Тенденции 977

Беларусь станет IT-страной. Так заявил А. Лукашенко.

Что, прямо вся страна? Нет, разумеется. Вероятно, речь идёт о Парке высоких технологий (ПВТ). Небольшой клочок Минска объявят IT-страной. Возможно, присоединят к нему ещё пару-тройку тысяч гектаров земли, в лучшем случае несколько десятков зданий и отдельные предприятия.


Почему Вьетнам?

29 августа 2017

Странные приоритеты у главы Беларуси. Частный бизнес Беларуси более 20 лет приглашает А. Лукашенко принять участие в ежегодных ассамблеях деловых кругов. В 2017 году обещал – времени не нашлось, очевидно, другие приоритеты. А ведь частный малый бизнес Беларуси – это около 800 тысяч рабочих мест, ежегодное производство товаров и услуг на ~$5 млрд. и экспорт на ~$1 млрд. Частный бизнес Беларуси с 2006г. каждый год готовит Национальную платформу бизнеса, в которой отвечает на вопрос, что ему нужно для того, чтобы стать настоящим локомотивом родной экономики. Конкретные предложения, взвешенные рекомендации – и протянутая рука для открытого, честного диалога. Да, ведутся переговоры на уровне министерств. Да, есть общественно-консультативные советы. Да, несколько раз в год представители бизнеса могут вставить пару слов на редких заседаниях Совета по развитию предпринимательства. Да, приглашают представителей бизнеса на передачи на государственное ТВ в «неживой» формат. Но все прекрасно понимают, что приоритеты в стране расставляет А. Лукашенко. Если ему важно, ценно и надо, он обязательно встречается, дискутирует и инвестирует своё время.


В 30 раз за 10 лет

29 августа 2017

IT-сектор глобализует Беларусь

Если бы в 1996 году А. Лукашенко сотоварищи заявил всего об одной «точке роста» - секторе информационных-коммуникационных технологий (IT) - то во второй половине 2010-ых можно было бы говорить о гениальности и прозорливости стратегического планирования белорусского Госплана. Если бы государственные ресурсы (около $100 млрд.) направить в IT сектор вместо АПК, фаворитов Минпрома и стройки, то сегодня Беларусь была бы гораздо богаче, устойчивее и конкурентоспособнее. Развитие IT Беларуси – это убедительный пример торжества частной инициативы, способности творческих, талантливых беларусов интегрироваться в мировую экономику вопреки политике правительства и репутации страны. Экспорт компьютерных услуг Беларуси в 2016 году из Беларуси составил $956,8 млн., увеличившись в 30 раз за 10 прошедшие лет. Это $100 экспорта на душу населения. IT-сектор позволил нашей стране сохранить репутацию умной, высокотехнологичной страны. Если бы беларусам не мешали в других секторах экономики, они бы уже давно завершили структурные реформы, диверсифицировали страну и с минимальными издержками нейтрализовали советское промышленное и аграрное наследие.


Чего ожидать Беларуси от российских президентских выборов

Президентская кампания в России вступает в активную фазу. В стране более 20 млн. бедных. Коррупции стало больше, чем чистого воздуха. Капиталы десятками миллиардов убегают из страны. Между Москвой и Питером по-прежнему нет хорошей дороги. Откаты достигают 80%. Деньги будущих пенсионеров национализированы. Россия погрязла в горячих и тлеющих, гибридных и информационных конфликтах в Украине, Сирии, Грузии и Молдове – без exit strategy. Над правящей ФСБ реет царское «православие, самодержавие, народность», а у России по-прежнему в друзьях только армия и флот. Несмотря на то, что демократия у нашего восточного соседа кастрированная, а рыночные отношения заменены на номенклатурные связи, В. Путину всё равно надо будет предъявить некие козыри, чтобы усилить скрепы и угар «русского мира». Есть достаточно влиятельные люди внутри России, которые видят превращение Беларуси в такой козырь.


