Шесть раундов поединка: политический нокдаун, экономический нокаут

Шесть раундов поединка: политический нокдаун, экономический нокаут

Автор  17 апреля 2017
Оцените материал
(5 голосов)

Итак, очередной раунд политического бокса между А. Лукашенко и В. Путиным закончился. Подведём предварительные итоги. Сверим результаты с целями, которые ставили перед собой каждый из президентов.

Первое. Перед встречей официальный Минск не признавал газовый долг. После встречи он его признал. Более того, правительство России чётко зафиксировало свою позицию (она оставалась неизменной до и после встречи президентов): сначала Беларусь оплачивает газовый долг, а только потом, с 2018 года, Россия предоставляет ей скидку на газ. Какой будет скидка, по какой цене будет покупать газ Беларусь в 2017г., на каких условиях будет выделен кредит в счёт оплаты газа (в $750 - 800 млн.) и какой, в итоге, с учётом всех затрат будет цена газа, который Беларусь потребила в 2016г., неизвестно. Поскольку речь идёт о КРЕДИТЕ, то, понятное дело, он будет выделен под определённый процент. Едва ли он будет меньше 5% годовых, ведь белорусский Минфин сам берёт в долг на внутреннем рынке под 5 - 6% годовых. Значит, в конечном итоге, с учётом всех затрат белорусские власти заплатят за газ по цене ~$140 за 1000 м3. А ведь хотели платить по "справедливой" цене в $73 - 83. Отметим ещё одну победу Кремля. Создание единого рынка газа опять отложено, а ведь А. Лукашенко настаивал на том, чтобы он заработал, если не с 2016-го, то хотя бы в 2017-го года.

Второе. Нефтяной спор. Россия пообещала поставлять в Беларусь 24 млн. тонн нефти, до 2024 года. Это победа мощных российских нефтяных лоббистов, которым выгодна переработка в Беларуси. Это выгодно белорусским НПЗ, если цена российской нефти будет значительно ниже мировой. Однако В. Путин не обещал А. Лукашенко сохранение нефтяного гранта для Беларуси. Было обещано лишь поставлять определённый объём, без указания условий. Россия настаивает на том, что если Беларусь получает российскую нефть с большим дисконтом, то нефтепродукты должны продаваться в Россию тоже не по мировым ценам. Эту проблему не решили. Она остаётся и наверняка будет предметом переговоров и споров. Россия также не брала на себя обязательства согласовывать с Беларусью свои налоговые маневры, которые могут существенно скорректировать прибыльность легальной переработки нефти в Беларуси.

Третье. Сохранение нефтяной зависимости Беларуси от Кремля – это очередная стратегическая победа Кремля. Исторически нефтяное проклятие сыграло с нами злую шутку. Доступ к дешёвым энергоресурсам парализовал политическую волю к системным, структурным реформам. Когда с «неба» тебе ежегодно падает 12 – 15% ВВП энергетический грант, зачем делать какие-то реформы, раскрепощать бизнес и серьёзно заниматься диверсификацией экономики? Российские стратеги понимают, что Беларусь без системных рыночных реформ – это Белоруссия, которая находится в сильнейшей, хронической зависимости от Кремля. В случае чего всегда можно припугнуть задвижкой на нефтяной трубе, рубильником или другим инструментом уменьшения длинны нефтяного поводка.

Победой Беларуси, как независимого государства было бы создание между Беларусью и Россией полноценного свободного рынка нефти и нефтепродуктов. В такой ситуации не правительства и президенты определяли бы, сколько тонн нефти будет продано в Беларусь и на каких условиях. Эти вопросы решали бы конкретные субъекты хозяйствования. Они бы сами определяли, сколько нефти нужно, какие условия поставки, переработки и экспорта нефтепродуктов. Чрезмерная политизация и идеологизация нефтяного бизнеса – это стратегическая победа Кремля.

Четвёртое. По импорту из Беларуси с/х товаров из стран, против которых Россия ввела эмбарго. Здесь опять же победа Кремля. Российские власти не признали позицию белорусского руководства, согласно которой Беларусь выполняет свои обязательства в рамках Таможенного союза. Беларусь же согласилась с инспекцией Роспотребнадзора в Беларуси. В. Путин не поддержал претензии А. Лукашенко по С. Данкверту, против которого белорусские власти должны были чуть ли не открыть уголовное дело. Российский президент защитил своего подчинённого, а утверждение белорусской стороны о нанесении белорусским предприятиям вреда опять осталось без ответа.

Пятое. По кредитам и финансовой поддержке белорусской экономики. В. Путин не обещал белорусскому президенту разморозить кредитование по линии ЕФСР. Кредиты по газу – это помощь, в первую очередь, Газпрому и одновременно увеличение зависимости Беларуси от России.

Шестое. По тому, кто кому и сколько должен. Российские власти продолжают настаивать на том, что Россия оказала Беларуси союзническую помощь в объёме $100 – 130 млрд. Белорусская сторона до сих пор не представила расчётов, которые бы поддерживали тезис А. Лукашенко о том, в как Беларусь помогла России, и какую цену Кремль заплатил бы, не будь Союзного государства и ЕАЭС. Таким образом, и по этому вопросу российское руководство осталось при своём и одержало если не материальную, то моральную и интеллектуальную победу.

Проблемы между властями Беларуси и России никуда не исчезли. Они временно отложены, припорошены декларациями и заявлениями. Проблемы, которые стоят перед белорусской экономикой, не «рассосались», а усугубились: больше долгов, меньше свободы маневра по экспорту с/х товаров, хроническая зависимость от российской нефти и газа блокирует развитие альтернативных источников энергии и полноценную реформу энергосистемы, а также структурные, системные реформы в целом.

 

 

Новые материалы

июня 22 2017

Товарищ Шлагбаум против Зыбицкой: защищайся if you can.

Есть в центре Минска один уголок. Пока ещё есть. Попав в него, иностранцы удивляются: «Это Минск?» Уж очень привлекательна там свободная атмосфера, непринуждённость и бесшабашная…

Подпишись на новости в Facebook!