Европа нам поможет?

Европа нам поможет?

Автор  04 апреля 2017
Оцените материал
(4 голосов)

Шансы монетизации отношений с Евросоюзом

На встрече с вице-премьером Бельгии Дидье Рейндерсом в середине марта Александр Лукашенко признался, что является сторонником Европейского Союза. Аналогичные заявления звучали на многочисленных встречах главы государства с руководителями стран ЕС. Ещё более решительно и категорично выступает белорусский МИД. Для него диверсификация внешней политики стала задачей номер один. Разрозненные фрагментарные попытки наладить отношения с Брюсселем, похоже, превратились в системную работу по налаживанию мостов как с наднациональными органами управления ЕС, так и с руководителями стран-членов этого интеграционного объединения.

Бурная деятельность на западном направлении

Официальный Минск активно окучивает знаковые и значимые международные организации, в которых голос ЕС нельзя недооценивать. Активизировались отношения с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). Вопреки своему мандату поддерживать развитие рыночной экономики, он сделал для Беларуси исключение и согласился работать с государственным сектором. Больших денег этот Банк не даст, но участием в капитале банков и госпредприятий может существенно повысить планку качества корпоративного управления. Сотрудничество с ЕБРР, который обладает обширными связями с серьёзными инвесторами, может помочь привлечь в Беларусь долгожданные иностранные инвестиции.

Всемирный банк и ООН тоже могут сказать много хорошего о реализации совместных программ с правительством Беларуси. Под инфраструктурные проекты, в том числе дороги, энергосистемы и экологические программы, в Евросоюзе денег хватает, особенно если щедро поделиться с ЕС-овским компаниям проектами в Беларуси.

Высокие представители МВФ опять посетили Беларусь и встретились с самим президентом. Фонд говорил, что ему нужны гарантии курса на рыночные реформы на самом высоком уровне. Вот этот самый высокий уровень 16 марта и встретился с главой миссии МВФ Питером Долманом. Очевидно, А. Лукашенко пытался привлечь внимание потенциального кредитора к готовящемуся «радикальному» сокращению регуляторной нагрузки на бизнес, изменению порядка управления госпредприятиями (доверительное управление), а также объяснить свою позицию по кризису в отношениях с Россией.

Дошло до того, что официальный Минск предложил свою кандидатуру на пост генерального секретаря ОБСЕ. Той самой организации, которая за последние 20 лет не признала ни одни парламентские и президентские выборы демократическими и свободными. Понятное дело, что мы едва ли увидим уважаемого посла Беларуси в Австрии Елену Купчину на этом посту, но, как говорят, ход мыслей официального Минска в Европе многим понравился.

Столько бурная деятельность белорусских властей на западном направлении является ответом на кризис в интеграционных объединениях постсоветского пространства. СНГ, Союзное государство Беларуси и России, ЕАЭС перестали устраивать белорусское руководство. Болтология для прикрытия интересов монополистов и олигархов разрушила систему генерации сколь-нибудь значимых дивидендов. Ситуацию усугубила потеря значительной части нефтегазового гранта, ухудшение условий торговли с Россией. Усиление гегемонии Кремля на фоне его отношений с Грузией и Украиной заставила А. Лукашенко нервничать. Традиционные для его модели источники благополучия высохли или близки к истощению. Сдаваться на милость Кремля белорусский президент явно не готов. Отсюда пусть и сильно запоздалое, но очевидное решение о внешнеполитической и в перспективе внешнеэкономической диверсификации. Если имитация интеграции на постсоветском пространстве обеспечивала А. Лукашенко вполне осязаемые дивиденды за счёт искусства достижения договорённостей по понятиям с нужными людьми в Москве, то с Европейским Союзом и США такая схема точно не пройдёт. Запад не готов монетизировать декларации официального Минска, т. е. давать кредиты и инвестиции, снимать торговые барьеры на пути белорусских товаров, включать во всевозможные программы и считать полноценным партнёром только на основании вербальных заявлений во время официальных и кулуарных встреч.

