Финансовая стратегия

Финансовая стратегия

Автор  17 апреля 2017
Оцените материал
(0 голосов)

Успеет ли Беларуси за три года создать финансовый рынок?

29 марта 2017г. Совет Министров постановлением № 229/6 принял «Стратегию развития финансового рынка Республики Беларусь до 2020 года». Вкупе со Стратегией институционального развития Национального банка Беларуси на 2017 – 2020 годы» этот документ описывает контуры развития рынка денег и финансовых инструментов. Власти ставят перед собой осторожные рыночные цели. Больше конкуренции, разнообразнее финансовые инструменты, больше частной собственности, международные стандарты и чёткая система ответственности – Стратегия вполне вписывается в программу построения в Беларуси смешанной рыночной экономики. Нет сомнений, что многие в Нацбанке и Минфине знают, каким должны быть монетарная политика и финансовый рынок. Открытым остаётся вопрос, кто им даст их проводить так, как написано в двух принятых документах.

Что имеем

Правительство констатирует наличие «структурных диспропорций и накопленных проблем», которые стопорят динамичное развитие финансового рынка. «Доминирование банковского сектора снижает конкурентное давление и уменьшает стимулы к его развитию». Практически не работают долгосрочные кредитные и сберегательные инструменты в национальной валюте, инструменты хеджирования риска, долевые инструментов аккумулирования капитала. Частный сектор испытывает дефицит финансовых ресурсов, что является следствием широкого распространения олигополистических практик и доминирования госсектора с его особым доступом к кредитным ресурсам.

Достижения правительства по развитию финансового рынка за более чем 20 лет весьма куцые. Правительство указывает на принятие законодательной базы для «финансовой поддержки в рамках реализации государственных программ и мероприятий», создание Банка развития, переход к режиму монетарного таргетирования при проведении денежно-кредитной политики и повышение гибкости обменного курса. Критического осмысления факта отсутствия полноценного рынка ценных бумаг в Стратегии нет. Есть традиционные для правительства ссылки на внешние факторы: «… Динамика роста финансового рынка сдерживалась несколькими факторами, основные из которых – внешние шоки (главным образом ухудшение макроэкономической ситуации в странах – основных торговых партнерах), замедление темпов экономического роста, повышение долларизации и сегментации кредитного рынка, ускорение инфляционно-девальвационных процессов, потребовавшее поддержания высокого уровня процентных ставок на рыночные кредитные и депозитные продукты в белорусских рублях».

Здесь имеет место явное смешение причин и следствий. Инфляция, нестабильность Br-рубля, рецессия и долларизация – всё это является результатом торговой, денежной-кредитной и бюджетно-налоговой политики, выбранной модели отношений в сфере прав собственности. Все эти параметры выбирали сами белорусские власти. И вот результат. В рамках выбранной модели финансовые рынки не развиваются, инвестиции не приходят, идентификация производственных ошибок сильно замедлена, а «живые» деньги по бюрократическим канонам перетекают в руки не самых эффективных менеджеров, а в управление номенклатурных фаворитов в бизнесе. Стратегия это подтверждает: «Степень государственного участия в собственности банков находилась на стабильно высоком уровне: в последние годы государство контролирует около двух третьих банковских активов. Следствием значительной доли государства в собственности коммерческих банков явилось их масштабное участие в кредитовании государственных программ и мероприятий, а также выполнение некоторых социальных функций».

На 1 января 2017 г. объём выпущенных в обращение акций составил BYN29,2 млрд. что составило только 30,9% ВВП. Сам факт выпуска акций не значит, что они появляются в свободном обороте, торгуются через биржу и являются привлекательными инструментами для инвестирования. Мы наблюдаем, как органы власти и отдельные субъекты хозяйствования пользуются неразвитостью финансового рынка для бизнеса, ни в чём себе не отказывая. «Объем допущенных к обращению корпоративных облигаций и облигаций местных исполнительных и распорядительных органов составил 15,5 млрд. рублей, что в 8,1 раза выше уровня на 1 января 2011 г.» Облигации составили только 16,4% ВВП. При 4628 акционерных обществах это очень незначительные цифры. «Годовой объем вторичных торгов акциями колебался от 0,03 млрд. рублей в 2011 году до 0,08 млрд. рублей в 2012 году и в 2016 году составил 0,05 млрд. рублей. Ликвидность рынка акций остается низкой – в 2016 году рыночные цены рассчитывались по акциям лишь 63 из более чем 2300 открытых акционерных обществ (в 2010 году – 61 эмитента)». Эти показатели даже скромными назвать нельзя.

