Тенденции 918

Чья логика победит в условиях углубляющейся рецессии?

Белорусская экономика работает всё хуже. Минус 4% ВВП за семь месяцев 2015г. – это один из самых плохих показателей мира. Так плохо национальная экономика работала только в далёком кризисном 1995 году. В прострации промышленность. На фоне хронически высоких складских запасов (~Br35 трлн.) быстро материализуется призрак деиндустриализации. Битва за урожай не остановила сокращение с/х производства на 11,5%. Инвестиционная засуха (минус 14,6% за январь – июль 2015) накрыла страну как изнутри, так и извне. Активизация арестов бизнесменов, ужесточение регуляторного давления, очевидная эрозия института частной собственности при высокой макроэкономической неопределённости – в такую страну инвестиции не приходят. Они из неё убегают.

Экспорт сдувается. Прибыль сокращается. Внутренний спрос сжимается. Платёжная дисциплина ниже плинтуса. Безработица съедает растерянный человеческий капитал, который не представляет себя вне старой, советской структуры производства. Инфляция на пару с девальвацией не позволяют бизнесу расслабиться ни на минуту. Когда даже старушки на скамейках рассуждают о кризисе, безработице, депозитах и долларах, отрицать системный, структурный кризис белорусской модели неразумно и опасно. Лечить болезнь можно только после того, как больной человек признал её наличие. Поразительно, что при нынешней чрезмерной централизации и концентрации власти Администрация президента, Совет Министров, Национальный банк, Министерство финансов и Минэкономики как основные дисижнмейкеры, продолжают вести себя, как лебедь, рак и щука. Или как трёхглавый дракон, каждая голова которого живёт и работает на своей волне.

Первая голова: консерваторы советских практик

Одни настаивают на временном, конъюнктурном характере кризиса в белорусской экономике. Они рассуждают примерно так: «Наши предприятия конкурентны, товары качественны, условия работы в стране привлекательны. Просто у наших основных торговых партнёров временные проблемы. Нужно переждать, напрячься, подзатянуть пояса, сохранить рабочие коллективы, подставить плечо нашим промышленным гигантам, подбросить заказов строителям, помочь аграриям заполнить закрома – и всё скоро образумится. Не нужна нам чуждая белорусскому менталитету приватизация. Вредит нашей толерантной культуре либерализация цен. Наша модель – наше национальное достояние. На ней стояли и стоять будем». Доморощенный, упёртый по безобразия консерватизм советских практик и институтов ослепляет представителей этой многочисленной группы во власти. Даже перед лицом очевидных, кричащих в лицо фактов они не в состоянии признать: «Да, модель менять надо. Да, ушло время тотального колхоза, железных занавесов, государственного инвестиционного общака и коллективной безответственности».        

Душа и сердце А. Лукашенко, безусловно, находится в этой группе. Он её лидер, пастор и кормилец.

Вторая голова: интерпретаторы – совместители

Вторая голова белорусского Дракона среди распорядителей чужого – приспособленцы, которые предлагают спасти старую модель интеграцией в неё здоровых элементов отдельных рыночных институтов. Их точку зрения можно представить так: «Кризис, понятное дело, пришёл к нам извне, но он сам быстро не рассосётся. Поэтому нам срочно нужна диверсификация. Экономики, экспорта и концепций. На всех денег и ресурсов в бюджете нет. Поэтому мы предлагаем выделить коммерческие «точки роста», сконцентрировать все льготы и ресурсы у них в руках - и они нас спасут. Давайте включим в эту группу и проверенные частные компании. Государственно-частное партнёрство – модная тема. Под неё можно выбить кредиты у иностранных кредиторов. Да, отдельные цены либерализовать можно, но рычаги контроля оставить нужно. Да, отдельные убыточные предприятия приватизировать можно, но только за большие деньги и в рамках государственных приоритетов. Да, пусть частные производители выпускают товары, но мы им будем постоянно напоминать, что покупать нужно белорусское, продавать – на наших условиях и так, чтобы не обижать государственного производителя. Он же у нас первичен и патриотичен».

