Аналитический доклад «Экономическое положение, деловой климат в Беларуси и мире в 2018 году»

Аналитический доклад «Экономическое положение, деловой климат в Беларуси и мире в 2018 году»

Автор  08 мая 2018
Оцените материал
(1 Голосовать)

Аналитическое обоснование Национальной платформы бизнеса Беларуси – 2018 «От возможностей к реальности». После двухлетней рецессии и восстановительного роста в 2,4% ВВП в 2017г. экономика Беларуси оказалась на этапе временного конъюнктурного подъёма. Он вызван, в первую очередь, внешними факторами, а также усилением административного стимулирования внутреннего инвестиционного и потребительского спроса. Благоприятная внешняя конъюнктура сохранялась в начале 2018г. По итогам I квартала 2018г. ВВП увеличился на 5,1%, промышленность на 9,4%, инвестиции в основной капитал на 21,8%, в том числе на приобретение машин и оборудования на 51,3%, экспорт товаров – на 26,4%, импорт – на 24,5%. Номинальная начисленная зарплата в январе – феврале 2018г. увеличилась на 19,1%, с учётом инфляции – на13,5% при росте производительности труда только на 5,9%.

 

скачать документ в PDF

По данным Белстата в 2017г. средние цены экспорта выросли на 14,9%, импорта – на 9,3%. Наблюдалась благоприятная ценовая конъюнктура на традиционные экспортные товары Беларуси. В 2017г. средняя цена экспортной нефти по сравнению с 2016г. увеличилась на 28,3%, нефтепродуктов – на 39,8%, азотных удобрений – на 13,7%, чёрных металлов на 29,5%, химических волокон и нитей – на 16,2%, седельных тягачей на 19,4%, грузовых автомобилей на 25,2%, молока и молочной продукции на 20,1%. Наибольший прирост стоимостного экспорта в 2017г. наблюдался по нефтепродуктам (+32,1% по сравнению с 2016г.), сырой нефти (+28,6%), грузовым автомобилям (+62,9%), сжиженному газу (+114,2%), мебели (+34,3%), тракторам и седельным тягачам (+28,4%),лесоматериалам (+55,3%), сливочному маслу (+29%) и калийным удобрениям (+12,1%). В I квартале 2018г. благоприятная ситуация для основных экспортёров страны на их основных рынках сохранялась. При этом страновой диверсификации внешней торговли не произошло. В 2017г. году на пять стран приходилось 71,3% всего экспорта товаров (в 2016г. – 71,1%) и 77,8% всего импорта (в 2016г. – 75,8%). При этом, как указывает начальник Главного управления монетарной политики и экономического анализа Нацбанка Дмитрий Мурин, «наибольший прирост создавался за счет наращивания экспорта промежуточных товаров, то есть товаров с низкой добавленной стоимостью[1]».

Темпы роста белорусской экономики в I квартале 2018г. существенно превышают темпы роста российской экономики. ВВП России в I квартале 2018 года вырос на 1,1%, что в 4,6 раз медленнее, чем Беларуси. Каждый последующий месяц этого года темпы роста ВВП России снижались, а в Беларуси после роста на 4,6% в январе было заметное увеличение скорости роста до 5,6% в январе - феврале с небольшой корректировкой в январе марте, до 5,1% роста.

Российская и белорусская экономики сильно отличаются ещё, как минимум, по двум ключевым индикаторам. В I квартале 2018г. по сравнению с аналогичным периодом 2017г. промышленность России увеличилась только на 1,9%, в то время как белорусская взлетела на 9,4%. Инвестиции в основной капитал в России увеличились на 4,4%, а в Беларуси – на 21,8%. В условиях расширения санкций США и Запада против России высока вероятность дальнейшего замедления российской экономики, что при нынешнем уровне зависимости от российского рынка неизбежно окажет негативное влияние на состояние белорусской экономики.

Нацбанк продолжает проводить умеренно жёсткую по белорусским стандартам монетарную политику. За 2017г. объём наличных денег в обращении увеличивается более чем на 31%, активная рублевая денежная масса увеличилась более чем на 37%, рублёвая денежная масса – более чем на 30%, а широкая денежная масса на 17,4% (после весьма умеренного роста в 2016г. на 3,8%). В январе – марте 2018г. Нацбанк снизил объём денег М1 на 10,1%, денежную базу – на 0,1%, М2 – на 1,2%, М3 – на 2,2%, чтобы снизить инфляционное давление и сохранить стабильность BYN-рубля. При этом Нацбанк официально признаёт наличие серьёзного источника увеличения темпов роста цен: «… Рост реальной заработной платы и реальных располагаемых доходов населения темпами, опережающими динамику производительности труда, формирует предпосылки для усиления инфляционного давления как в настоящее время, так и в ближайшей перспективе[2]». Дополнительным стимулом роста внутреннего потребления стало существенное увеличение объёмов кредитования физических лиц. В 2017г. оно увеличилось на 27%, а объём потребительских кредитов населению вырос на 75%.

Динамика изменения параметров денежной массы Беларуси, 2014 - 2017г.

 

2017

Июль – декабрь 2017г.

Январь – июнь 2017г.

IV кв. 2017г. к III кв. 2017г.

III кв. 2017г. к II кв. 2017г.

II кв. 2017 к I кв. 2017

I кв. 2017 к IV кв. 2016

2016

2015

2014

2013

М0

31,1

12,2

16,8

3,8

8,1

17,5

-0,6

25,8

2,2

13,2

68,5

М1

37,2

13,2

14,6

10,4

3,2

23,6

-7,3

24,6

2,3

12,6

69,3

Денежная база

56,6

65,6

-5,4

22,5

35,1

-0,3

-5,2

1,8

14,9

13,8

61,6

М2

30,2

14,6

13,6

11,6

2,7

12,2

1,2

19,4

-0,4

14,5

58,4

М3

17,4

9,7

7,0

7,4

2,2

9,5

-2,3

3,8

36,5

23,9

45,1

Источник: Национальный банк Беларуси. Январь 2018г. http://www.nbrb.by/statistics/MonetaryStat/BroadMoney

 

Позитивные валовые показатели не принесли ощутимого улучшения финансового положения коммерческого сектора. При общем снижении объёма введенных в эксплуатацию м2 жилья (на 3,4%) ввод жилья с господдержкой стремительно вырос, сразу на 29,4%. Даже инвестиции в строительно-монтажные работы выросли в I кв. 2018г. на 10,5%. Правительство поддалось давлению строительного и девелоперского лобби, поддержала основные коммерческие проекты АПК и Минпрома. По итогам 2017г. уровень доходов органов государственного управления составил 42% ВВП.

По итогам I квартала 2018г. убыточными остаются 1606 коммерческих организаций (22,6% от их общего количества). За январь – февраль 2018г. по сравнению с аналогичным периодом 2017г. сумма их чистого убытка выросла в 2,4 раза, до BYN786 млн. Чистая прибыль коммерческих организаций за январь – февраль 2018г. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократилась на 31,3%. В промышленности количество убыточных предприятия даже выросло, с 397 единиц в январе – феврале 2017г. до 423 единиц в январе – феврале 2018г. или с 25,1% до 26,7%. Сумма их чистого убытка утроилась, до BYN483 млн. На одну убыточную организацию убытки составили BYN1,14 млрд. Это в 2,9 раз больше, чем было годом раньше. Если в начала 2017г. года коммерческие организации направили на погашение кредитов и займов 23% выручки, то в начале 2018г. - 25,8% или BYN8,45 млрд. В промышленности эта доля составила 33,1% (годом раньше было 28,3%).

Финансовое положение с/х производителей ещё хуже, чем в промышленности. В январе – феврале 2018г. по сравнению с аналогичным периодом 2017г. чистая прибыль этого сектора сократилась на 35,1% и составила только BYN85,5 мн. при выручке BYN1,66 млрд. Рентабельность продаж уменьшилась на 31,9%, а рентабельность продаж по конечному финансовому результату без господдержки вообще стала отрицательной – минус 1,4% (годом раньше было 2,6%). Сумма чистого убытка убыточных организаций выросла в 4,3 раза, до BYN81,4 млн. а доля убыточных с/х организаций без господдержки составила 56,3%. Дополним эту жуткую картину долгами по кредитам. Они на 1.03.2018г. составили BYN5,18 млрд., а просроченная – BYN493,4 млн. С начала года она выросла на 12,2%. И всё это на фоне роста с/х продукции в I квартале 2018г. на 1,9%.

 

Основные экономические показатели Беларуси, 2014 – 2017 гг.

Показатель

2017

2016

2015

2014

ВВП, млн. BYN

105199,0

94321,4

86970

77846

Реальный ВВП, % изменения

2,4

-2,6

-3,8

1,7

Производительность труда, %

3,6

-0,8

-2,6

2,5

Промышленность, млн. рублей

93042

79414,8

72900

66839

Промышленность, в %

6,1

-0,4

-6,6

2,0

Запасы готовой продукции (на конец периода), млн. руб., в % к среднемесячному объему промышленного производства

3851,0

61,3%

3659,7

66,9%

3348,0

68,7%

3270,0

75,8%

Сельское хозяйство, млн. рублей

18246,0

15260,0

13670

13142

Сельское хозяйство, %

4,1

3,4

-2,5

2,9

Инвестиции в основной капитал, млн. рублей

20388,8

18074,3

20630

21351

Инвестиции в основной капитал, %

5,3

-17,9

-17,5

-5,8

Ввод в эксплуатацию жилья за счет всех источников финансирования, тыс. кв. м общей площади

3792,5

4285,7

5058,4

5522,4

Ввод в эксплуатацию жилья за счет всех источников финансирования, %

-11,5

-15,2

-8,5

5,8

Перевезено грузов, млн. т

439,5

430,4

447,4

471,9

Перевезено грузов, %

5,2

-3,7

-4,3

-0,8

Оптовый товарооборот, млн. рублей

75767,3

64848,1

59820

53571

Оптовый товарооборот, %

3,1

-10,4

-3,0

9,5

Розничный товарооборот, млн. рублей

39158,8

36199,9

34730

30840

Розничный товарооборот, %

3,8

-4,1

-1,3

6,0

Экспорт товаров и услуг, млн. $

36435

29758

32801

43312

Экспорт товаров и услуг, %

21,7

-9,3

-24,3

-1,7

Импорт товаров и услуг, млн. $

36372

29808

32683

43796

Импорт товаров и услуг, %

21,2

-8,8

-25,4

-5,6

Прибыль, убыток (-) от реализации продукции, товаров, работ, услуг, млн. руб.

15722

12599

11906

10200

Чистая прибыль, убыток (-), млн. руб.

8472

4304

2780

4487

Количество убыточных организаций, единиц

1127

1564

1413

1028

Сумма чистого убытка убыточных организаций, млн. руб.

2404,1

1991,1

2814,7

1250

Численность занятых в экономике, в декабре, тыс. человек,

4349,4

4383,3

4464,3

4472,5

Реальные располагаемые денежные доходы населения, %

2,4

-7,3

-5,9

0,1

Реальная зарплата, %

6,2

-4,0

-3,1

0,3

Источник: Нацстат Республики Беларусь, январь, февраль 2018 http://www.belstat.gov.by/

 

Финансовые результаты промышленности, 2015-2017гг.

Показатель

2015

2016

2017

Прибыль от реализованной продукции, млн. BYN

6838

7083

9331

Чистая прибыль млн. BYN

606

2222

3614

Рентабельность продаж, %

8,7

8,0

9,3

Количество убыточных организаций, единиц

489

354

315

Сумма чистого убытка убыточных организаций, млн. BYN

2551

943

1454

Кредиторская задолженность, на 01.01., млн. BYN

13737

16250

18946

За топливно-энергетические ресурсы

1578

2828

3011

Задолженность по кредитам и займам, млн BYN

34388

35408

38416

Доля выручки на оплату кредитов, %

26,8

35,3

32,8

Просроченные долги по кредитам, млн. BYN

790

1478

1089

Дебиторская задолженность, млн. BYN

13291

15686

17331

Просроченная дебиторская задолженность, млн. BYN

3409

3774

4026

Внешняя дебиторская задолженность, млн. BYN

4027

4584

4719

Складские запасы на конец года, млн. BYN

3350

3660

3851

Источник: Белстат. http://www.belstat.gov.by/

 

Финансовые результаты сельского хозяйства Беларуси, 2015-2016 гг.

Показатель

2015

2016

2017

Прибыль от реализованной продукции млн. BYN

52,4

254

728

Чистая прибыль млн. BYN

-86,7

329

741

Рентабельность продаж, %

0,6

2,7

6,5

Рентабельность продаж по конечному финансовому результату без господдержки, %

-7,2

-3,7

1,1

Количество убыточных организаций, единиц

485

331

182

Удельный вес убыточных организаций без господдержки,

в % от общего числа

76,5

68,6

61,3

Кредиторская задолженность, на 01.01., млн. BYN

5749

6574

6711

За топливно-энергетические ресурсы

248

427

519,4

Просроченная кредиторская задолженность, млн. BYN

1702

2293

2396

Задолженность по кредитам и займам, млн BYN

5492

5171

5421

Просроченные долги по кредитам, млн. BYN

321

548,4

439,9

Дебиторская задолженность, млн. BYN

923

1074

1240

Просроченная дебиторская задолженность, млн. BYN

260

315

335,3

Источник: Белстат. http://www.belstat.gov.by/

 

Императивы экономической политики в свете новой среднесрочной задачи: ВВП Беларуси в 2015г. должен составить $100 миллиардов

В 2017г. в долларовом выражении ВВП Беларуси увеличился на 13,1%. Тем не менее, он оказался на 30,8% меньше уровня 2014 года. При пересчёте в $-доллары рост промышленности составил 21,2%, но до рекордного уровня 2014-го года не хватило 26,4%. Несмотря на увеличение инвестиций в основной капитал на 16,7%. показатель 2017-го года оказался на 49,5% ниже объёма 2014-го года. Самые быстрые темпы преодоления отставания от 2014-го года отмечено по внешней торговле. Объём экспорта товаров 2017г. оказался на 19% меньше 2014-го года, импорта – на 14,5%.

 

Основные параметры экономики Беларуси, 2014-2017 гг.

показатели в $-долларах по среднегодовому номинальному курсу

Показатель в млн. $

2017

2016

2015

2014

2017г. к 2016г. в %

2017г. к 2014г. в %

ВВП

54405

48118

56813

78581

13,1

-30,8

Промышленность

48163

39727

45951

65429

21,2

-26,4

С/хозяйство

9445

7638

8617

12865

23,7

-26,6

Инвестиции в основной капитал

10554

9042

13004

20901

16,7

-49,5

Доходы бюджета (совокупные)

22828

19410

23058

30552

17,6

-25,3

Оптовый товарооборот

39221

32440

37707

52441

20,9

-25,2

Розничный товарооборот

20271

18109

21891

30189

11,9

-32,9

Экспорт товаров

29212

23416

26660

36081

24,8

-19,0

Импорт товаров

34234

27570

30292

40502

24,2

-15,5

Чистая прибыль

4386

2153

2472

5129

103,7

-14,5

Производительность труда, в USD

12512

10620

12197

16984

17,8

-26,3

Источник: расчёты на основе данных Белстата и Нацбанка, февраль 2018г.
 

Весной 2018г. президент А. Лукашенко чётко сформулировал среднесрочную цель развития экономики Беларуси – обеспечить ВВП страны в 2025г. в $100 млрд. В своём Послании народу и Национальному собранию он заявил: «Наша задача — быть открытыми для лучшего. Цель — расти быстрее, чем другие, и таким образом сокращать отставание от развитых стран»[3].

В 2017-ом году ВВП Беларуси составил $54,4 млрд. За восемь лет необходимо добавить $45,6 млрд. или в среднем $5,7 млрд. в год. Это значит, что Беларуси нужно обеспечить темпы экономического роста на уровне Китая и Индии, опережая по темпам роста Евросоюз, как минимум, в три раза.

Теоретически это возможно. Экономическая история знает такие случаи. В 30 эпизодах экономический рост продолжался 20 лет и больше. Только шесть стран сумели обеспечить устойчивый рост в течение более 40 лет (Китай, Тайбэй (Китай), Южная Корея, Сингапур, Таиланд и Теркс и Кайкос (британская заморская территория в Вест-Индии)[4]. В 43% случаев продолжительный рост экономики заканчивался жёсткой посадкой, т. е. глубоким падением. Так происходило очищение экономики от инвестиционных, производственных и управленческих ошибок.

Для реализации среднесрочной страновой стратегии «Беларусь - $100 миллиардов» чрезвычайно важно нейтрализовать источники торможения развития и роста, адаптировать самые инновационные теоретические и практические решения для создания уникальной синергии традиционных и новых источников роста, внедрить лучший мировой опыт с учётом национальных особенностей, состояния институтов, активов и обязательств.

Быстрый (6 - 9% в год), долгосрочный (минимум 20 лет), инклюзивный (участвуют и пользу получают все) экономический рост возможен, как гармония интересов и действий общества, бизнеса и государства. В одиночку достижение этой цели не под силу государству, пусть даже оно сконцентрирует в своих руках более половины ВВП и более 80% активов и ресурсов. А. Лукашенко в Послании-2018г. подтверждает эту мысль: «Опережающий рост — системная задача, и каждый должен видеть себя в ее обеспечении. Для этого стратегические шаги нужны во всех сферах - инвестиционной, налоговой, финансовой, в отраслях реального сектора, сфере услуг»[5].

«Беларусь - $100 миллиардов» – это стратегически правильный, амбициозный проект, реализацию которого необходимо начинать с достижения общенационального консенсуса. Для его обеспечения нужна, как сказал Председатель Совета Республики М. Мясникович, принципиально иная законодательная база: «Сегодня нужны законы нового поколения, научно обоснованные и детально выверенные, в том числе в части всестороннего прогнозирования последствий их реализации[6]».

Для реализации среднесрочной стратегии «Беларусь - $100 миллиардов» необходимо провести аудит внутренних и внешних условий, определить потенциал традиционных источников роста и развития. Новейшую экономическую историю нашей страны можно условно разбить на три периода. Первый период – 1994 – 2005гг. За это время произошло удвоение ВВП Беларуси в долларовом выражении. В 1994г. этот показатель составлял $15,11 млрд., в 2005г. стало $30,22 млрд. Следующий период 2006 – 2008гг. - золотой этап в экономической истории Беларуси. В результате уникального стечения внутренних и внешних обстоятельств ВВП страны в 2008г. составил $60,8 млрд. Быстрый рост белорусской экономики был обеспечен на счёт капитализации и повышения рыночной релевантности крупных промышленных предприятий, благоприятной внешней конъюнктуры на удобрения, металлы, нефтехимические товары, с/х товары и средства транспорта, особых отношений с Россией. В период 1998 – 2014гг. ежегодный интеграционный грант Беларуси со стороны России (цены на нефть, газ, электроэнергию, условия доступа на рынок, особенности взаимных расчётов) составил ~12% ВВП. Централизация ресурсов и активов, искусственное стимулирование внутреннего инвестиционного и потребительского спроса обеспечили быстрый, восстановительный рост экономики. Свой вклад в него внесли операции «серой» экономики, вовлечение в коммерческую деятельность сотен тысяч предпринимателей и заполнение разных ниш на рынке товаров и услуг.

2008-ый год не был пиком экономического развития Беларуси. Максимальный показатель ВВП был достигнут в 2014г. - $78,58 млрд. По сравнению с 2010-ым годом валовой внутренний продукт увеличился на 42,6%. Период 2010 – 2017гг. – это активизация мер монетарной, фискальной, инвестиционной и торговой политики для восстановления темпов экономического роста двух предыдущих периодов. Правительство пыталось преодолеть кризисные явления, делая ставку на государственные инвестиции в избранные коммерческие проекты (государственные инвестиционные программы), импортозамещение, централизацию денежных ресурсов (доходы и расходы органов госуправления значительно превысили 50% ВВП) и торговый протекционизм. Одним из основных источников доходов стали кредиты органам госуправления и коммерческому сектору. С 2007 по 2017гг. только внешний долг органов госуправления увеличился с $589 млн. до $17256 млн. (в 29,3 раза!), обслуживание внешнего долга органов госуправление - с $166 млн. до $1688 млн.[7] (в 10,2 раза).

По разным оценкам, результатом обильных государственных инвестиций в 2006-2017гг., в том числе за счёт внешних кредитов, стало накопление токсичных, неработающих активов на $15 – 20 млрд. Дальнейшие заимствования опасны из-за негативного влияния на развитие экономики. Расходы в объёме ~16 - 20% бюджета страны на обслуживание и выплату госдолга, внешние заимствования даже под евробонды под 6% годовых, направление коммерческими организациями 25 – 30% выручки на обслуживание кредитов – эти показатели ставят под сомнение целесообразность такого источника финансирования производства товаров и услуг, как внешние и внутренние кредиты.

Рецессия 2015-2016гг. стала результатом накопленных инвестиционных, производственных и управленческих ошибок, а также сохранением сильной зависимости белорусской экономики от российского рынка. ВВП Беларуси с 78,58 млрд. в 2014г. сократился до $48,12 млрд. в 2016г. Потеря $30,46 млрд. или 38,8% ВВП стала очень жёсткой посадкой после продолжительного периода использования искусственных финансовых, налоговых и административных стимуляторов.

Таким образом, старые источники экономического роста, которые обеспечили Беларуси быстрое развитие в период 1994 – 2008гг. не удалось восстановить в период 2010-2017гг. За этот период белорусская экономика в долларовом выражении сократилась на 4,4% или на $2,5 млрд. Доля Беларуси в мировом ВВП сократилась с 0,09% в 2010г. до 0,07%.

Такая траектория развития является следствием воздействия преимущественно внутренних факторов. Беларусь оказалась в небольшой группе стран, которая в 2010-2017гг. сработала с минусом. Экономика Азербайджана сжалась на 25,9%, как следствие сильнейшей зависимости от нефти и игнорирования императива диверсификации. То же самое случилось с Россией, которая уменьшилась на 1,2%. Украина испытала шок падения на 23,7% ВВП, причём не только из-за войны на востоке страны.

За этот же период мировая экономика увеличилась на 21%. Китай сумел в очередной раз удвоить свой ВВП, произведя почти $12 трлн. Индия выросла на 49,6%, богатая Ирландия – на 56,8%, Южная Корея на 50,7%, постоянно воюющий Израиль на 59,9%, мирная, экономически свободная Эстония на 35,5%.

Наши соседи тоже не стояли на месте. Экономика Литвы увеличилась на 27,7%, Латвии – на 25,7%, Польши – на 8,6%. Если в 2010г. ВВП Беларуси в абсолютном значении был больше литовского на $20,4 млрд., то в 2017г. – только на $7,7 млрд. И это при населении в 3,3 раза меньше, чем в нашей стране. Значит, экономический рост в этот период наблюдался в странах как с высоким уровнем развития, так и в развивающихся, на разных континентах, в разных геополитических обстоятельствах и степенью зависимости от сырьевых и энергетических ресурсов. Попытки белорусских властей в течение семи лет активировать традиционные источники роста инструментами монетарной, фискальной, торговой и административной политики в рамках государственной собственности, при сильной централизации системы принятия решений и высоком уровне торгового протекционизма не привели к достижению поставленной цели.

В мае 2018г. Министерство экономики Беларуси предложило свой подход к увеличению ВВП Беларуси. Министр В. Зиновский вкратце описал его суть: «Министерство экономики весь прошлый год и начало этого занимается разработкой плана так называемой индустриализации нашей страны. К каждому из 118 районов будут привязаны определенные инвестиционные проекты, будь то озвученные министерствами либо выработанные губернаторами. Пока в этом плане 1740 проектов[8]».

По сути дела, перед нами типичный пример централизации ресурсов и активов в руках государства, ставка на государственные инвестиционные проекты, выбор и оценку которых осуществляют не частные кредиторы, инвесторы или страховые структуры, а чиновники и политики. В условиях быстрой адаптации и интеграции технологий IV промышленной революции, постиндустриального общества, глобализации и интернационализации экономических процессов Минэкономики предлагает теоретическую матрицу первой половины XX века, которая была разработана международными организациями для бедных, аграрных стран Африки, Азии и Латинской Америки. Результаты её реализации доказали неэффективность и непригодность для бедной, развивающейся страны, которая ставит амбициозную задачу обеспечить быстрый, долгосрочный, инклюзивный экономический рост. Основные механизмы и инструменты экономики развития (государственные инвестиции в рамках государственной собственности, выделение так называемых точек роста, импортозамещение, национализация инфраструктурных секторов, активное применение мер тарифного и нетарифного регулирования для создания льготных условий избранным секторам и предприятиям) не привели к устойчивому развитию, не выполнили основные цели догоняющего развития. Успешные страны второй половины XX века, которые сумели преодолеть разрыв в экономическом развитии (Сингапур, Тайвань, Гонконг, Южная Корея, Чили, Ирландия) не использовали в качестве теоретической базы экономику развития.

Предложение Министерства экономики вызывает недоумение ещё и потому, что белорусские власти именно модель административного выделения «точек роста» использовали в Беларуси более 20 лет, и особенно интенсивно – последние десять лет. Широкомасштабная программа модернизации промышленности, инициированная правительством во второй половине 2000-ых, должны была закончиться наличием конкурентоспособных, прибыльных, валютоокупаемых заводов и фабрик, не требующих государственной поддержки. Состояние цементной отрасли, деревообработки, автомобилестроения, электронной и лёгкой промышленности, производителей бумаги и стекла позволяет сделать вывод о тупиковости данной стратегии модернизации. Именно за этот период произошло ещё большее отставание Беларуси по объёму ВВП, производительности труда и доходам населения. На государственные модернизационные программы были затрачены десятки миллиардов долларов. На выходе в экономике страны не появилось ни одно новая коммерческая организация, которая бы оказала позитивное влияние на её структуру, качество и наполняемость бюджета.

С учётом результатов государственных инвестиций в последние 10 – 15 лет, качества управленческого капитала в органах госуправления и в секторе госпредприятий, объёма накопленных инвестиционных ошибок и токсичных активов, острого дефицита финансовых ресурсов, низкой технологической базы, неблагоприятного режима торговли с Евросоюзом (Беларусь до сих пор не признана страной с рыночной экономикой), слабых институтов защиты прав собственности, а также негативном влиянии событий в России на белорусскую экономику организация, финансирование и реализация 1740 государственных инвестиционных проектов во всех районах Беларуси в период 2019-2025гг. представляется крайне рисковым, не имеющим достаточного научного обоснования, финансовой, маркетинговой проработки. Предложение Минэкономики явно диссонируют с важным выводом А. Лукашенко: «Время жесткой планово-распределительной экономики безвозвратно ушло[9]». План реализации 1740 инвестиционных проектов в каждом регионе – это по форме и содержанию как раз проявление той модели, время которой безвозвратно ушло.

