Ярослав Романчук

Ярослав Романчук

Китайско-белорусский индустриальный парк «Великий камень» - это не только 9150,1 гекторов (91,5 квадратных километра Беларуси или 0,044% общей территории страны. Это показатель того, что А. Лукашенко знает, что делать, чтобы привлечь инвестиции, создать условия для развития предпринимательства, активизировать производство и экспорт. По сути дела, глава Беларуси отношением к «Великому камню» показал, что он может быть сторонником экономической свободы в стране, но пока только на 91,5 квадратных километров. И только для китайцев. Вернее для всех иностранцев, которые примут решение инвестировать свои деньги в этом месте.


Сложно представить себе ситуацию, когда бы шведские налогоплательщики поддерживали производство эксклюзивной, дорогой мебели для «золотой» молодёжи. Министров и депутатов, которые бы такое решение поддержали, ожидала бы жёсткая публичная порка с неминуемой отставкой.

Сложно себе представить ситуацию, когда бы швейцарские налогоплательщики поддерживали бы производство эксклюзивных, дорогих часов для бизнес элиты. Министров и депутатов, которые бы утвердили бюджет страны с таким финансированием, прогнали бы из госслужбы с трудно отмываемым клеймом на репутации.


На экономической конференции «Практика реализации экономической стратегии Беларуси. Инвестиции для бизнеса и регионов» предлагаю ирландизацию Беларуси, точнее её экономической политики и стратегии развития.

Ирландия, как и Беларусь, является малой открытой экономикой. Значит, цены, торговля и перемещение финансов должны быть свободными.

Ирландия, как и Беларусь, имеет большого, очень влиятельного, доминирующего соседа.


В Беларуси могу появиться комиссары по контролю за ценами. Это новый, уникальный институт страны, правительство которой заявляет о раскрепощении предпринимательства и создании благоприятного делового климата. МВФ, ЕФСР, Всемирный банк и другие кредиторы и доноры Беларуси настаивают на либерализации цен. Вот белорусские власти и выкрутились. Формально. По-бюрократически. Кредиторам они говорят: «Сморите! Цены у нас свободные. Они рыночные. Нет у нас законов и постановлений, которые их регулируют».

В Беларуси важны не только формальные, писаные законы. У нас работает телефонное право. У нас власти управляют по понятиям, привлекая для своей работы квазиобщественные организации и даже население.


В конце мая 2017г. Министерство экономики представило очередной проект Стратегии, над которыми работали не только представители государственных органов, но также бизнес ассоциаций. В представленном виде данный документ не окажет позитивного влияния на динамику и качество развития белорусского предпринимательства. Стратегия грозит стать очередным декларативным, формальным нормативным актом, который не изменит отношения органов госуправления к бизнесу, не ликвидирует основные барьеры для развития предпринимательства, не внесёт вклад в обеспечение быстрого (5 – 8% ВВП в год), долгосрочного (как минимум, 20 лет), инклюзивного экономического роста.


Что ждёт белорусскую экономику во II полугодии 2017 года

В первой половине 2017 года белорусская экономика оставалась в зоне среднесрочной хронической стагнации. В период 2011-2016гг. среднегодовые темы роста ВВП страны составили всего 0,6%. Несмотря на то, что реальный ВВП Беларуси в январе – мае 2017г. вырос на 0,9%, структурный, системный и циклический кризис продолжает довлеть над экономикой. Положительная динамика отдельных предприятий и секторов в первой половине 2017г. является следствием краткосрочного конъюнктурного всплеска, который не имеет устойчивой природы. Даже сохранение темпов роста ВВП во II полугодии на 1-2% ВВП не будет признаком выхода на устойчивую траекторию роста. Даже по сравнению со среднемировыми темпами изменения ВВП Беларуси отстаёт в три раза, не говоря уже о динамичных странах Азии.

Для преодоления кризисных явлений в 2016г. - первой половине 2017г. белорусские власти пошли по пути стимулирования инвестиционного спроса, в том числе за счёт внешних и внутренних заимствований, а также канализации бюджетных ресурсов в коммерческие проекты, которые должны были дать быстрый результат. Сокращение доходов населения, рост тарифов на услуги инфраструктурных компаний при неизменно жёстком протекционизме внутреннего рынка – все эти меры дополняли пакет антикризисных мер. Предсказуемо они не обеспечили положительной макроэкономической динамики.


