Пресыщение бартером?

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Человечество давно придумало деньги, чтобы снизить издержки простой и древней, как мир, формы товарного обмена – бартера. Белорусские предприятия после 1995 года все чаще прибегали к товарообменным операциям не от хорошей жизни. В неуклонно ухудшающейся экономической среде это был рациональный ответ реального сектора. Важно отметить, что не сами предприятия предпочли бартер, особенно в расчетах со странами СНГ. Правительство проводило такую политику, что данная форма экономического обмена несла наименьшие в белорусских условиях издержки. Правила игры лучше не стали. Каждый день приносит реальному сектору и торговле все новые сюрпризы. Поток валютных поступлений в страну уменьшается, поскольку республика перестает интересовать инвесторов и предпринимателей. Риск работать на белорусском рынке и потерять капитал не от собственной расхлябанности, а по причине “гибкого” законодательства выше, чем затраты на построение альтернативных экономических коммуникаций. Но уже в обход Беларуси. Совет Министров 25 мая принимает постановление № 774 “О мерах по сокращению товарообменных (бартерных) операций в 1999 году”. Правительство предпринимает очередную попытку блокировать то, что само стимулировало в последние годы. К каким последствиям приведет его реализация? Кто пострадает? Получит ли бюджет больше денег, а предприятия – больше прибыли и инвестиционных ресурсов?  

Забрать последнее. А потом? Цель принятия постановления – “повышение эффективности внешнеэкономической деятельности, совершенствование расчетов между субъектами хозяйствования”. Эффективность повышается, когда бюджет получает больше налогов, предприятия – больше прибыли, потребители – больше товаров, дешевых и разных. Все это легко посчитать, когда предприятия рассчитываются деньгами, а не курицами, яйцами или телевизорами. Похвально стремление вернуться к цивилизованным денежным расчетам. Но при этом правительство должно предоставить выбор: набор обменных схем, которые более выгодны и не блокируют экономическую деятельность. Ни данное постановление, ни другие известные меры такого выбора реальному сектору не предоставляют. Для многих предприятий бартер был единственным вариантом выживания, своеобразной кислородной подушкой от удушающей белорусской экономической политики. Многие компании оказались на вершине Эвереста с отказавшим кислородным оборудованием. Похвально стремление власти к нормализации отношений и совершенствованию расчетов между субъектами. Опять следует уточнить, что такое “норма” и “порядок” с точки зрения чиновника, предпринимателя, директора и потребителя. Одно дело, когда государство планирует налоговые поступления на год и думает о том, чем кормить себя в будущем, через 3-5 лет. Другое – когда предпринимаются меры, чтобы вернуть в страну хоть какие-то деньги, пусть даже конфисковав, пусть даже поставив целые отрасли на грань выживания. Деньги нужны здесь и сейчас. Чужие и бесплатно. “После нас – хоть потоп” – вот экономическая философия правительства. Нормы у производителей богатства и чиновников разные. Как можно совершенствовать расчеты, если в стране институт банкротства не работает? Здесь речь идет не о частном секторе, который не делает погоду в сфере производства и инвестиций. Налоговые органы давно научились конфисковывать средства в виде 100-200% штрафных санкций за формальные мелкие нарушения. Представьте себе госпредприятие, госмагазин или колхоз, на которых наложили подобные штрафы и пеню… Что они делают? Ждут конца года, решения президента или правительства о списании всех долгов и получении очередной годовой индульгенции на растрату новой партии денег эффективных налогоплательщиков. Государственным субъектам хозяйствования все равно: что живые деньги транжирить, что товарные потоки направлять не в ту степь. А частных компаний и так осталось мало. Поэтому особого улучшения в расчеты данное постановление не принесет. Тем более при таких всеобъемлющих исключениях. Об исключениях Об исключениях, которые по объему средств ставят под сомнение само правило. Указанные меры по сокращению товарообменных операций не распространяются “на операции, осуществляемые в счет платы за импортируемые в РБ энергоносители; в связи с поставкой в РБ продукции (сырья, материалов, комплектующих), предназначенных для производства товаров, реализуемых на экспорт, и нужд собственного производства”. По итогам первого квартала 1999 г. удельный вес бартерных операций составил 36,8% от объема экспорта и 36,2% от объема импорта. Имеет место значительное увеличение данных показателей по сравнению с аналогичными цифрами 1998 года (30 и 22,8% соответственно). Очевидно, что слишком многие субъекты стали использовать схемы, которые вначале были открыты только для избранных. Постановление вводит “задания по поэтапному сокращению бартерных операций во внешней торговле: во II квартале – на 15%, в III квартале – на 35%, в IV квартале – на 50% к соответствующим периодам 1998 г.”