ВВП отдельных в стран в 2010 и 2017гг., в $-долларах по рыночному курсу

Страна

2010

2017

Темпы изменения, % 2017 к 2010гг.

Армения

9,37

11,04

17,8%

Китай

5930,4

11937,56

101,3%

Чехия

197,67

209,65

6,1%

Эстония

18,95

25,68

35,5%

Грузия

11,64

15,23

30,8%

Германия

3312,2

3651,87

10,3%

Гонконг

224,2

334,1

49,0%

Индия

1630,5

2439,0

49,6%

Ирландия

207,64

325,65

56,8%

Израиль

217,69

348,01

59,9%

Казахстан

148,05

156,19

5,5%

Кыргызстан

4,79

7,06

47,4%

Ю. Корея

1014,89

1529,74

50,7%

Литва

36,54

46,67

27,7%

Латвия

24,01

30,18

25,7%

Молдова

5,81

7,96

37,0%

Н. Зеландия

140,07

200,84

43,4%

Польша

469,75

509,96

8,6%

Сингапур

227,38

305,76

34,5%

Словакия

87,24

95,0

8,9%

Турция

731,29

841,21

15,0%

США

14498,93

19362,13

33,5%

Узбекистан

38,96

67,51

73,3%

Беларусь

56,9

54,4

-4,4%

Азербайджан

52,91

39,21

-25,9%

Россия

1487,3

1469,34

-1,2%

Украина

136,42

104,06

-23,7%

Мир

65906,0

79865,0

21,0%

Источник: База данных МВФ, май 2018г. http://www.imf.org/external/index.htm

Реализация среднесрочной страновой стратегии «Беларусь - $100 миллиардов» - это вполне реалистичная цель для страны, которая сделала ставку следующий проведенный десятками стран мира рецепт быстрого роста и развития: 1) верховенство права и независимый суд, 2) экономическая свобода, 3) частная собственность, 4) свободная торговля, 5) малое государство и 6) солидарное общество.

По итогам 2017г. у Беларуси (свежие данные МВФ) составил $5760. При ВВП Беларуси в $100 миллиардов ВВП на душу населения составит ~$10600. Столько же получила Россия по итогам 2017г. ($10608). $10728 – это среднемировой ВВП на душу населения в 2017г. Польша наработала на $13823 per capita, Латвия – на $15547, Литва – на $16730, Эстония – на $19840. По данному показателю Беларусь по итогам 2017г. отстаёт от России на 84%, Польши – в 2,4 раза, Латвии – в 2,7 раз, Литвы в 2,9 раз, Эстонии – в 3,4 раза. Во избежание ещё большего отставания от мировых и региональных лидеров наша страна должна реализовать стратегию под условным названием «Беларусь - $100 миллиардов».

 


О невозможности реализации стратегии «Беларусь - $100 млрд.» в рамках старой модели

В период быстрого экономического роста в Беларуси в 2000 – 2008гг. не было целого ряда факторов, которые сегодня оказывают большое влияние на содержание и качество экономических процессов. Назовём основные причины невозможности воспроизвести в Беларуси быстрый, долгосрочный экономический рост, который наблюдался в нашей стране в 1994-2008гг., за счёт традиционных источников и ресурсов:

  • радикально иной характер взаимоотношений с Россией, изменение формата и размера энергетической и интеграционной поддержки, характера конкуренции на российском рынке для белорусских производителей, состояния отношений России с внешним миром;
  • интенсификация межстрановой конкуренции с использованием налоговых, таможенных и институциональных инструментов, в том числе в рамках ЕАЭС;
  • высокий объём накопленных в экономике Беларуси токсичных активов, инвестиционных ошибок, корпоративных долгов и институциональных дефектов;
  • низкое качество системы государственного управления, управления сектором государственных предприятий;
  • высокая налоговая нагрузка и издержки коммерческих организаций по выполнению налоговых обязательств;
  • высокая регуляторная нагрузка и транзакционные издержки, связанные с выполнением требований законодательства и характером взаимоотношений с правоохранительными органами и государственными предприятиями (криминализация законодательства;
  • технологическое отставание, которое усугубляется высокой скоростью интеграции в производство технологий IV промышленной революции;
  • растущая социальная, демографическая нагрузка при высокой скорости оттока человеческого капитала, особенно молодёжи;
  • низкий уровень взаимного доверия бизнеса и власти, неблагоприятный инвестиционный имидж Республики Беларусь.

Потенциал государственных коммерческих организаций для обеспечения быстрого долгосрочного роста для выполнения среднесрочной стратегии «Беларусь - $100 миллиардов» серьёзно ограничен как вышеуказанными факторами, так и конъюнктурой внутреннего и внешних рынков. Ни одна международная организация, рейтинговое агентство, кредитные и аналитические структуры, которые прогнозируют рост экономики Беларуси в среднесрочной перспективе более 2,5 – 3%. Это ниже среднемировых темпов роста и значительно ниже тех темпов роста, которые необходимы для выполнения среднесрочной стратегии «Беларусь - $100 миллиардов».

По оценке Международного валютного фонда (МВФ) в 2013-2016гг. доходность капитала у госпредприятий была в среднем в три раза меньше, чем в частном секторе. Чистая операционная прибыль госпредприятий, как отношение к инвестициям в основной капитал, была в среднем в 2,5 – 3 раза меньше[10]. Глава представительства Всемирного банка в Беларуси Алекс Кремер при представлении Рамочной стратегию партнерства Группы Всемирного банка для Республики Беларусь на 2018-2022 годы заявил: «Что касается белорусских госпредприятий, наш анализ показывает, что производительность в частном секторе на 40% выше, чем в государственном секторе»[11].

Серьёзным вызовом для обеспечения быстрого долгосрочного роста является состояние рынка труда. В 2010г. рабочая сила Беларуси составляла 4742,2 тысячи. На 1.04.2018г. - 4343,8 тыс. – минус 398,4 тысячи. За это время число пенсионеров увеличилось почти на 300 тысяч. В 2016г. число уволенных превысило число принятых на работу на 108105 человек, в 2017г. – на 41113 человек, в I квартале 2018г. – 6738 человек[12]. Сокращение рабочей силы за этот период более чем на 150 тысяч человек - свидетельство аккумуляции ошибок в промышленной, инвестиционной и социальной политике. Высокая налоговая нагрузка на фонд зарплаты, регуляторные издержки приёма на работу и увольнения, миграция качественных трудовых ресурсов на рынки соседних стран с лучшими условиями оплаты труда, неблагоприятная демографическая ситуация и растущий дефицит Фонда социальной защиты населения не оставляют свободу маневра для государства и работодателя в существующей налоговой системе.

Об ограниченном потенциале сектора госпредприятий в существующих институциональных рамках высказывались многие руководители органов государственного управления. Так Наталья Никандрова, директор Национального агентства инвестиций и приватизации в феврале 2017г. заявила: «Если, будучи добросовестным предпринимателем, сегодня невозможно вести бизнес, не нарушая законодательство, значит, такое законодательство нужно срочно менять и максимально упрощать, давая бизнесу больше свободы[13]».

Максим Ермолович, первый заместитель министра финансов Беларуси в октябре 2017г. указал на ещё один серьёзный дефект фискальной политики: «В 2015 году было беспрецедентное давление на банки со стороны госпредприятий, которые в один миг перестали обслуживать и погашать свои кредиты… Не все предприятия, но крупные испытали сложности с погашением и обслуживанием долгов. Минфину пришлось вмешиваться в этот процесс и проводить глубокую реструктуризацию обязательств предприятий через инструменты бюджетного кредитования. Мы фактически выдавали бюджетные кредиты на погашение этих обязательств, переводя долг предприятий перед банками на бюджет[14]». Речь идёт о трансферте $,1,8 млрд. бюджетных ресурсов в пользу коммерческих организаций, которые не выполнили свои финансовые обязательства. Глава страны в декабре 2017г. отреагировал на такую ситуацию следующим образом: «Мы себе не можем позволить постоянно перекладывать проблемы предприятий и банков на бюджет. Нам надо системно определиться с этим вопросом. Необходимо более активное участие банков в данных процессах. Но самым активным должен быть тот, кто брал деньги. Нам следует предусмотреть действенные меры оздоровления финансовой ситуации как на конкретных предприятиях, так и в отраслях экономики[15]».

В феврале 2016г. Элла Селицкая, заместитель министра по налогам и сборам заявила: «У нас отсутствует механизм оценки эффективности налоговых льгот. Не так страшен объем предоставляемых льгот — это решает каждое государство, определяя для себя, какие приоритетные виды деятельности развивать. Беда именно в отсутствии оценки эффективности. То есть на этапе принятия решения о предоставлении льгот обоснование готовится, рассчитывается, что получит плательщик, оставив в своем распоряжении эту сумму. Но впоследствии ни одно экономическое ведомство, ни одно отраслевое министерство, не анализирует, что та или иная льгот дала предприятию, насколько способствовала развитию[16]».

Председатель Совета Республики Михаил Мясникович в мае 2016г. заявил о проблеме, которая до сих пор не решена: «Нужна новая экономика, новые предприятия. Для этого нужны инвестиции, но реально их нет. Бюджет не может себе позволить, прибыли у действующих предприятий нет. По расчетам правительства, дефицит оборотных средств оценивается в 8,4 млрд. долларов. Этих средств также нет. Обеспечить это можно только за счет активного развития частного сектора и новых предприятий. Не только малых и средних, и преимущественно — производственных[17]».

Министр иностранных дел Владимир Макей в конце 2016г. указал ещё на один важный фактор, характеризующий адекватность адаптации поведения государственных коммерческих организаций к инвестиционным императивам: «Не только военно-политическая, но и финансово-экономическая ситуация в мире динамично развивается. На мой личный взгляд, проблема оперативного адекватного реагирования на изменяющиеся обстоятельства - это проблема номер один для наших отраслей и ряда предприятий… К сожалению, иногда приходится толкать некоторые наши предприятия, заставлять откликнуться на какие-то предложения внешних партнеров[18]». Нет оснований, финансовых показателей и статистических данных, которые бы свидетельствовали об изменении характера и качества государственного и корпоративного управления в Беларуси в последние два года.


 

Состояние финансов, долгов и инвестиций

Данные Национального банка Беларуси по платёжному балансу, инвестициям и долгам в 2017 году позволяют характеризовать ситуацию, как неустойчивое равновесие на фоне благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры на товары традиционного экспорта. Национальный банк достаточно профессионально управлял макроэкономической политикой, сдерживая желание правительства и отраслевых министерств стимулировать государственные инвестиции и потребление. В 2017г. работу макроэкономического регулятора облегчили традиционные внешние рынки сбыта Беларуси и наши традиционные товары. Сальдо внешней торговли товарами и услугами сложилось положительным в размере $66 млн. (0,1% ВВП). Экспорт товаров и услуг составил $36,5 млрд. (67,0% ВВП), прибавив по отношению к 2016 году 21,8%. Импорт товаров и услуг увеличился на 21,3%, до $36,4 млрд. (66,9% ВВП). В 2017г. внешнеэкономические отношения Беларуси с остальным миром сложились с дефицитом счета текущих операций в размере $0,9 млрд. (1,7% ВВП). Это лучше, чем было в 2016г., когда дефицит составил $1,7 млрд. (3,5% ВВП).

В 2017г. белорусские экспортёры увеличили поставки за рубеж на $5,6 млрд. или на 24%, до $28,7 млрд. Сальдо внешней торговли товарами за 2017 год сформировалось отрицательным в размере $2,9 млрд. (5,3% ВВП), а в торговле с Россией - $6,9 млрд. За экспорт товаров мы получили $28,3 млрд. валютной выручки, что на $5,2 млрд. больше, чем было в 2016г. Поступления в российских рублях составили 41,2% всех денежных поступлений от экспорта товаров, в евро – 35,8% и в долларах США – 21,9 %.

Импорт товаров в 2017г. увеличился на $6 млрд., составив $31,6 млрд. (58,0% ВВП) и увеличился на 23,3%. В товарной структуре импорта традиционно преобладают минеральные продукты (29,0% от импорта товаров, в 2016г было 27,5%), машины и оборудование (16,0%, в 2016г. было 15,9%), продовольственные товары и с/х сырье (13,2%, в 2016г было 14,6%) и недрагоценные металлы (10,0%, было 9,1%). За товарный импорт белорусские организации заплатили $29,6 млрд., на $6,2 млрд. больше, чем в 2016г. Платежи в российских рублях соответствовали 51,9% всех денежных выплат за импорт товаров, в евро – 24,4% и в долларах США – 22,4%.

Расклад по валютам платежа на импорт и валютные поступления за экспорт также оказали благоприятное воздействие на валютную ситуацию. Значительное превышение экспортных поступлений в евро позволяет использовать эту валюту для расчётов в других валютах, исходя их курса евро к $-доллару и RUR-рублю. Активная сдача населением $-долларов, обильные поступления денежных переводов из-за рубежа (более $1 млрд.), поступление внешних кредитов предопределили курсовую ситуацию в Беларуси в 2017г. С 01.01.2017 по 31.12.2017г. BYN-рубль в евро подешевел на 15,2%, к RUR-рублю – на 5,7%, а к $-доллару – всего на 0,7%.

К сожалению, курсовая политика и структура платежей за импорт и поступлений по экспорту не позволили диверсифицировать внешнюю торговлю страны. Более того, концентрация экспортных поставок в пять крупнейших стран увеличилась. В 2017г. на 5 стран экспорта пришлось 71,3% общих поставок (годом раньше было 71,1%), на 5 стран импорта – 77,8% (в 2016г. было 75,8%).

В 2017г. по сравнению с 2016г. средние цены экспорта возросли на 14,9%, импорта – на 9,3%. Товарная масса экспорта увеличилась на 8%, импорта – на 13,4%. В 2017г. индекс покупательной способности экспорта составил 113,5% (в 2016 году – 94,3%). Рост средней цены экспорта сырой нефти на 28,3%, нефтепродуктов на 39,8%, химических волокон на 16,2%, седельных тягачей на 19,4%, грузовых автомобилей на 25,2%, черных металлов на 29,5%, лекарственных средств на 21,6%, молока и молочной продукции на 20,1% - вот что стало драйвером рост экспорта товаров в 2017г. на $5,6 млрд. (+24%), до $28,7 млрд.

Структура экспорта товаров Беларуси подтверждает сохранение старой внешнеэкономической матрицы. Доля минеральных продуктов в товарном экспорте составила 24,6% (в 2016г. было 21,5%), продовольственных товаров и с/х сырья -16,6% (было 17,7%), продукции химической промышленности - 12,4% (было 13,5%). Наибольшее увеличение экспорта произошло по минеральным продуктам (+42,3% по отношению к 2016 году), транспортные средства (+28,4%), недрагоценным металлам (+27,4%), машинам и оборудованию (+18,3%), продовольственным товарам и с/х сырью (на 16,3 %).

В 2017г. экспорт услуг Беларуси по сравнению с 2016г. вырос на 14,5% до $7,8 млрд. Это уже 14,4% ВВП. Почти половина всех услуг – транспортные – 44,2% общего объёма (в 2016г. было 42,9%). На втором месте оказались телекоммуникационные, компьютерные и информационные услуги -18,6% (в 2016г. было 17,0%). Доля строительных услуг существенно сократилась, с 15,1% в 2016г. до 11,5% в 2017г., а поездок осталась практически неизменной (10,1% в 2017г. и 104% в 2016г.).

Основной потребитель белорусских услуг – Евросоюз. На него пришлось 42,3% экспорта услуг. Среди ЕС основными потребителями стали Германия (10,8%) и Польша (7,4%). Доля России в экспорте услуг – 26,7%.

В 2017г. в Беларусь было привлечено на чистой основе прямых иностранных инвестиций на сумму $1242,5 млн. (2,3% ВВП). Это немногим больше объёма 2016г. ($1124 млн. или 2,3% ВВП). Белорусские коммерческие организации традиционно не заинтересованы инвестициями за рубеж. Так в 2017г. было направлено на приобретение финансовых активов только $31,7 млн. (в 2016г. было $122,9 млн.). В форме акционерного капитала белорусские резиденты инвестировали за границу $6,4 млн. Объём реинвестированных доходов составил $5,6 млн.

Расклад по ПИИ позволяет увидеть реальную картину с привлечением новых «живых» денег. Из $1,3 млрд. поступивших прямых иностранных инвестиций иностранные собственники реинвестировали доходов в белорусские финансовые и нефинансовые организации в размере $669,8 млн. (за 2016г. - $ 706,2 млн.). Поступления ПИИ в форме инструментов участия в капитале (с учетом изъятия), за исключением реинвестирования доходов, составило всего $396,2 млн. Это не 4,3 % больше, чем за 2016 год. Операции с долговыми инструментами (долговые обязательства перед зарубежными совладельцами без учета торговых кредитов и авансов) обеспечили чистый приток этого вида ПИИ на сумму $208,2 млн. (за 2016 год – на 161,0 млн. долларов). Эти цифры говорят о реальной инвестиционной непривлекательности Беларуси. Они сильно отличаются от данных Белстата по иностранным инвестициям: «За 2017 год в реальный сектор экономики (кроме банков) иностранные инвесторы вложили 9,7 млрд. долларов США инвестиций». По его оценке поступление прямых иностранных инвестиций в 2017г. составило $7634,2 млн. а «основной формой привлечения прямых иностранных инвестиций были долговые инструменты (6 млрд. долларов США, или 79,1% от общего объема прямых инвестиций)».

Правительство не смогло воспользоваться благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой и продолжило жить не по средствам. По данным Нацбанка «сектор государственного управления явился чистым заемщиком финансовых средств у остального мира в размере 3,0 млрд. долларов за счет роста внешних обязательств по долговым ценным бумагам на 1,4 млрд. долларов и привлечения на чистой основе кредитов и займов на сумму 1,6 млрд. долларов. За 2016 год внешнее заимствование этим сектором составило 1,0 млрд. долларов». Рост внешних кредитов правительством в три раза – это как раз тот анаболик, который Совмин прописал госсектору для пришпоривания экономики. Для полноты картины добавим, что чистое кредитование центральным банком остального мира за 2017 год составило $2,4 млрд., что обусловлено как ростом иностранных активов (с учетом резервных активов) на $2,0 млрд. долларов, так и сокращением внешних обязательств на $437,3 млн. За 2016 год чистое кредитование указанным сектором остального мира составило $743,0 млн. За 2017г. внешний долг органов госуправления увеличился на $3,1 млрд., с 29,4% ВВП до 31,7% ВВП, но это только часть долговой картинки правительства. Внешний долг госсектора в расширенном определении вырос на $2,6 млрд. составив на начало 2018г. $24,97 млрд. или 45,9% ВВП. С учётом сохранения планов правительства по привлечению внешних кредитов в 2018г. только внешние обязательства правительства превысят 50% ВВП, а с учётом внутреннего долга (по состоянию на начало 2018г. он составил 8,6% ВВП и большая его часть номинирована в долларах) он приблизится к 60% ВВП. Минфин в оценке государственных обязательств не учитывает обязательств на 6,6 процентных пунктов ВВП. Такой подход является источником так называемой моральной опасности, поскольку скрывает истинные издержки по обслуживанию государственных обязательств.

Платёжный баланс, резервы, инвестиции Беларуси, 2000 – 2017гг.

Показатель

2000

2005

2007

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Счёт текущих операций, млн. $

-459,1

458,6

-3012,5

-5052,5

-1862,2

-7567,3

-5227,7

-1831,0

-1669,1

-931,4

% ВВП

-3,5%

1,5%

-6,7%

-8,3%

-2,8%

-10,1%

-6,7%

-3,2%

-3,5%

-1,7%

Сальдо внешней торговли товарами и услугами, млн. $

-567,1

341,5

-2817,8

-1208,9

2834,0

-2340,9

-488,9

100,7

-70,6

66,0

В % ВВП

-4,3%

1,1%

-6,2%

-2,0%

4,3%

-3,1%

-0,6%

0,2%

-0,1%

0,1%

Экспорт товаров и услуг, млн. $

7048

17536

26851

46537

51886

44046

43303

32798

29931

36471

В % ВВП

53,8%

58,0%

59,3%

76,4%

79,2%

58,5%

55,1%

57,7%

62,2%

67,0%

Импорт товаров и услуг, млн. $

7615

17195

29669

47746

49052

46387

43792

32697

30002

36405

В % ВВП

58,2%

56,9%

65,5%

78,4%

74,8%

61,7%

55,7%

57,6%

62,3%

66,9%

Чистое привлечение ПИИ

-118,6

-304,1

-1792,1

-3876,9

-1308,1

-1983,9

-1788,6

-1545,7

-1124,0

-1242,5

В % ВВП

-0,9%

-1,0%

-3,5%

-6,4%

-2,0%

-2,6%

-2,3%

-2,7%

-2,3%

-2,3%

Запасы резервов, млрд. $, на начало периода

304,6

770,2

1382,9

5030,7

7915,9

8095,0

6650,9

5059,1

4175,8

4927,2

В месяцах импорта товаров и услуг

2,1

1,9

1,8

0,8

2,0

2,0

2,0

1,4

1,5

2,0

ВВП в млрд. $

13088,4

30220,2

45267,2

60893

65535

75233

78581

56813

48118

54405

Источник: Национальный банк Беларуси, март 2018г. http://www.nbrb.by/publications/BalPay/BalPay2017.pdf
 

Внешние долги Беларуси 2007 – 2017гг., на начало года

Показатель

2018

2017

2016

2015

2014

2013

2012

2011

2007

Валовой внешний долг по всем секторам экономики, млн. $

39933

37517

38259

40024

39621

33766

34023

28403

6844

Обслуживание валового внешнего долга, млн. $

5992

5975

7994

11083

6280

6961

5655

4898

3476

Внешний долг органов государственного управления, млн. $

17256

14151

12973

13117

13036

12569

12351

10058

589

Обслуживание внешнего долга органов государственного управления, млн. $

1688

1460

2684

5080

2482

1671

667

762

166

Валовой внешний долг на душу населения, $

4207

3947

4028

4222

4185

3568

3595

2996

704,6

Валовой внешний долг, % ВВП

73,4

78,0

67,3

50,9

52,7

51,5

55,9

49,9

18,5

Валовой внешний долг органов государственного управления, % ВВП

31,7

29,4

22,8

16,7

17,3

19,2

20,3

17,7

1,6

Обслуживание валового внешнего долга, % ВВП

11,0

12,4

14,1

14,1

8,3

10,6

9,3

8,6

9,4

Внешний долг государственного сектора в расширенном определении, млн. $

24970

22383

22518

23166

21620

19568

19401

   

Внешний долг государственного сектора в расширенном определении, % ВВП

45,9

46,5

39,6

29,5

28,7

29,9

31,9

   
Источник: Национальный банк Беларуси, март 2018г. http://www.nbrb.by/publications/BalPay/BalPay2017.pdf
 

Международные организации об экономике Беларуси

Комплексная оценка состояния экономики Беларуси представлена в докладе Международного валютного фонда по Беларуси No. 17/383[19]. МВФ констатирует, что «белорусская экономика восстанавливается после двух лет рецессии благодаря более благоприятной внешней ситуации, лучшей экономической политике и более высокому внутреннему спросу. Краткосрочное финансовое давление уменьшилось после достижения договорённостей по энергетическим товарам и финансам с Россией и размещения евробондов. Хотя ключевые макроэкономические и финансовые условия немного улучшились, предстоит большая работа для поддержки планов властей по достижению амбициозных целей до 2020 года без увеличения дисбалансов и при снижении уязвимости. Внешний государственный долг высокий, среднесрочные потребности его финансирования значительны, а балансы банков слабые. Ключевые структурные реформы реального сектора идут медленно на фоне желания сохранить сильную роль государства в экономике и поддержку существующей социальной системы».

МВФ в оценке белорусской экономики оказался не таким оптимистичным, как Совмин. Буквально за месяц до конца 2017г. международные технократы прогнозировали рост ВВП в 2017г. только на 1,7%, оценив его в рублях на BYN102,1 млрд. По факту (первая оценка) Белстат дал цифру BYN105,2 млрд. Ошибка в BYN3,1 млрд. (более 3% ВВП) нельзя назвать статистической погрешностью. Либо Фонд в белорусской экономике чего-то существенного не заметил, что маловероятно, с учётом накопленного опыта изучения Беларуси, либо белорусские власти сделали что-то такое экстраординарное, что не могли предположить эксперты МВФ ещё в ноябре 2017г. Действительно, то, что произошло в денежно-кредитной политике в последнем месяце 2017г. едва ли обсуждалось, тем более получило одобрение от Фонда. Международные эксперты в рамках базового сценария прогнозируют Беларуси стагнацию: в 2019. Рост ВВП на 2,2%, в 2020 – на 1,6%, в 2012г. – на 0,9%, в 2022г. С учётом среднемировых темпов роста, а также роста развивающихся стран более 4% Беларусь ждёт дальнейшее отставание от Топ-50 мира. Высока вероятность, что до 2020 года Беларуси по ВВП на душу населения выпадет из первой сотни стран мира по ВВП на душу населения. В лучшие года мы были в середине седьмого десятка.

По оценке МВФ ВВП Беларуси с рекордной величины $78,7 млрд. в 2014г. обвалился до $47,4 млрд. в 2016г., т. е. на $31,3 млрд. или на 39,8%. Это был мощнейший шок. Он является следствием накопления управленческих, инвестиционных и макроэкономических ошибок. В 2017г. ВВП оценивается на $53,3 млрд. Это на $5,9 млрд. больше, чем в 2016г., но всё ещё $25,4 млрд. меньше, чем было в рекордном 2014г. С такими темпами Беларусь восстановит свою экономику, в лучшем случае, к 2022 году. Сделать это будет весьма проблематично, в контексте накопленных долгов, ошибок и институциональных дефектов. Воспроизведение столь благополучной внешнеэкономической конъюнктуры в 2018-2019гг. маловероятно. Относительная курсовая стабильность в условиях высоких рисков RUR-рубля, к которому в корзине валют привязан наш BYN-рубль, тоже едва повторится, особенно если Нацбанк продолжит проводить мягкую денежно-кредитную политику.

Восстановление экономики создаёт дополнительные возможности для проведения более смелой и последовательной экономической политики для повышения темпов роста, диверсификации внешней торговли и снижения макроэкономических и финансовых слабостей.