Шкурные интересы представителей этой головы Дракона – в широкой возможности законодательных интерпретаций и навязывании всей стране своих субъективных предпочтений и вкусов. Это они создают среду полной неопределённости и непредсказуемости. Кого, когда включать в список бюджетных халявщиков, кого и при каких условиях «казнить» путём отстранения от государственной кормушки, какие цены и в каком режиме регулировать, кому и какой режим доступа на внутренний рынок предоставлять, кому, на сколько и на каких условиях выдавать лицензию, разрешение, сертификат – и когда выданные решения забирать, кому, на какое время выдавать налоговые, таможенные и сырьевые льготы – на совмещении советской модели экономики с элементами рынка зарабатывают, в первую очередь, интерпретаторы и совместители. Они не заинтересованы в углублении кризиса не потому, что радеют за интересы народа, а потому, что кризис резко сужает их возможности заработать, а также увеличивает риски попасть в тюрьму за коррупцию или потерять работу за некомпетентность. Голова            А. Лукашенко, его прагматизм и хозяйственность находится в этой группе. Через неё реализуется политика кнутов и пряников. Через неё реализуется стратегия ручного управления активами, потоками и ресурсами. Через неё цементируется лояльность Вертикали к её руководителю, а также создаётся частный национальный бизнес.

Третья головка: робкие прагматики – профессионалы

Без профессионалов во власти белорусская модель давно бы обанкротилась. В своё время наличие профессионалов во власти, на уровне предприятий продлило жизнь Советскому Союзу. Когда груз ошибок двух других голов Дракона стал невыносимым, вся система рухнула. Сегодня давление на профессионалов - технократов в белорусской Вертикали власти резко возросло. Груз системных, структурных, производственных и инвестиционных ошибок не позволяет вести businessasusual. Существует риск, что отдельных технократов могут назначить стрелочниками, свалив на них вину за рецессию, девальвацию, остановку предприятий, безработицу, неплатежи и дестабилизацию банковской системы.

Первым на линии огня выступает руководство Национального банка. Его председатель П. Каллаур с коллегами, без сомнения, видит реальную, существенную угрозу Беларуси от внешних валютных войн, потери внешних рынков и кредитной разнузданности государства. Его заявление 20 августа в связи с девальвацией казахского тенге разумная информационная мера. Она направлена не столько на обыкновенных людей, сколько на коммерческие организации и представителей двух других голов Дракона. Держать курс Br-рубля за счёт проедания резервов или искусственного ограничения спроса очень опасно, даже в контексте президентской кампании. Ожидания домашних хозяйств и бизнеса могут накалить ситуацию н валютном рынке и в финансовом секторе до 11 октября 2015г. Нацбанку важно сформировать к себе доверие. Для этого открытость и предсказуемость монетарной политики является абсолютно необходимой. К сожалению, из основных структур, отвечающих за экономическую политику, Нацбанк – один в поле воин. Особенно огорчает и настораживает то, что А. Лукашенко не выражает однозначную, публичную поддержку руководству Нацбанка.

В то время как П. Каллаур сотоварищи делает всё, что в его силам и компетенции, чтобы сформировать рациональные ожидания в отношении курса Br-рубля и инфляции, А. Лукашенко... взялся за водку и алкогольные напитки: «Мы не должны допустить, чтобы белорусский народ гробили низкопробным контрафактом». Оказывается, что «активная политика, которую предлагало правительство, практически угробила отрасль». Даже государственная монополия не помогла. Сформировался диктат торговых сетей, а не производителей. После формирования Евразийского экономического союза нас вдруг начала заливать контрафактная водка из России. А до этого было Союзное государство. Оно тоже способствовало бурному росту «серого» алкогольного рынка? Алкоголь – лишь один из товаров, производители которого нашли дорогу к сердцу и голове президента. Тем не менее, он, как лакмусовая бумажка, показывает, как будет вести себя президент в условиях кризиса.

