского происхождения в Беларусь составляет около 130 тыс. комплектов для сборки компьютеров в год по цене единицы около 1 000 долларов, что дает 150 млн. Usd только по компьютерам. Данные информационного агентства IDC, которое занимается анализом информационного рынка, подтверждают объемы ввозимых на территорию Беларуси компьютеров. При размере НДС и таможенной пошлины 35% потери бюджета составляют около 60 млн. Usd.
2.    Ввоз нероссийской бытовой техники (телевизоры, холодильники, стиральные машины, аудиотехника) – 150 млн. Usd в год, что дает потери бюджету 70 млн. Usd. За последние три года ни один импортный телевизор не был официально растаможен в Беларуси, а магазинов, продающих "Сони", "Панасоник" и "Самсунг", меньше не стало.
3.    Ввоз нероссийских стройматериалов – на 300 млн. Usd в год, что при НДС и пошлине 40% дает 120 млн. Usd. Ввозят еще и из Польши, но это очень небольшие потоки, так сказать, для домашнего индивидуального ремонта. И опять без уплаты пошлин и НДС, а по договоренности на границе.
4.    Челночный ввоз товаров народного потребления и ширпотреба (одежда, обувь, косметика и т.д.), растаможенного на территории России – на 150 млн. Usd, что увеличивает потери белорусского бюджета еще на 75 млн. Usd.
5.    Ввоз бытовой химии, продовольствия, рыбы – на 200 млн. Usd, – очередной минус белорусскому бюджету в 90 млн. Usd. По информации компании "Проктер энд Гэмбл" на рынок Беларуси уже 2 года практически нет официальных поставок. А стиральных порошков, зубной пасты, памперсов производства данной компании на рынках страны меньше не стало. Таким образом, ежегодные потери бюджета составляют по всем товарным позициям, реэкспортируемым в Беларусь из России, 415 млн. Usd. Вот за 4 года и набирается сумма бюджетных потерь, которая более чем на 50% превышает весь внешний долг Беларуси. Помимо прямой бюджетной недостачи подобная практика развивает серую экономику. В ход идут поддельные накладные, печати, приватизация услуг госорганов. Прямые убытки несут те компании-импортеры, которые хотят напрямую работать с зарубежными предприятиями, в обход российских партнеров и таможни. Они приносят в белорусский бюджет немало денег. Могли бы гораздо больше, но белорусское государство само не хочет этих денег. Парадокс: при острой бюджетной недостаточности правительство сквозь пальцы смотрит на сотни миллионов долларов, проходящих мимо национальной кассы. Близорукость и непрофессионализм чиновников ставит под угрозу систему экономической безопасности страны, если, конечно, они считают Беларусь независимым государством, а не частью Федерации.

К Беларуси относятся даже хуже, чем к субъекту Федерации
До сих пор неясно, почему белорусское правительство, таможенные органы никак не отреагировали на односторонние действия российских партнеров. В течение почти 4 лет принимали бюджеты, подписывали договора, проводили многочисленные совещания… и не замечали, как планомерно до белорусского бюджета не доходят сотни миллионов долларов. Вряд ли это можно объяснить простым головотяпством. Уж слишком очевидны подобные схемы, искусно скрываемые раскрученным тезисом о Беларуси, как о черной дыре российского бюджета. Многие возразят, что, мол, Россия поддерживает белорусскую власть экспортом дешевых энергоресурсов. Да, но при этом они, в основном, в бартерной форме, "вынимают" отсюда долги, с одной стороны, и четко фиксируют размер долга – с другой, претендуя на право собственности самыми перспективными белорусскими предприятиями. А ведется ли разговор о переводе части таможенных платежей в бюджет Беларуси? Не слышно. Может, Беларусь, как субъект Федерации получает некие транши из федерального бюджета? В прямом смысле тоже нет. Раз уж импортные товаропотоки беспрепятственно проникают на нашу территорию, то можно рассматривать энергетические подачки, бюджет Союза, помощь для проведения "Славянского базара" и другие российские проекты в Беларуси как своего рода транши из российского бюджета своей территориальной единице. Да и здесь происходит дискриминация Беларуси: цены-то в России на энергоресурсы по всем позициям почти в 2 раза ниже, и многие регионы получают из федерального бюджета "живые" деньги. Нельзя не согласиться с президентом В. Путиным: на зыбкой почве крепкий союз не построишь. По-серьезному надо браться за экономику. Надо обеим сторонам (прежде всего это касается Беларуси) все четко считать. А для того чтобы считать, надо иметь свободные цены на рынках всех факторов производства. Чтобы цены были свободными, надо иметь стабильный, защищенный законом институт частной собственности. Несовместимость российской и белорусской экономических моделей налицо. Дальнейшее пребывание в таком состоянии взаимного обмана и недоверия чревато ростом напряженности между Россией и Беларусью. Кремлю пора понять, что Беларусь не заканчивается администрацией А. Лукашенко и его карманным правительством, что завоевать доверие гораздо сложнее, чем его потерять, наконец, что обманутые имеют склонность долго помнить причиненное зло. А. Лукашенко пора понять, что Россия никогда не захочет вернуться ни в 80-е, ни в какие другие годы своей трагической истории. Будущее – за рынком, который также обещал строить ПП РБ, но остановился лишь не первой части обещания – на социализме. Таможенный союз умер. Зону свободной торговли Россия начала строить в одностороннем порядке. Благо, Беларусь подсобила и рублем, и теплым словом.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!