ервая рекомендация Фонда касается структурных реформ: «Государственным предприятиям нужны более глубокие и быстрые реформы, чтобы улучшить качество аллокации ресурсов, эффективность и конкурентоспособность, а также чтобы вырваться из негативного макро финансового порочного круга. Эти реформы необходимо проводить вместе с реформой рынка труда, товарных рынков и созданием более эффективной системы социальной безопасности, поддерживающую социальную стабильность».

Неспособность белорусских властей справиться с госсектором особенно беспокоит Фонд. До 2008 года инвестиции в него давали рост выше, чем в большинстве переходных экономик. Последние 8 – 10 лет попытки правительства всеми средствами вдохнуть очередную жизнь в ещё советские заводы и фабрики неизменно заканчивались провалом. В 2007-2016гг. госсектор ежегодно накапливал 2,2% ВВП забалансовых обязательств, что отражает его высокую уязвимость. В последние годы правительство профинансировало долгов госпредприятий на 2,7% ВВП. Конца и края такой легкомысленной и опасной фискальной и финансовой политике не видно.

Вторая рекомендация – по макроэкономической политике: «Необходимо ужесточение фискальной политики, включая меры по сокращению квазификальных рисков, исходящих из сектора госпредприятий, чтобы сократить задолженность и привести его к более устойчивому уровню. Необходимо проводить макроэкономическую политику для поддержки роста. Монетарная политика, которая была затруднена давлением квазифискальных действий, в основном, нацелена на достижения целевого показателя по инфляции в следующем году. Необходимо сохранять гибкость обменного курса в качестве подушки безопасности от внешних шоков».

Фонд предупреждает, что в ухудшение внешних условий, например, замедление экономики России, может вызвать эрозию роста в Беларуси и нарушить макроэкономическую стабильность. Ухудшение доступа на рынок может потребовать использование резервных ресурсов, девальвации BYN-рубля и ужесточения фискальной политики.

Третья группа рекомендаций – институциональная политика. Фонд рекомендует усиление институтов для проведения качественной монетарной политики и обеспечения стабильности финансового сектора. «Требуются дальнейшие действия по усилению регулирования и надзора для обеспечения принятия кредитных решений на основе оценки рисков и в свете усиления балансов банков. Институты фискальной политики необходимо усилить, чтобы получить более сильный фискальный якорь, более системное среднесрочное бюджетирование, лучшее управление долгов и способность лучшей оценки фискальных рисков и налоговых расходов».

Отдельные показатели экономики Беларуси, 2014-2018гг.

Показатель

2014

2015

2016

2017 (прогноз)

2018 (прогноз)

Реальный ВВП, %

1,7

-3,8

-2,6

1,7

1,8

ИПЦ, %

18,1

13,5

11,8

6,4

7,0

Рублёвая масса, %

12,8

7,4

-1,4

37,6

13,2

Широкая денежная масса, %

23,6

36,8

3,8

10,7

10,6

Сальдо текущего счёта, % ВВП

-6,6

-3,3

-3,5

-2,6

-3,3

Валовой внешний долг, % ВВП

50,8

67,9

79,2

73,1

71,2

Чистая внешняя инвестиционная позиция, % ВВП

-53,1

-72,8

-86,1

-79,0

-79,9

Валовые внутренние инвестиции, % ВВП

34,8

29,0

25,3

24,3

26,1

Сбережения, % ВВП

28,2

25,8

21,7

21,7

22,8

Баланс государственных финансов

0,8

1,1

-0,3

-0,6

-3,0

Валовой государственный долг, включая госгарантии, % ВВП

38,8

53,0

53,9

55,3

58,1

Из которых госгарантии, % ВВП

12,1

14,0

11,3

10,4

10,7

ВВП, млрд. $

78,7

56,3

47,4

53,3

55,0

Номинальный ВВП, в млрд. BYN

80,6

89,1

94,3

102,1

111,0

Официальные резервы, млрд. $

5,1

4,2

4,9

6,8

6,0

Резервы, месяцев импорта товаров и услуг,

1,9

1,7

1,7

2,3

2,0

Резервы, доля краткосрочного долга, %

39,5

36,4

46,4

58,0

60,4

Источник: IMF Country Report No. 17/383. Republic of Belarus 2017 Article IV consultation. Декабрь 2017г. https://www.imf.org/en/Publications/CR/Issues/2017/12/18/Republic-of-Belarus-2017-Article-IV-Consultation-Press-Release-Staff-Report-and-Statement-by-45488

Оценки Международного валютного фонда (МВФ) в апрельском докладе 2018г. «Перспективы развития мировой экономики Циклический подъём структурные изменения» оказались большее оптимистичными, чем осенью 2017г. ВВП мира в 2010г. составил $65906 млн., в 2017г. - $79865 (плюс $13959 млн. или на 21,2%)[20]. За 2017г. мировая экономика приросла на $4,38 триллиона. Рост на 3,8% - самый высокий показатель с 2011 года. При этом глобальные финансовые условия еще способствуют экономическому росту. Среднегодовые темпы роста мировой экономики в 2000 - 2017гг. составили внушительные 3,9%. С 2010 по 2017гг. фондовый рынок Америки увеличился в 4,5 раза, на $17,5 трлн., европейский индекс EuroStoxx50 - в 1,8 раза. В 2018-2019гг. Фонд также прогнозирует рост на 3,9%. «В мировой экономике продолжает наблюдаться широкомасштабное ускорение динамики. На этом позитивном фоне перспектива столь же широкомасштабного конфликта по поводу торговли представляет резкий диссонанс». И это не последний негатив, о котором предупреждает МВФ.

Краткосрочная благостность, причинами которой является более чем десятилетний период чрезвычайно низких процентных ставок, развития за счёт кредитов и, соответственно, роста долгов грозит в долгосрочной перспективе перерасти в ситуацию, которая будет более разочаровывающей. «Страны с развитой экономикой, сталкивающиеся с проблемами старения населения, снижения уровней участия в рабочей силе и низкого роста производительности, вероятно, не вернутся к темпам роста на душу населения, которые наблюдались в этих странах до мирового финансового кризиса». Богатые природными ресурсам страны могут вернуться на траекторию докризисного роста, но для этого им нужно диверсифицировать экономику и не залезать в долги. Это не получается у десятков стран мира. «Высокий государственный долг и дефициты являются основанием для беспокойства. Страны с повышенным государственным долгом уязвимы по отношению к внезапному ужесточению глобальных финансовых условий, что может нарушить доступ к рынку и поставить под угрозу экономическую деятельность», – предупреждает Фонд.

Долг стран с развитой экономикой составил в среднем 105% ВВП. Такого не было с середины XX века, т. е. около 80 лет. В странах с формирующейся рыночной экономикой и странах со средними доходами долг приближается к 50% ВВП. Такой уровень был во время кризиса задолженности 1980-х годов. Развивающиеся страны с низкими доходами имеют долг в 2017г. более 40% ВВП. Поскольку почти половина этого долга предоставлена на нельготных условиях, за последние 10 лет бремя, связанное с уплатой процентов, как доля налоговых доходов удвоилось.

В 2018г. для финансирования валового долга Бельгии нужно 18,3% ВВП, в 2019г. – 18%, вы 2020г. – 17,6%, для Франции в аналогичные периоды – 12,8%, в 2019г. – 14,5%, в 2020г. – 13% ВВП страны. Положение Италии просто аховое. На обслуживание долгов в 2018г. потребуется 22,2% ВВП, в 2019г. – 22,1%, в 2020г. – 21,1%. Ещё одна неблагополучная европейская страна – Португалия. У неё соответственно 13,7%, 4,6%, 13,7%. Испании – 18,4% ВВП, 16,6%, 16,5%. МВФ предупреждает, что «глобальный долг находится на самом высоком за всю историю уровне: в 2016 году он достиг пика и составлял 164 трлн. долл. США, что эквивалентно 225 процентам мирового ВВП. В настоящее время долг в мире на 12 процентов ВВП превышает предыдущий пик 2009 года, при этом движущей силой его динамики является Китай».

2017-ый год стал успешным для мировой торговли. После двух лет стагнации её объём вырос на 4,9%. Причем в развивающихся странам темы роста составили 6,4%, что является следствием увеличения инвестиций. МВФ предупреждает об угрозе роста торгового протекционизма, который грозит стать причиной роста цен на все товары импорта на 10% снижения потребления почти 2%. «Стоимость рискованных активов все еще завышена, при этом возникает определенная динамика поздней фазы кредитного цикла, которая напоминает предкризисный период. Это делает рынки уязвимыми к такому резкому ужесточению финансовых условий, которое может привести к внезапному изменению цены на риск и цен на рискованные активы» - утверждают экономисты МВФ. Повышение процентных ставок центральными банками, ужесточение монетарной политики ФРС может сыграть злую шутку с заёмщиками, особенно в развивающихся странах.

МВФ существенно улучшил прогноз роста экономики Беларуси. В октябре 2017г. прогноз на 2017г. и 2018гг. был одинаков – 0,7% ВВП роста. Белорусская экономика в 2017г. выросла на 2,4% ВВП, выйдя на 5,1% в I квартале 2018г. В связи с этим Фонд скорректировал прогноз на 2018г. до 2,8% ВВП и в 2019г. – на 2,4%. Отметим, что это больше, чем в России, но существенно меньше среднемировых темпов роста. С таким темпами Беларусь ещё больше будет отставать от мировых лидеров. Если в 2010г. доля белорусской экономики в мировом ВВП составляла 0,09%, то в 2017г. она сократилась до 0,07%. Неизменно низкой остаётся доля экспорта товаров в мировом объёме экспорта – 0,17%. А вот доля белорусского экспорта услуг выросла с 0,13% в 2010г. до 0,15% в 2017г. По накопленным прямым иностранным инвестициям доля нашей страны – 0,07%.

Беларусь уверенно воспроизводит все те ошибки, о которых постоянно предупреждает МВФ. Практически на пороговом значении находится государственный долг. Чрезвычайно велика долговая нагрузка на предприятия. Они так управляют активами, что, в среднем, более 25% выручки вынуждены платить банкам за обслуживание и возврат кредитов. Добавим сюда острый дефицит оборотного капитала, низкую конкурентоспособность производителей, низкую платёжную дисциплину – и мы получим плохо управляемую экономику с большими амбициями политического руководства, но с острым дефицитом его готовности начать, наконец, структурные, системные рыночные реформы.

Динамика ВВП отдельных стран мира, 1993 – 2018гг., ежегодные изменения, %

Страна

Среднегодовые темпы роста

2015

2016

2017

2018п

2019п

1993-2002

1994-2003

1994-2003

1995-2004

1996-2005

1997-2006

1998-2007

1999-2008

Мир

3,3

3,4

3,6

3,9

4,0

4,2

4,2

3,9

3,5

3,2

3,8

3,9

3,9

США

3,4

3,3

3,4

3,4

3,3

4,2

2,6

1,8

2,9

1,5

2,3

2,9

2,7

Зона евро

2,1

2,2

2,2

2,1

2,3

2,4

2,1

1,4

2,1

1,8

2,3

2,4

2,0

Развивающиеся страны

4,1

4,4

4,9

3,8

5,4

5,8

6,2

6,1

4,3

4,4

4,8

4,9

5,1

Страны ЦВЕ

3,2

3,4

4,0

4,0

4,1

4,2

4,3

4,0

4,7

3,2

5,8

4,3

3,7

СНГ

-1,2

0,6

2,9

4,2

5,5

6,2

7,2

5,9

-2,0

0,4

2,1

2,2

2,1

ЕС

2,4

2,6

2,6

2,5

2,6

2,7

2,5

1,7

2,4

2,0

2,7

2,5

2,1

Эстония

-

5,7

6,5

6,9

7,1

6,7

5,7

4,1

1,7

2,1

4,9

3,9

3,»

Словакия

-

4,4

4,3

4,2

4,3

4,9

5,1

4,5

3,9

3,3

3,4

4,0

4,2

Сингапур

6,1

5,4

5,3

5,3

5,4

5,5

5,9

5,2

2,2

3,4

3,6

2,9

2,7

Чехия

-

-

-

3,0

3,1

3,7

4,0

3,4

5,3

2,6

4,3

3,5

3,0

Литва

-

-

-

6,2

6,4

6,6

6,1

4,6

2,0

2,3

3,8

3,2

3,0

Словения

4,1

4,1

4,0

3,9

4,1

4,3

4,3

2,9

2,3

3,!

5,0

4,0

3,2

Россия

-0,9

0,7

2,8

3,8

5,0

5,8

6,9

5,4

-2,0

0,4

2,1

2,2

2,1

Беларусь

0,8

2,3

4,7

6,9

7,6

7,3

7,5

7,2

-3,8

-2,5

2,4

2,8

2,4

Казахстан

0,3

2,1

4,5

6,4

7,4

8,1

8,7

8,5

1,2

1,1

4,0

3,2

2,8

Украина

-4,9

-2,3

1,2

2,8

4,6

5,8

6,2

4,5

-9,8

2,4

2,5

3,2

3,3

Китай

9,8

9,4

9,2

9,2

9,4

9,9

10,1

10,3

7,2

7,0

6,9

6,9

6,8

ВВП мира по рыночному курсу, трлн. $

30,11

31,43

33,38

35,21

37,62

40,47

43,84

46,64

74,43

75,5

79,87

87,51

92,73

ВВП по ппс, трлн. $

37,22

39,24

41,99

50,55

54,44

58,62

62,82

66,65

115,25

120,37

127,04

135,98

143,28

Источник: World Economic Outlook, April 2018. Cyclical Upswing, Structural Change. http://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2018/03/20/world-economic-outlook-april-2018

 

Динамика отдельных показателей мировой экономики, ЕС и СНГ, 2010, 2017гг.

Показатель

2010

2017

Мир

ЕС

СНГ

Мир

ЕС

СНГ

ВВП, млрд. $

65960

16993

 

79865

17316

 

Экспорт товаров, млрд. $

14855

5147

588

17198

5904

518

Импорт товаров, млрд. $

15050

5337

414

17572

5878

402

Экспорт услуг, млрд. $

3665

1553

78

5252

2226

401

Импорт услуг, млрд. $

3505

1394

105

5072

1916

580

Накопленные ПИИ, млрд. $

20244

2322

646

26728 (2016)

7664

664

Источник: база данных МВФ
 

Беларусь в мире: сравнение 2010 и 2017гг.

Показатель

2010

2017

ВВП, млрд. $

56,9

54,4

Доля в мировом ВВП, %

0,09%

0,07%

Экспорт товаров, млрд. $

25,28

28,65

Доля в мировом экспорте, %

0,17%

0,17%

Импорт товаров, млн. $

34,88

31,58

Доля в мировом импорте, %

0,23%

0,18%

Экспорт услуг, млрд. $

4,8

7,78

Доля в мировом экспорте услуг,

0,13%

0,15%

Импорт услуг, млн. $

3,0

4,8

Доля в мировом импорте услуг, %

0,09%

0,09%

Накопленные ПИИ, млрд. $

9,9

19,0

Доля от накопленных ПИИ в мире, %

0,05%

0,07%

Источник: расчёты АЦ «Стратегия» на основе данным МВФ

 


Оценка качества управления государственными коммерческими организациями

В страновом докладе МВФ по Беларуси № 17/384 по Беларуси, опубликованном в конце декабря 2017г., даётся оценка качества управления государственными коммерческими организациями[21]. Чрезмерная концентрация капитала в руках распорядителей чужого сильно привела к опасной зависимости экономики от России. По оценке МВФ, белорусская экономика недиверсифицирована, зависима от небольшой группы торговых партнёров и ограниченного набора товаров. Такое состояние «делает Беларусь уязвимой к шокам, которые исходят от этих партнёров и товарных позиций, как мы увидели в недавней комбинации шоков от цен на топливные товары и калийные удобрения и от крупнейшего торгового партнёра в лице России». Сравнительные преимущества Беларуси сконцентрированы в тех секторах, где сложно произвести некие новые товары (топливо, удобрения, молочные товары). Здесь доминирует государство, не оставляя пространства для развития частного сектора. Министерства, исполкомы, концерны и холдинги установили жёсткий контроль над сырьевой базой страны, превратив самые прибыльные сектора в олигополии. Они выступают против свободной торговли и открытой конкуренции. Поэтому правительство, которое лоббирует интересы этих номенклатурных фаворитов, продолжая имитировать желание вступить в ВТО.

По оценке Всемирного банка чистая выгода от вступления в ВТО составила бы 8,2% объёма потребления или 4% ВВП в среднесрочной перспективе. В выигрыше были бы бизнес услуги и большинство производителей. Серьёзные вызовы адаптации к конкуренции имели бы производители транспортных средств, кожи, обуви и бумаги. Номенклатурно-красно-директорские группировки не готовы к режиму свободной торговли даже в рамках ЕАЭС. Если по таможенным пошлинам происходит некое выравнивание (уровень тарифного протекционизма гораздо выше, чем в ЕС), то по мерам нетарифного регулирования ситуация неприглядная. По оценке Евразийского банка развития нетарифные меры между Беларусью и Россией составляли ~6% белорусского экспорта. В торговле с Казахстаном ещё хуже – около 16% объёма экспорта.

Сектор государственных предприятий Беларуси – это, по сути дела, львиная доля всей экономики. На него приходится 77% всего промышленного выпуска, 60% выручки и почти 50% рабочей силы. Ни в одной европейской стране нет такого всеохватывающего госсектора. В него входит 4734 предприятий (из 7356 средних и крупных), которые сгруппированы в 3549 юридических лиц. Большинство из них либо полностью находится в руках государства (1800 юрлиц) или более 50% акций принадлежит государству (1384 юрлиц). На них работает 1,4 млн. Доля сектора госпредприятий  - 76% всех коммерческих активов. На него приходится более 70% всех обязательств.

МВФ констатирует наличие большой разницы между сектором госпредприятий и частным бизнесом с точки зрения эффективности использования капитала. «Доходность капитала в секторе госпредприятий была в среднем в три раза меньше, чем в частном секторе. К тому же, чистая операционная прибыль госпредприятий, как отношение к инвестициям в основной капитал, была в среднем в 2,5 – 3 раза меньше, хотя стоимость кредитов была для них в среднем меньше».

Фонд напоминает, что крупные промышленные предприятия были созданы ещё в Советском Союзе. Несмотря на технологический апгрейд, использование капитала остаётся неэффективным из-за слабой системы стимулов и недостатка профессиональных управленческих кадров. «Причинами слабой производительности труда и низких показателей эффективности по сравнению с частным сектором являются институциональные дефекты, которые включают наличие непрофильных активов а также дизайн холдинговых структур, которые склонны защищать неэффективные и нежизнеспособные предприятия за счёт эффективных и прибыльных компаний».

Особенно шокирующие данные отмечаем мы по производительности труда и капитала в строительном секторе. В 2013-2016гг. доходность используемого капитала в секторе госпредприятий была в среднем в восемь раз меньше, чем в частном секторе. С точки зрения прибыльности инвестиций в основной капитал сектор госпредприятий показывал результаты на 30% хуже, чем частный сектор. Это значит, что канализация бюджетных денег в госпредприятия привело к накоплению большого объёма неиспользуемого капитала. Значительная часть его превратилась в «мёртвый», т. е. его возвращение в полноценный коммерческий оборот невозможно.

Советская централизованная система аллокации инвестиций по старым лекалам привела к искажению на рынке труда. Сокращение на 22% числа госпредприятий при росте общих активов в реальном выражении на 47% сопровождался сокращением занятости на 15%, в то время как рост числа частных компаний на 17% (при удвоении активов в реальном выражении) сопровождался сокращением занятости на 11%. Избыточная рабочая сила – это прямое следствие доминации госпредприятий в белорусской экономике.

По данным МВФ в 2013-2016гг. в среднем около 16% госпредприятий не получали достаточно выручки, чтобы покрыть все издержки. 20% были убыточными, а у 33% были поблемы с ликвидностью. Около 4% из них находились в состоянии финансового стресса четыре года подряд. В 2015г. общие убытки убыточных госпредприятий с учётом субсидий составили 3% ВВП.

Фискальные балансы Беларуси, 2010-2016гг., % ВВП

Показатель

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

Консолидированный бюджет (определение властей РБ)

-2,5

2,0

0,5

0,2

1,3

1,8

0,5

Консолидированный бюджет сектор (определение МВФ)

-2,5

2,1

0,5

0,1

0,8

1,5

-0,6

Бюджет органов госуправления (определение МВФ), включая ФСЗН

-1,8

2,8

0,7

0,0

0,8

1,1

-0,3

Общий баланс (определение МВФ), включая забалансовые операции

-4,2

-2,8

0,4

-1,0

0,1

-2,2

-3,5

Источник: IMF Country Report № 17/384 Republic of Belarus. Selected Issues. December 2017 http://www.imf.org/en/Publications/CR/Issues/2017/12/18/Republic-of-Belarus-Selected-Issues-45489

 


Всемирный банк об экономике Беларуси

В апреле 2018г. Всемирный банк существенно улучшил свой прогноз относительно темпов развития экономики Беларуси[22]. Всемирный банк оказался даже более оптимистичным, чем МВФ. Впечатлившись итогами начала года, он скорректировал свой годовой прогноз до 2,9% роста ВВП. Для сравнения в декабре 2017г. прогноз на этот год составлял 2,1% ВВП. Такой позитив будет обеспечен за счёт улучшения внешнего спроса, роста промышленности и внутренней торговли, как следствие повышения спроса населения. Всемирный банк оценивает ситуацию, как «дальнейшее циклическое повышение экономической активности».

Правительство Беларуси в ручном режиме взялось за стимулирование инвестиций и потребления. В краткосрочном периоде такие меры способны обеспечить рост экономики, но не его качество. В 2017г. реальная зарплата увеличилась на 6,2% и на 13,5% в I квартале 2018г. При этом производительность труда выросла в 2017г. только на 3,6%, а в I квартале 2018г. на 5,9%. Потребление домашних хозяйств в 2017г. выросло на 4,6% в 2017г. В 2018г. Банк прогнозирует его рост на 3%. Рост разрыва между производительностью труда и реальной зарплатой обещает правительству напряжение в макроэкономической системе, особенно если откатится очередная нефтяная волна.

После роста инвестиций в основной капитал в 2017г. на 5,3% в I квартале 2018г. они выросли на 21,8%, а затраты на приобретение машин, оборудования и транспортных средств выросли на целых 51,3%. Такой инвестиционный бум не мог не сказаться на темпах роста ВВП. Основной источник такого роста – заёмные ресурсы предприятий и бюджетные деньги. В январе – марте 2018г. задолженность по кредитам выросла на 1,5%, до BYN39,34 млрд. Объём кредитов на финансирование недвижимости достиг BYN6,25 млрд., что на 3,8% больше, чем было в начале 2018г. Кредитование строительства и приобретения жилья достиг BYN6,71 млрд., рост за I квартал 2018г. на 3,3%. Темпы роста просроченной и прологнированной задолженности в первом квартале составили 24,8% (до BYN1,84 млрд.)

Снижение инфляции является очередным позитивным фактором экономической политики 2017г. Как отмечает Всемирный банк, «инфляция замедлилась и достигла исторически низкого показателя, чему способствовали некоторая стабилизация инфляционных ожиданий и умеренный рост административно-регулируемых цен. Среднегодовая инфляция замедлилась до 6,0 процентов в 2017 году, снизившись до 5,4 процента г/г в марте 2018 года».

Вслед за снижением инфляции Нацбанк понижал базовую процентную ставку с 17 до 10,5%, что привело к сокращению номинальных процентных ставок по кредитам в национальной валюте вдвое. «В результате в 2017 году предложение кредита в национальной валюте в номинальном выражении увеличилось почти на 43 процента, а объем кредитов в секторе домашних хозяйств вырос на 26,2 процента г/г, благодаря как росту реальной заработной платы, так и снижению процентных ставок». При существенной поправке здоровья BYN-рубля всё равно народной валютой Беларуси остаётся $-доллар. В нём 69% депозитов и 54,5% кредитов субъектов хозяйствования. «Доля проблемных кредитов стабилизировалась и составила примерно 13 процентов по сравнению с пиковым значением 14,9 процента в ноябре 2016 года».

Государство продолжает оставаться основным инвестором, спонсором и владельцем активов. В 2017г. доходы органов госуправления составили 42% ВВП. Их бюджет был профицитным (3,2% ВВП), но в этом показателе не учтены квазифискальные расходы, которые, по мнению Всемирного банка «продолжают оказывать давление на уровень государственного долга». Белорусский Минфин до сих пор не пришёл с МВФ, Банком и ЕБРР к единому мнению об этих расходах и упорно не хочет отражать их в финансовой отчетности. В 2017г. профицит бюджета был использован на погашение и обслуживание государственного долга в иностранной валюте в объёме $3,26 млрд. (6,9% ВВП). Стабилизировать долговую позицию и бюджет помогли три транша Евразийского фонда стабилизации и развития на общую сумму $800 млн., кредит правительства России ($710 млн.). К тому же Совмин прокредитовался за счёт выпуска еврооблигаций ($1,4 млрд.) и облигаций на внутреннем рынке на сумму $450 млн. В 2018 году только Минфин выделит $3,8 млрд. на погашение и обслуживание государственного долга в иностранной валюте (~ 5,4% прогнозируемого ВВП).

Внешняя конъюнктура оказалась весьма благополучной. «Экспорт товаров, после падения на протяжении четырех лет подряд, вырос на 24% г/г в номинальном выражении в долларах США. Вместе с тем, дефицит торговли товарами несколько увеличился, составив 5,4 процента ВВП в 2017 году (по сравнению с 5,2 процента в 2016 году), что было обусловлено ростом импортом промежуточных и потребительских товаров».

Дефицит текущего счета снизился с 3,5% ВВП в 2016г. до 1,7% ВВП в 2017. Он был профинансирован чистым притоком прямых иностранных инвестиций в объёме 2,3% ВВП. Щедрый приток валютной выручки, сдача населением валюты позволило Нацбанку увеличить ЗВР-ы за 2017г., на 48%, до $7,3 млрд., что эквивалентно 2,4 месяцев импорта товаров и услуг. Однако, как отмечает Всемирный банк «чистая международная инвестиционная позиция остается отрицательной, составив 41,5 миллиарда долларов США или около 76,3 процента ВВП на 1 января 2018 года».

По мнению Всемирного банка, рост белорусской экономики в ближайшие три года осложняется относительно большим и дорогим в обслуживании долгов государства, а также нерешёнными внутренними структурными проблемами. После прогнозируемого роста на 2,9% ВВП в 2018г. нас ждёт снижение темпов роста до 2,7% в 2019г. и 2,5% в 2020г. Это явно ниже среднемировых темпов (3,9% ВВП), что обрекает Беларусь на ещё большее отставание от мировой элиты. В 2017г., по данным МВФ, ВВП на душу населения составил $5760 (88-ое место в мире), при среднемировом показателе $10728. Если Беларусь будет расти ближайшие три года на 2,7% ВВП в среднем в год, а мировая экономика на 3,9%, то высокая вероятность того, что по итогам реализации пятой пятилетки наша страна вылетит из первой сотни стран по ВВП на душу населения.