Противоречия внутри власти обостряются

18 мая 2017г. в Администрации президента Беларуси проходило совещание по проекту Декрета «О развитии предпринимательства и исключении излишних требований, предъявляемых к бизнесу» и другим проектам документов, которые были подготовлены «в целях развития предпринимательской инициативы, стимулирования деловой активности и исключения излишних требований, предъявляемых к бизнесу». Модератором выступала глава Администрации Наталья Кочанова. За круглым столом представители контрольных структур, министры, бизнесмены и эксперты обсуждали подготовленные с учётом общественного обсуждения проекты документов. Мягкие реформаторы-прагматики вежливо обменялись мнениями с консерваторами – хранителями Госплана. Никто не хочет обострять диалог.


Что стоит за прогнозами Всемирного банка и ЕБРР

Всемирный банк (ВБ) и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) в очередной раз оценили потенциал белорусской экономики. Результат сильно отличается от официальных планов и прогнозов. По мнению ВБ, в 2017г. ВВП Беларуси сократился на 0,4%, чтобы перейти с почти незаметный рост в 2018г. (на 0,7%) и в 2019г. (1,2%). По версии ЕБРР в этом году ВВП сократится на очередные 0,5%, чтобы оторваться от дна всего на 1% в 2018г. Чуть раньше МВФ объявила, что в 2017г. он видит падение белорусской экономики на 0,8% и её рост на 0,6% в 2018г. с продолжением низкого роста вплоть до 2022г. Это значит, что ключевые международные организации, которые работают в Беларуси, прогнозируют нашей стране продолжительную стагнацию. Такая оценка радикально отличается от позиции белорусских властей, которые «нарисовали» нам в 2016-2020гг. рост 3 – 5% ВВП. В программе социально-экономического развития на 2016-2020гг. Совмин определил рост в 2017г. на 1,7%, в 2018г. – на 3,1 - 3,8%, в 2019г. – на 4 – 5% и в 2020г. – на 4,9 – 5,9%.


Граблеведение

Опубликовано в Тенденции июня 21 2017

Активизация деградации

Белорусские власти продолжают работать в привычной для себя манере. Забрать у налогоплательщиков 40 – 43% ВВП и потратить их на номенклатурных фаворитов в надежде на их быстрый рост. Распорядители чужого (политики и чиновники) не утруждают себя анализом эффективности такой инвестиционной деятельности. Они работают в парадигме индустриализации середины XX века, когда машиностроение, автомобилестроение и 100-процентная с/х производство считались набором приличной развитой страны. С тех пор прошло более 70 лет. Мир стал свидетелем трёх «зелёных» революций. Мы стоит на пороге IV промышленной революции. Эксперты и политики обсуждают революцию на рынке труда в результате роботизации, 3D-принтинга, экономики взаимного пользования, беспилотных и летающих электромобилей и умных сетей. А в это время белорусские власти запланировали собрать с налогоплательщиков и канализировать миллиарды долларов в производство ... тракторов, грузовиков, обыкновенных легковушек, проволоку, дрожжи, белую жесть, туалетной бумаги и сотни зданий и сооружений совсем не инновационного предназначения.


Кредитный пузырь сам по себе не рассосётся

Состояние проблемных активов белорусских банков и их финансовая устойчивость не даёт покоя сторонникам макроэкономической стабилизации. По состоянию на 1.01.2017г. они были на уровне 12,8%, на начало апреля 2017г. – 13,7%, на 1 мая – 14,2% или BYN5,47 млрд. До максимального значения ноября 2016г. (14,9%) – рукой подать. Напомним, что на начало 2016г. проблемные активы составляли только 6,8% от общего объёма в банковской системе. Объём активов, подверженных кредитному риску, на начало мая составил BYN38,45 млрд.


Страница 9 из 242

 

 

Подпишись на новости в Facebook!