На лицо клэш подходов и позиций. Руководство Национального банка делает акцент на то, что Беларусь работает в рыночной среде, старается сбить тревожные ожидания на предмет курса и инфляции. Глава государства же демонстрирует приверженность жёсткому административному ресурсу, подчинению рыночных игроков номенклатурному диктату и стремление к торговому протекционизму даже при живом ЕАЭС и Союзном государстве.

Конечно, хочется верить, что доброе, нужное дело Нацбанка победит. Мы же верим с сказки и happyend. Однако агрессивная риторика А. Лукашенко, потухшие, безучастные глаза премьер-министра А. Кобякова и министра экономики В. Зиновского, практически полное отсутствие в публичном информационном пространстве министра финансов Владимир Амарин и большевистские махания шашкой руководства Администрации президента склоняют чашу весов в пользу двух первых голов Дракона. Остаётся только гадать, осознаёт ли А. Лукашенко, что выигрыш консерваторов советских практик и интерпретаторов – совместителей означает сильнейший удар по фундаменту белорусской государственности. 

 


Рецессия и 85% поддержки её автору

За январь – июль 2015г. валовой внутренний продукт Беларуси (ВВП) сократился на 4%. Это уже не стагнация. Это полноценная глубокая рецессия. Ситуация усугубляется тем, что белорусские власти её до сих пор не признали. А. Лукашенко требует вернуть экономический рост к концу 2015г. Совмин не возражает, а Минэкономики в это время выставляет годовой прогноз падения на 3,5% - и предлагает практически старую матрицу развития экономики на очередные пять лет. Участившиеся кризисы не заставили VIP-начальников одуматься и отречься от ручного управления экономикой. Значит, безрадостно, больно и бедно населению и бизнесу будет ещё долго. До тех пор, пока дисижнмейкеры не признают, что вал растущих бед национальной экономики – не от внешних факторов, а от того, что внутренние институты и люди ими управляющие застряли в глубоком, всё ещё советском прошлом.


О гражданской активности в президентской кампании

В Беларуси государственно-общественный институт «Лукашенко» мало общего с гражданином Александром Григорьевичем Лукашенко. Этот чисто белорусский институт загустел, забронзовел и заматерел. Выросло поколение, для которых «Лукашенко» - как для советских людей 1970-ых Брежнев: был, есть и будет. Лукашенко-институт в восприятии людей - всевидящий глаз, всеслышащее ухо и всепроникающая рука. Он как бы вне бюрократии и одновременно её плоть. Он вроде бы не часть законодательной власти, но без него ни один законодатель слова не пикнет. Он не судья, но без его вердикта правоохранители парализованы. Он не занимается бизнесом, но даже назначение директора Комаровского рынка в Минске не может произойти без него. Без него не собирается урожай, не строятся дома, не растёт лён, не продаются трактора и сыр.


Белорусские власти опять погрузились в маниловщину

Можно ли продать 20-летние «Жигули» за $50 тысяч? Можно, если на них ездил, к примеру, Владимир Высоцкий или Виктор Цой. Фанат покупает не просто автомобиль, а память, приобщение к кумиру, т. е. нематериальный актив. Можно ли продать за $3 млрд. белорусский завод, который ещё пару лет назад оценивался в 10 раз меньше? Теоретически можно предположить, что среди 7,2 млрд. землян найдётся какой-нибудь фанат белорусского завода с такой суммой лишнего кэша в кармане. Рассчитывать на практическую реализацию такой сделки могут лишь отъявленные утописты. Судя по планам белорусских властей на второе полугодие, их число в органах госуправления заметно увеличилось. Распорядители чужого хотят в эпоху сильных экономических ветров на доморощенных дельтапланах догнать и перегнать мир, который движется на «Боингах 777».