По мнению Банка, «среднесрочный прогноз подвержен серьезным рискам, связанным с изменениями во внешней среде. Во-первых, хотя дефицит счета текущих операций сократился, отношение государственного долга к ВВП (в расширенном определении), вероятно, будет оставаться близким к половине ВВП в среднесрочной перспективе… Во-вторых, ухудшение или нестабильность экономической ситуации в России (в том числе связанная с недавним введением санкций в отношении некоторых Российский компаний)…» Каналы негативного влияния на белорусскую экономику следующие: 1) волатильность обменного курса российского рубля может спровоцировать колебания белорусского рубля по отношению к доллару США; 2) обесценение российского рубля по отношению к доллару США может ослабить ценовую конкурентоспособность белорусских предприятий на российском рынке; 3) рост стоимости заимствований для России может привести к росту стоимости кредитных ресурсов для Республики Беларусь. Всемирный банк справедливо утверждает, что «изменения по любому из этих аспектов могут создать сложности для правительства с получением валютных поступлений, необходимых для выплаты и обслуживания государственного долга в иностранной валюте».

Беларусь вступила в продолжительную полосу, когда мы вынуждены нести издержки экспансионистской политики прошлого, нейтрализовывать проблемы, связанные с нерациональным распределением капитала. На повестке дня решение проблем неплатежеспособных государственных предприятий и проблемных кредитов. Несмотря на бурный промышленный рост в I квартале 2018г. на 9,4%, убыточными остаются 1606 коммерческих организаций (22,6% от их общего количества). За январь – февраль 2018г. по сравнению с аналогичным периодом 2017г. сумма их чистого убытка выросла в 2,4 раза, до BYN786 млн. Чистая прибыль коммерческих организаций за январь – февраль 2018г. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократилась на 31,3%. В промышленности количество убыточных предприятия даже выросло, с 397 единиц в январе – феврале 2017г. до 423 единиц в январе – феврале 2018г. или с 25,1% до 26,7%. Сумма их чистого убытка утроилась, до BYN483 млн. На одну убыточную организацию убытки составили BYN1,14 млрд. Если в начала прошлого года коммерческие организации направили на погашение кредитов и займов 23% выручки, то в начале этого года - 25,8% или BYN8,45 млрд. В промышленности эта доля составила 33,1% (было 28,3%).

Всемирный банк считает, что помимо бюджетных «существуют риски и для фискальной устойчивости, вытекающие из существующих квазифискальных дефицитов, связанных с экспансионистской экономической политикой в прошлом. Вместе с тем, эффекты низких процентных ставок ограничены, поскольку предприятия с высокой задолженностью не могут инвестировать больше, а долларизация еще больше снижает маневренность денежно-кредитной политики». Чтобы добиться более устойчивой траектории роста, «необходимо повышение эффективности распределения капитала и постепенное снижение долгового бремени». Правительство страны вплотную столкнулось с вызовом неэффективности государственных предприятий, которые стали основным препятствием для быстрого, долгосрочного движения вперёд. Грубой ошибкой было бы на их базе планировать, финансировать и реализовывать тысячи государственных инвестиционных проектов во имя реализации среднесрочной программы «Беларусь - $100 миллиардов».

Оценка экономического развития Беларуси Всемирным банком, 2015-2020гг.

Показатель

2015

2016

2017

2018п

2019п

2020п

ВВП, рост в постоянных рыночных ценах

-3,8

-2,5

2,4

2,9

2,7

2,5

Частное потребление

-2,3

-3,2

4,5

3,0

3,1

2,3

Государственное потребление

-0,6

0,3

-1,3

0,8

1,3

1,3

Валовое накопление основного капитала

-15,5

-14,5

5,0

6,5

5,6

5,2

Экспорт товаров и услуг

2,1

2,6

7,3

7,2

8,3

8,9

Импорт товаров и услуг

-10,6

-1,4

11,7

8,0

8,7

9,1

Сальдо счёта текущих операций, % ВВП

-3,2

-3,5

-1,7

-2,2

-2,4

-2,5

Сальдо бюджета, % ВВП (исключая квазибюджетные расходы)

1,4

1,5

3,2

2,1

1,9

1,7

Долг сектора органов госуправления, % ВВП (в расширенном определении)

39,6

46,5

45,9

46,1

46,4

46,8

Уровень бедности ($5 в день, по ППС)

0,7

0,7

0,6

0,6

0,6

0,6

Источник: органы государственного управления Республики Беларусь и прогнозы сотрудников Всемирного банка. Годовое процентное изменение если иное не указано; п – прогноз. Республика Беларусь. Экономический обзор. 19 апреля 2018г. Группа Всемирного банка. http://pubdocs.worldbank.org/en/778821524127792347/BY-EcUpdate-April2018-ru.pdf

Оценка Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР)

В ноябре 2017г. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) опубликовал свой ежегодный флагманский документ «Доклад о переходном процессе на 2017–2018 годы. Сохранить рост[23]». Основная тема данного доклада весьма актуальна для Беларуси. Перед нашей страной остро стоит проблема обеспечить быстрый, долгосрочный, инклюзивный экономический рост. Эксперты ЕБРР представили богатую фактами аналитику именно об экономическом росте и предложили новую матрицу обеспечения его роста для переходных стран в современных условиях. Вместо традиционной концепции перехода, которая оценивалась по десяткам параметров по шкале от «1» до «4+» была выбрана новая. По мнению Банка, чтобы страна обеспечила долгосрочный экономический рост, она должна иметь устойчиво функционирующую рыночную экономика, которая, в свою очередь, «должна быть конкурентной, эффективно управляемой, экологичной, инклюзивной, жизнеспособной и интегрированной».

На пике своего развития и роста Беларусь попала в группу стран со средним доходом. Мы выжали максимум из традиционных предприятий и их производственной базы. Мы полностью использовали потенциал белорусско-российских отношений, нефтегазового фактора, благоприятную сырьевую конъюнктуру, а также ресурс относительно безопасных заимствований. Сейчас значительная часть наших активов превратилась в обязательства. Теперь некогда наши козыри превращаются в обузу, остро стоит извечный вопрос, В мире нет ни одного эпизода быстрого устойчивого роста в рамках сильно централизованной модели «Совок/Госплан». Для начала нужно создать солидные институты частной рыночной экономики. Доминация государственной собственности, торговый протекционизм, регуляторный интервенционизм при отсутствии качественных судебных услуг – это прямой путь в ловушку стагнации. Если не прикладывать усилий, если не ставить стратегические цели и добиваться политического, интеллектуального и бизнес консенсуса по её достижению, то на выходе получается топтание на месте.

По информации ЕБРР в экономической истории было только 180 таких эпизодов. Только в 17% случаев (30 эпизодов) рост продолжатся более 20 лет и больше. Как отмечает ЕБРР, «в странах со средним доходом, как правило, темпы роста производительности замедляются – а именно, при достижении ими уровней доходов на душу населения от трети до двух третей показателей доходов в США. Рост производительности не поспевает за увеличением доходов по мере того, как страны сталкиваются с трудностями перехода от модели роста, основанной на инвестициях и импорте технологий, к модели, ориентированной на инновации и создание новых технологий».

В переходных странах, в том числе Беларуси, по сравнению с развитыми странами ЕС значительно больше мелких неинновационных фирм. Они по производительности намного отстают от крупных компаний. Сегодня большинство МСБ находится в стагнации. «В то время как у крупных фирм в регионе ЕБРР производительность растет быстрее, чем в сопоставимых компаниях в развитых странах, для менее крупных фирм такого сближения уровней производительности не наблюдается».

Беларусь не удержалась на топе своих достижений и в период 2010-2017гг.  откатилась на уровень второй половины 2000-ых. По сути дела, мы уже потеряли десятилетие, рассчитывая на рост от старой, ещё советской структуры экономики. Низкая производительность труда, энергоёмкость, монополизм, низкое качество государственного и корпоративного управления – вот те факторы, которые тормозят экономику страны. Беларуси, как всем другим странам со средним доходом, нужна новая модель роста.

ЕБРР весьма критически оценивает состояние тех параметров новой матрицы роста, которая может вывести Беларусь на траекторию быстрого долгосрочного экономического роста. По шкале от «1» до «10» (самый лучший показатель) наша страна по фактору «конкурентоспособность» получила 4,99 баллов. Это лучше, чем у Украины и Казахстана, но хуже, чем в России. Польше и Литве. Более чем за 20 лет Беларусь не прошла и половину пути к институтам, обеспечивающим конкурентоспособность. Речь идёт о рыночной инфраструктуре, стандартам ведения бизнеса, наличии способности добавлять ценность и делать инновации, качественное управление на уровне государства и коммерческих организаций.

По фактору «качество управления» у Беларуси 4,32 баллов. Эта оценка коррелирует с мнением Института Всемирного банка, который также оценивает качество государственного управления, как критически низкое. В условиях, когда в руках распорядителей чужого (политиков и чиновников) находится ~80% активов страны, когда через органы госуправления проходит ~50% ВВП, низкое качество госуправления является ключевой причиной торможения экономики и застревания страны в стагнационной ловушке. Слабым утешением для Беларуси является тот факт, что качество госуправления хуже у Молдовы (3,94), Украины (3,58) или Кыргызстана (3,33).

Самый высокий показатель из всех шести факторов у нас по экологичности – 6,16 баллов из 10 возможных. По инклюзивности у Беларуси 5,72 балла, даже лучше, чем в Болгарии и Греции. А вот по жизнеспособности или устойчивости у Беларуси самый низкий показатель – 4,17 баллов. Это один из самых плохих показателей среди всех переходных стран. Наконец, по интегрированности у нашей страны в мировую экономику - 5,38 баллов. Отказавшись от демократии, правового государства и экономической свободы, белорусские власти получили гораздо худший результат по ключевым социально-экономическим индикаторам, чем те, что сделали ставку на открытость внешней торговли, инвестиций и финансов.

В точки зрения ЕБРР, «для повышения потенциала экономического роста нужны более глубокие структурные реформы. Они должны быть нацелены на перестройку сектора государственных предприятий и постепенную отмену директивного кредитования, которое ведет к нерациональному расходованию финансовых ресурсов, лишая частный сектор возможностей для органического роста». Отдельно Банк указывает на необходимость реформ в энергетике, банках и секторе коммунальных услуг. В частности в Докладе констатируется, что «банковский сектор, в котором доминирует государство, отягощен проблемными активами». На долю государства здесь приходится ~65% активов. Определить долю проблемных достаточно сложно, потому что около 40% выданных кредитов по-прежнему являются директивными и субсидированными. Государство предпочитает прятать токсичные активы (реструктуризация, холдингизация, переброс активов в Банк развития и другие структуры) вместо очищения финансовой системы от инвестиционных шлаков.

Основные макроэкономические показатели Беларуси, 2013-2017гг., в %

Показатель

2013

2014

2015

2016

2017 (прогноз)

ВВП

1,0

1,7

-3,8

-2,6

1,5

Инфляция (среднегодовая)

18,3

18,1

13,5

11,8

8,0

Сальдо госбюджета*/ВВП

-1,0

0,1

-2,2

-3,4

-5,6

Баланс текущего счета/ВВП

-10,0

-6,6

-3,2

-3,5

-5,3

Чистые ПИИ/ВВП, - = приток

-2,6

-2,3

-2,7

-2,4

-3,4

Внешний долг/ВВП

52,4

50,7

67,5

79,1

Нет данных

Валовые резервы/ВВП

8,8

6,4

7,4

10,4

Нет данных

Кредитование частного сектора/ВВП

20,3

21,1

23,1

21,3

Нет данных

*включая центральные и местные органы власти, фонды соцобеспечения

Источник: Источник: Transition Report 2017-18. Sustaining Growth. EBRD. Ноябрь 2017г. http://www.ebrd.com/transition-report-2017-18

 


Состояние прямых иностранных инвестиций[24]

В докладе Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) подведены итоги международной инвестиционной деятельности. В 2016г. приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в мире составил $1746,4 млрд. Беларусь из этого потока получила только $1235 млн. или 0,07%. Европа привлекла $533 млрд. Доля нашей страны – 0,23%. Ещё хуже обстоят дела по ПИИ по стране происхождения. Все страны мира в 2016г. стали источниками ПИИ на $1452,5 млрд. Беларусь же стала источником ПИИ в объёме $28 млн.

В 2016г. по сравнению с 2015г. приток ПИИ незначительно сократился (на 1,5%), но всё равно оказался существенно выше периода 2011-2015гг. В Беларуси сокращение объёма привлечённых ПИИ оказалась гораздо более существенным. Мы оказались в противофазе инвестиционного цикла мира. В период 2011 - 2016гг. ежегодно происходило снижение объёма ПИИ: в 2011г. приток ПИИ составил $4002 млн., в 2012г. - $1429 млн., в 2013г. – 2230 млн., в 2014г. - $1828 млн., в 2015г. - $1668 млн. Эти сухие цифры отчёта подтверждают крайне низкую эффективность инвестиционной политики белорусских властей, а также смысловую пустоту многочисленных инвестиционных форумов и мероприятий, которые они проводят.

По состоянию на начало 2017г. объём накопленных в мире ПИИ по стране получения составил $26728,3 млрд., по стране происхождения - $26159,7 млрд., в Европе - $8621,5 млрд. и $10435,3 млрд. США остались крупнейшим получателем ПИИ. Приток составил $391 млрд. (на 12% больше, чем годом ранее). На втором месте, $254 млрд. оказалась Британия, на третьем – Китай ($134 млрд.). Доля накопленных ПИИ Беларуси по состоянию на начало 2017г. – 0,07%, и от Европы – 0,22%. Многие развивающиеся страны стали активными участниками международной системы разделения труда. Последние 20 лет их доля в ПИИ по стране происхождения постоянно растёт. В 2000г. развивающиеся страны были источником $741,7 млрд. ПИИ, в 2010г. - $3014 млрд. а по итогам 2016г. - $5808,6 млрд. Беларусь же с начала 1990-ых стала источником всего $687 млн. (0,003% мира). Наша страна, по сути дела, находится в состоянии международной инвестиционной самоизоляции.

ЮНКТАД ожидает, что в 2017г. глобальные прямые иностранные инвестиции (ПИИ) увеличатся на 5%, почти до $1,8 трлн., а в 2018г. составят $1,85 трлн. Основными направлениями притока ПИИ станут США, Китай и Индия. Опрос глав компаний, показал, что «они по-прежнему оптимистически оценивают экономическую динамику развивающейся Азии. Для большинства других регионов, за исключением Латинской Америки и Карибского бассейна, перспективы ПИИ умеренно позитивны, а по всей группе развивающихся стран рост, как ожидается, составит около 10%». Из-за действий властей мы продолжаем оставаться чужими на этом мировом инвестиционном празднике.

Генеральный секретарь ЮНКТАДа Мухиса Китуйи предупреждает: «Путь к полному восстановлению ПИИ остается ухабистым, но мы испытываем осторожный оптимизм. Хотя в докладе прогнозируется скромный рост в 2017 году, на масштабы подъема могут повлиять и другие факторы, такие как усиление геополитических рисков и политическая неопределенность».

Десятки стран мира активно конкурируют на рынке ПИИ. В 2016 году 79% вновь принятых мер инвестиционной политики были направлены на либерализацию и поощрение инвестиций и только 19% вводили новые ограничения или нормы регулирования. Лидерами принятию проинвестиционных мер стали развивающиеся страны Азии. «В ряде отраслей были либерализованы условия ввоза капитала для иностранных инвесторов. Многие страны также упростили процедуры регистрации, предоставили новые инвестиционные льготы или провели приватизацию». При этом инвестиционная политика становится все более сложной, разнонаправленной и неопределенной. «Для уменьшения неопределенности и повышения стабильности инвестиционных отношений ЮНКТАД предлагает основанный на правилах режим инвестиций, который пользуется доверием, имеет широкую международную поддержку и поощряет устойчивость и участие».

В докладе анализируется влияние цифровых технологий на глобальные модели инвестиций, представлены 100 ведущих цифровых многонациональных компаний. «Цифровые многонациональные предприятия (МНП), такие как интернет – платформы и фирмы, занимающиеся электронной торговлей и цифровым информационным наполнением, растут гораздо быстрее, чем другие многонациональные предприятия». Белорусские власти только заявили о курсе на создание IT–страны, а лидеры этого сегмента рынка давно уже создают эту самую страну, пренебрегая государственными границами.

«Цифровые МНП реализуют около 70% своих продаж за рубежом, при этом только 40% их активов находятся за пределами их стран базирования. В результате непосредственно в принимающих странах создается меньше рабочих мест. Вместе с тем инвестиции цифровых МНП способны повысить конкурентоспособность и вносить вклад в развитие цифровых технологий».

В 2010–2015 годах число технологических компаний увеличилось более чем в два раза. Активы таких компаний выросли на 65%, а их доход и число сотрудников – примерно на 30% по сравнению с плоской динамикой по другим многонациональным предприятиям в первой сотне. Свыше 60 из 100 крупнейших цифровых МНП – представители США. Вслед за ней следуют Германия и Британия. Такая концентрация более выражена среди интернет-платформ: 10 из 11 крупнейших цифровых многонациональных предприятий

базируются в Америке. «Присутствие крупнейших цифровых МНП в развивающихся странах остается незначительным: лишь 4 из 100 крупнейших компаний базируются в развивающихся странах. Кроме того, у 100 крупнейших цифровых МНП только 13% филиалов расположены в развивающихся странах и странах с переходной экономикой по сравнению с 30% по всем МНП».

Развивающиеся страны сами препятствуют полноценно интеграции в мировой IT-сектор. ЮНКТАД изучила стратегии цифрового развития более 100 стран. «Менее 25% ставят конкретные задачи инвестирования в инфраструктуру и менее 5% – инвестирования вне инфраструктуры, в том числе для развития цифровых отраслей. Кроме того, к разработке стратегий цифрового развития редко привлекаются агентства по поощрению инвестиций. В большинстве развивающихся стран сумма инфраструктурных инвестиций, необходимых для создания адекватной цифровой среды, может быть не столь масштабной, как это часто предполагают».

В 2016г. приток ПИИ в страны с переходной экономикой Юго-Восточной Европы, страны (СНГ) и Грузию вырос на 81% и достиг $68 млрд. Причём потоки в СНГ и Грузию возросли почти вдвое и достигли $63 млрд. на фоне существенного роста объема инвестиций в Казахстан и Россию, в то время как ПИИ в Юго-Восточную Европу сократились на 5% до $4,6 млрд. Основными получателями прямых иностранных инвестиций стали Российская Федерация, Казахстан, Туркменистан, Азербайджан и Украина.

В России объем ПИИ увеличился в три раза, достигнув $38 млрд. Приток инвестиций в акционерный капитал, составивший в 2015 году $400 млн. долл., вырос в 2016 году до $19 млрд. Росту ПИИ также способствовало резкое увеличение в 2016 году реинвестированной прибыли уже работающих на рынке инвесторов с $11 млрд. до $18 млрд. Удвоение притока ПИИ в Казахстан связано со значительным расширением геологоразведочных работ и интересом состороны новых инвесторов.

В странах с переходной экономикой изменилась географическая структура источников ПИИ, причем все большее значение приобретают инвесторы из Китая. «В 2010–2015 годах суммарные ПИИ китайских многонациональных компаний в этом регионе увеличился почти в четыре раза с $6 млрд. $23 млрд. долл., Таким образом Китай стал третьим по величине источником ПИИ. Суммарные ПИИ, размещенные всеми другими странами, за исключением Британии, сократились. Кипр, который традиционно выступал в качестве центра ввоза и вывоза ПИИ в странах с переходной экономикой, продемонстрировал сокращение своих совокупных ПИИ, размещенных в регионе, почти на 60% (с $65 млрд. до $27 млрд.)

Отдельные показатели ПИИ и международного производства, млрд. $

Показатель

1990

2005-2007

2014

2015

2016

ПИИ приток

205

1426

1324

1774

1746

ПИИ отток

244

1459

1253

1594

1452

ПИИ приток, накопленные

2197

14496

25108

25191

26728

ПИИ отток, накопленные

2254

15184

24686

24925

26160

Доход от притока ПИИ

82

1025

1632

1480

1511

Ставка доходности по привлеченным ПИИ

4,4

7,3

6,9

6,2

6,0

Доход по оттоку ПИИ

128

1101

1533

1382

1376

Ставка доходности по оттоку ПИИ

5,9

7,5

6,4

5,7

5,5

Сделки слияния и поглощения

98

729

428

735

869

Продажи иностранных филиалов

5097

19973

33476

36069

37570

Добавленная стоимость иностранных филиалов

1073

4636

7355

8068

8355

Активы иностранных филиалов

4595

41140

104931

108621

112833

Экспорт иностранных филиалов

1444

4976

7854

6974

6812

Занятость иностранных филиалов (тыс)

21438

49478

75565

79817

82140

ВВП мира

23464

52331

78501

74178

75259

Экспорт товаров и услуг

4424

14952

23563

20921

20437

Рояльти и лицензионные платежи

29

172

330

326

328

Инвестиции в основной капитал

5797

12431

19410

18533

18451

Источник: «Доклад о мировых инвестициях за 2017 год: инвестиции и цифровая экономика» 2017. http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2017_en.pdf

 


Оценка делового климата Беларуси иностранным бизнесом в стране

В начале апреля 2018г. Представительство немецкой экономики в Беларуси опубликовало результаты очередного ежегодного опроса бизнеса «Деловой климат в Республике Беларусь 2018[25]». Его результаты ценны оценками иностранными коммерческими организациями разных параметров делового климата Беларуси. Пятёрка самых больших проблем, с их точки зрения, это платёжная дисциплина, правые гарантии, прозрачность открытых конкурсов, налоговая нагрузка и государственное управление. Наши сильные стороны – это политическая стабильность, инфраструктура, квалификация и мотивация работников, а также расходы на оплату труда. Это достаточно точное определение плюсов и минусов делового климата. Редкий иностранец решается на серьёзные инвестиции в Беларуси. Беларуси критически важно прислушиваться к оценкам и советам тех, кто сюда пришёл, чтобы превратить их в своих партнёров по созданию бренда «Беларусь – страна для настоящего бизнеса».

В опросе участвовали 58 иностранных (преимущественно немецких) компаний, работающих в нашей стране. Среди них 12 промышленных предприятий, 31 предприятие сферы услуг, 23 предприятия сферы торговли, 4 предприятия энерго- и водоснабжения и 6 предприятий строительной сферы. Более 90 % участников опроса относятся к предприятиям малого и среднего бизнеса с численностью сотрудников до 250 человек. Почти у трети предприятий  доля экспорта в совокупном обороте составляет более 60 %, в т. ч. у 16 % компаний – 80-100%.

Девять из десяти респондентов отметили оживление экономики или сохранение ситуации. Число пессимистов, которые указали на ухудшение ситуации, резко уменьшилось. В 2015 таких было 51,9 %, в 2016 г. - 70,2 %, в 2017г. - 54,2%, а в опросе этого года – только 12,7%. 40% оценили текущее экономическое положение своего предприятия, как хорошее, 56,3% - «без изменений» и только 3,7% указали на ухудшение.

Оптимизм преобладает и на 2018-ый год. 89,1% опрошенных считают, что экономика улучшится (27,3%) или останется без изменений (61,8%). Развитие своей отрасли респонденты видят на полном позитиве. 44,8% ответили, что перспективы развития улучшатся, 49,3% - останутся неизменными и только 5,9% указали на ухудшение. Ожидания в отношении развития своего предприятия также оптимистичны: 38,2% заявили, что оно улучшится, 50,9% - что останется неизменным и только 10,9% заявили о том, что ожидают ухудшения. Для сравнения пессимистов в 2017г. было 33,9 %, 2016 г. - 41,8 %, 2015 г. - 75,9 %, 2014 г. - 35,0 %. По мнению авторов опроса, «преобладание положительных оценок у немецких компаний в актуальном опросе можно объяснить, с одной стороны, оживлением белорусской экономики на фоне благоприятной внешней конъюнктуры, с другой стороны, гибкостью и способностью адаптации к новым трендам и стремительно меняющимся условиям на внешних рынках в условиях глобализации мировой экономики, экспортной ориентированностью немецких компаний, применением инноваций и передовых технологий, включенностью компаний в международные цепочки генерации добавленной стоимости, конкурентоспособностью продукции и услуг (их качеством) и ростом потребительского спроса на них как на местном рынке, так и на рынках стран ЕАЭС и дальнего зарубежья».

Финансовые показатели иностранных предприятий существенно лучше белорусских, если сравнивать данные Белстата. Так в 2017г. рост оборота отметили 36,4% респондентов, 52,7% отметили стабильность оборота («без изменений») и только 10,9% указали на ухудшение. На ухудшение оборота в 2018г. указало только 3,6%. Иностранные компании ориентируются на увеличение инвестиционных расходов. В 2017г. их рост отметили 66,7%, 15,8% отметили их неизменность и только 17,5% - ан сокращение. В 2018г. рост инвестиций планируют 68,4% респондентов, 19,3% - сохранение прежнего уровня и только 12,3% - сокращение. На рост валовой прибыли в 217г. указали 59,7% компаний. В 2-18г. 57,9% ожидают рост валовой прибыли. Сокращение валовой прибыли в 2017г. отметили 8,7%, в 2018г. таких оказалось 14%. Иностранные предприятия продолжают активно создавать рабочие места. Увеличивать число сотрудников планируют 51% опрошенных, увольнять – только 9%.

Основным риском для развития своего предприятия респонденты видят в снижении спроса (50%). Риски изменения политико-экономических условий отметили 43,1% компаний. Следом риски определены следующим образом: обменный курс – 34,5%, правовые гарантии – 32,8%, недостаток квалифицированных специалистов – 32,8%, финансирование – 25,9%, цены на энергию и сырьё – 17,2%.

Иностранцы продолжают ценить в Беларуси политическую стабильность (высшая оценка 2,2 балла по шкале «1» - лучший показатель, «5» - наихудший), инфраструктуру (2,3) и квалификацию работников (2,6 баллов). Дешевизна рабочей силы при её качестве остаётся нашим страновым преимуществом, потому что фактор «расходы на оплату труда» (2,6) входят в Топ -5 наших страновых преимуществ. А вот широко рас-PR-енный фактор «членство Республики Беларусь в ЕАЭС» получил только 2,8 баллов и оказался на девятом месте. «Сохранение некоторых барьеров, изъятий и ограничений на едином рынке данного интеграционного объединения, отсутствие единых правил игры для хозяйствующих субъектов, сложности во взаимоотношениях с Россией по данному вопросу не позволили на данный момент в полной мере реализовать весь экономический потенциал ЕАЭС» - отмечают авторы исследования.