Что хотим

Совет Министров ставил перед собой цель качественной трансформации финансового рынка. Это красивая, формальная декларация, которая не подкреплена ключевым процессом – приватизацией. О ней Стратегия не упоминает. Нет в ней чёткого курса на внедрение международных стандартов корпоративного управления. Непонятно, с чего это вдруг ОАО начнут проявлять активность на государственной валютно-фондовой бирже. Нужна чёткая политическая воля отказа от существующей модели управления государственным имуществом и активами. Её пока нет, и судя по программе пятой пятилетки, на время реализации Стратегии не будет.

Тем не менее, отдельные принципы формирования финансового рынка представляются весьма привлекательными. Правительство пообещало «Устранить основные дисбалансы, в том числе снизить долларизацию, применение директивного кредитования, ликвидировать диспропорции в распределении финансовых ресурсов между секторами экономики, иные несоответствия». Вроде бы звучит хорошо, но когда вчитаешься, то нам обещают всего лишь «снизить применение директивного кредитования». На сколько, кому и почему стратегия не указывает. Опять распорядители чужого на свой вкус будут распределять миллиарды долларов налогоплательщиков, признавая при этом опасность данного пути: «На протяжении длительного времени директивное кредитование позволяло активизировать инвестиционный процесс, но вместе с тем привело к накоплению ряда дисбалансов и нарастанию издержек, среди которых – значительная сегментация кредитного рынка, удорожание кредитов в рыночном сегменте, усиление стимулов к долларизации, ухудшение доступа частного сектора к кредитам, субсидирование убыточных предприятий».

Стратегия обещает активизировать конкуренцию посредством «повышения доли частной собственности, снижения концентрации капитала в банковском и страховом секторах», но об уровне повышения ни сказано ни слова. Понятно, что Совмин не посмел лишить государства права оставаться самым главным игроком на финансовом рынке.

Власти хотят «активизировать сберегательный процесс, вовлечь в него широкие слои населения и возродить долгосрочные формы сбережений за счет: повышения доверия к белорусскому рублю и проводимой денежно-кредитной политике…» Без формирования доверия к органам власти, без вовлечения бизнес в процессы принятия решений этого не добьёшься. Однако Стратегия не предусматривает изменения механизмов принятия решений. Значит, доверия к BYN-рублю, как и к долгосрочным инструментам сбережения в нём ожидать не приходится.

Зв финансовой стабильностью должен будет наблюдать Совет по финансовой стабильности, созданный Советом Министров и Нацбанком в середине 2016г. Одно дело – мониторинг, другое – реальная возможность влиять на безрассудные государственные инвестиционные проекты, которых в стране накопилось великое множество. Едва ли этому Совету предоставят полномочия шлагбаума для плохих бизнес планов. Нельзя ожидать чудес от Агентства по управлению активами. Оно было создано для управления государственными активами, но никакого сколь-нибудь значимого влияния на содержание экономической политики не оказало.

Белорусские власти напринимали стратегий и концепций на разный вкус. Их количество не переходит в качество экономической политики. От постоянного упоминания «рынок, рынок», в экономике частной собственности и свободы больше не становится. Поэтому вполне обоснован прогноз, что Стратегия развития финансового рынка Беларусь послужит одним из аргументов в пользу готовности белорусских властей к институциональным реформам на переговорах с МВФ. После этого её положат на полку тысяч других документов, которые бесславно пылятся на полках с чиновников.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!