Выполнение годового плана как угроза национальной безопасности

«Считайте, у нас в экономике идет война» - таким неожиданным заявлений огорошил страну А. Лукашенко 6 августа 2015г. Декларируемое миролюбие, хвалёная стабильность и уверенность в правильности выбранного курса вдруг вылились в «военное положение». «И мы должны сделать все для того, чтобы вот в этих военных экономических условиях выполнить те задачи, которые перед собой поставили, и мы должны их решить в этом году» - глава страны отдал приказ премьер-министру А. Кобякову. Теперь АпСоНа (Администрация Президента, Совмин, Нацбанк) глубокого задумалась, как падение ВВП в I полугодии 2015г. на 3,3% превратить в запланированный на весь год рост в 0,2 – 0,7%, ухудшение производительности труда на 1,5% трансформировать в рост на 1,5 – 2%. Провал экспорта товаров и услуг за первых пять месяцев на 25,9% надо как-то превратить в скромное падение на 3,6 – 4%, а снижение реальных располагаемых денежных доходов на 5% нужно титаническими усилиями превратить в рост на 1,1 – 1,5%. Гераклу было проще очистить Авгиевы конюшни, а библейскому верблюду легче пройти через ушко иголки.


Белорусские власти продолжают жить в давно ушедшем мире

В муках, на нервах и на взводе закончила белорусская экономика первое полугодие. Закончила в большом минусе. Минус не только по валовому внутреннему продукту (ВВП). Минус в надежды на преодоление системного и структурного кризиса. Кризиса, природу и суть которого белорусские распорядители чужого (политики и чиновники) до сих пор не поняли. Поэтому к концу первого полугодия скорость полёта национальной экономики ко дну увеличилась.

Полёт традиционно нормальный, пьяный и без осознания направления. Куда несёт – туда летим. А чиновники самоустранились. Стоят в сторонке, теребят смартфоны, ждут, когда всё само как-то рассосётся. Это как раз тот случай, когда у семи нянек дитя без глазу.


Как ликвидировать зону финансового кризиса в Беларуси

Лечить гангрену таблетками аспирина можно. Это смертельно опасно для пациента, плохо для репутации врача, но выгодно для производителя аспирина, а также для бизнеса по управлению частными кладбищами. Такого рода лечение поддерживаю разного рода шарлатаны типа заговорщиков воды и целителей через телевизор. Белорусская экономика попала в подобную ситуацию. Гангрена в ней – это устойчиво убыточные, неплатёжеспособные, технологически отсталые производители товаров и услуг. Таких в экономике около 25%. Это государственные коммерческие проекты. Неважно, республиканская или коммунальная собственность – мотивация и качество управления активами от этого лучше не становится.


Опасная привычка гадить, а не ладить

Белорусские власти зациклились. В условиях системного, структурного и конъюнктурного кризисов их понятийный аппарат скукожился до справочника терминов марксизма-ленинизма. Их ценностные установки сформировались преимущественно в процессе нетрезвого обмен мнений в бане. В результате в ловушке оказалась вся страна. Вместо того чтобы предпринимать адекватные меры по выходу из этого капкана большинство людей и бизнесов тратят львиную долю усилий и ресурсов, чтобы поудобнее устроиться в этой западне. Для них точка опоры - это их пятая точка. Она срослась с диваном и плевать хотела на политический и гражданский активизм.


Уроки греческого дефолта для Беларуси

Социалистическая Греция вывела Европу из состояния ленивой самоудовлетворённости. Большевизм правительства премьер-министра Алексиса Ципраса и его беспрецедентная наглость возмутили не только строгих немцев, но даже спокойных финнов и датчан. После дефолта, проведённого греками в блиц режиме референдума против оплаты долгов перед кредиторами Греции грозит стать первой страной, исключённой из зоны евро. Скептики поговаривают даже об исключении из Евросоюза.
Ситуация Беларуси гораздо лучше. В отношениях с нашими основными кредиторами нет такого негативна и нервного надрыва. Мы вовремя и весьма аккуратно рассчитались перед МВФ, не пропустили ни один платёж перед Россией. У нас государство владеет около 80% активов страны. Т. е. есть, что закладывать и продавать. Тем не менее, при определённом развитии ситуации Беларусь уже в следующей пятилетке может попасть в долговую ловушку. И цацкаться с ней, как Евросоюз и МВФ с Грецией никто не будет.