В международном сравнении Беларусь остаётся середнячком с небольшим улучшением. Из 24-х странах, в которых проводят опросы немецкие эксперты, Беларусь в этом году заняла 12-ое место (в прошлом году было 16-ое место). Наша оценка – 3,5 баллов по шкале «1» - «наиболее привлекательная» - «6» - наименее привлекательная. Лучшие условия в Германии – 2,0 балла, Австрии – 2,3 балла, Польше – 2,5 баллов, Чехии  - 2,6 баллов, Китае – 2,6 баллов, Франции – 2,7 баллов, России – 3,0 баллов. По мнению авторов исследования, «… для повышения интереса иностранных инвесторов к стране важным представляется решение следующих задач: реформирование сектора госпредприятий и повышение эффективности его корпоративного управления, повышение приватизационной активности на национальном рынке, формирование более привлекательного перечня предприятий для приватизации и реализация отдельных пилотных приватизационных проектов, к примеру, с участием «голубых фишек» для повышения доверия крупных иностранных инвесторов, пересмотр механизма доверительного управления с предоставлением более четких правовых гарантий по возможной продаже актива иностранному инвестору».

Страновые факторы делового климата Беларуси, 2018

Фактор

Общий балл

1 отлично

2 – хорошо

3 удовлетворительно

4- скорее плохо

5 – очень плохо

Политическая стабильность

2,2

19,3

38,6

40,4

1,7

-

Инфраструктура

2,3

14,3

44,6

37,5

3,6

-

Квалификация работников

2,6

8,8

35,1

47,4

8,7

-

Расходы на оплату труда

2,6

-

40,4

54,4

5,2

-

Мотивированность работников

2,7

1,8

47,4

31,6

17,5

1,7

Производительность труда

2,7

5,5

34,5

47,3

12,7

-

Условия для НИОКР

2,7

5,5

29,1

58,2

7,2

-

Качество академического образования

2,8

1,8

35,7

41,1

19,6

1,8

Членство РБ в ЕАЭС

2,8

3,6

32,1

44,:

23,2

1,8

Качество системы профтехобразования

2,9

1,8

28,6

44,6

23,2

1,8

Борьба с коррупцией и преступностью

2,9

5,3

28,1

43,9

21,1

1,6

Качество и доступность местных поставок

2,9

-

25,0

64,3

10,7

-

Наличие персонала на рынке труда

3,0

-

28,1

43,9

24,6

3,4

Система налогообложения и налоговые органы

3,0

5,3

19,3

45,6

28,1

1,7

Гибкость трудового законодательства

3,0

3,6

16,1

58,9

19,6

1,8

Качество финансовых услуг

3,0

-

22,2

51,9

25,9

-

Государственная политика в области оплаты труда

3,1

-

19,6

53,6

26,8

-

Предсказуемость экономической политики

3,1

3,5

19,3

42,1

31,6

3,5

Государственное управление

3,1

1,8

19,3

49,1

28,1

1,7

Налоговая нагрузка

3,2

3,6

16,1

48,2

28,6

3,5

Прозрачность открытых конкурсов и тендеров

3,2

1,8

20,0

40,0

32,7

5,5

Правовые гарантии

3,4

1,8

14,0

33,3

43,9

7,0

Платёжная дисциплина

3,4

1,8

15,8

40,4

29,8

12,2

Источник: Опрос бизнеса «Деловой климат в Республике Беларусь 2018». Представительство немецкой экономики в Беларуси. Апрель 2018 http://belarus.ahk.de/ru/bericht-umfrage-2018/

 


Оценка состояния экономики частным бизнесом

Исследовательский центр ИПМ представил результаты своего ежегодного опроса малого и среднего бизнеса Беларуси. В апреле – мае 2017г. было опрошено 404 человека. В 75,2% из них работает от 16 до 50 человек, в остальных – от 51 до 250. Промышленность представляли 29,4% респондентов, торговлю и ремонт – 24%, строительство – 17,6%, финансовую деятельность и операцию с недвижимостью – 9,7%. Ветеранами в опросе (регистрация до 1996г.) являются 11,2%, в период 2010-2016гг. были созданы 33,3% предприятий, участвующих в опросе. Строго соблюдено региональное представительство малого и среднего бизнеса (МСБ). Минск представлен 38,8% респондентов, а Могилёвщина – всего 7,4%, что соответствует развитости предпринимательства в этом регионе.

По сравнению с 2016г. МСБ более оптимистичен, деловит и одновременно критичен. Очень хорошим и хорошим своё экономическое состояние посчитали 30% респондентов (было 24,7%), плохим – 19% (город раньше было 23,8%). Если в 2016г. об ухудшении положения заявляли 56,9%, то в этом – 39,5%, в то время как об улучшении в опросе 2016г. говорили 10,3%, а в этом – 21,8%. Позитивной является динамика ответов на вопрос об изменении условий для ведения предпринимательской деятельности. В 2016г. об ухудшении заявили 68,5% респондентов, в этом году – 42,8%, об улучшении в прошлом году – 8,4%, в этом – 12,6%.

МСБ не ждал от правительства неких благ, а сам проводил антикризисные мероприятия: сокращал издержки, проводил аудит активов, ревизию кадров и отношений с партнёрами. Опрос показывает, что не у всех это получилось, но динамика положительных ответов очевидна. В первую очередь, за счёт работы Нацбанка, изменилась пятёрка самых больших проблем МСБ.

Если в 2016г. с большим отрывом самой большой проблемой была нестабильность национальной валюты (высокая инфляция, непредсказуемые изменения валютного курса) – 61,7% отметили этот барьер, то в 2017г. таких оказалось 37,7%. Остальные министерства и ведомства не могут похвастаться достижениями по ликвидации или хотя бы смягчению острых проблем. Самой большой из них в 2017г. стали высокие ставки налогов – 52,1% (в 2016г. эту проблему отметили 49,8%), на втором месте – высокие процентные ставки – 48,2% (было 44,8%), на третьем – изменчивое законодательство (в том числе налоговое) – 39,7% (было 40,9%).

Эти цифры говорят о том, что незначительное улучшение состояния МСБ, повышение уровня его оптимизма произошло не благодаря, а вопреки работе Минфина, Министерства по налогам и сборам, а также Совмина и Администрации президента.

На вопрос, насколько распространена в Беларуси коррупция в той или иной форме о её отсутствии или слабом распространении (оценки «1» и «2» по пятибалльной шкале) заявили 34,8% (в 2016г. было 45,4%), а 30,7% (оценки «4» и «5») отметили её повсеместное или широкое распространение. Для сравнения в 2016г. таких было 22,4%. Получается, что за минувший год, когда чуть ли не каждая неделя была наполнена новостями об арестах, посадках и уголовных делах против коррупционерах, МСБ существенно ухудшил своё мнение о распространении коррупции в Беларуси.

В 2017г. 42,8% респондентов заявили, что такого явления, как «теневой оборот» нет или он присутствует в минимальном объёме (оценки «1» и «2» по пятибалльной шкале). О широком распространении заявили 24,4%. Для сравнения в 2016г. эти ответы были 52,1% и 21%.

О взятках, как об отсутствующем или минимальном явлении в 2017г. заявили 39,2%, а широком распространении – 31,5%. В 2016г. ответы были 46,5% и 21,1% соответственно. Наконец, такое явление, как «откаты при получении государственных заказов» не заметили или почти не заметили 40,5%, а о широком распространении – 31,1%. В 2016г. было 54,2% и 19,8% соответственно.

Получается, что в восприятии МСБ коррупции в Беларуси за последний год заметно прибавилось, причём по всем направлениям. Оно и не удивительно. В условиях резкого снижения спроса на товары и услуги малого и среднего бизнеса большинство номенклатурных фаворитов продолжали себе ни в чём не отказывать. Размер нерыночного сектора с учётом забалансовых расходов остался на уровне 45 – 50% ВВП. Регуляторная нагрузка на бизнес была и оста ётся на уровне 15 – 18% ВВП. Транзакционные издержки, включая выбивание долгов с государственных организаций и судебные тяжбы с контрольными органами), выросли. Прозрачности в принятии экономических решений у власти не прибавилось. Порядок финансирования госпрограмм и проведения госзакупок не изменился, но кризис явно усугубил проблему справедливости распределения ресурсов, доступа к разным нишам рынков внутри страны. Поэтому МСБ заявил о росте коррупции, что идёт в разрез с заявлениями властей об успешной борьбе с этим явлением.

Теоретически, конечно, можно предположить, что коррупции стало меньше, просто власти начала говорить о борьбе с ней больше, но оценки инсайдеров государственной системы принятия решений, участников тендеров и госзакупок не позволяют принять такую точку зрения.

Основные внешние барьеры для развития бизнеса в Беларуси в 2016 и 2017гг.

Ответы на вопрос, «пожалуйста, укажите пять наиболее существенных внешних барьеров для развития бизнеса в Беларуси»

Барьер

2016

% ответивших

2017,

% ответивших

Высокие ставки налогов

49,8

52,1

Высокие процентные ставки

44,8

48,2

Изменчивое законодательство (в том числе налоговое)

40,9

39,7

Высокая арендная плата

44,8

39,4

Нестабильность национальной валюты (высокая инфляция, непредсказуемые изменения валютного курса)

61,7

37,7

Обременительные административные процедуры (лицензии, сертификация, проверки и пр.)

30,6

32,8

Коррупция

19,9

28,8

Неравные условия деятельности по сравнению с государственными предприятиями

23,2

25,5

Регулирование цен

17,1

24,9

Недобросовестная конкуренция со стороны других участников рынка

17,7

23,9

Валютное регулирование

27,9

21,0

Произвольная трактовка законодательства органами власти

13,6

16,9

Невозможность приобретения земли в собственность, сложные правила землепользования

7,8

16,0

Экономическая политика других стран (тарифные и нетарифные барьеры и пр.)

5,2

14,3

Регулирование заработной платы

10,0

11,4

Неразвитость фондового рынка

9,0

11,0

Неэффективная судебная система (суды не являются независимыми, сложности с обеспечением исполнения контрактов, прав инвесторов и т.п.)

6,3

10,7

Низкое качество подготовки специалистов в ВУЗах и других учебных заведениях

10,7

8,7

Регулирование занятости (процедуры увольнения и найма)

6,0

7,7

Неравные условия деятельности по сравнению с иностранными компаниями

7,8

6,8

Высокая преступность

4,0

3,4

Плохое состояние здоровья населения

6,9

2,2

Источник: Развитие малых и средних предприятий Беларуси, 2016 и 2017. Исследовательский центр ИПМ, июнь 2016г.,  июнь2017г.. http://www.research.by/publications/surveys-of-business/1601/, http://www.research.by/publications/surveys-of-business/1701/

 


Оценка бизнесом налоговой системы Беларуси

В марте 2018г. Бизнес союза предпринимателей и нанимателей им. Кунявского провёл опрос бизнеса, посвящённый вопросам фискальной политики[26]. В исследовании приняли участие 317 организаций, большинство из которых (89,9%) представляют промышленность. 93,7% участников опроса работают на рынке более 10 лет и представляют малый и средний бизнес. Для 47,3% организаций местом регистрации являются областные центры и крупные города, для 33,1% - малые города и сельская местность, 19,6% респондентов зарегистрированы в г. Минске.

Вот как оценили респонденты экономическое положение своей организации по состоянию на начало 2018г. Обеспеченность собственными оборотными средствами у 27,6% составляет менее 5%, ещё для 9,8% опрошенных – 5 – 19%. Обеспеченность 80% и более есть у 25,8% коммерческих организаций. Гораздо хуже положение предприятий, если использовать критерий «наличие свободных денежных средств для модернизации и развития производства, продвижению на рынках (в % к среднемесячной выручке). 61,3% респондентов отметили, что они имеют менее 5% свободных денег на развитие, ещё у 18,6% таких ресурсов 5 – 19% более 80% - только у 4,8%. Это значит, что белорусские производители товаров и услуг, особенно в промышленности, сильно зависимы от кредитных ресурсов для развития.

В 2017 г. менеджмент организаций был сконцентрирован на решении следующих задач: обеспечение прибыльной деятельности – 59,4% опрошенных, сокращение издержек бизнеса – 50,5%, взыскании дебиторской задолженности – 42,8%; освоение новых рынков – 38,0%, погашении кредиторской задолженности – 24,0%, увеличение мощностей бизнеса – 23,3%, выплате налогов и других обязательных платежей – 20,4%. Самыми большими барьерами, сдерживающими развитие бизнеса, стали проблемы маркетингового характера (низкий потребительский спрос, высокая конкуренция и т.д.) - 58,6% респондентов, высокая налоговая нагрузка (39,2%), проблемы финансирования инвестпроектов (высокие ставки по кредитам, затруднительный поиск партнеров) – 30,7% и высокая социальная нагрузка (обязательные социальные отчисления в ФСЗН) – 29,1%.

Большинство участников опроса применяют общую систему налогообложения (95,9%), 2,4% - единый налог для производителей сельскохозяйственной продукции, 1,7% - УСН. 73,6% организаций не пользуются налоговыми льготами (преференциями).

46,7% участников опроса отметили увеличение налоговой нагрузки за последние три года. Уменьшение зафиксировали только 6,9% респондентов. «Наиболее обременительными в администрировании налогами и другими обязательными отчислениями и платежами для организаций являются НДС (67,7% ответов), обязательные отчисления в ФСЗН (46,5%), налог на прибыль (42,3%), налог на землю (28,7%), налог на недвижимость (23,5%), экологический налог (10%)…»

С точки зрения баланса интересов государства, общества и бизнеса, 21,9% респондентов ответили, что налоговая система Беларуси, в основном, обеспечивает учет интересов трёх участников экономических процессов. На не учёт интересов бизнеса указали 21,2%, государства – только 1,1%. 45% опрошенных ответили, что налоговая система нуждается в коренной реформе (18%) и существенных изменениях (27%). Только 26,6% согласились с тем, что ей будет достаточно «несущественной корректировки».

Налоговая система страны настроена преимущественно на выполнение чистой фискальной функции. На вопрос, насколько налоговая система Беларусь стимулирует инвестиции и накопление капитала, 73% респондентов ответили, что она стимулирует недостаточно (40,4%) и «не стимулирует накопление и инвестиции вообще» (32,6%). Ещё 18,6% отметили, что она «влияет на принятие решений по накоплению и инвестированию».

Белорусский бизнес близок к консенсусу при оценке влияния отчислений в ФСЗН. 80,7% организаций считают, что он отрицательно влияет на конкурентоспособность и повышает затраты. О положительном влиянии заявили только 0,7% опрошенных. Участники опроса негативно оценивает применение земельного налога и налога на недвижимость. 63,6% респондентов отметили, что требуется отмена права местных органов власти применять повышающие (понижающие) коэффициенты. О том, что эти налоги необходимы и эффективны, заявили только 4,1% организаций.

Таким образом, мнение бизнеса по налоговой системе чётко и однозначно определено. Оно сильно расходится с точкой зрения правительства. Белорусская налоговая система душит развитие, подвергает эрозии конкурентоспособность страны и нуждается в коренном изменении. Мягкое причёсывание формулировок Налогового кодекса ситуацию не исправит. Белорусским производителям товаров и услуг нужно снижение налоговой нагрузки, отмена самых вредных налогов и/или практик их администрирования, а также существенное уменьшение затрат бизнеса выполнение налоговых обязательств. К сожалению, Рабочая группа по Налоговому кодексу основные проблемы налоговой системы не рассматривает. Значит, какой бы вариант Кодекса не был предложен президенту на одобрение осенью, проблема выработки стимулирующей экономический рост, инвестиции и развитие производства налоговой системы с повестки дня белорусских властей не исчезнет.

В чем, по Вашему мнению, состоят основные недостатки налоговой системы Республики Беларусь и других обязательных изъятий? (не более двух ответов)

Высокий уровень налоговых платежей

169

55,4

Нестабильность налогового законодательства

123

40,3

Высокие расходы организаций по учету и расчетам налоговых и других обязательных платежей

87

28,5

Неравные условия для конкуренции, в том числе в рамках ЕАЭС

56

18,4

Высокий уровень других обязательных изъятий финансовых средств организаций

40

13,1

Установленные сроки внесения платежей

22

7,2

Иное: несоответствие налогового учета с бухгалтерским; отсрочка вычета "ввозного" НДС 60 дней; авансовый платеж по налогу на прибыль; утверждение НПА с опозданием, потребность в получении разъяснений; система налогообложения ИП; сложность в исчислении налогов и неоднозначность трактовок; уплата НДС по отгрузке; уплата налогов дебиторов впереди собственных.

13

4,3

Источник: Результаты анкетирования организаций по вопросам фискальной политики. Бизнес союза нанимателей и предпринимателей им. Кунявского. Апрель 2018г. Опрос 317 организаций, 89,9 % основной сферой деятельности является промышленность, у 6,0 % оптовая и розничная торговля, ремонт автомобилей, у 1,9 % оказание коммунальных, социальных и других платных услуг.

 

Индекс делового оптимизма Республиканской конфедерации предпринимательства (Беларусь)

Как, по Вашему мнению, изменилось состояние белорусской экономики за последние полгода?

Март 2013

%

Сентябрь 2013

%

Февраль 2014

%

Сентябрь 2014

%

Февраль 2015

%

Сентябрь 2015

%

Февраль 2016

%

Октябрь 2016

%

Февраль 2017

%

Февраль 2018, %

Улучшилось

20,8

11,6

14,1

9,4

1,0

3,2

0,8

5,9

6,6

36,1

Не изменилось (осталось таким же)

25,

21,5

21,5

32,3

2,1

5,5

4,6

13,7

17,2

40,0

Ухудшилось

47,8

62,7

61,8

49,5

95,9

87,3

93,4

77,7

74,4

21,8

Затрудняюсь ответить

6,2

4,2

2,6

8,8

1,0

4,0

1,2

2,7

1,8

2,2

Источник: Республиканская конфедерация предпринимательства, март 2018

Как, по Вашему мнению, изменилось состояние Вашего бизнеса за последние полгода?

Март 2013

%

Сентябрь 2013

%

Февраль 2014

%

Сентябрь 2014

%

Февраль 2015

%

Сентябрь 2015

%

Февраль

2016

%

Октябрь 2016

%

Февраль 2017

%

Февраль 2018

Улучшилось

30,5

22,1

26,9

19,6

6,8

2,6

4,1

14,6

13,7

41,0

Не изменилось (осталось таким же)

31,2

31,9

29,8

33,1

11,2

27,3

17,8

20,6

17,9

32,7

Ухудшилось

38,3

46,0

43,3

47,3

82,0

70,1

77,9

64,8

68,4

26,3

Источник: Республиканская конфедерация предпринимательства, март 2018

Как, по Вашему мнению, изменится состояние белорусской экономики в ближайшие полгода?

Март 2013

%

Сентябрь 2013

%

Февраль 2014

%

Сентябрь 2014

%

Февраль 2015

%

Сентябрь 2015

%

Февраль

2016

%

Октябрь 2016

%

Февраль 2017

%

Февраль 2018

Улучшится

18,9

9,7

13,5

9,4

1,9

2,8

0,6

8,3

7,5

32,3

Не изменится (останется таким же)

28,5

16,3

33,9

30,5

10,8

46,3

5,9

20,0

24,8

33,7

Ухудшится

39,6

65,6

45,2

42,5

77,

44,8

85,1

56,9

54,6

25,5

Затрудняюсь ответить

13,0

8,4

7,4

17,6

9,7

6,1

8,4

14,8

13,1

8,5

Источник: Республиканская конфедерация предпринимательства, март 2018

Как, по Вашему мнению, изменится состояние Вашего бизнеса в ближайшие полгода?

Март 2013

%

Сентябрь 2013

%

Февраль 2014

%

Сентябрь 2014

%

Февраль 2015

%

Сентябрь

2015

%

Февраль

2016

%

Октябрь 2016

%

Февраль

2017

%

Февраль 2018, %

Улучшится

31,2

16,0

28,9

18,6

7,3

6,3

4,2

16,5

21,5

46,3

Не изменится (останется таким же)

30,1

31,9

34,3

43,3

27,6

59,6

20,1

27,5

31,2

34,5

Ухудшится

27,7

46,6

29,9

32,7

61,5

30,6

65,6

46,5

39,3

11,7

Затрудняюсь ответить

11,0

5,5

6,9

5,4

3,6

3,5

10,1

9,5

8,0

7,5

Источник: Республиканская конфедерация предпринимательства, март 2018

Распределение ответов на вопрос «Назовите основные проблемы белорусского бизнеса, на Ваш взгляд…»

Проблема

2017

2018

Отсутствие стабильности в экономике, невозможность планирования

88,0%

69,1%

Неравенство форм собственности

64,6%

44,4%

Несоразмерность административных наказаний

76,1%

41,0%

Избыточные административные процедуры

64,1%

39,8%

Высокая налоговая нагрузка

55,7%

39,8%

Дорогие кредитные ресурсы

52,6%

35,2%

Высокие арендные ставки

48,2%

30,5%

Субсидиарная ответственность учредителя и руководителя

40,3%

21,6%

Монополизм

46,7%

29,5%

Коррупция

40,3%

19,0%

Источник: Республиканская конфедерация предпринимательства, март 2017, март 2018

Распределение ответов на вопрос «Назовите основные проблемы, препятствующие развитию Вашего бизнеса» …

Проблема

2017

2018

Низкая покупательская способность населения

77,0%

68,1%

Неплатежи

64,8%

52,9%

Отсутствие стабильности в экономике, невозможность планирования

81,0%

50,5%

Отсутствие оборотных средств

46,4%

42,2%

Высокая налоговая нагрузка

53,1%

40,0%

Избыточное администрирование процедуры

57,7%

35,2%

Нехватка квалифицированных кадров

21,9%

33,9%

Высокие арендные ставки

41,6%

32,7%

Неравенство форм собственности

52,2%

23,4%

Источник: Республиканская конфедерация предпринимательства, март 2017, март 2018

Распределение ответов на следующий вопрос: «В Декрете Президента № 7 декларируется применение принципа добросовестности предпринимателя. Работает ли этот принцип на практике?

Власти предвзято относятся к частному бизнесу в угоду интересах государственных организаций.

38,8%

Да, власти в отношениях с предпринимателями действуют по принципу добросовестности предпринимательства.

15,0%

Нет, власти на практике действуют по принципу «сначала накажем, а потом будет разбираться».

46,2%

Распределение ответов на следующий вопрос: «А.Г. Лукашенко заявил, что малый и средний бизнес играет ключевую роль в развитии страны, и его надо поддерживать. С вашей точки зрения,

Органы госуправления действуют как одна команда для поддержки предпринимательства.

10,3%

Правильные декларации властей не подкреплены конкретными решениями, пользу от которых почувствовал бы каждый предприниматель.

53,7%

Президент декларирует одно, а правительство и местные власти продолжают игнорировать МСП как основной локомотив экономического роста.

36,0%

Распределение ответов на следующий вопрос: «В Казахстане в феврале 2018г. для радикального улучшения качества правоохранительной судебной системы был введён английский суд с английскими судьями. С вашей точки зрения,

Беларусь – не Казахстан. Нам английский суд и английские судьи ни к чему.

34,7%

Белорусские правоохранительная и судебная системы качественны и справедливы. Их можно усилить судом ЕАЭС.

16,0%

Это правильное решение. Беларуси нужно поступить так же.

49,3%

 


Беларусь в свете международных индексов в 2017 году

Индексы и рейтинги международных исследовательских организаций, мозговых центров, аналитических учреждений не являются строго научными продуктами. В большей или меньшей степени они интегрируют субъективные взгляды самих исследователей. Тем не менее, индексы и рейтинги стали важными ориентирами не только для полисимейкеров, но и для бизнеса и общества. Зачастую по положению страны в том или ином рейтинге оценивается качество работы правительства, прогресс в проведении реформ, качество экономических, социальных, правовых и государственных институтов. Поскольку над индексами и рейтингами работают авторитетные учёные, исследователи, аналитики из разных наук, сфер профессиональной деятельности, поскольку за ними стоит глубокая аналитическая работа, качественная социология и компаративистика, то они стали источниками информации для кредиторов, инвесторов и предпринимателей.

Использование единой методики для всех стран мира позволяет достаточно точно сравнить разные элементы экономических, правовых, социальных или финансовых систем. Поэтому полисимейкерам Беларуси важно учитывать оценки, мнения, сравнения и рекомендации, вытекающие из основных рейтингов и индексов мира.

Индекс легкости ведения бизнеса Всемирного банка 2018[27]

В 15-ом по счёту докладе Doing business 2018 Всемирный банк оценил качество одиннадцати параметров деловой среды 190 стран. За прошедшие пятнадцать лет более 43 тысяч экспертов работали над сбором и обработкой большого массива данных. В рейтинге включены десять факторов. Показатель «регулирование рынка труда» пока остаётся за рамками индекса. В 119 странах было зафиксировано улучшение законодательства. 79,8% из них сделали, как минимум одно улучшение второй год подряд, а 64,7% делают это уже три года подряд. Ликвидация барьеров для ведения бизнеса является важным способом повышения производительности труда. «Например, изучение Индии показало, что неэффективное лицензирование и высокие регуляторные барьеры приводят к ошибкам в аллокации ресурсов, что приводит к уменьшению производительности всех факторов производства, поскольку эффективные компании не могут добиться для себя оптимального размера, а неэффективные остаются на рынке. Исследование показывает, что ликвидация таких барьеров увеличила бы производительность всех факторов производства на 40 -60%». В Европейском союзе скрытые налоги на капитал сокращают средний размер компании на 20%, выручку в целом на 8,1%. Ещё одно исследование показывает, что улучшение качества закона о банкротстве в отдельных развитых странах ОЭСР позволило бы увеличить общую производительность примерно на 30%. Это мощные аргументы в пользу дерегулирования, дебюрократизации и сокращения налогового бремени и транзакционных издержек.

С июня 2016 года по июнь 2017 года в мировой экономике было зафиксировано 264 реформы. Самые популярные из них – в сфере создания предприятий, получения кредитов и в международной торговле. Лидерами по реформам стали Косово, Индия, Узбекистан, Замбия и Нигерия. «Европа и Центральная Азия продолжает оставаться регионом с наибольшим количеством стран, которые осуществили, по меньшей мере, одну реформу: 79% стран этого региона осуществили хотя бы одну регулятивную реформу».