Стимулирование проедания

Когда около 50 тысяч государственных служащих, 6,5 тысяч руководителей и их заместителей общенациональной Вертикали и ~60 тысяч директоров коммерческих организаций с мандатом от государства хотят выполнить приказ верховного главнокомандующего, их никто и ничто не остановит. Логика управления моделью Совок/Госплана такова, что мотив выполнить план/приказ от вышестоящего начальства доминирует над всеми остальными стимулами. Поэтому не удивительно, что в I полугодии 2017г. ВВП увеличился на 1%. Даже с производительностью труда наши власти поколдовали, показав её рост на 2,7%. При этом реальные располагаемые денежные доходы населения на январь – май 2017г. по сравнению с аналогичным периодом 2016г. сократились на 1,2%. Годом раньше падение было на 6,4%. Реальная зарплата выросла на 2,3%, годом раньше было минус 3,9%. Реальная пенсия (с учётом инфляции) в июне 2017г. оказалась на 1% меньше, чем в июне 2016г. Формальный рост ВВП при стагнации доходов и потребления, при продолжении падения инвестиций в основной капитал на 3% - это временный взбрык бюрократической машины.


Экономические итоги I полугодия 2017г.

Выжали один процент. Таков главный итог развития белорусской экономики в I полугодии 2017г. Шло туго, с потугами. Напряжённо искали инвестиции – не нашли. При росте ВВП в зоне статистической погрешности (1%) инвестиции в основной капитал снизились на очередные 3%. Это после обвала на 17,9% в 2016г., 17,5% в 2015г. и минус 5,8% в 2014г. Инвестиционная пауза тянется четыре года. Сельское хозяйство вообще осталось в минусе на 0,8%. Розничный товарооборот стагнирует (+0,3%), что объясняется невозможностью стимулировать внутренний спрос через роста доходов населения. Реальные располагаемые денежные доходы сократились на 1,2% при росте реальной зарплаты на 2%. Главный экономическим драйвером первого полугодия был, безусловно, экспорт. За январь – май 2017г. он вырос на 20,6% при росте товарного импорта на 15,7%. При очевидном накоплении проблем в финансах предприятий, банков и государства правительство отчиталось ростом производительности труда на 2,7% и увеличением чистой прибыли в 2,44 раза, до BYN4,03 млрд. Эту сумму следует рассматривать в контексте роста просроченной кредиторской задолженности до BYN6,97 млрд. (на 1.06.2017), увеличению объема просроченных долгов по кредитам до BYN3,3 млрд. (+25,2% с начала года), а также росту просроченной дебиторской задолженности до BYN7,1 млрд. (+3,2%).


Особенности суверенного Госплана

День независимости Беларуси 2017 – это не только фейерверк, пафосные речи, военный парад и автомобили «БелДжи» во главе колонны достижений народного хозяйства. Это хороший повод подвести итоги развития экономики, сверить национальный часы с мировым циферблатом и внести корректировки в планы и стратегии. За 26 лет независимости Беларусь, несомненно, стала богаче, краше и приятней для жизни и самореализации. Не было войны и разрухи. Люди производили товары и услуги, увеличивали свои материальные и нематериальные активы. Хуже – лучше – это уже другой вопрос, но именно за время независимости большинство беларусов достигло пика своего благополучия. Доходы ~$1000 в месяц примерно у 1,5 млн. беларусов, средняя зарплата более $620 и даже пенсия под $220 – всё это было под флагом суверенной страны и её первого и пока единственного президента. Однако пик уже пройден. Последние семь лет страна проедает накопленные ресурсы, обнуляет созданный потенциал развития, держит в чёрном теле частный бизнес, который мог бы ликвидировать структурный, системный и институциональный кризис.


Хроническая стагнация или новое качество роста?

Правдами и неправдами белорусские власти заканчивают I полугодие 2017г. с формальным ростом ВВП примерно на 1%. За январь – май 201г. промышленность под прямым воздействием бюджетных анаболиков выросла на 6%. Экспорт товаров при неожиданно благоприятной конъюнктуре цен вырос на ~20%. Даже производительность труда увеличилась на 2%, обогнав темпы роста реальной зарплаты (1,5% за январь – апрель 2017г.). Сельское хозяйство удержалось в плюсе (на 0,1%), чего не скажешь об инвестициях в основной капитал. Они «просели» на 5,5%. Этот показатель продолжает минусовать уже четвёртый год подряд.


Результаты финансового состояния коммерческих организаций Беларуси за январь – апрель 2017г. позволяют сделать целый ряд выводов о состоянии белорусской экономики.

Первый вывод: в экономике накопилось около 2,5 – 3 тысяч «мёртвых» предприятий. Формально на 1.05.2017г. убыточными числились 1676 коммерческих организаций. Если эту цифру дополнить теми предприятиями, которые прочно подсели на господдержку и разного рода преференции, а также добавить к этому числу тех, кто представляет креативную бухгалтерию, чтобы избежать наказания, то получится как раз эти самые 2,5 – 3 тысячи коммерческих «трупов». Они разлагаются, заражая всю экономическую систему.