Запустить заводы дешевле и проще, чем создать культуру счастья

В Беларуси только 15,7% людей считают себя процветающими (thriving). За исключением детей только около одного миллиона беларусов любят то, чем занимаются каждый день. «Золотой миллион» Беларуси мотивирован на достижение своих целей, имеет хорошие отношения в семье и с друзьями, доволен своим материальным положением. Примерно полмиллиона из этого миллиона довольны состоянием своего здоровья, а место проживания считают безопасным и классным. Таковы пять элементов благополучия, выделяемых экспертами Gallup-Healthways. Эта организация ежегодно представляет Глобальный индекс благополучия (Global Well-Being Index) на основании опроса 146 тысяч человек в 145 странах мира.


Диагностика белорусской экономики

Экономический кризис в Беларуси набирает красок и обороты. Люди и бизнес нервно набирают номер службы государственного антикризисного спасения 911, но на том конце провода постоянно занято. Население и предприниматели не плачут – им просто жизнь наша в глаз попала. Для всё большего числа коммерческих организаций и работников работа становится похожей на субботник. Судя по тому, какие эротические трюки проделывает с беларусами жизнь, мы можем претендовать на статус самой сексуальной нации. Но надежда умирает последней. Бизнес и общество продолжают ждать, когда Государство на другом конце провода им ответит.


Десять шагов по восстановлению здравого смысла

Президентская кампания 2015 года вступает в решающую фазу. По политической традиции А. Лукашенко нужно одновременно выполнить две задачи. С одной стороны, нужно убедить свой электорат, что модель, курс и ориентация останутся прежними. С другой стороны скептикам и критикам в условиях рецессии, падающих доходов, растущей безработицы и останавливающихся предприятий нужно показать, что будут реформы, обновление и возвращение экономического роста.


Цена насилия и конфликтов – $14,3 триллионов

17 июня 2015г. Институт экономики и мира представил очередной Индекс глобального мира (Global Peace Index 2015). Из 162 стран (99,6% населения Земли) Беларусь заняла 110-ое место. Это на 18 позиций хуже, чем в рейтинге предыдущего года. Эксперты оценили общие издержки нашей страны на противодействие насилию на $6141 млн. (4% ВВП) или $649 на душу населения. В 2013г. этот показатель составлял $5100 млн. Если бы наши власти инвестировали в гражданский мир и согласие, в полноценный общественный диалог, действенные институты профилактики насилия и гражданского согласия, то ежегодно мы могли бы экономить ~$2,5 – 3 млрд. По мнению исполнительного директора Института экономики и мира Стива Киллелеа (Steve Killelea) уменьшение насилия в мире на 10% добавило бы $1,43 трлн. к мировой экономике. Это в шесть раз больше, чем объём денег, потраченных на спасение Греции и других стран зоны евро вместе взятых.


Безнадёга и беспросвет централизованной экономики

Экономика Беларуси всё глубже уходит в минус. За январь – май 2015г. она упала на 3% ВВП при годовом плане роста на 0,2 – 0,7%. Производительность труда ушла в минус 1,7% при плане роста на 1,5 – 2%. Промышленность сжалась на 7,7% и продолжает падать. Запасы готовой продукции на 01.06.2015г. составили Br38169 млрд. За май они сократились на Br962 млн., но до уровня хотя бы начала 2015г. нужно сократить их почти на Br2 трлн. Инвестиции в основной капитал снизились на 9,8%. Это тоже рекордные темпы падения в этом году. Традиционные меры правительства по стабилизации народного хозяйства возмутили народ и ещё глубже опустили его хозяйство. А. Лукашенко регулярно заслушивает правительство по экономическим проблемам. Совмин отчитывается и докладывает о принятых мерах. Выполняя приказы президента, министры и VIP-номенклатура нацеливают Вертикаль и директорат на «углубление диверсификации» экспорта, сокращение совокупности издержек и укрепление всего хорошего против всего плохого.


Что случится с экономикой Беларуси до 11 октября 2015 года

Очередная президентская кампания, вероятно, закончится 11 октября 2015г. Всё идёт по накатанной колее. Избирательные комиссии, участки и бюллетени – ритуал понарошку. Население делает вид, что выбирает. Власти ставят политический перформанс, чтобы было, как в Евросоюзе. ТВ-ощущение праздника подменяет сам праздник. В ротацию плакатов и дат предлагается верить, как в ротацию кадров. Фьючерсы лучшей жизни вполне совместимы с христианской верой в лучшую, но загробную жизнь.