. И все это под персональную ответственность руководителей как органов госуправления, так и субъектов хозяйствования. Самыми зависимыми от бартера отраслями промышленности являются машиностроение, электроэнергетика, химия и нефтехимия. Чем рассчитывается республика за импортируемые из России газ, нефть и энергию? Большая часть как раз приходится на данные отрасли. По объему выручки за 1998 г. они составили 28,3% от общего объема. За первый квартал - превысили 30%. Они остаются вне действия данного постановления. По двум остальным позициям (производство на экспорт и собственные нужды) из действия данного постановления можно исключить 30-40% потоков капитала. Можно предположить, что остальные предприятия срочно будут искать искусственные возможности экспорта или же нагружать бухгалтеров и экономистов, чтобы те научным языком объясняли контрольным органам, что бартер необходим для выживания. Опять решения по конкретным предприятиям будут принимать чиновники, не имея четких критериев. Намерения получить значительно больше денег в бюджет так и останутся на уровне благих пожеланий. Постановление Совмина не блокирует проведение экономических операций по тем схемам, через которые происходит наибольший исход капиталов из Беларуси и налогов из бюджета. Оно лишь ограничивает доступ к таким схемам, тем самым олигополизируя рынок бартерных операций и псевдоденежных расчетов. За первый квартал 1999 г. объем выручки от реализации продукции по республике составил 832,63 трлн. BLR, из них бартер – 21,9%. Рост данного показателя происходит потому, что бартерные цены белорусских производителей (в среднем на 20-45% выше цен за деньги) искусственно завышают стоимостный показатель товарообменных операций. При этом они все меньше устраивают отнюдь не богатых российских потребителей. Если новозеландский сыр и масло в Москве стоят дешевле аналогичных белорусских продуктов, то пора задуматься конструкторам нашей экономической политики. А серьезного анализа новозеландской модели, которая делает бартер экономически не выгодным и иррациональным по сравнению с денежными формами расчетов, многочисленные государственные экономические конторы так и не удосужились сделать. Завалим мир белорусским? Данная мера является косметической, не предполагающей кардинального изменения подходов к промышленной и торговой политике. В коридорах власти понимают, что неосоциалистические рецепты не срабатывают. Карточный домик белорусского экономического чуда рушится. Рушится с основания, с точек роста, которые получили поддержку из бюджетов и фондов всех уровней. За первый квартал 1999 г. прибыль от реализации продукции сельского хозяйства составила 5,1 трлн. BLR. В целом, республика от продажи товаров, работ и услуг за этот период получила прибыль 96,43 трлн. BLR. Если от этой цифры отнять все субсидии и дотации, то останется очень мало поводов для радости полисимейкеров. Напомню, что первым «пало» сельское хозяйство, демонстрируя устойчивую неспособность выйти на положительную рентабельность. Почти одновременно «посыпался» экспорт, вслед за резким сокращением эффективного спроса на белорусские товары со стороны российских потребителей. Часто можно слышать: «Рынок России огромен. Спрос на белорусское постоянно увеличивается. Просто россиянам нечем платить. Удержимся еще немного, еще чуть-чуть – наши предприятия вскоре забудут о проблеме сбыта”. Да, такую тактику используют некоторые богатые компании и страны. У них есть 1) большой запас прочности, 2) высокие технологии, 3) устойчивый доступ к дешевым кредитным ресурсам и 4) четкая стратегия разработки рынка. Они планируют нести убытки в первые 2-3 года, с тем, чтобы потом «отбить» все сполна и получать прибыль. У Беларуси нет ни одного из перечисленных факторов. Но есть безмерное желание экспортировать. Что угодно и куда угодно. Лишь бы цифры глаз радовали. Тем более, что данное постановление стимулирует бартер в обмен на экспорт. Думаю, пора завоевывать индийский и африканские рынки: им очень нужны наши трактора, «МАЗы», станки, древесина, лен, химия. Так что мировая товарная экспансия Беларуси по российскому сценарию вполне реальна. Только кто за все это платить будет? Почему Беларусь выбирают бартер Среди основных причин, которые привели к значительному росту товарообменных операций в общей структуре внешней торговли, выделим следующие:
-    невозможность использования белорусских рублей во внешнеторговых операциях;
