Почему я за IT-страну

Почему я за IT-страну

Автор  30 августа 2017
Оцените материал
(1 Голосовать)

Быть или не быть IT-стране в Беларуси – вот в чём вопрос. Я за то, чтобы это проект был в Беларуси. В нём гораздо больше плюсов, чем минусов. Давайте разберём по пунктам все «за» и «против» него.

IT-страна создаёт особые налоговые, правовые, финансовые, административные, таможенные и трудовые условия для отдельного вида экономической деятельности. Противники говорят, что такой статус является формой дискриминации. Мол, другим такого не дают. Это грубое номенклатурное вмешательство в структуру экономики. Не будь ПВТ или IT-страны другие сектора имели бы лучшие условия для ведения бизнеса. Это не так.

Формально любые преференции – это нарушение статьи 13 Конституции Беларуси о равных условиях хозяйствования. IT-страна – всего лишь маленький штрих в целой лавине особых статусов и дискриминационных практик. Белорусская экономика – это сплошные особые правовые статусы, субсидии, льготы и преференции.

Есть ПВТ, Китайско-белорусский «Великий камень», «Белбиоград» и шесть СЭЗов. Есть льготы для Могилёвской области и для сельской местности. Сам А. Лукашенко говорил о наличии 300 – 400 льгот по налогам и таможенным пошлинам. Более 40% кредитов – льготные. В 2016г. бюджетную помощь в самых разных формах получали 2430 коммерческих организаций. Нет оснований считать, что в 2017г. их меньше. Только номенклатурные любимцы из АПК на протяжении 2011-2015гг. и только из бюджета получали ежегодно $1,66 млрд. А ещё у каждого руководителя района есть свой внебюджетный фонд, который он расходует на своему усмотрению.

Принципиальное отличие проекта IT-страны от особых статусов/зон/секторов/точек-роста заключается в том, что IT-стране не просит ни копейки денег налогоплательщиков. В госбюджете на 2018г. и дальше не появится, я надеюсь, строчка – «государственное финансирование проекта «IT-страна».

«IT-страна» - это проект, в котором будет значительно увеличена экономической свобода, сокращено административное бремя, налоговая нагрузка и транзакционные издержки. Производители товаров и услуг будут работать с внешним миром в режиме, максимально приближённом с режимом свободной торговли. Применение англосаксонского права – это использование важнейшего института, пользующегося доверием инвесторов всего мира. Это пример конкуренции законодательств на территории Беларуси. Всё это вместе – это как тестовая площадка для убеждения А. Лукашенко и хардлайнеров (жёстких сторонников модели Совок/Госплан).

Сегодня чуть ли не каждая страна мира создаёт для IT-сектора самые благоприятные условия. За мозги, технологии, бренды и производство идёт жёсткая международная борьба. Это борьба не общих правовых режимов, а особых статусов, привилегий, преференций и даже бюджетных грантов и инвестиций. Сектор IT, как никой другой, функционирует по правилам мирового рынка. Они не пишутся Беларуси, России или Украине. Высокая мобильность человеческого капитала в секторе IT, особенность производства товаров и услуг, оплаты труда, высокая активность хедхантеров, требования к логистике, финансовой системе, защите права собственности, в том числе интеллектуальной – всё это ставит перед руководством Беларуси дилемму: либо мы принимаем правила международной конкуренции, усиливаем свои конкурентные преимущества, либо мы «сливаем» IT-сектор, изгоняет нашим налоговым, финансовым, таможенным, социальным законодательством производителей товаров и услуг в этой сфере.

Перед А. Лукашенко стоит вопрос: либо согласиться на создание того, что будет близко к раннему правовому, регуляторному статусу Гонконга/Сингапура, чтобы увеличить шансы развития в стране совершенно нового сектора производства товаров и услуг, либо заблокировать проект «IT-страна». Здесь бредовых аргументов против IT-страны («мы будем развивать колониальную экономику», «этот проект не интегрирован в остальную белорусскую экономику», «в IT-стране будет работать только низкодоходный бизнес», «центр прибыли корпораций всё равно будет за пределами страны», «будет расти имущественное неравенство внутри Беларуси» и т. д. ) предостаточно.

В своё время правительство Ирландии эффективно использовало режим налоговой конкуренции, чтобы с нуля развить у тебя производство товаров и услуг американских корпораций, в том числе Intel. У Ирландии получилось. Дисижнмейкеры увидели, что экономическая свобода работает – и решили расширить, углубить сферы её применения. И никому, кроме грубых марксистов, в голову не пришла мысль назвать Ирландию страной, делающей ставку на феодальные практики.

«IT-страна» имеет шанс стать демонстрационной площадкой преимуществ экономической свободы, если Декрет будет смелым и по-настоящему конкурентоспособным по сравнению с другими аналогичными юрисдикциями и зонами.