А. Лукашенко заявил о новой триединой задаче. Ценам стоять, зарплате расти, занятости быть. Вертикаль взяла под козырек, старательно записав новую президентскую тройку - «цены - зарплата - занятость». И в привычной для себя манере принялась ее саботировать. Зарплата по $500 превратилась в зарплату в BYN1 тыс., и появилось условие - при росте производительности труда. Ну, понятное, дело, методологическое шаманство никто не отменял.


А. Лукашенко пожинает плоды сверхцентрализации. Из-за жгучего, доведённого на крайности недоверия ко всему и вся он оказался в ловушке институционального одиночества.

Назначение на должность помощника президента Александра Косинца показательно. А. Лукашенко ставит ему задачу подготовить объективный анализ и доклад о состоянии модернизации. О том, насколько качественно и эффективно были потрачены десятки миллиардов долларов.


Белорусские власти выдавливают мизерный рост сквозь слёзы. С 2011 года Беларусь находится в состояние secular stagnation (постоянный, хронический застой). Это состояние хорошо изучено и описано экономической наукой. Ещё в 1938 году кейнсианец Алвин Хансен описывал это состояние, как сильно неустойчивое восстановление экономики, которое «умирает» в самом зародыше или состояние депрессии ,которая поддерживает сама себя и не уменьшает число структурных безработных.

Кейнсианцы и другие интервенционисты предлагают разные формы и инструменты государственного вмешательства в экономику, как выход из состояния хронической стагнации. История убедительно доказала тщетность, опасность и даже разорительность выполнения таких рекомендаций, особенно в развивающихся, переходных странах.


Что ждёт белорусскую экономику во II полугодии 2017 года

В первой половине 2017 года белорусская экономика оставалась в зоне среднесрочной хронической стагнации. В период 2011-2016гг. среднегодовые темы роста ВВП страны составили всего 0,6%. Несмотря на то, что реальный ВВП Беларуси в январе – мае 2017г. вырос на 0,9%, структурный, системный и циклический кризис продолжает довлеть над экономикой. Положительная динамика отдельных предприятий и секторов в первой половине 2017г. является следствием краткосрочного конъюнктурного всплеска, который не имеет устойчивой природы. Даже сохранение темпов роста ВВП во II полугодии на 1-2% ВВП не будет признаком выхода на устойчивую траекторию роста. Даже по сравнению со среднемировыми темпами изменения ВВП Беларуси отстаёт в три раза, не говоря уже о динамичных странах Азии.

Для преодоления кризисных явлений в 2016г. - первой половине 2017г. белорусские власти пошли по пути стимулирования инвестиционного спроса, в том числе за счёт внешних и внутренних заимствований, а также канализации бюджетных ресурсов в коммерческие проекты, которые должны были дать быстрый результат. Сокращение доходов населения, рост тарифов на услуги инфраструктурных компаний при неизменно жёстком протекционизме внутреннего рынка – все эти меры дополняли пакет антикризисных мер. Предсказуемо они не обеспечили положительной макроэкономической динамики.


Активизация деградации

Белорусские власти продолжают работать в привычной для себя манере. Забрать у налогоплательщиков 40 – 43% ВВП и потратить их на номенклатурных фаворитов в надежде на их быстрый рост. Распорядители чужого (политики и чиновники) не утруждают себя анализом эффективности такой инвестиционной деятельности. Они работают в парадигме индустриализации середины XX века, когда машиностроение, автомобилестроение и 100-процентная с/х производство считались набором приличной развитой страны. С тех пор прошло более 70 лет. Мир стал свидетелем трёх «зелёных» революций. Мы стоит на пороге IV промышленной революции. Эксперты и политики обсуждают революцию на рынке труда в результате роботизации, 3D-принтинга, экономики взаимного пользования, беспилотных и летающих электромобилей и умных сетей. А в это время белорусские власти запланировали собрать с налогоплательщиков и канализировать миллиарды долларов в производство ... тракторов, грузовиков, обыкновенных легковушек, проволоку, дрожжи, белую жесть, туалетной бумаги и сотни зданий и сооружений совсем не инновационного предназначения.