Монархия без скипетра и державы не может не проводить регулярные политические перформансы. Люди, они же электорат, в царя не верят, а президента с такими же полномочиями считают современным и вполне уместным. На этот раз всё это мистическое действо, психоделический ритуал и гражданско-номенклатурный гротеск проходит на фоне системного, структурного и конъюнктурного кризиса экономики.


От пересаживания чиновников в кресла директоров заводы не запускаются

В условиях острого тройного кризиса (конъюнктурный, структурный, системный) Беларуси критически важную роль играют директора предприятий, управленцы микро и макро уровней. От их способности разобраться в ситуации, оценить имеющиеся ресурсы, распределить бремя издержек и точно выполнить намеченный план зависит многое. Как от врачей-реаниматологов. Продолжительность кризиса, объём убытков и корпоративных жертв (банкротств и ликвидаций), а также скорость создания новых рабочих мест зависит от наличия в стране этого золотого управленческого фонда.


Даже в бедствующих районах власти не дают людям самоуправление

Беларусь – малая, компактная и вполне себе гомогенная страна. Слава богу, что без религиозных, этнических и языковых распрей. Её за день можно пересечь на автомобиле, тем более облететь на самолёте. Добротные дороги, развитая инфраструктура, советская власть плюс полная электрификация. Что запад, что восток – только очень требовательный взгляд в состоянии увидеть мелкие отличия.


С такой кадровой обоймой даже застрелиться с первого раза не получится

Чтобы зарядить и выстрелить, у правительства осталось два месяца. Такую военную метафору предложил А. Лукашенко, чтобы стимулировать премьер-министра А. Кобякова к расшивке острых социальных и экономических проблем. С высокой степенью вероятности можно прогнозировать, что «снаряды» из орудий экономической политики белорусских властей попадут в молоко. Мимо получилось с модернизацией. Мимо вышло с «точками роста» и диверсификацией структуры экономики. Мимо – с инфляцией, доходами населения и экспортом. «Мимо» - это второе имя нынешней власти. Население – мимо кассы, потому что власти – мимо настоящей экономической науки и даже здравого смысла. Вот только VIP-номенклатура всё попадает в яблочко, потому что стреляет чужими, а попадает в свои карманы.


Самовлюблённость на фоне падающей экономики

Тикают часы кризиса. Ускоряются. Усугубляются экономические и социальные проблемы. Обостряются. Ослабляется институциональный иммунитет. Оголяется. Рвутся старые хозяйственные связи. Интеллектуальные, организационные усилия, бюджетные ресурсы в гораздо большей степени тратятся на поддержку старого, чем на создание нового. Для Беларуси январь – апрель 2015г. стал самым плохим началом года в XXI веке. Не удивительно. Виновники кризиса просто пересели в другие должности, продолжая ту же экономическую политику. Глава Нацбанка П. Каллаур и первый вице-премьер В. Матюшевский, новые лица в структурах власти, натолкнулись на мощную инерцию авторов белорусской рецессии в лице М. Мясниковича и А. Кобякова. На фоне ускорения падения экономики обостряется конфликт старой гвардии и мягких рыночников. Сегодня с уверенностью можно сказать, что первая половина года полностью оказалась в кармане ветеранов Вертикали.


Что стоит за формальной поддержкой предпринимательства

Директивы президента о поддержке предпринимательства странным образом совпадают с президентскими выборами. Декларации в поддержку частного бизнеса – это своеобразная дань не столько законодательной моде, сколько кризисам. Они к нам в последнюю пятилетку зачастили. Причём впервые за 20 лет президентская кампания проходит на фоне резкого снижения одновременно ВВП, промышленного производства, инвестиций, экспорта и реальных доходов населения. Отлаженная номенклатурная машина по производству вала сломалась. Посудите сами.


Страница 8 из 46

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 27 2017

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не…