Белорусский авторитаризм, жёсткие рамки модели Совок/Госплан, отсутствие институтов защиты частной собственности, номенклатурный произвол, регуляторная нагрузка, негостеприимная финансовая система, непонятные, часто меняющиеся правила игры – всё это снижает шансы проекта «IT-страна» стать успешным. Это как раз тот случай, когда бренд и репутация страны бьют по международной привлекательности IT-проекта, но шансы Беларуси за эволюционные изменения, на убеждение топ дисижнмейкера и его близкого окружения с этим проектов выше, чем без него.

Идеальная, желанная модель для Беларуси – 1) низкие плоские шкалы нейтральных налогов без никаких льгот и преференций, 2) размер государства (госрасходы)– мах. 25% ВВП, 3) частный сектор – 90% активов страны, формирует 85 – 90% ВВП, 4) мультивалютность, 5) свободная торговля, 6) политическая свобода и гражданские права, к сожалению, в Беларуси не рассматривается ни А. Лукашенко, ни правительством, ни даже бизнесом. Поэтому реалистично продвижение к этой цели небольшими шажками, где возможно, где открываются окна возможности. Более 10 лет активной работы вместе с бизнес сообществом по продвижению Национальной платформы бизнеса (НПБ) убедили, что процесс убеждения полисимейкеров разных уровней идёт медленно, но Беларусь, её предпринимательство с НПБ лучше, чем без него. Аналогичная ситуация может быть с IT-страной. Придание ей особого статуса – это не точка роста, как в программах пятилеток. Это адаптация к условиях региональной и мировой конкуренции. Это, если хотите, законодательный венчурный проект. Да, его авторы ещё не научились обсуждать проекты в открытом режиме, использовать всю интеллектуальную мощь белорусской интеллектуальной и бизнес элиты. Просто опыта адвокаси нет, но это те навыки, которым легко можно научиться. Объяснить команде стейкхолдеров проекта «IT-страна» преимущества открытой, инклюзивной дискуссии, думаю, не составит труда.

«Точка роста» в Беларуси – это обязательно государственные ресурсы и активы. Это непременно льготное кредитование. Это номенклатурное сопровождение и дискриминационные практики со стороны коммерческих фаворитов. Номенклатурные точки роста –это забрать у одних и через бюджет передать другим. IT-страна – это не перераспределение старого пирога, а создание нового. 

IT-страна – полностью частный проект. Он не требует денег налогоплательщиков, не выкачивает бюджетные ресурсы, не создаёт нездоровую конкуренцию для других производителей товаров и услуг. Он реализуется под бизнес планы его участников. Они рискуют своими деньгами. Они рискуют у же тем, что выбирают для реализации своих идей Беларусь, а не десятки других юрисдикций. Дай Бог, чтобы у ребят получилось. Чтобы они своими руками превратили IT-страну в мощный сектор белорусской экономики с выручкой $5 – 10 млрд. до 2030 года.

Реализация проекта IT-страна выгодна Беларуси вот ещё почему.

Первое. Повышение стоимости нематериальных активов Беларуси, в том числе нашего странового бренда и имиджа. Как следствие, это положительно повлияет на другие компании, которые работают в Беларуси.

Второе. Остановка или снижение скорости эмиграции талантливой молодёжи из страны. Беларусь – в демографической яме. Если у нас появится хотя бы несколько тысяч новых рабочих мест с зарплатой $1500 - $3000 в месяц, то это шанс на создание нескольких тысяч молодых семей со всеми вытекающими отсюда приятными последствиями. Это шанс для родителей этих нескольких тысяч семей улучшить качество жизни на пенсии.

Третье. Создание нового внутреннего спроса на товары и услуги. Этот спрос будут формировать как юридические лица (земля, недвижимость, транспорт, логистика, финансовые услуги), так и физические лица (квартиры, автомобили, продовольственные и потребительские товары, бытовые, образовательные услуги, здравоохранение, индустрия красоты).

Четвёртое. Развитие новых образовательных стандартов, повышение качества образования в данном секторе экономики, потенциально рост экспорта образовательных услуг. Участники проекта IT-страна будут заинтересованы в качественно человеческом капитале. Они будут учить молодёжь и не только, создавая здоровую конкуренцию с существующими учебными заведениями.

Пятое. Повышение шансов на расширение реального диалога бизнеса, власти и учёных относительно стратегии развития страны. IT-страна – это проект с потенциалом повышения привлекательности экономической свободы, полноценной интеграции Беларуси в мировую экономику, усиления политического спроса на новые институты экономического роста и развития.

Шестое. Ускорит внедрение новейших технологий в Беларуси, включение белорусских компаний/беларусов в мировые цепочки производства добавленной стоимости.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!