Лидерами в DB-2017 стали Новая Зеландия (1-ое место), Сингапур (2), Дания (3). Следом за ними плотной группой идут Гонконг, Южная Корея, США, Британия, Норвегия и Швеция. Впервые Грузия вошла в Топ-10 лучших стран мира, заняв 9-ое место. Высокое 12-ое место сохранила Эстония. Литва поднялась с 21-го на 16-ое, Латвия опустилась с 14-го на 19-ое. Польша переместилась с 24-го на 27-ое место.

В рейтинге Doing Business 2018 Беларусь оказалась на 38-м месте из 190 стран. В DB-2017 мы были на 37-м месте. По такому параметру, как «расстояние до лидера» (он показывает, сколько нам не хватает до теоретически лучшего показателя в мире) Беларуси прибавила 0,55 пунктов. В рейтинге DB-2018 у нас 75,06. У лучшей в мире Новой Зеландии – 86,55, т. е. до идеала не хватает 13,45 пунктов. Беларусь немного приблизилась к идеалу, но другие страны в 2016/2017гг., особенно в Топ-50, добавили больше. Поэтому в общем рейтинге Беларусь потеряла одну позицию. А вот данные наших основных региональных конкурентов. Литва прибывали 1,05 пунктов, оказавшись на 16-м месте в мире. Польша добавила 0,18%, заняв 27-ое место. Россия впервые оказалась выше Беларуси, улучшив свой показатель на 0,81%, заняв 35-ое место. Казахстан тоже нас опережает – на 36-м месте (+1,06 пункта). Быстро догоняет Беларусь Молдова (44-ое место, +0,2%), Армения (47-ое место, +0,59) и Азербайджан (57-ое место, +3,12). Украина заметно отстаёт. Она заняла 76-ое место, добавив всего 1,9 пунктов. В прошлом году Украина была 80-ой.

Рейтинг Doing business – это далеко не все параметры делового климата. Авторы исследования указывают, чего нет в индексе лёгкости ведения бизнеса. В нём нет оценки качества институтов, которые влияют на развитие бизнеса, макроэкономической стабильности, качества финансовой системы, качества рабочей силы, коррупции, безопасности, степени защиты частной собственности, а также уровня торгового протекционизма или степени независимости судебной системы. «Doing Business не пытается количественно оценить все издержки и выгоды конкретного регуляторного акта для общества в целом. Индикаторы по уплате налогов измеряют ставку налога, которая сама по себе характеризует издержки бизнеса. Однако эти индикаторы не изменяют и не должны измерять выгоды от социально-экономических программ, которые финансируются за счёт налогов».

В 2017 году белорусские власти не предпринимали активных мер для улучшения параметров деловой среды, оцениваемых в Индексе Doing Business. Мы отмечаем застой в улучшении показателей страны.

  1. Создание предприятий. В DB-2018 Беларусь на 30-м месте, в DB-2017 была на 31-м.
  2. Получение разрешений на строительство. В DB-2018 Беларуси оказалась на 22-м месте, в DB-2017 была на 28-м.
  3. Подключение к системе электроснабжения. В DB-2018 Беларусь на 25-м месте, в DB-2017 была на 24-м.
  4. Регистрация собственности. В DB-2018 Беларусь на 5-м месте, в DB-2017 и была на 5-м.
  5. Получение кредитов. В DB-2018 Беларусь на 90-м месте, в DB-2017 была на 101-м.
  6. Защита миноритарных инвесторов. В DB-2018 Беларусь на 40-м месте, в DB-2017 была на 42-м.
  7. Налогообложение. В DB-2018 Беларусь на 96-м месте, в DB-2017 была на 99-м. Топтание на месте. Это критически важный для Беларуси показатель. Совокупная налоговая нагрузка (как % валовой прибыли) в DB-2018 составил 52,9%, в DB-2017 было 54,8%. При этом по нашему региону средний показатель составляет 33,1%, в развитых странах ОЭСР – 40,1%. Налоги были и остаются нашей болью, фактором, который резко снижает конкурентоспособность белорусских производителей товаров и услугу. Для сравнения в Казахстане этот показатель составляет 29,2%, России – 47,3%, Польше – 40,5%, Дании – 24,2%.
  8. Международная торговля. В DB-2018 Беларусь на 30-м месте и DB-2017 была на 30-м.
  9. Обеспечение исполнения контрактов. В DB-2018 Беларусь на 24-м месте и DB-2017 была на 27-м.
  10. Разрешение неплатежеспособности. В DB-2018 Беларусь на 68-м месте и DB-2017 была на 69-м.

Очевидно, что белорусские власти уже сорвали все низко висящие фрукты, т. е. провели лёгкие реформы, которые не затрагивают природу сдерживающих развитие институтов и укладов. Чтобы двигаться вперёд, нужно сделать прыжок вперёд, в первую очередь, в денежно-кредитной, бюджетно-налоговой сферах. Без полноценного института частной собственности и финансовой системы, качество которых индекс Doing Business не оценивает, движение вперёд в условиях обостряющейся конкуренции и растущего давления со стороны новейших технологий IV промышленной революции невозможно.

Рейтинг отдельных стран мира

по индексу лёгкости ведения бизнеса, «Doing business-2018»

Место в DB-17

Страна

Открытие бизнеса

Получение разрешения на строительство

Получение электричества

Регистрация прав собственности

Получение кредита

Защита миноритарного инвестора

Уплата налогов

Внешняя торговля

Обеспечение исполнения контрактов

Разрешение неплатежеспособности

1.

Н. Зеландия

1

3

37

1

1

2

9

56

21

32

2.

Сингапур

6

16

12

19

29

4

7

42

2

27

3.

Дания

34

1

16

11

42

33

8

1

32

7

4.

Ю. Корея

9

28

2

39

55

20

24

33

1

5

5.

Гонконг

3

5

4

55

29

9

3

31

28

43

6.

США

49

36

49

37

2

42

36

36

16

3

7.

Британия

14

14

9

47

29

10

23

28

31

14

8.

Норвегия

19

21

23

14

77

10

28

22

8

6

9.

Грузия

4

29

30

4

12

2

22

62

7

57

10.

Швеция

13

27

6

9

77

29

27

18

36

16

11.

Македония

22

26

53

48

12

4

29

27

35

30

12.

Эстония

12

8

41

6

42

76

14

17

11

44

16.

Литва

27

12

33

3

42

43

18

19

4

70

17.

Ирландия

8

30

35

40

42

10

4

47

98

17

19.

Латвия

21

49

62

22

12

43

13

25

20

53

20.

Германия

113

24

5

77

42

62

41

39

22

4

27.

Польша

120

41

54

38

29

51

51

1

55

22

30.

Чехия

81

127

15

32

42

62

53

1

91

25

31.

Франция

25

18

26

100

90

33

54

1

15

28

34.

Япония

106

50

17

52

77

62

68

51

51

1

35.

Россия

28

115

10

12

29

51

52

100

18

54

36.

Казахстан

41

52

70

17

77

1

50

123

6

39

38.

Беларусь

30

22

25

5

90

40

96

30

24

68

44.

Молдова

23

165

80

20

42

33

32

35

62

65

46.

Италия

66

96

28

23

105

62

112

1

108

24

47.

Армения

15

89

66

13

42

62

87

52

47

97

57.

Азербайджан

18

161

102

21

122

10

35

83

38

47

76.

Украина

52

35

128

64

29

81

43

119

82

149

77.

Кыргызстан

29

31

164

8

29

51

151

84

139

119

78.

Китай

93

172

98

41

68

119

130

97

5

56

Источник: Doing Business 2018. Reforming to Create Jobs. 15th edition. October 2017http://www.doingbusiness.org/~/media/WBG/DoingBusiness/Documents/Annual-Reports/English/DB2018-Full-Report.pdf

Расстояние до лидера по Индексу легкости ведения бизнеса-2018

(лидер = 100%), в процентных пунктах

Страна

DB-2006

DB-2008

DB-2010

DB-2011

DB-2012

DB-2013

DB-2014

DB-2017

DB-2018

Н. Зеландия

88,62

88,53

87,98

88,24

88,26

88,65

88,65

87,01

86,55

Сингапур

89,8

90,13

90,68

91,4

91,35

91,39

92,21

85,05

84,57

Дания

79,57

82,75

83,58

84,89

85,09

85,13

85,16

84,87

84,06

Ю. Корея

74,48

75,86

81,12

81,38

82,7

83,53

83,74

84,07

83,92

Гонконг

83,75

85,64

88,65

88,99

89,61

89,69

89,13

84,21

83,44

США

83,95

83,46

84,57

84,59

84,54

83,96

83,99

82,45

82,54

Британия

82,02

81,91

82,67

83,49

83,62

83,66

83,52

82,74

82,22

Норвегия

81,52

81,61

81,82

81,96

81,98

83,06

83,16

82,82

82,16

Грузия

48,44

65,83

73,62

76,09

78,64

80,83

81,07

80,20

82,04

Швеция

77,82

79,36

82,07

83,57

83,2

82,84

82,96

82,13

81,27

Македония

   

63,30

63,66

66,87

70,15

74,21

81,74

81,18

Эстония

72,97

74,26

74,63

74,86

74,45

74,12

75,24

81,05

80,80

Литва

71,84

72,49

72,7

72,75

73,39

73,54

75,79

78,84

79,87

Латвия

67,55

70,9

70,46

71,02

74,44

74,57

75,77

80,61

79,26

Германия

77,34

78,2

79,95

79,91

80,05

79,7

79,97

79,87

79,00

Польша

57,56

60,15

63,06

64,85

65,5

71,05

71,96

77,81

77,30

Чехия

57,6

60,72

59,83

64,12

64,56

65,7

66,46

76,71

76,27

Франция

62,62

67,95

71,22

71,73

71,76

71,92

71,97

76,27

76,13

Япония

76,91

77,68

78,49

78,66

78,7

78,62

78,6

75,53

75,68

Россия

49,91

54,74

52,88

52,37

55,06

56,58

61,95

73,19

75,50

Казахстан

48,36

52,0

57,27

59,53

62,28

62,22

62,64

75,09

75,44

Беларусь

41,14

44,37

53,47

55,79

60,83

64,07

65,58

74,13

75,06

Молдова

54,55

56,3

57,48

58,24

61,42

62,3

64,51

72,75

73,00

Италия

63,88

63,5

64,96

65,33

65,68

66,59

67,38

72,25

72,70

Армения

56,22

60,72

60,39

61,04

63,32

67,74

68,21

73,63

72,51

Азербайджан

49,02

50,78

58,96

59,02

60,06

60,57

61,53

67,99

70,19

Украина

38,17

41,18

43,28

46,21

46,67

50,97

58,44

63,90

65,75

Кыргызстан

44,91

47,37

56,88

60,12

59,28

60,39

61,86

65,17

65,70

Китай

44,98

52,11

58,17

58,97

59,18

60,18

61,51

64,28

65,29

Источник: Doing Business 2018. Reforming to Create Jobs. 15th edition. October 2017

http://www.doingbusiness.org/~/media/WBG/DoingBusiness/Documents/Annual-Reports/English/DB2018-Full-Report.pdf

Индекс экономической свободы 2018 от Heritage Foundation[28]

Места стран по Индексу экономической свободы 2004 – 2018 гг.

Страна

2018

2017

2016

2015

2014

2013

2012

2011

2010

2009

2007

2005

2004

Эстония

7

6

9

8

11

13

16

14

16

13

11

14

10

Литва

19

16

13

15

21

22

23

24

29

30

21

23

18

Латвия

28

20

36

37

42

55

56

56

50

45

38

39

33

Чехия

24

28

21

24

26

29

30

28

34

37

39

47

35

Казахстан

41

42

68

69

67

68

65

78

82

83

83

117

135

Польша

45

45

39

42

50

57

64

68

71

82

90

77

80

Беларусь

108

104

157

153

150

154

153

155

150

167

148

145

146

Молдова

105

110

117

111

110

115

124

120

125

120

82

84

94

Россия

107

114

153

143

140

139

144

143

143

146

131

131

122

Украина

150

166

162

162

155

161

163

164

162

152

135

101

114

Источник: Индекс экономической свободы 2018, Heritage Foundation  https://www.heritage.org/international-economies/commentary/2018-index-economic-freedom

Динамика Индекса экономической свободы, 1995 – 2018 гг.

Страна

1995

2000

2005

2008

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

Динамика 1995 – 2010г.

Динамика

2010 – 2018

Эстония

65,2

69,9

75,1

77,8

74,7

75,2

73,2

75,3

75,9

76,8

77,2

79,1

78,8

+10

+4,1

Литва

49,7*

61,9

70,5

70,8

70,3

71,3

71,5

72,1

73,0

74,7

75,2

75,8

75,3

+21,6

+5,0

Латвия

55*

63,4

66,4

68,3

66,2

65,8

65,2

66,5

68,7

69,7

70,4

74,8

73,6

+10,8

+7,4

Чехия

67,8

68,6

64,9

68,5

69,8

70,4

69,9

70,9

72,2

72,5

73,2

73,3

74,2

+2,6

+4,4

Казахстан

41,7**

50,4

53,3

60,5

61,0

62,1

63,6

63,0

63,7

63,3

63,6

69,0

69,1

+20,4

+8,1

Польша

50,7

60

58,8

59,5

63,2

64,1

64,2

66,0

67,0

68,6

69,3

68,3

68,5

+13,4

+5,3

Беларусь

40,4

41,3

46,3

44,7

48,7

47,9

49,0

48,0

50,1

49,8

48,8

58,6

58,1

+7,5

+9,4

Молдова

33,0

59,6

57,8

58,4

53,7

55,7

54,4

55,5

57,3

57,5

57,4

58,0

58,4

+22,7

+4,7

Россия

51,1

51,8

51,6

49,9

50,3

50,5

50,5

51,1

51,9

52,1

50,6

57,1

58,2

-0,6

+7,9

Украина

39,9

47,8

56,1

54,6

51,1

46,4

45,8

46,1

46,3

49,3

46,9

48,1

51,9

+5,9

+0,8

Примечание: цифры обозначают проценты, показывающие, насколько свободной является страна, например, Эстония в 2018 г. экономически свободна на 78,8%, а Беларусь – на 58,1% от принятого по методологии идеала.

*за 1996 г. - первый год оценки

**за 1998 г. - первый год оценки

Источник: Индекс экономической свободы 2018, Heritage Foundation https://www.heritage.org/international-economies/commentary/2018-index-economic-freedom

Составляющие индекса экономической свободы 2018

Место в мире

Место в регионе

Страна

Права собственности

Юридическая эффективность

Целостность правительства

Налоговая нагрузка

Госрасходы

Фискальное здоровье

Свобода бизнеса

Свобода на рынке труда

Монетарная свобода

Торговая свобода

Инвестиционная свобода

Финансовая свобода

1.

1.

Гонконг

92,5

84,3

82,8

93,1

90,2

100

96,3

89,4

84,3

90,0

90

90

2.

2.

Сингапур

98,4

90,9

91,2

90,4

90,6

80,0

90,9

92,6

85,2

90,0

85

80

3.

3.

Н. Зеландия

95,1

88,4

95,7

70,5

49,5

98,3

91,5

84,4

90,0

87,4

80

80

4.

1.

Швейцария

84,2

82,1

82,8

70,5

65,4

95,9

75,7

73,9

85,2

90,0

85

90

5.

4.

Австралия

78,7

93,4

77,4

63,0

61,2

84,3

89,1

79,7

87,4

86,2

80

90

6.

2.

Ирландия

87,7

79,0

79,0

76,1

69,6

80,8

81,8

76,4

87,4

86,9

90

70

7.

3.

Эстония

80,4

83,9

75,7

80,7

52,6

99,8

75,6

54,8

85,1

86,9

90

80

8.

4.

Британия

92,2

93,8

79,0

65,2

44,4

53,5

91,1

74,4

85,2

86,9

90

80

9.

1.

Канада

87,5

77,1

78,3

76,7

52,3

81,2

81,8

71,3

77,5

88,1

80

80

10.

1.

ОАЭ

76,3

83,4

77,3

98,4

70,9

99,0

79,9

81,1

80,2

84,3

40

60

15.

8.

Швеция

92,6

88,2

92,9

43,9

23,2

96,1

89,3

53,7

83,8

86,9

85

80

16.

9.

Грузия

62,8

64,2

61,8

87,0

73,3

91,8

86,9

77,3

79,6

89,4

80

60

18.

2.

США

79,3

76,9

71,9

65,1

56,5

54,8

82,7

91,4

78,6

86,7

85

80

19.

11.

Литва

73,8

66,7

50,9

86,4

63,9

96,7

73,4

64,%

89,9

86,9

80

70

20.

3.

Чили

67,9

63,4

61,2

78,0

81,3

91,7

72,4

60,4

82,4

88,7

85

70

24.

13.

Чехия

73,0

57,9

51,1

82,9

48,6

96,2

72,5

76,8

85,2

86,9

80

80

25.

14.

Германия

81,0

78,0

75,3

61,3

41,3

90,8

86,1

53,3

86,2

86,9

85

80

27.

7.

Ю. Корея

79,4

63,7

49,9

73,3

68,8

97,0

90,7

58,7

83,9

80,4

70

70

28.

16.

Латвия

68,3

58,9

45,4

84,0

59,0

95,3

80,1

72,5

87,3

86,9

85

60

41.

11.

Казахстан

56,0

58,1

44,6

92,6

85,3

87,3

74,3

86,8

68,2

75,6

50

50

44.

20.

Армения

55,3

47,4

40,5

84,7

80,0

67,2

78,7

69,9

75,8

80,0

75

70

45.

21.

Польша

61,8

56,6

50,9

75,9

47,8

81,5

67,2

63,9

85,0

86,9

75

70

67.

14.

Азербайджан

53,6

36,8

39,9

87,5

59,4

95,5

72,3

71,9

65,6

74,6

55

60

71.

34.

Франция

84,0

72,7

65,1

47,3

2,7

60,8

80,2

45,0

81,6

81,9

75

70

105.

40.

Молдова

53,5

26,3

26,6

85,3

56,7

90,0

66,0

39,9

73,2

78,3

55

50

107.

41.

Россия

48,7

46,9

38,1

85,8

62,5

87,7

77,0

52,0

60,8

79,4

30

30

108.

42.

Беларусь

53,5

57,3

42,0

89,8

47,9

75,4

74,1

73,1

62,3

81,4

30

30

110.

24.

Китай

46,7

65,4

47,3

70,4

71,6

85,9

54,9

61,4

71,4

73,2

25

20

150.

44.

Украина

41,0

29,5

29,0

80,2

45,0

75,9

62,7

52,8

60,1

81,1

35

30

179.

32.

Венесуэла

5,2

13,8

7,5

72,5

57,3

18,4

35,4

24,2

0,0

58,7

0

10

180.

43.

С. Корея

29,8

5,0

25,2

0,0

0,0

0,0

5,0

5,0

0,0

0,0

0

0

Источник: Индекс экономической свободы 2018, Heritage Foundation https://www.heritage.org/international-economies/commentary/2018-index-economic-freedom 

Индекс глобальной конкурентоспособности 2017-2018 от Всемирного экономического форума (ВЭФ)[29]

Доклад Всемирного экономического форума (ВЭФ) о состоянии конкурентоспособности в мире (Global Competitiveness Report 2016-2017) содержит богатство статистической, социологической и аналитической информации. Её научный анализ позволяет ответить на ключевой вопрос экономической политики: «Что делать государству, чтобы раскрепостить дух предпринимательства, обеспечить высокий долгосрочный рост экономики, привлечь деньги, технологии и мозги». Чем конкурентоспособнее страна, тем больше у неё возможностней обеспечить высокие темпы экономического роста и, следовательно, повысить благополучие людей.

Индекс глобальной конкурентоспособности (ИГК) составлен так, что можно организовывать работу правительства по каждому из 12 выделенных категорий и мониторить прогресс при помощи предложенной методологии. Чтобы стать благополучной, процветающей и по-настоящему социально ориентированной, Беларуси нужно адаптировать институты, экономическую политику и факторы, определяющие производительность самых конкурентоспособных стран мира. Среди них Швейцария, неизменный лидер рейтинга вот уже восемь лет подряд, Сингапур, США, Голландия, Гонконг, Германия, Швеция и Япония.

Доклад 2017-го года вышел «во время роста неравенства доходов, социального и политического напряжения, а также общего чувства неопределённости по поводу будущего. Темпы экономического роста остаются устойчиво низкими: цены на сырьевые ресурсы, как и объёмы торговли, упали, увеличиваются внешнеторговые дисбалансы, государственные финансы находятся в стрессовом состоянии».

В таком сложном контексте расширяет своё влияние Четвёртая промышленная революция. Она стирает линии между физическим, цифровым и биологическим так, что ни один промышленный сектор не может работать по-старому. Примерно каждые пять лет в мире удваивается количество роботов. В 2002г. их было 69 тысяч, в 2014г. – 229 тысяч. По оценкам экспертов, к 2018г. Их будет 400 тысяч. К 2020 году число дивайсов, которые меду собой будут соединены через интернет, увеличится с 13,4 млрд. сегодня до 38,5 млрд. Объём продажи товаров через интернет с 2014 по 2019г. увеличится с 6% до 12,8% общего розничного оборота.

Старые лидеры рынка находятся под огромных давлением динамичных, агрессивных новичков. 88% компаний, которые входили в список самых богатых коммперческих организаций Fortune 500, оказались вне списка в 2014г. С 1997 по 2012гг. продолжительность жизненного цикла товаров во всех секторах промышленности сократилась на 24%. При таких космических скоростях технологических перемен на рынке политика самоизоляции, торгового и инвестиционного интервенционизма обрекают страну на статус бедной мусорки старых технологий.

В Топ-10 самых конкурентоспособных стран мира по-прежнему доминируют европейцы, но нельзя не отметить чёткий водороздел между лидерами (Германия, Швеция, Голландия) и аутсайдерами. Греция в очередной раз опустилась, оказавшись на 86 месте, Италия - на 44-ое место, Португалия – на 46-ое. Болгария заняла 50-ое место, Словения на 56-е, Румыния на 62-е, Словакия 65-е, Венгрия 69-е, Хорватия – 74-е. Сербия, которая стремится вступить в Евросоюз, оказалась на 90-м месте из 138 стран.

Конкуренция между регионами интенсифицируется. Китай закрепился в Топ-30, заняв 28-ое место, Индия совершила рывок вверх сразу на 16 мест, на 39-ую позицию. Среди стран нашего региона самую высокую позицию занимает Эстония (30-ое место). Достаточно высоко оказались Литва (35-ое) и Польша (36-ое). Следом идёт Азербайджан (37-ое), Россия (43), Латвия (49) и Казахстан (53). Отстали от них Армения (79), Украина (85), Молдова (100) и Кыргызстан (111). Беларусь до сих пор не входит в рейтинги ВЭФа. По оценке АЦ «Стратегия» наша страна могла бы претендовать на 84-ое место, примерно там, где находится Кипр и Намибия.

Наши сильные стороны – инфраструктура, система образования, работа правоохранительных органов по обеспечению физической безопасности и порядка. Наши слабости – неспособность создавать благоприятные условия для талантов, ригидный рынок труда, слабость системы противодействия монополиям, тяжёлое бремя государственного регулирования, а также некачественная, расточительная система государственного управления.

Мир сегодня отказывается от открытости, восстанавливает торговые барьеры, создаёт дополнительные препятствия для иностранных инвестиций. В результате, по мнению исполнительного председателя ВЭФа Клауса Шваба, правительствам сложнее обеспечить устойчивый, инклюзивный рост.

Многочисленные исследования доказывают тщетность попыток распорядителей чужого (политиков и чиновников) запустить мотор экономического роста за счёт количественного денежного смягчения, т. е. за счёт эмиссии новых денег и снижения стоимости кредита до нуля. Давать новые деньги коммерческим структурам, которые чиновники отнести в категорию «слишком-большие/важные-чтобы-обанкротиться», это делать богатых номенклатурных бизнес фаворитов ещё богаче. Они обладают иммунитетом от банкротства и неограниченными возможностями по распределению огромных денег, активов и ресурсов в свою пользу. ВЭФ не достаточно категоричен в осуждении колмичественного смягчения. Он только считает, что оно должно было бы сопровождаться институциональными, структурными реформами по повышению конкурентоспособности. Как показывает практика США, Японии, Британии и ЕС, денежный печатный станок чиновика включить легко, а вот на проведение реформ не хватает политической воли.

В контексте тенденций Четвёртой промышленной революции ВЭФ выделяет пять факторов, которые важно учитывать каждой стране при формулировании экономической политики будущего.

Первый – «производительность – ключевой драйвер процветания». Сырьё, промежуточные товары, человеческий капитал нужно использоваться умнее, лучше и быстрее. Беларусь продожает производство в рамках старой неэффективной матрицы, в модели сильно централизованной плановой экономики. Поэтому производительность труда у нас в 2 – 4 раза хуже, чем у мировых лидеров, энергоёмкость в 3 – 4 раза выше. Это закономерный результат для страны, в которой в руках распорядителей чужого (политиков и чиновников) находится ~80% активов и ресурсов страны.

Второй – «ориентация на будущее – ключевой аспект экономической политики». Новейшие технологии быстро разрушают привычный промышленный уклад. Адаптация к изменениям должна проходить на уровне частных компаний, т. е. децентрализованного, а не через жёсткую Вертикаль власти. Здесь важно радикально поменять систему образования и профессионального обучения, сделать рынок труда максимально гибким и открытым, обеспечить быстрый, лёгкий вход на рынок и выход из него.

Третий фактор – «изменение смысла понятия «инновации». Вся страна должна стать единой экосистемой, в которой не только производятся научные знания, но через бизнес процессы и вовлечение общества происходит быстрое их тестирование и применение. В такой модели централизованное планирование, государственное импортозамещение абсурдны и вредны. Регуляторная система в целом и налоговая система в частности должны стимулировать творчество и предпринимательство, кооперацию и интернационализацию. Исключение бизнес сообщества и гражданского общества из процессов принятия решений – это удар по национальной конкурентоспособности.

Четвёртый фактор – «инфраструктура информационного и телекоммуникационного сектора – это императив». Страны, которые не примут стандартов и правил цифровой экономики, обречены на оставание и ухудшение экономических и социальных стандартов. Меры по развитию ИТ сектора должно подкрепляться развитием транспортной инфраструктурой. Экономика синих печатей, бумажных отчётов, очередей у кабинетов чиновников – это экономика бедных людей и богатых начальников. Учёт этого фактора в Беларуси предполагает разрушение монополии «Белтелекома», а также энергетических и транспортных государственных компаний.