Как живёт частное предпринимательство Беларуси

Исследовательский центр ИПМ представил результаты своего ежегодного опроса малого и среднего бизнеса Беларуси. В апреле – мае 2017г. было опрошено 404 человека. В 75,2% из них работает от 16 до 50 человек, в остальных – от 51 до 250. Промышленность представляли 29,4% респондентов, торговлю и ремонт – 24%, строительство – 17,6%, финансовую деятельность и операцию с недвижимостью – 9,7%. Ветеранами в опросе (регистрация до 1996г.) являются 11,2%, в период 2010-2016гг. были созданы 33,3% предприятий, участвующих в опросе. Строго соблюдено региональное представительство малого и среднего бизнеса (МСБ). Минск представлен 38,8% респондентов, а Могилёвщина – всего 7,4%, что соответствует развитости предпринимательства в этом регионе.


В Беларуси нет региональной политики. Руководитель района, тем более области без согласования и ведома главы страны не может принять ни одно значимое кадровое решение. Бюджеты формируются так, что районы вынуждены быть ходоками по выбиванию денег из республиканского бюджета и внебюджетных фондов. Даже если вдруг руководство одного района вдруг захочет радикально улучшить деловой климат, распродать коммунальную собственность и перестать вмешиваться в работу производителей товаров и услуг, оно не проживёт в своей должности и недели.


Китайский кабель стал лакмусовой бумажкой для определения качества инвестиционных проектов Китая в Беларуси. На деньги Поднебесной, с использованием её рабочей силы, технологий строится завод по производству сульфатной беленой целлюлозы на базе Светлогорского целлюлозно-картонного комбината (ЦKK). Первоначально завод должны были запустить в конце 2015г. Потом дата переносилась несколько раз. Последняя - 7 ноября 2017г. Не факт, что к этому сроку всё будет готово. Очередной камень преткновения - электрический кабель. Китайцы зарыли его в землю, хотя он не прошёл сертификацию в Беларусь. Дело нешуточное. Если на опасном химическом производстве использовать не подходящий для этих целей кабель, весь завод может взлететь на воздух, если, не дай Бог, случится ЧП.


Китайский вектор превращается в пустое махание флажками

А. Лукашенко опять улетел в Китай. Любит он эту страну. Совсем не за Гонконг, Шеньчжень, Макао или за феноменальный период более чем 35-летнего быстрого экономического роста. Скорее за щедрую кредитную линию, обещания инвестиций, создания высокотехнологичных рабочих мест, формальную приверженность социализму и возможность говорить о Китае, как о стратегическом партнёре. Глава Беларуси видит в Китае подтверждение своего мировоззрения и убеждений о превосходстве модели Большого государства. В Поднебесной президент Беларуси видит своеобразного большого брата. Из-за географии он менее навязчив и требователен, чем Россия. Из-за курса на возрождение былого мирового величия Китай ориентирован на долгосрочную перспективу. Значит, в краткосрочной перспективе с его VIP-партхозноменклатурой можно договариваться на взаимовыгодных условиях. Распорядители чужого (политики и чиновники) всех стран, особенно авторитарных, прекрасно понимают друг друга.


Лукашенко образца 2017-го года = Лукашенко-1994 минус 22 года

Очередное послание А. Лукашенко имело убаюкивающий эффект. Банально, избито, скучно и безнадёжно.

Без надежды на то, чтобы зажечь искры в глазах беларусов.

Без надежды на реальные перемены.

Без надежды на то, что власти, наконец, выучат ошибки, которые она делала более 20 лет.


Беда. Кадровая катастрофа. Должностная несуразность. Интеллектуальный конфуз. Есть такие люди на верхушке власти. Они выполняют функцию шлагбаума, тормоза и консерватора старого "болота".

Сегодня Пётр Петрович Прокопович не занимает неких высоких постов в Администрации президента и Совмине. Он является главой Совета по развитию предпринимательства. Этот неказистый орган, тем не менее, имеет доступ к А. Лукашенко. П. Прокопович продолжает мистически флюидами своих стойких убеждений влиять на президента.

Форменной издёвкой является назначение на должность председателя Совета по развитию предпринимательства человека, который всю жизнь верой и правдой служил модели Госплана, централизованного планирования, огосударствления всего и вся. Это как назначить атеиста руководителем епархии или поставить алкоголика во главе общества борьбы за трезвость.


Страница 2 из 49

 

 

Подпишись на новости в Facebook!