-    большое количество ограничений по проведению платежей (например, установление 60-дневного порога оплаты за поставленную продукцию);
-    обязательная продажа 30% валютной выручки при разбежке реального и официального курса в 2-4,5 раза;
-    невозможность приобретения валюты на МВБ;
-    фиксация государством максимальных цен и установление месячного предела их изменения;
-    большая широта маневра при установлении бартерной цены при существовании нескольких цен на один и тот же товар: 1) цена для внутреннего потребления за деньги; 2) цена для внутреннего потребления за товар; 3) цена на экспорт за деньги; 4) цена на экспорт за товар;
-    широкие возможности распорядителей государственных потоков капитала (директорат, руководство концернов, местные органы власти, правительство и администрация президента) обеспечивать высокий личный доход за счет бюджета, особенно эффективна связка российских и белорусских товаропроизводителей и торговых структур, которые при отсутствии эффективного контроля и аудита превращаются из субсидархов в олигархов – из распорядителей государственного капитала они становятся самостоятельными игроками с приличными личными состояниями;
-    бартер открывает новые возможности для производителей и торговых компаний по уходу от налогов. Цифры кредиторской и дебиторской задолженности постоянно растут. Объемы невозвращенной валютной выручки увеличиваются пропорционально ухудшению качественных параметров экономической среды. Все дело в том, что поставщики оказались не перед выбором “оплата деньгами или оплата по бартеру”, а перед выбором “сохранение непогашенной задолженности или оплата по бартеру”. Можно согласиться с мнением специалистов российского Института анализа предприятий и рынков, которые утверждают, что появление цепочек взаимозачетов (как правило, вокруг ТЭК, химии, удобрений и транспорта) привело к формированию сети посреднических организаций, которые специализировались на проведении бартерных операций, взаимозачетов. Данные услуги стали весьма прибыльным бизнесом, вход в который очень строго регламентировался. Тем более, что проведение эффективного контроля за движением бартерных потоков Россия – Беларусь сильно затруднено. Исходя из интересов чиновников-шлагбаумов, сохранение подобных схем было им выгодно. В Беларуси, очевидно, общее экономическое положение настолько ухудшилось, что правительство сделало первые робкие шаги по отказу от широкомасштабных бартерных схем, превратившихся во вполне автономную экономику, саморазвивающуюся и самоподдерживающуюся. Товарообменные потоки настолько искажают информационное поле Беларуси, что ни производители, ни правительство не могут серьезно говорить о прогнозных показателях развития на 6-12 месяцев. Планирование на микроуровне, столь необходимое в рыночной экономике для правильного принятия решений, блокируется правительством, которое (парадоксально) проповедует модель неоплановой экономики. Но на макроуровне. Правительство блефует Известный немецкий экономист В. Юкен утверждал, что “бартер и экономическая эффективность несовместимы с системой разделения труда, потому что экономическая система сводится к своему примитивному состоянию”. Мировой опыт развития различных стран показывает, что во времена увлечения бартером производство резко сокращается, увеличивается финансовая нестабильность не только предприятий, но и бюджета. Люди начали использовать деньги по той же причине, по какой они используют язык – для облегчения взаимного понимания. Теоретически невозможно представить себе схему, в которой бартер был бы предпочтительней обыкновенного цивилизованного денежного обмена. Надо приветствовать любые действия власти, направленные на сворачивание этой псевдоэкономики, от которой столько бед. Но есть основания сомневаться в серьезности намерений правительства. С инфляцией оно решило бороться тотальным регулированием цен. Проблема неплатежей решается либо списанием долгов, либо присоединением совсем нерентабельных к просто убыточным. Банкротство распространяется только на частные предприятия, в пользу всеядного и всепоглощающего государства. Расчеты за газ, нефть и энергию плюс бартер за экспорт по-прежнему остаются в сфере взаимозачетов. Вексельные схемы, распространенные в России, у нас не используются. Неужели в правительстве кто-то серьезно думал “напугать” бартер постановлением № 774? Совмин решил блефонуть. Игра рассчитана на тех, кто играет только в дурака. Для любителей преферанса все эти ходы вызывают лишь горькую иронию. Горькую, потому что товаров на полках магазинов, рабочих мест и порядка с деньгами становится все меньше.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!