Чего ждать от концовки 2017-го

Чего ждать от концовки 2017-го

Автор  28 августа 2017
Оцените материал
(1 Голосовать)

Хроническая стагнация или новое качество роста?

Правдами и неправдами белорусские власти заканчивают I полугодие 2017г. с формальным ростом ВВП примерно на 1%. За январь – май 201г. промышленность под прямым воздействием бюджетных анаболиков выросла на 6%. Экспорт товаров при неожиданно благоприятной конъюнктуре цен вырос на ~20%. Даже производительность труда увеличилась на 2%, обогнав темпы роста реальной зарплаты (1,5% за январь – апрель 2017г.). Сельское хозяйство удержалось в плюсе (на 0,1%), чего не скажешь об инвестициях в основной капитал. Они «просели» на 5,5%. Этот показатель продолжает минусовать уже четвёртый год подряд.

В первой половине 2017 года белорусская экономика оставалась в зоне среднесрочной хронической стагнации. В период 2011-2016гг. среднегодовые темы роста ВВП страны составили всего 0,6%. Несмотря на то, что реальный ВВП Беларуси в январе – мае 2017г. вырос на 0,9%, структурный, системный и циклический кризис продолжает довлеть над экономикой. Положительная динамика отдельных предприятий и секторов в первой половине 2017г. является следствием краткосрочного конъюнктурного всплеска. Его устойчивость под большим вопросом. Даже сохранение темпов роста ВВП во II полугодии на 1-2% ВВП не будет признаком выхода на устойчивую траекторию роста. По сравнению со среднемировыми темпами ВВП Беларуси растёт в три раза медленнее

Для преодоления кризисных явлений в 2016г. - первой половине 2017г. белорусские власти пошли по пути стимулирования инвестиционного спроса, в том числе за счёт внешних и внутренних заимствований, а также канализации бюджетных ресурсов в коммерческие проекты, которые должны были дать быстрый результат. Почти незаметный рост доходов населения, увеличение тарифов на услуги инфраструктурных компаний при неизменно жёстком протекционизме внутреннего рынка – все эти меры дополнили пакет антикризисных мер. Предсказуемо они не обеспечили устойчивой макроэкономической динамики.

Структура экономики осталась прежней. Отношения собственности не изменились. Диверсификация внешней торговли не состоялась. Доля российского рынка находится в пределах 45 – 46% всего товарного экспорта страны. Инвестиции в основной капитал остаются в зоне отрицательных значений. Существенно сократился приток прямых иностранных инвестиций. Из-за падения реальных располагаемых денежных доходов (на 1,5% за январь – апрель 2017г. по сравнению с аналогичным периодом 2016г.) потребительский спрос не мог стать новым источником роста.

Государство не даёт в обиду свои «мёртвые» предприятия

Размер нерыночного сектора (бюджет органов государственного управления) остался в пределах 42 – 45% ВВП, а с учётом забалансовых расходов находится ближе к 50% ВВП. Доля государственных активов с учётом земли и природных ресурсов (около 80%) не изменилась, несмотря на то, что проблема качества корпоративного управления государственных коммерческих организаций является одной из самых острых.

За январь – май 2017г. продукция промышленности увеличилась на 6%, но при этом складские запасы увеличились до BYN3827,3 млн., на BYN168 млн. с начала года. Ориентация на выполнение валовых показателей позволила добиться роста, но его качество остаётся под большим вопросом. При росте промышленности и сельского хозяйства инвестиции в основой капитал продолжают снижаться. В январе – мае 2017г. они сократились на 5,5%.

По состоянию на 1.05.2017г. убыточными были 1676 коммерческих организаций. Если эту цифру дополнить теми предприятиями, которые хронически завязаны на господдержку и разного рода преференции, если к этому числу добавить тех, кто представляет креативную бухгалтерию, чтобы избежать наказания, то в зоне высокого коммерческого риска находятся 2,5 – 3 тысячи организаций. Нет оснований считать, что во II полугодии 2017г. ситуация принципиально изменится, поскольку правительство по-прежнему откладывает приватизацию и не придаёт должного внимания структурной модернизации. Финансирование преимущественно за счёт внешних кредитных линий может привести к росту валовых показателей в отдельных секторах, но не имеет потенциала обеспечения быстрого долгосрочного экономического роста.

Одно из самых слабых мест в текущей экономической политике – управление долгами и проблемными активами, неспособность обеспечить финансовую и платёжную дисциплину. За январь – апрель 2017г. просроченные долги по кредитам увеличились на 26,4%, до BYN3333,9 млн., т.е. почти $1,8 млрд. при общей задолженности по кредитам в BYN60,1 млрд. При этом выручка за январь – апрель 2017г. оказалась меньше, чем долги коммерческих организаций перед банками. Просроченные долги по банковским кредитам равны всему объёму чистой прибыли коммерческих организаций.