Пятый фактор – выравнивание условий для производства товаров и услуг в мировой экономике. Сегодня трансферт знаний, денег и технологий совершается молниеносно. Не нужно месяцами плыть морем, чтобы доставить оборудование. Можно работать в одной команде, физически располагаясь тысячи километров друг от друга. Понятие «гражданство» быстро теряет экономический смысл, а понятие «страна происхождения товара» уже его почти потеряла. Если правительство борется со своими гражданами законами о тунеядцах, ограничивает использование интернета и доступа к современным финансовых системам и решениям, оно разрушает благополучие страны.

Мир стал плоским: высокая скорость перемещения денег, товаров, услуг и рабочей силы, стандартизация и интернационализация производственных отношений, технологических инноваций, глобализация инвестиций, быстрое развитие международных цепочек производства добавленной стоимости, создание единого глобального информационного диалогового поля (социальные сети, Youtube и т.п.). Для Беларуси издержки самоизоляции, игнорирования международных стандартов товаров и рынков, торговый и финансовый протекционизм резко снижает возможности для создания и поддержки конкурентоспособных производств и, соответственно, успешной реализации среднесрочной стратегии «Беларусь - $100 миллиардов».

Страны мира по Индексу глобальной конкурентоспособности (ИГК), 2015-2018 гг.

Страна

Место по Индексу глобальной конкурентоспособности ИГК*

Место по подиндексам ИГК

2015/16

2016/17

2017/18

Базовые требования

Усилители эффективности

Факторы инновационности

2015/16

2016/17

2017/18

2015/16

2016/17

 

2015/16

2016/17

2017/18

Швейцария

1

1

 

2

2

 

4

3

 

1

1

 

Сингапур

2

2

 

1

1

 

2

2

 

11

12

 

США

3

3

 

30

27

 

1

1

 

4

2

 

Нидерланды

5

4

 

7

4

 

9

9

 

6

6

 

Германия

4

5

 

8

10

 

10

7

 

3

3

 

Швеция

9

6

 

13

7

 

12

12

 

7

5

 

Британия

10

7

 

25

23

 

5

5

 

9

9

 

Япония

6

8

 

24

22

 

8

10

 

2

4

 

Гонконг

7

9

 

3

3

 

3

4

 

23

23

 

Финляндия

8

10

 

11

12

 

13

14

 

5

7

 

Китай

28

28

 

28

30

 

32

30

 

34

29

 

Эстония

30

30

 

21

20

 

28

28

 

31

33

 

Чехия

31

31

 

31

31

 

26

27

 

32

35

 

Литва

36

35

 

35

35

 

36

36

 

37

43

 

Польша

41

36

 

44

45

 

34

34

 

57

55

 

Россия

45

43

 

47

59

 

40

38

 

76

66

 

Латвия

44

49

 

37

41

 

39

42

 

58

58

 

Казахстан

42

53

 

46

62

 

45

50

 

78

76

 

Грузия

66

59

 

51

46

 

77

69

 

118

113

 

Словакия

67

65

 

56

54

 

47

47

 

59

57

 

Украина

79

85

 

101

102

 

65

74

 

72

73

 

Греция

81

86

 

74

80

 

62

67

 

77

70

 

Молдова

84

100

 

89

101

 

94

102

 

128

131

 

Беларусь*

87

84

 

100

92

 

91

90

 

94

91

 

*В Индексе 2015-2016гг. -140 стран, в 2016-2017гг. – 138 стран, в 2017/18гг. -

*по Беларуси оценка НИЦ Мизеса АЦ «Стратегия»

Базовые требования: институты, инфраструктура, макроэкономическая стабильность, здравоохранение, начальное образование.

Усилители эффективности: высшее образование, эффективность товарных рынков и рынка труда, развитость финансового рынка, технологическая готовность, размер рынка.

Факторы инновационности: опыт бизнеса, инновационность.

Источник: The Global Competitiveness Report 2017-2018. Сентябрь 2017, http://www3.weforum.org/docs/GCR2017-2018/05FullReport/TheGlobalCompetitivenessReport2017%E2%80%932018.pdf

 


Индикаторы качества государственного управления[30]

Правительство Беларуси надеется, что декрет президента № 7 от 23.11.2017г. «О развитии предпринимательства» станет мощным катализатором экономического роста. Бизнес сообщество более сдержанно в оценке потенциала этого документа. Большие надежды связывали на президентскую директиву № 4 от 31.12.2010 о развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности. По факту мощная инерция и ведомственные интересы бюрократии и «красных» директоров заблокировала благие намерения. Совет Министров официально поддержал Национальную платформу бизнеса. Это консенсусный, конструктивный документ, который более 10 лет разрабатывает и продвигает бизнес и экспертное сообщество. К сожалению, его выполнение оставляет делать лучшего. По регуляторным мелочам стороны давно научились договариваться, а вот по принципиальным проблемам, по стратегическим вызовам у нас по-прежнему большой дефицит взаимопонимания.

В рейтинге лёгкости ведения бизнеса Doing business 2018 Беларусь находится на 38-м месте. В середине 2000-ых мы были почти на сто позиций ниже. На лицо несомненный прогресс по параметрам данного рейтинга. Однако эти десять параметров – это лишь небольшой фрагмент всех значимых параметров делового климата. Причём даже среди этих десяти есть очень разные по влиянию на производителей товаров и услуг факторы. Открытие бизнеса, регистрация имущества – это одно, а вот налоговая нагрузка, защита права собственности и доступ к кредитам – это совсем другое. Поэтому ставить знак равенства между высоким местом в рейтинге Doing business и качественным деловым климатом нельзя, особенно в стране, где доминирующую роль в экономике продолжает играть государство.

Есть другие, критически важные параметры делового климата. Одним из них является качество государственного регулирования. Его оценкой уже более 20 лет занимается Института Всемирного банка. Исходные данные (более 100 показателей) ученые берут из 31 источника (в том числе из всемирного опроса Гэллапа, опросов бизнеса, Economist Intelligence Unit, Global Integrity, Freedom House, ЕБРР и др.). В основе Индекса качества госуправления – субъективные взгляды и оценки граждан. Они объединены в шесть групп:

  1. участие граждан в управлении государством, подотчетность правительства (участие граждан в выборах, свобода слова и собраний);
  2. политическая стабильность (вероятность неконституционного захвата власти, проявления насилия, терроризма);
  3. эффективность правительства (качество госуслуг, независимость органов госуправления от политического давления, качество формулирования и реализации экономической и социальной политики);
  4. качество государственного регулирования (качество актов законодательства по продвижению развития частного сектора, уважение гражданами и государством институтов социально-экономического управления);
  5. верховенство права (восприятие качества системы принуждения к исполнению контрактов, соблюдения прав собственности, услуги полиции, судов, вероятность совершения преступлений и применения насилия);
  6. контроль над коррупцией (восприятие «захвата» власти частными интересами).

Каждая страна по всем шести факторам оценивается по шкале минус 2,5 до плюс 2,5. Процентный рейтинг, например 10%, означает, что по данному фактору госуправления страна лучше только 10% стран мира. Чтобы на практике реализовывать скандинавскую модель, необходимо сначала добиться такого же качества государственного управления, т. е. полноценного партнёрства государства, бизнеса и общества. Шведы, датчане, финны не боятся отдавать в руки выбранным и жестко контролируемым ими политикам и чиновникам. Они уверены в качестве их услуг, потому что сами активно участвуют в процессе выработки законодательства, потому что чётко работают механизмы политической конкуренции и гражданского контроля. Делать ставку на сильную централизацию политической и экономической власти, государственные инвестиции и потребление, особые денежные, налоговые, административные и торговые условия для номенклатурных фаворитов при дискриминации частного сектора – это резко увеличивать риски формирования олигархата, номенклатурных кланов, коррупции и социальных конфликтов.

По итогам 2016г. Беларусь по фактору «учет мнения населения и подотчетность государственных органов» имела показатель «-1,39» или 10,34% Т. е. наша страны оказалась лучше только 10% стран и заняла ~170-ое место в мире. По фактору «политическая стабильность и отсутствие насилия/ терроризма» у нас «0,12» или 50,48% (95-ое место). По фактору «эффективность работы правительства» Беларусь имеет «-0,51» или 36,06% (125-ое место), по «качеству государственного регулирования (законодательства) – «-0,94» или 16,35% (160-ое), по «верховенству права» - -«0,78» или 22,12% (150-ое место), по «контролю над коррупцией» - «-0,29» или 47,6% (100-ое место).

Получается, что по целому ряду критически важных параметров делового климата и экономического развития в целом – качество госрегулирования, эффективность правительства, качество институтов защиты прав частной собственности, условия для открытой конкуренции – Беларусь находится на 150 – 170-ых местах среди 195 стран мира. При таком качестве госуправления и законодательной базы достижения страны по факторам индекса Doing business блокируются. Государство – собственник вставляет палки в колёса государству – регулятору. Государство – контролёр не может навести порядок у государства – менеджера.

Оценка качества системы госуправления Беларуси и России, 2005-2016 гг.

Индикатор

Год

Беларусь

Россия

Оценка (от «-2,5» до «+2,5»)

Процентный рейтинг, от 0 до 100

Оценка (от «-2,5» до «+2,5»)

Процентный рейтинг, от 0 до 100

Учет мнения населения и подотчетность государственных органов

2005

-1,77

3,37

-0,68

27,88

2010

-1,54

7,11

-0,88

25,12

2015

-1,46

8,87

-1,07

19,21

2016

-1,39

10,34

-1,21

15,27

Политическая стабильность  и отсутствие насилия/ терроризма

2005

0,35

57,00

-1,25

12,56

2010

-0,13

40,76

-0,91

18,96

2015

0,00

47,62

-1,05

12,86

2016

0,12

50,48

-0,89

16,67

Эффективность работы правительства

2005

-1,10

12,2

-0,46

38,05

2010

-1,14

11,0

-0,45

39,71

2015

-0,48

37,5

-0,18

48,08

2016

-0,51

36,06

-0,22

44,23

Качество государственного регулирования (законодательства

2005

-1,48

5,88

-0,17

49,51

2010

-1,16

11,48

-0,37

40,19

2015

-1,00

14,90

-0,52

32,21

2016

-0,94

16,35

-0,42

37,02

Верховенство права

2005

-1,19

10,53

-0,9

20,57

2010

-1,04

15,17

-0,77

26,07

2015

-0,79

24,04

-0,72

26,44

2016

-0,78

22,12

-0,80

21,15

Контроль над коррупцией

2005

-0,87

19,51

-0,78

23,9

2010

-0,73

27,14

-1,06

14,29

2015

-0,37

45,67

-0,86

19,23

2016

-0,29

47,60

-0,86

18,75

Источник: World Governance Indicators  http://info.worldbank.org/governance/wgi/index.aspx#home

Оценка качества системы госуправления Украины и Польши, 2005-2016гг.

Индикатор

Год

Польша

Украина

Оценка (от «-2,5» до «+2,5»)

Процентный рейтинг, от 0 до 100

Оценка (от «-2,5» до «+2,5»)

Процентный рейтинг, от 0 до 100

Учет мнения населения и подотчетность государственных органов

2005

0,9

75,96

-0,21

41,35

2010

1,03

80,09

-0,1

46,45

2015

1,04

80,3

-0,03

47,78

2016

0,84

72,41

0,02

47,29

Политическая стабильность  и отсутствие насилия/ терроризма

2005

0,34

56,52

-0,27

37,2

2010

0,98

82,94

-0,02

45,5

2015

0,87

75,71

-1,93

6,19

2016

0,51

63,33

-1,89

6,13

Эффективность работы правительства

2005

0,48

68,78

-0,58

34,15

2010

0,64

71,29

-0,75

25,36

2015

0,8

74,52

-0,51

34,62

2016

0,69

73,56

-0,58

31,73

Качество государственного регулирования (законодательства

2005

0,82

72,06

-0,5

33,82

2010

0,98

79,9

-0,52

33,97

2015

1,00

80,29

-0,58

29,81

2016

0,95

79,81

-0,43

36,06

Верховенство права

2005

0,42

61,72

-0,79

27,27

2010

0,66

68,25

-0,81

24,64

2015

0,8

76,44

-0,8

22,6

2016

0,68

74,52

-0,77

23,56

Контроль над коррупцией

2005

0,22

60,98

-0,69

29,76

2010

0,41

70,00

-0,98

17,14

2015

0,58

70,67

-0,98

14,9

2016

0,75

76,44

-0,84

19,71

Источник: World Governance Indicators http://info.worldbank.org/governance/wgi/index.aspx#home

 


Индекс восприятия коррупции от Transparency International[31]

В Индексе восприятия коррупции 2017 Беларусь заняла лучшее в своей истории 68-ое место с показателем 44 баллов из 100 возможных. Годом раньше мы были на 79-м месте с 40 баллами. Ещё в 2013-го году у нас было только 29 баллов и далёкое 123-е место. По оценке Transparency International Беларусь с начала 2010-ых планомерно улучшает своё место в мире по восприятию коррупции. Мы заметно опередили Россию (135-ое место, 29 баллов), Казахстан (122-ое место, 31- балл) и Украину (130-е, 30 баллов). Беларусь – лучшая по Индексу восприятия коррупции (ИВК) среди стран ЕАЭС. Лидером ИВК-2017 стала Новая Зеландия (89 баллов). Следом за ней идут Дания (88), Финляндия (85), Норвегия (85), Швейцария (85), Сингапур (84) и Швеция (84). В скандинавских и англосаксонских странах культура уважения к собственности подкрепляется мощными институтами демократии, независимости судебной власти и СМИ.

Индекс-2017 показывает, что более 2/3 всех стран имеют значение индекса менее 50 баллов. Среднемировое значение составляет 43 балла. Оценка Беларуси почти совпадает со среднемировой. Регион «Западная Европа» воспринимается, как самый некоррумпированный (66 баллов). В аутсайдерах район африканской Сахары (32), а также Восточной Европы и Центральной Азии (34). В Беларуси восприятие коррупции меняется в лучшую сторону, потому что, во-первых, регулярны и на слуху уголовные дела и приговоры для государственных и частных коррупционеров. Во-вторых, формально приняты акты законодательства по контролю над государственными закупками, активами и ресурсами. Т. е. формально власти борются с коррупцией, что позитивно отражается на уровне общественного и экспертного восприятия этого зла.

Комитет защиты журналистов проанализировал взаимоотношения между свободой прессы и уровнем восприятия коррупции. С 2012г. было убито 368 журналистов. 96% убийств имело место в странах с сильно коррумпированным госсектором (оценка ИВК меньше 45 баллов). Венгрия и Бразилия – яркие примеры взаимосвязи между гражданскими правами и коррупцией. Венгрия приняла целый ряд законов, ограничивающих свободу прессы и НГО. В 2012г. значение ИВК этой страны было 55 баллов, а в 2017г. – только 45. Показатель Бразилии также существенно ухудшился, с 43 в 2014г. до 37 в 2017г. В этот период структурам гражданского общества стало гораздо сложнее участвовать в процессе выработки и принятия решений на уровне государства.

Эксперты Transparency International указывают на порочный круг в отношениях между ограничениями свободы слова и гражданских свобод с одной стороны и динамикой коррупции с другой. Чем меньше влияния имеют СМИ и НГО на органы госуправления, тем выше коррупция. В 2017г. в регионе «Европа и Центральная Азия» отмечен рост авторитаризма, что повлекло за собой снижение эффективности антикоррупционных мер. Например, в Польше органы госуправления поставили под контроль распределение и управление ресурсов для неправительственных организаций. В Румынии правительство предложило закон, который ввёл дополнительные жёсткие требования по отчётности для НГО. Критически обстоят дела в Украине. Нападения на активистов антикоррупционных кампаний, НГО и журналистов, «чёрный» PR, дискредитация, незаконные проверки, судебное давление – номенклатурно-олигархические кланы прикрываются демократией и европейскими ценностями, чтобы сохранить свой статус захватчиков Государства.

Борьба с коррупцией – это не только вопрос законов, силовых структур и судов. Чтобы минимизировать коррупцию, нужно радикально перестроить отношения между государством и обществом, государством и бизнесом. Ключевой элемент борьбы с коррупцией – размер государства, его функционал, объём перераспределяемых ресурсов и наличие конфликта интересов. Если в стране нет высокой культуры уважения прав собственности, не работает принцип разделения властей, дефективна независимость судебной и законодательной власти, если распорядители чужого одновременно занимаются законотворчеством, госрегулированием, контролем и бизнесом, то госрасходы более 30% ВВП, госсобственность более 30% ВВП, в том числе при доминации в СМИ, финансовой сфере и инфраструктуре, гарантируют широкое распространение коррупционных практик.

К сожалению, Transparency International не указывает прямо на Большое государство, как на основной источник коррупции, считая, что с ним можно справиться демократической системой гражданского, политического и информационного контроля. В докладе нет ни слова об экономической свободе, как о ключевом факторе инклюзивного экономического роста и развития, минимизации государства, как основного источника коррупционных практик.

Первая рекомендация по борьбе с коррупцией – «правительства и бизнесы должны делать больше, чтобы поддерживать свободу слова, независимость СМИ, политический плюрализм, а также открытое вовлечение гражданского общества». Правильный лозунг, но эти слова, обращённые, например, к властям Мексики, Таджикистана, Украины или Гондураса вызывают лишь снисходительные ухмылки распорядителей чужого, которые давным-давно установили контроль над СМИ, парламентом и даже ключевыми НГО. Требования или просьбы к волку стать вегетарианцем смешны и тщетны.

Вторая рекомендация также напоминает часть проповеди пастора, который десятилетиями убеждает свою паству бросить пить. «Правительства должны минимизировать регулирование СМИ, как традиционные, так и новые, а также создать атмосферу, чтобы журналисты работали без страха преследования и насилия». К сожалению, ни в одном докладе Transparency International не было сформулировано чёткая рекомендация – полная приватизация всех СМИ, обеспечение доступа на информационное поле без лицензий и разрешений.

Третья рекомендация – «гражданское общество и правительства должны продвигать законы, которые делают акцент на доступе к информации. Такой доступ помогает улучшить прозрачность и подотчётность при сокращении возможностей для коррупции».

Четвёртая рекомендация – «активисты и правительства должны воспользоваться ситуацией, которая была создана целями устойчивого развития ООН для адвокатирования и продвижения реформ на национальном и глобальном уровне». Это касается доступа к информации, защита фундаментальных права и свобод, поддержка лучших международных практик. Это вообще предложение на грани фантастики и опасной утопии. Ни в одной стране мира ООН со своими целями устойчивого развития не создавало феномен экономического чуда. Международные бюрократы делают ставку на честное, всезнающее, добродетельное, справедливое и бескорыстное правительство, т. е. на распорядителей чужого. Они, взглянув на цели устойчивого развития ООН, вдруг должны отказаться от огромной власти, стабильных источников обогащения, инструментов дискриминации политических и коммерческих конкурентов и стать честными, порядочными государственными мужами. Такой подход к борьбе с коррупцией, как показал пример Украины, Мексики, Бразилии или Туниса – опасная утопия.

Значение Индекса восприятия коррупции, 2012-2017гг.

Место в CPI-2017

Страна

2017

2016

2015

2014

2013

2012

1.

Н. Зеландия

89

90

91

91

91

90

2.

Дания

88

90

91

92

91

90

3.

Финляндия

85

89

90

89

89

90

3.

Норвегия

85

85

88

86

86

85

3.

Швейцария

85

86

86

86

85

86

6.

Сингапур

84

84

85

84

86

87

6.

Швеция

84

88

89

87

89

88

8.

Канада

82

82

83

81

81

84

8.

Люксембург

82

81

85

82

80

80

8.

Нидерланды

82

83

84

83

83

84

8.

Британия

82

81

81

78

76

74

12.

Германия

81

81

81

79

78

79

13.

Гонконг

77

77

75

74

75

77

16.

США

75

74

76

74

73

73

19.

Ирландия

74

73

75

74

72

69

21.

Эстония

71

70

70

69

68

64

23.

Франция

70

69

70

69

71

71

26.

Чили

67

66

70

73

71

72

36.

Польша

60

62

63

61

60

58

38.

Литва

59

59

59

58

57

54

40.

Латвия

58

57

56

55

53

49

42.

Чехия

57

55

56

51

48

49

46.

Грузия

56

57

52

52

49

52

54.

Италия

50

47

44

43

43

42

68.

Беларусь

44

40

32

31

29

31

71.

Болгария

43

41

41

43

41

41

77.

Китай

41

40

37

36

40

39

107.

Армения

35

33

35

37

36

34

122.

Азербайджан

31

30

29

29

28

27

122.

Казахстан

31

29

28

29

26

28

122.

Молдова

31

30

33

35

35

36

130

Украина

30

29

27

26

25

26

135.

Кыргызстан

29

28

28

27

24

24

135

Россия

29

29

29

27

28

28

Источник: Corruption Perception Index 2017. Transparency International. February 2018 https://www.transparency.org/news/feature/corruption_perceptions_index_2017

 


Индекс человеческого капитала от ВЭФ[32]

Исследование Всемирного экономического форума о состоянии человеческого капитала в мире Global Human Capital Index 2017 позволяет сформулировать экономическую политику в критически важной сфере экономик. Согласно оценке ВЭФа, в мире развито и используется только 62% человеческого капитала. В региональном разрезе мировым лидером является Северная Америка. В ней используется 74% человеческого капитала. Следом идёт Западная Европа (71%), Восточная Европа и Центральная Азия (67%). Ниже среднемирового уровня находятся Африка ниже пустыни Сахара (53%), Южная Азия (54%), Ближний Восток и Северная Африка (56%). На страны рейтинга приходится 93% населения Земли и 95% ВВП мира.

ВЭФ определяет человеческий капитал, как «знания и навыки людей, которые позволяют им создавать ценность в глобальной экономической системе». Речь не идёт только о формальном образовании и получаемых в нём навыках. С течением времени качество человеческого капитала может улучшаться, если он активно и по делу используется или наоборот. Если нет спроса на знания и навыки, то происходит деградация. Только 25 стран мира используют более 70% своего человеческого капитала. 50 стран получили оценки от 60% до 70%. У 41-ой страны оценки находятся в пределах 50 – 60%.

Лидерами мирового рейтинга стали Норвегия (1-ое место), Финляндия (2) и Швейцария (3). США оказались на 4-ом месте, Дания – на 5ом, Германия – на 6-ом. В десятку лучших попала Словения (9). Безусловным успехом стало 12-ое место Эстонии. Авторы используют такую методологию оценки человеческого капитала, которая позволила России занять высокое 16-ое место, опередив Японию (17), Ирландию (19), Австралию (20), Францию (26) и Италию (35). Украина также заняла высокое 24-ое место, по соседству с Литвой (25-ое) и Британией (23). Отметим высокие позиции других постсоветских, постсоциалистических стран: Чехия – на 22-м месте, Литва – 25-ая, Латвия – 28-ая, Казахстан – 29-ый, Польша – 31-ая, Болгария – 32-ая. Беларуси в рейтинге из-за невозможности получения ВЭФом достоверной социологической информации по нашей стране нет. Используя аналогичные параметры нашей страны из других источников, можно предположить, что Беларусь в рейтинге человеческого капитала была бы примерно на одном уровне с Исландией (21-ое и Чехией – 22-е место).

Беларусь, Россия, Украина заметно обогнали, например, Испанию и Грецию, которые испытывают глубокие структурные проблемы в отношении, в первую очередь, занятости молодёжи. Высоки показатели стран Европейского Союза, который в 2016г. запустил программу «Повестка дня новых навыков в Европе» (New skills agenda for Europe). Она начинается так: «90% всех рабочих мест вскоре потребуют определённый уровень навыков использования цифровых технологий. Сегодня в Европе 40% европейцев вообще их не имеют».

Столь высокие места стран нашего региона в рейтинге ВЭФа предопределено структурой самого индекса. Эксперты оценивают человеческий капитал по четырём параметрам: 1) образовательный потенциал (уровень образования молодёжи и старшего поколения, как результат прошлых инвестиций; 2) развитие (формальное образование следующего поколения рабочей силы, повышение квалификации и переквалификация нынешних работников; 3) применение (применение навыков, их накопление взрослым населением; 4) ноу-хау (ширина и глубина использования специализированных навыков в работе).

Индекс состоит из 21 показателя, из которых восемь раскладываются по разным возрастным группам, что в сумме даёт 44 индикатора. Их источниками являются Международная организация труда, ЮНЕСКО, а также результаты опроса экспертов, ежегодно проводимого Всемирным экономическим форумом. Отсюда столь высокие позиции постсоветских стран, в частности России. Наша восточная соседка по подиндексу «образовательный потенциал» оказалась на четвёртом месте в мире, Украина – на пятом, Литва – на 14-ом, Латвия – на шестом, Казахстан – на втором, Армения – на третьем, Эстония – на 10-м. Беларусь тоже квалифицируется в Топ-10, потому что здесь оценивается грамотность и умение считать и писать, получение населением начального, среднего и высшего образования. Принимается во внимание чисто формальные, валовые показатели вне зависимости от экономических и финансовых последствий. Все наши страны являются лидерами мира по охвату системой образования людей старшего поколения в Советском Союзе. Хуже обстоят дела с соответствием системы образования требованиям конкурентного рынка.

Во втором подиндексе (развитие) оцениваются занятость населения, гендерная разница в занятости, уровень безработицы и уровень недозанятости. Опять же если брать только официальные показатели без учёта их смысла и особенностей расчёта, то Беларусь вполне попадает в Топ-20 мира. ВЭФ особо бы не утруждал себя коннотациями белорусского показателя «безработица – 1%».

Третий подиндекс также работает в пользу Беларуси. В нём оцениваются охват начальным, средним, профессиональным и высшим образованием, качество образовательной системы, охват работников тренингами и повышением квалификации. По всем этим индикаторам мы также имеем вполне приличные оценки, равно как и Россия, Украина и Казахстан.

Четвёртый подиндекс «ноу-хау» оценивает долю высококвалифицированных работников, а также работников со средним уровнем квалификации, экономическую сложность и наличие квалифицированных работников на рынке. Поскольку рынок труда в Беларуси находится под жёстким административным давлением властей, то формальные оценки государственных нанимателей выхолощены политической корректностью.

Нет сомнений, что качественный человеческий капитал в Беларуси есть. Однако он по разным причинам не пользуется спросом в органах госуправления и в секторе государственных предприятий. Отметим, что Индекс не учитывает качество человеческого капитала номенклатуры, его влияние на институты развития и роста, на условия работы для производителей товаров и услуг. Беларусь продолжает проедать задел прошлого, но в благополучное будущее с высокими темпами экономического роста с ним не войдешь.

