Экономика независимости

Экономика независимости

Автор  29 августа 2017
Оцените материал
(1 Голосовать)

Особенности суверенного Госплана

День независимости Беларуси 2017 – это не только фейерверк, пафосные речи, военный парад и автомобили «БелДжи» во главе колонны достижений народного хозяйства. Это хороший повод подвести итоги развития экономики, сверить национальный часы с мировым циферблатом и внести корректировки в планы и стратегии. За 26 лет независимости Беларусь, несомненно, стала богаче, краше и приятней для жизни и самореализации. Не было войны и разрухи. Люди производили товары и услуги, увеличивали свои материальные и нематериальные активы. Хуже – лучше – это уже другой вопрос, но именно за время независимости большинство беларусов достигло пика своего благополучия. Доходы ~$1000 в месяц примерно у 1,5 млн. беларусов, средняя зарплата более $620 и даже пенсия под $220 – всё это было под флагом суверенной страны и её первого и пока единственного президента. Однако пик уже пройден. Последние семь лет страна проедает накопленные ресурсы, обнуляет созданный потенциал развития, держит в чёрном теле частный бизнес, который мог бы ликвидировать структурный, системный и институциональный кризис.

Люди и нематериальные активы

26-ю годовщину независимости Беларуси празднуют гораздо меньше граждан страны, чем аплодировали ей в 1991-ом. Тогда население страны составляло 10190 тысяч. В 1994г., когда в стране появился пост президента, беларусов было 10297,2 тысячи. На начало 2017г. население страны составляло 9504,7 тысяч или на 792,5 тысяч меньше. Это очень болезненная потеря человеческого капитала. Рабочая сила в начале президентства А. Лукашенко составляла ~4,5 млн. человек. На начало года занятых в экономике было более чем на 40 тысяч меньше. Пиковая занятость в Беларуси была зафиксирована в 2009г. - 4686,1 тысяч. В мае 2017г. этот показатель составил 4355,7 тысяч. Сокращение рабочей силы за последние 7 лет на 330,4 тысячи человек свидетельствует о медленном, но неуклонном истощении ресурсов действующей модели.

Ситуацию усугубляет острый демографический кризис и растущие пенсионные обязательства государства. Так в середине 1990-ых в Беларуси было 2,5 млн. пенсионеров. Сегодня их на 120 тысяч больше, а людей, которые делают взносы в Пенсионный фонд, стало гораздо меньше. На начало 1989 году в БССР молодёжи до 15 лет было 2337 тыс., а на начало 2016г. – 1549,3 тыс. сокращение составило почти 780 тысяч человек. В 1989г. жителей Беларуси старше 55 лет было 2262 тыс., а на начало 2016г. уже 2779,1 тыс. Пожилых беларусов прибавилось почти 520 тысяч.

За 26 лет независимости белорусские власти пальцем не пошевелили, чтобы провести пенсионную реформу. Не изменена структура производства и, соответственно, структура занятости. Не созданы условия для привлечения внешних и использования внутренних инвестиций. Из-за консервации старых производств, самоизоляции от внешнего мира и научно-технологической стагнации белорусская экономика мы не преодолели разрыв со странами Евросоюза по производительности труда, энергоэффективности и ресурсоёмкости.

С середины 1990-ых до начала 2000-ых белорусская экономика выживала за счёт российского рынка, энергозачётов, серой экономики и становления института предпринимательства. Затем пришла нефтегазовая блажь, стимулирование государственных инвестиций, разнузданная жизнь в долг, повышение зарплаты в отрыве от роста производительности труда. С конца 2000-ых белорусская модель, по сути дела, проедала накопленный «жирок». В итоге мы празднуем очередную годовщину независимости страны на этапе выжимания последних соков из старой модели, не представляя, как сбалансировать экономику без внешних кредитов и российской поддержки.

Без кардинального изменения институтов развития и роста власти Беларуси вынуждены будет выбирать между несколькими весьма неприятными опциями: снижение размера пенсий, увеличение пенсионного возраста, повышение налогов, отдача за долги ценных активов, расширение зоны бедности, увеличение расходов на силовой блок для сохранения стабильности и порядка, ускорение эмиграции мозгов и денег.