Modus operandi Евросоюза

Евросоюз переживает один из самых сложных периодов в своей истории. Впереди сложные переговоры по определению параметров Brexit, т. е. выхода Британии из ЕС. Непонятно, что будет с ключевым вопросом – безопасностью – на фоне новой политики Д. Трампа и его критики НАТО. Выборы во Франции могут принести политические потрясения. Высоки шансы перемены власти в Германии. Серьёзная встряска зоне евро может прийти из Италии с её высокими долгами и неустойчивыми банками. Никуда не делась проблема миграции. Европейская модель welfare state трещит в швах под давлением ничем не обеспеченных обязательств. Германии, Франции, Италии и Испании уже разработали программные положения для трансформации Евросоюза в две Европы, ядра и периферии. Такой проект вызывает волну критики со стороны тех членов ЕС, которым уготован незавидный статус периферии. Таким образом, Евросоюз всё больше напоминает мутную воду. Теоретически в ней можно ловить рыбу, но далеко не каждому рыбаку.

Трудно представить себе такой бардак в ЕС, Совете Европы и ОБСЕ, чтобы раскрыть объятия Беларуси без проведения демократических свободных выборов. Разыграть российскую карту в Евросоюзе, мол, спасите, Россия грозит нашему суверенитету, не получится, потому что влияние России в самом Евросоюзе несравненно больше силы воздействия Минска. К тому же, не будем забывать, что в 2016г. доля российского газа в потреблении ЕС достигла рекордного показателя 34%.

Так что Беларусь обречена на проведение длительных, скучных, напряжённых переговоров с разными структурами и организациями Европы, чтобы монетизировать свой европейский вектор. Плоды диверсификации внешней политики Беларусь вынуждена будет собирать по крупицам. Декларациями без правовых решений и конкретных действий статус страны с рыночной экономикой не получишь. Значит, правительство вынуждено будет проводить либерализацию экономики, отказаться от традиционного режима поддержки государственных предприятий, жёсткого протекционизма и тотального контроля государства над экономикой. Без этого Евросоюз не даст добро на вступление Беларуси в ВТО. В лучшем случае, белорусские власти получат согласие представителей ЕС в МВФ поддержать заявку Беларуси на получение кредита.

Получить поддержку по важным европейским программам без введения Беларусью моратория на смертную казнь едва ли возможно. Эта проблема для европейцев, как бы к ней не относиться, является особенно чувствительной. Если А. Лукашенко под давлением внутренних и внешних обстоятельств примет такое решение, то он гораздо быстрее раскроет перед собой большое число дверей для проведения переговоров по проблемам торговли, инвестиций и участия в совместных программах.

Европейский Союз в рамках программ Восточного партнёрства может поддержать финансирование проектов в сфере транспортной инфраструктуры, экологии, образования, энергетики и регионального развития. При этом убедить страны Евросоюза покупать электроэнергию с Белорусской АЭС без согласования проблем строительства этого объекта с Литвой едва ли удастся. Польша уже тоже отказалась покупать белорусскую электроэнергию из российского атома. В этой сфере официальный Минск также должен быть готов к переговорам и учёты интересов европейских соседей.

С какой бы интенсивностью не шли переговоры Брюсселя с официальным Минском рассчитывать на инвестиционный прорыв из ЕС в Беларусь едва ли приходится. Отмашка Еврокомиссии не имеет такого значения, как глубокий анализ регуляторной и правовой среды в Беларуси. Сегодня инвестиционная засуха в нашей стране является следствием не плохих отношений с Евросоюзом, а неблагоприятного делового и инвестиционного климата внутри страны. Скорость его изменений не вызывает оптимизма ни у европейцев, ни у белорусских инвесторов, но это не исключает заключение отдельных сделок с иностранными инвесторами в режиме индивидуальных гарантий от президента. Так что прежде чем рассчитывать на системную, щедрую помочь Европы, нам нужно проделать домашнюю работу – и помочь самим себе в проведении реформ, которые «молодые» члены ЕС завершили почти 15 лет назад.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!