Страны по Индексу человеческого капитала 2017

Страна

Место

Знание индекса

Место по подиндексу «Образовательный потенциал»

Место по подиндексу «Применение навыков»

Место по подиндексу «развитие»

Место по подиндексу «ноу-хау»

ВВП per capita по  $ ппс 2016

Выпуск на одного работника $ ппс

Норвегия

1

77,12

13

24

6

6

63811

125862

Финляндия

2

77,07

8

68

1

2

39423

86435

Швейцария

3

76,48

28

42

2

1

56625

98430

США

4

74,84

22

43

4

13

53273

111131

Дания

5

74,4

16

34

14

17

45686

88769

Германия

6

74,3

29

40

12

7

44072

88481

Н.Зеландия

7

74,14

18

27

8

22

35269

68034

Швеция

8

73,95

31

39

16

3

46441

92002

Словения

9

73,33

7

64

13

18

29803

64425

Австрия

10

73,29

45

44

7

11

44144

90788

Сингапур

11

73,28

27

36

25

4

81443

140993

Эстония

12

73,13

10

28

18

26

27735

55226

Россия

16

72,16

4

18

33

42

24026

45760

Япония

17

72,05

9

62

23

19

38240

72119

Израиль

18

71,75

58

35

21

8

32613

75134

Беларусь*

21

71,43

5

16

18

27

18000

12400

Чехия

22

71,41

67

22

15

21

31072

62407

Британия

23

71,31

54

51

17

10

38901

79720

Украина

24

71,27

5

31

38

38

7668

15567

Литва

25

70,81

14

37

31

37

27904

58114

Франция

26

69,94

39

86

20

14

38059

93413

Ю. Корея

27

69,88

26

58

26

25

34986

68655

Латвия

28

69,85

6

52

35

41

23712

49486

Казахстан

29

69,78

2

17

45

64

23420

46246

Польша

31

69,61

25

65

34

24

26003

54672

Китай

34

67,72

62

19

47

44

14401

23845

Италия

35

67,23

41

107

28

23

34620

92840

Армения

49

64,46

3

114

61

47

8174

18424

Молдова

62

62,29

52

72

72

85

4944

12279

*оценка НИЦ Мизеса АЦ «Стратегия».

Источник: The Global Human Capital Report 2017. Всемирный экономический форум. https://weforum.ent.box.com/s/dari4dktg4jt2g9xo2o5pksjpatvawdb

 


Индекса процветания от Института Легатум 2017[33]

Свободные люди больше удовлетворены жизнью. Свободная частная экономика растёт быстрее и расширяет возможности для других свобод. Это не политическая декларация. Это вывод из докладов Института Легатум «Индекс процветания», которые публикуются уже 11 лет подряд. Данный вывод важен для стран, правительства которых решают задачу обеспечения быстрого, долгосрочного экономического роста. Исследования международной группы учёных, объединившихся в Британии в Институт Легатум, интегрируют наработки десятков исследовательских организаций по всему миру. В основе индекса процветания лежат как статистические данные, так и социологические опросы. Учёные начали вплотную изучать влияние экономической свободы на разные финансовые, социальные, производственные процессы и явления в конце 1980-ых. Чёткая взаимосвязь свободы с увеличением экономического и социального капитала не вызывает сомнений. Свобода → материальное благополучие → рост капитализации социального капитала → увеличение спроса на гражданские свободы и культуру – такова логика развития страны, элиты которой реально хотят своей стране долгосрочного процветания.

Индекс процветания «Легатум» является ещё одной попыткой комплексного измерения динамики благополучия не только через призму сугубо материальных факторов (как ВВП), а посредством оценки прогресса по девяти группам факторов: качество экономики, бизнес среда, госуправление, личная свобода, социальный капитал, безопасность, образование, здравоохранение и окружающая среда. Показатели индекса-2017 позволяют сделать вывод, что человечество находится на пике своего развития за последние 12 лет.

Самым большим драйвером повышения уровня благосостояния является улучшение качества деловой среды. Индекс позволяет диагностировать слабые места в стратегии долгосрочного развития и роста. Например, для стран, занимающих 91-120 места такими слабыми местами являются факторы «личная свобода» и «государственное управление». У них гораздо слабее защита прав собственности, что оказывает негативное влияние на качество и количество материального и человеческого капитала. Большая слабость Беларуси, как и большинства постсоветских стран – очень слабые значения социального капитала (доверие к людям, поддержка друзей и семьи). При дефективных институтах защиты прав собственности, доминации государства в экономике, сохранении монополии государства на пенсионное обеспечение, здравоохранение и образование развивающаяся страна не может свершить рывок ни по повышению материального благосостояния, ни по социальной защите.

Индекс процветания Легатум-2017, места отдельных стран по девяти параметрам

Место

Беларусь

Россия

Украина

Молдова

Польша

Литва

Казахстан

Швеция

Китай

США

Индекс 2017, место

95

101

112

98

32

41

72

5

90

18

Экономика

42

70

84

90

34

50

46

1

32

10

Бизнес среда

98

85

102

82

44

52

53

13

49

1

Госуправление

134

115

130

112

37

38

99

4

122

20

Индивидуальная свобода

133

143

95

88

50

45

128

12

139

28

Социальный капитал

129

130

115

126

74

135

85

19

139

9

Безопасность

52

109

135

66

18

43

55

13

63

60

Образование

43

26

48

50

33

42

35

14

38

7

Здравоохранение

86

102

135

105

48

67

60

6

44

30

Окружающая среда

97

56

108

140

47

33

95

8

135

34

Источник: The Legatum Prosperity Index 2017 http://prosperitysite.s3-accelerate.amazonaws.com/3515/1187/1128/Legatum_Prosperity_Index_2017.pdf

Динамика стран по Индексу благополучия Легатум, 2009-2017

Страна

Место*

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Норвегия

1

1

1

1

1

1

1

2

1

Швейцария

8

9

9

9

2

2

2

4

4

Дания

2

2

2

2

6

4

3

9

7

Н. Зеландия

3

5

4

5

5

3

4

1

2

Швеция

7

6

5

3

4

6

5

8

5

Канада

7

6

6

6

3

5

6

5

8

Австралия

5

4

3

4

7

7

7

6

9

Голландия

11

9

9

8

9

9

8

7

6

Финляндия

4

3

7

7

8

8

9

3

3

Ирландия

9

11

11

10

12

12

10

13

12

США

10

10

10

12

11

10

11

17

18

Германия

16

15

15

14

14

14

14

11

11

Британия

13

13

13

13

16

13

15

10

10

Сингапур

17

17

16

19

18

18

17

19

17

Япония

19

18

21

22

21

19

19

22

23

Гонконг

21

20

19

18

19

20

20

23

24

Франция

18

19

18

21

20

21

22

18

19

Чехия

24

24

26

28

29

29

26

27

26

Ю. Корея

29

27

24

27

26

25

28

35

36

Польша

29

29

28

32

32

31

29

34

32

Эстония

31

35

33

35

36

32

31

26

27

Латвия

41

47

51

47

48

44

40

37

37

Литва

40

42

44

43

43

42

41

42

41

Малайзия

43

43

43

45

44

45

44

38

42

Китай

58

58

52

55

51

54

52

90

90

Казахстан

51

50

46

46

47

55

56

82

72

Россия

62

63

59

66

61

68

58

95

101

Беларусь

55

54

50

54

58

53

63

98

95

Украина

63

69

74

71

64

63

70

107

112

* В 2009-2011гг. в рейтинге Индекса Легатум было 110 стран, в 2012г.- 2015 г. – 142 страны, в 2016г. и 2017гг. – 149 стран

Источник: The Legatum Prosperity Index 2017 http://prosperitysite.s3-accelerate.amazonaws.com/3515/1187/1128/Legatum_Prosperity_Index_2017.pdf

Индекс социального прогресса от Social Progress Imperative[34]

Учёные активно ищут замену или опору такому показателю изменения прогресса в экономическом и социальном развитии, как валовой внутренний продукт (ВВП). Их не устраивает отождествление прогресса только с материальными факторами. Они предлагают расширить число показателей, включив в него экологию, безопасность, доступ к знаниям, воде, жилью, а также такие показатели, как права человека и толерантность. Майкл Портер, известный своими работами по страновой и бизнес конкурентоспособности является одним из авторов проекта «Индекс социального прогресса». С точки зрения учёных из Social Progress Imperative это первое холистическое измерение социального прогресса независимо от экономического прогресса.

Индекс-2017 включает три основные блока факторов и показателей: базовые потребности человека, основы благополучия и возможности. Он охватывает 128 стран мира, в которых проживает 98% населения мира. В 2017г. среднемировой показатель социального прогресса составил 64,85 баллов из 100 возможных. В 2014г. мировой показатель составил 63,19 для 113 стран. С 2014г. 113 из 128 стран мира улучшили свой Индекс. Несмотря на концентрацию богатства, населения и влияния, страны G20 (Франция, США, Саудовская Аравия, Турция, Китай) не улучшили социальные и экологические показатели. «Миллионы людей испытывают постыдное ухудшение ситуации с их свободами, больше насилия и несправедливости, а также вопиющая дискриминация и отстранение от самых важных возможностей в жизни. Несмотря на доступ к чрезмерному богатству, США вместе с другими странами практически не добились никакого прогресса с 2014 года» - утверждает руководитель Social Progress Imperative Майкл Грин.

По «базовым потребностям человека» оценка 73,8. В этот компонент входят следующие: «питание и базовые медицинское обслуживание» - 89,62 баллов, «вода и санитария» - 71,26, «жильё» - 69,72, «личная безопасность» - 64,72.

Второй фундамент Индекса - «основы благополучия» - 68,69. В этот компонент входят: «доступ к базовым знаниям» - 87,63, «доступ к информации и коммуникации» - 62,51, «здоровье и здоровый образ жизни» - 64,75, «качество окружающей среды» - 60,67.

Третий фундамент – фактор «возможности» - получил 51,85. В него входят «личные права» - 51,25, «личная свобода и выбор» - 63,11, «толерантность и инклюзивность» - 43,0, «доступ к продвинутому образованию» - 50,04.

Авторы Индекса отмечают, что существует очевидная корреляция между уровнем экономического развития и социального прогресса, но фиксируются значительные вариации. «Качество жизни в мире улучшается, но мировые лидеры должны противостоять двум чрезвычайно тревожным трендам: ухудшению прав человека, личной безопасности, толерантности и инклюзивности, а также медленному и неравномерному прогрессу улучшения качества жизни» - говорится в Докладе -2017.

Авторы Индекса продолжают работать в парадигме западного мейнстрима. Они делают ставку не на равенство возможностей, экономическую свободу, открытую торговлю и частную собственность, а на равенство доходов, распределение богатства и государственный и даже международный интервенционизм. «Главная проблема – неравенство богатства между богатыми и бедными странами. Глобальные потоки помощи недостаточны, чтобы помочь самым бедным странам для удовлетворения их базовых услуг. Больший доход легко и позитивно могут повлиять на социальный прогресс в большей половине сфер, которые измеряет Индекс социального прогресса. Но простое обогащение не продвинет прогресс. Серьёзные вызовы требуют инноваций и других креативных способов интервенций».

Акцент на большую государственную помощь, а не на свободу перемещения товаров, денег и услуг является самым большим изъяном данного подхода к измерению социального прогресса. Тем более что его авторы идут дальше. Они смотрят на свою работу, как на важный вклад в восстановление критически важного нематериального актива. «Во время резкого падения доверия Индекс социального прогресса может быть инструментом для правительства, бизнеса и гражданского общества для восстановления доверия, получения убедительных доказательств в пользу восстановления институтов, которые имеют наибольшее значение для граждан, сообществ и наций» - говорит Сэлли Осберг, президент Skoll Foundation.

С таким подходом Индекс грозит стать ещё большим яблоком раздора. Интеллектуальные элиты Запада будут делать ещё большие ставки на государственных интервенционизм. Международная элита в лице ООН, ВТО, ОЭСР, влиятельных НГО и сетевых организаций будут требовать от развитых стран давать ресурсы и деньги бедным и развивающимся. Число недовольных, завистливых и тех, кто считает мир несправедливым, будет расти, потому что в Индексе нет показателя, который бы показывал уровень понимания людьми ответа на вопрос, за чей счёт прогресс.

Страны по Индексу социального прогресса 2017, часть I

Страна

ВВП per capita по ппс $

Индекс социального прогресса

Базовые потребности человека

Основы благополучия

Возможности

Питание и медицинская помощь

Вода и очистные сооружения

Проживание

Личная безопасность

1. Дания

44042

90,57

96,79

90,86

84,06

99,28

99,87

94,27

93,75

2. Финляндия

38941

90,53

96,16

89,52

85,90

99,65

99,24

92,64

91,13

3. Исландия

42325

90,27

94,96

89,06

86,81

99,54

99,6

87,15

93,55

3. Норвегия

63650

90,27

95,44

91,15

84,21

99,38

99,37

89,27

93,75

5. Швейцария

56517

90,1

96,18

91,75

82,37

99,42

99,96

91,38

93,96

7. Нидерланды

46354

89,82

94,97

91,15

83,33

99,24

99,27

91,13

90,08

11. Ирландия

61378

88,91

93,03

87,86

85,86

99,23

95,34

87,82

89,72

18. США

52704

86,43

93,42

84,19

81,68

98,96

98,77

89,18

86,76

22. Чехия

30381

84,22

95,5

85,0

72,15

99,39

99,71

89,98

92,92

23. Эстония

27345

82,96

91,97

85,19

71,71

99,46

97,76

87,24

83,41

25. Чили

22197

82,54

88,62

85,95

73,04

98,14

96,27

82,4

77,67

32. Польша

25323

79,65

90,69

81,48

66,8

99,23

97,15

78,71

87,65

34. Латвия

23080

78,61

89,05

83,16

63,62

98,83

93,22

80,07

84,08

35. Литва

26807

78,09

87,64

78,48

68,13

99,17

91,17

80,59

79,64

53. Грузия

9016

70,8

87,14

74,06

51,21

95,96

90,26

79,48

82,87

64. Украина

7457

68,35

79,91

68,62

56,53

98,47

89,12

74,74

57,32

65. Беларусь

16662

67,8

87,2

67,37

48,84

99,29

95,42

78,74

75,36

67. Россия

23895

67,17

79,31

72,09

50,1

98,34

83,5

77,57

57,83

71. Молдова

4742

66,31

79,32

70,52

49,08

97,96

71,17

72,27

75,89

74. Казахстан

23522

66,01

81,23

66,6

50,2

97,86

81,98

76,29

68,79

76. Кыргызстан

3225

65,33

77,85

68,72

49,44

95,22

80,04

69,36

66,77

Источник: 2017 Social Progress Index. Michael E. Porter and Scott Stern with Michael Green. Social Progress Imperative. June 2017 https://www.socialprogressindex.com

Страны по Индексу социального прогресса 2017, часть II

Страна

Доступ к базовым знаниям

Доступ к информации и коммуникации

Здоровье и здоровый образ жизни

Качество окружающей среды

Личные права

Личная свобода и выбора

Терпимость и инклюзивность

Доступ к продвинутым знаниям

Дания

98,49

95,64

77,91

91,39

97,89

89,83

78,29

70,24

Финляндия

96,46

94,77

77,08

89,77

95,77

91,69

84,04

72,12

Исландия

98,13

93,7

83,32

81,07

92,41

87,17

93,04

74,61

Норвегия

98,79

95,8

81,29

88,74

96,32

89,37

81,74

69,39

Швейцария

98,77

91,19

83,05

92,99

90,74

89,02

75,17

74,57

Нидерланды

99,22

94,82

80,38

90,17

93,6

88,9

77,73

73,1

Ирландия

98,85

89,98

80,49

82,11

93,09

83,71

86,21

80,42

США

97,95

84,63

75,88

78,31

88,98

79,88

68,30

89,55

Чехия

98,79

88,67

72,24

80,3

86,91

76,5

57,86

67,33

Эстония

97,40

91,46

70,52

81,4

91,92

78,59

50,25

66,08

Чили

97,64

81,16

79,37

83,65

89,66

73,54

72,76

56,19

Польша

97,53

82,37

67,12

78,88

79,59

73,44

50,38

63,76

Латвия

98,52

87,84

60,38

85,89

78,48

69,96

44,5

61,55

Литва

98,4

84,77

52,75

78,0

86,03

68,42

52,52

65,56

Грузия

99,26

75,38

62,85

58,74

64,85

57,87

26,3

55,8

Украина

97,52

73,84

52,73

50,37

62,99

53,56

40,52

69,07

Беларусь

99,5

69,25

45,11

55,61

23,49

61,58

48,00

62,29

Россия

98,48

73,37

47,14

69,35

25,42

56,77

36,15

82,08

Молдова

93,07

75,65

59,99

53,36

64,77

52,11

37,3

42,14

Казахстан

98,98

71,46

44,18

51,77

27,97

61,83

49,12

61,87

Кыргызстан

97,64

69,92

55,32

51,98

48,6

60,59

44,73

43,81

Источник: 2017 Social Progress Index. Michael E. Porter and Scott Stern with Michael Green. Social Progress Imperative. June 2017 https://www.socialprogressindex.com

 


Измерение счастья от Happiness Research Institute как попытка расширения оценки качества развития и роста[35]

Идеалисты, пропагандисты и моралисты предлагают отказаться от грубого инструмента измерения человеческого прогресса в виде ВВП (валовой внутренний продукт). Мол, не хлебом единым жив человек, и не в деньгах счастье. Активно идёт поиск новых инструментов оценки и измерения. ООН, ОЭСР, Лондонская школа экономики, Колумбийский университет работают над индексом счастья. В марте 2018г. датский Happiness Research Institute, интегратор разных теорий и подходов, опубликовал очередной доклад «World Happiness Report 2018». Индекс счастья от этой организации – это не результат применения устоявшейся, апробированной методологии, а работа в процессе. Поэтому к результатам нужно относиться критически, а выводы делать весьма осторожно.

Счастье, свобода, коррупция, щедрость и деньги.

Индекс счастья 2018, индекс экономической свободы 2018, индекс восприятия коррупции 2017, индекс благотворительности 2017 и уровень материального благополучия

Место

Страна

Индекс счастья 2018

Место в Индексе экономической свободы 2018

ВВП на душу населения, $, 2017

Индекс восприятия коррупции 2017

Индекс благотворительности 2017

1.

Финляндия

7,632

26

45693

3

37

2.

Норвегия

7,594

23

73615

3

20

3.

Дания

7,555

12

56335

2

21

4.

Исландия

7,495

11

73092

13

15

5.

Швейцария

7,487

4

80837

3

33

6.

Нидерланды

7,441

17

48271

8

10

7.

Канада

7,328

9

44773

8

7

8.

Н. Зеландия

7,324

3

41629

1

4

9.

Швеция

7,314

15

53248

6

34

10.

Австралия

7,272

5

56135

13

6

11.

Израиль

7,190

31

39974

32

35

12.

Австрия

7,139

32

46435

16

26

13.

Коста-Рика

7,072

57

11856

38

43

14.

Ирландия

6,977

6

68604

19

8

15.

Германия

6,965

25

44184

12

19

18.

США

6,886

18

59495

16

5

19.

Британия

6,814

8

38847

8

11

21.

Чехия

6,711

24

19818

57

128

25.

Чили

6,476

20

14314

26

49

34.

Сингапур

6,343

2

53880

6

30

42.

Польша

6,123

45

13429

36

105

44.

Узбекистан

6,096

152

2128

157

38

47.

Италия

6,000

79

31618

54

84

50.

Литва

5,952

19

16443

38

137

53.

Латвия

5,933

28

15402

40

131

54.

Япония

5,915

30

38550

20

111

57.

Ю. Корея

5,875

27

29730

51

62

59.

Россия

5,810

107

10248

135

124

60.

Казахстан

5,790

41

8585

122

87

63.

Эстония

5,739

7

19618

21

100

67.

Молдова

5,640

105

2240

122

97

69.

Венгрия

5,620

55

13459

66

119

73.

Беларусь

5,4883

108

5585

68

117

76.

Гонконг

5,430

1

44999

13

25

86.

Китай

5,246

110

8583

77

138

92.

Кыргызстан

5,131

78

1139

135

85

100.

Болгария

4,933

47

7924

71

127

102.

Венесуэла

4,806

179

6850

169

115

128.

Грузия

4,340

16

4123

46

135

129.

Армения

4,321

44

3690

107

122

138.

Украина

4,103

150

2458

130

90

Источник: World Happiness Report 2018 https://s3.amazonaws.com/happiness-report/2018/WHR_web.pdf

 

скачать документ в PDF

 

[1]Итоги реализации денежно-кредитной политики за январь – март 2018 г. Дмитрий Мурин, апрель 2018г. https://www.nbrb.by/top/pdf/doklad-murina-04-2018.pdf

[2]Итоги реализации денежно-кредитной политики за январь – март 2018 г. Дмитрий Мурин, апрель 2018г. https://www.nbrb.by/top/pdf/doklad-murina-04-2018.pdf

[3]Мы знаем, куда идем и чего хотим. Послание Президента к белорусскому народу и Национальному собранию. апрель 2018г. https://www.sb.by/articles/my-znaem-kuda-idem-i-chego-khotim.html

[4]Transition Report 2017-18. Sustaining Growth. EBRD. Ноябрь 2017г. http://www.ebrd.com/transition-report-2017-18

[5]Мы знаем, куда идем и чего хотим. Послание Президента к белорусскому народу и Национальному собранию. апрель 2018г. https://www.sb.by/articles/my-znaem-kuda-idem-i-chego-khotim.html

[6]Беларуси нужны законы нового поколения – Мясникович. БЕЛТА. 14 марта 2018г. http://www.belta.by/politics/view/belarusi-nuzhny-zakony-novogo-pokolenija-mjasnikovich-293903-2018/

[7]Информационно-аналитический сборник «Платежный баланс, международная инвестиционная позиция и валовой внешний долг Республики Беларусь». Национальный банк. Март 2018г. http://www.nbrb.by/publications/BalPay/BalPay2017.pdf

[8]Минэкономики готовит план по индустриализации Беларуси. https://news.tut.by/economics/591410.html

[9]Послание белорусскому народу и Национальному собранию. 24 апреля 2018г. http://president.gov.by/ru/news_ru/view/poslanie-k-belorusskomu-narodu-i-natsionalnomu-sobraniju-18594/

[10]IMF Country Report No. 17/383. Republic of Belarus 2017 Article IV consultation. Декабрь 2017г. https://www.imf.org/en/Publications/CR/Issues/2017/12/18/Republic-of-Belarus-2017-Article-IV-Consultation-Press-Release-Staff-Report-and-Statement-by-45488

[11]https://naviny.by/article/20180416/1523861084-gotovy-li-belorusy-menyat-kolhoznoe-lico-ekonomiki

[12]Данные Белстата о состоянии рынка труда. http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/trud/

[13]http://naviny.by/article/20170214/1487072435-nevozmozhno-vesti-biznes-ne-narushaya-zakony-znachit-takie-zakony-nuzhno

[14]https://news.tut.by/economics/581789.html

[15]http://www.belta.by/president/view/lukashenko-protiv-perekladyvanija-problem-predprijatij-i-bankov-na-bjudzhet-281153-2017/

[16]https://news.tut.by/economics/483894.html

[17]https://news.tut.by/economics/498336.html

[18]http://www.belta.by/printv/opinions/view/belorusskim-predprijatijam-vazhno-operativno-reagirovat-na-izmenjajuschiesja-uslovija-vneshnih-rynkov-5172

[19]IMF Country Report No. 17/383. Republic of Belarus 2017 Article IV consultation. Декабрь 2017г. https://www.imf.org/en/Publications/CR/Issues/2017/12/18/Republic-of-Belarus-2017-Article-IV-Consultation-Press-Release-Staff-Report-and-Statement-by-45488

[20]World Economic Outlook, April 2018. Cyclical Upswing, Structural Change.

http://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2018/03/20/world-economic-outlook-april-2018

[21]IMF Country Report № 17/384 Republic of Belarus. Selected Issues. December 2017

http://www.imf.org/en/Publications/CR/Issues/2017/12/18/Republic-of-Belarus-Selected-Issues-45489

[22]Экономический обзор. 19 апреля 2018г. Группа Всемирного банка. http://pubdocs.worldbank.org/en/778821524127792347/BY-EcUpdate-April2018-ru.pdf

[23]Transition Report 2017-18. Sustaining Growth. EBRD. Ноябрь 2017г. http://www.ebrd.com/transition-report-2017-18

[24]Доклад о мировых инвестициях за 2017 год: инвестиции и цифровая экономика» 2017. http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2017_en.pdf

[25]Опрос бизнеса «Деловой климат в Республике Беларусь 2018». Представительство немецкой экономики в Беларуси. Апрель 2018 http://belarus.ahk.de/ru/bericht-umfrage-2018/

[26]Результаты анкетирования организаций по вопросам фискальной политики. Бизнес союза нанимателей и предпринимателей им. Кунявского. Апрель 2018г.

[27]Doing Business 2018. Reforming to Create Jobs. 15th edition. October 2017

http://www.doingbusiness.org/~/media/WBG/DoingBusiness/Documents/Annual-Reports/English/DB2018-Full-Report.pdf  

[28]Индекс экономической свободы 2018, Heritage Foundation https://www.heritage.org/international-economies/commentary/2018-index-economic-freedom

[29]The Global Competitiveness Report 2017-2018. Сентябрь 2017, http://www3.weforum.org/docs/GCR2017-2018/05FullReport/TheGlobalCompetitivenessReport2017%E2%80%932018.pdf

[30]The Worldwide Governance Indicators (WGI) project. Daniel Kaufmann, Natural Resource Governance Institute (NRGI) and Brookings Institution, Aart Kraay, World Bank Development Research Group http://info.worldbank.org/governance/wgi/index.aspx#home

[31]Corruption Perception Index 2017. Transparency International. February 2018 https://www.transparency.org/news/feature/corruption_perceptions_index_2017

[32]The Global Human Capital Report 2017. Всемирный экономический форум. https://weforum.ent.box.com/s/dari4dktg4jt2g9xo2o5pksjpatvawdb

[33]The Legatum Prosperity Index 2017 http://prosperitysite.s3-accelerate.amazonaws.com/3515/1187/1128/Legatum_Prosperity_Index_2017.pdf

[34]2017 Social Progress Index. Michael E. Porter and Scott Stern with Michael Green. Social Progress Imperative. June 2017 https://www.socialprogressindex.com

[35]World Happiness Report 2018 https://s3.amazonaws.com/happiness-report/2018/WHR_web.pdf


 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!