В I квартале 2017г. на погашение кредитов банков в целом по стране направлялось 23,2% выручки, а в промышленности – 28,4%, в торговле – 25%. На 1.04.2017г. 43,3% коммерческих организаций не имели или имели дефицит собственных оборотных средств. В промышленности таких 42,5%, строительстве – 42,9%, сельском хозяйстве – 53%, торговле – 56,9%. Беларусь не имеет внутренних источников инвестиций, а для внешних правительство не создало условий. Значит, сложное финансовое положение коммерческих организаций будет фактором застревания Беларуси в стагнации.

Отдельные коммерческие успехи традиционных предприятий обусловлены краткосрочной благоприятной ценовой конъюнктурой внешних рынков. По данным Белстата в I квартале 2017г. по сравнению с I кварталом 2016 г. «средние цены экспорта возросли на 21,5%, импорта – на 13,8%. Товарная масса экспорта увеличилась на 1,6%, импорта – на 7,4%». Экспортные цены на седельные тягачи увеличились на 87,6% за штуку, на с/х технику – на 24,8%, на грузовые автомобили - на 25,1%, чёрные металлы – на 33,2%, лекарственные средства – на 20,8%, мясо и мясные продукты – на 23,1%, молоко и молочную продукцию – на 56,1%. Такая ценовая динамика на конкурентом российском рынке (именно туда поставляется значительная часть продовольствия) является скорее ценовой аномалией, чем признаком нового ценового плато. Поэтому рассчитывать на сохранение темпов роста экспорта товаров во втором полугодии на 15 – 20% едва ли приходится. Следовательно, государственная поддержка коммерческих номенклатурных фаворитов не принесёт таких позитивных внешнеэкономических результатов, как в первом полугодии 2017г.

Монетарный вызов

Монетарная политика Национального банка в 2016 – I полугодии 2017г. принесла существенное снижение инфляции. В январе – мае 2017г. по сравнению с аналогичным периодом 2016г. ИПЦ составил 107,1%. Тренд на снижение инфляции во втором полугодии 2017г. может развернуться в обратную сторону, если лоббисты смягчения денежно-кредитной политики, сторонники активной промышленной политики за счёт стимулирования государственных программ сумеют убедить президента принять им позицию. К середине 2017г. в банковской системе накопился большой объём рублевой ликвидности, ~BYN3,4 млрд. на начало июня 2017г. Ликвидировать его в условиях острого дефицит спроса на кредитные ресурсы на рыночных условиях со стороны частного и государственного секторов, блокировки приватизации едва ли дастся.

В январе – мае 2017г. объем наличных денег в обращении (денежный агрегат M0) за январь - май вырос на 9,4%. Рублевая денежная масса (М2) с начала года выросла на +4,2%, широкая денежная масса (М3) – на 1,5%. Данные показатели в контексте снижения реальных доходов населения и роста интенсивности конкуренции на товарных рынках оказывают давление на цены. Однако в случае финансирования обширных госпрограмм за счёт бюджета и эмиссионного кредитования в условиях дефицита внешних кредитных ресурсов на обслуживание государственного долга рост цен во втором полугодии может ускориться, а годовая инфляция составить 10 – 12%.

Сдерживающим фактором экономического развития является наличие в банковской системе существенной доли токсичных активов. На 1.04.2017г. объём проблемных активов банков, предоставленных юрлицам, составил BYN4,96 млрд. Их доля в активах, подверженных кредитному риску, составила 18,4%. Основная масса проблемных активов сосредоточена в крупных государственных банках.

Во второй половине 2017г. белорусские власти постараются не допустить сдувания кредитного пузыря. Напомним, что взрывной рост задолженности по кредитам коммерческому сектору произошёл в период 2011 – 2015гг. Если на 01.01.2011г. это показатель составлял Br88,8 трлн., на начало 2016г. уже Br377,8 трлн. Рост в номинальном выражении в 4,3 раза в ситуации, когда ВВП стагнировал, является явным признаком надувания кредитного пузыря. В 2016г. произошла небольшая корректировка в сторону его уменьшения, но он всё равно остался в опасных для макроэкономической системы параметрах. Прологнированная задолженность по кредитам в начале 2011г. до начала 2016г. в номинальном выражении увеличилась более чем в 13 раз и продолжает расти. Таких долгов в эквиваленте уже почти $750 млн. И это с учётом регулярно проводимой реструктуризации и активной государственной поддержки госпредприятий и банков.

Таким образом, макроэкономическая политика во второй половине 2017г. остаётся в зоне высокой неопределённости, кредитного и долгового напряжения. Внутренние дислабансы могут обостриться, если курс российского рубля к доллару США претерпит большие колебания. Если же правительство всё-таки решил административными рычагами до конца года довести зарплату до BYN1000, обеспечить рост ВВП на 1,5 – 2% при неизменной структуре экономики и надуванию кредитного и долгового пузырей, то катарсис системы грозит состояться в первой половине 2018г., примерно по такому же сценарию, как в 2011 году.

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!