Одиночество и сверхцентрализация

Одиночество и сверхцентрализация

Автор  22 июня 2017
Оцените материал
(3 голосов)

А. Лукашенко пожинает плоды сверхцентрализации. Из-за жгучего, доведённого на крайности недоверия ко всему и вся он оказался в ловушке институционального одиночества.

Назначение на должность помощника президента Александра Косинца показательно. А. Лукашенко ставит ему задачу подготовить объективный анализ и доклад о состоянии модернизации. О том, насколько качественно и эффективно были потрачены десятки миллиардов долларов.

Такова задача для нового помощника. А что делает вся Администрация президента, Совет Министров, Академия наук, многочисленные государственные учёные, живущие за счёт налогоплательщиков? Получается, что глава страны не доверяет их докладам, цифрам и выводам. Постоянно нужны перепроверки. Отсюда очень высокие издержки обработки и анализа информации из десятков разных источников. В этих потоках очень легко потеряться. А. Лукашенко не уверен, кто учёный, а кто с приставкой лже-, кто говорит правду, а кто вешает постправду, кто пользуется твёрдыми фактами, а кто субъективными хотелками в цифровой упаковке.

Второй вывод – количество и объём решений президента, которые чиновники игнорируют, достигли неприлично большого размера. Номенклатурный саботаж начал прямо угрожать репутации А. Лукашенко. В большом нагромождении распоряжений, указов, приказов и декретов распорядители чужого легко находили способы действовать в своих личных интересах. И игнорировать требования главы страны. Вот поэтому он заявил: «Я не позволю, чтобы решения Президента были девальвированы, дезавуированы и не выполнены. Этого быть не может...»

Позволил до такого состояния, что в результате инвестиционных ошибок на протяжении последних 15 лет в категорию «мёртвый капитал» попали активы, ресурсы и имущество на $ 75 – 85 млрд.

Третий вывод – кризис ударил в сердце тщательно выстроенной системы госуправления и показал её вопиющую некомпетентность. Нефтепереработка – это ключевой сектор белорусского Госплана. При всей господдержке, личном кураторстве, могущем протекционизме белорусские НПЗ не смогли адаптироваться к новой ценовой ситуации на рынке нефти и нефтепродуктов. А. Лукашенко потребовалась серьёзная работа над собой, чтобы публично признать: Нефтепереработка из флагмана экономики превращается в убыточную отрасль... Некомпетентная подготовка проектов, неграмотное распределение сил и средств привели к увеличению стоимости и сроков строительства (по отдельным проектам аж до пяти лет). Вызывает сомнение, что в декларируемом 2019 году мы окончательно завершим модернизацию нефтеперерабатывающих заводов». Если по нефтянке так, то страшно представить, как врут, лицемерят и очковтирают в других, не стратегических секторах и направлениях.

Четвёртый вывод. Вопреки очевидной лжи и маниловщине подчинённых, А. Лукашенко выделяет и продолжает выделять на тупиковые, не проработанные, не рассчитанные прожекты миллиарды долларов. При безобразно низком качестве системы управления рисками, при зияющей пустоте в том месте, где должны быть твёрдые оценки маркетинга, сбыта и финансовых потоков.

Глава «Белнефтехима» Игорь Ляшенко не скрывает опасений: «Самая главная трудность в том, что рынки перегружены поставками как нефти, так и нефтепродуктов. Все это ведет к снижению маржинальности». Правильно. И так уже три года. И ценам на нефть суждено быть в пределах $40 – 60 за баррелей надолго. Былые времена не вернёшь. Тогда зачем давать в такой проект $1,2 млрд.? Инерция, привычка, мотив «надо же что-то делать». Такой подход грозит дальнейшими убытками и увеличением объёма «мёртвого» капитала. Ни А. Косинец, ни КГК/КГБ/МВД/СК это не остановят. Ведь раньше они этого не делали...

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!