Конфликт целеполагания: либо суверенитет, либо ручное управление экономикой

Доверие, как один из ключевых нематериальных активов, также остался вне внимания полисимейкеров. Производители товаров и услуг не доверяют власти, работают в условиях высокой законодательной и регуляторной неопределённости. «Серая» экономика остаётся в объёме 35 – 40% ВВП. Бренд «Беларусь» не создал дополнительные бонусы и преимущества для национальных производителей, как, например, создаёт бренд «Швейцария», «Германия» или «Япония». Лишь в последние два – три года частный бизнес начали приглашать на отдельные переговорные площадки, но скорее не в качестве полноценного партнёра, а субъекта без права голоса при окончательном принятии решений.

Пожалуй, самый большой провал власти на пути создания независимого государства устойчиво развивающейся экономики, это острый дефицит правовых и общественных институтов, обеспечивающих верховенство права и защиты частной собственности, гарантирующих равные условия работы на рынке. Государство сильно криминализировало экономическое законодательство, сделав ставку на «не пущать», «запрещать», «карать» и «конфисковать». Власть распорядителей чужого реализуется не только через институт собственности, но также через субъективные интерпретации зубодробительного регулярного законодательства. Ручное управление – это когда чиновники решают, что такое необоснованный рост цен, нецелесообразное включение затрат в издержки производства, слишком низкая зарплата, слишком высокая прибыль, устойчивая работа предприятия и т. д. Это когда миллиарды долларов налогоплательщиков выдаются под бизнес планы без профессионального финансового обоснования и расчётов. Наконец, это когда долги госпредприятий точно также, в режиме субъективных решений номенклатуры и «крепких хозяйственников» списываются или реструктуризируются за счёт бюджета.

Распорядители чужого превратили экономику в неконкурентоспособную, неудобоваримую суспензию привилегий, преференций, льгот и номенклатурных фаворитов. VIP-номенклатура сохранила за собой управление ~80% активов страны, но ни одна коммерческая организация с государственным капиталом не имеет качественной системы корпоративного управления. В результате мы наблюдаем растущее противоречие между целью укрепление суверенитета страны и задачей сохранения ручного управления стареющего номенклатурного хозяйства.

Белорусские власти продолжают ориентироваться на вал, а не на качественные показатели реализации коммерческих проектов. Многие номенклатурные «точки роста», которые получили статус «слишком-большой/важный-чтобы-обанкротиться» превратились бюджетных иждивенцев, генераторов долгов, неплатежей и рабочих мест с низким уровнем оплаты труда. У руководства страны не хватило духу принять меры по ликвидации точек напряжения в экономике.

Подержались за хвост благополучия – и хватит, нечего привыкать

В середине 1990-ых ВВП на душу населения Беларуси составлял $1,2 тысячи. Из-за свистопляски цен, курсов, изъянов в сборе и обработке данных узнать точную цифру невозможно. Фактические доходы тогда были выше из-за большого объёма серой экономики. Сегодня ВВП на душу населения составляет ~5 тысяч. Получается, что среднестатистический беларус стал более чем в четыре раза богаче, если мерять такой линейкой и опускать тот факт, что три года назад ВВП на душу населения Беларуси превышал $8 тысяч.

Однако более чем за 20 лет существенно изменились цены на товары и услуги. Беларусы только прикоснулись к зарплате в $600 и выше. Сегодня найти работника, который имеет хотя бы $400 в BYN-эквиваленте, не так просто, особенно в регионах. А ведь повышение тарифов ЖКУ для населения до уровня 100-процентного покрытия производственных издержек ещё впереди. Как впереди напряжённое обслуживание государственного долга. Если в середине 1990-ых он составлял всего ~7% ВВП, то сегодня совокупный госдолг превысил 50% ВВП. Наконец, впереди болезненная адаптация рынка труда к новой реальности. Едва ли пособие по безработице в $13 вкупе с налогом на тунеядцев и зарплатой в $150 - 200 в месяц смогут убедить белорусских работников связывать своё будущее с нашей страной. Трудовая миграция от скудности предложения на рынке труда, бегство частного капитала от ручной модели номенклатурного хозяйства – это реальные вызовы для сохранения независимости Беларуси. К сожалению, первый президент Беларуси и его многочисленная свита этого ещё не осознали.

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!