Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

Автор  27 февраля 2017
Оцените материал
(1 Голосовать)

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не столь ощутимы, чтобы кардинально поменять сложившуюся ситуацию, которую по праву можно назвать застоем. На этом фоне следующий год станет более богатым на события. Ведь он не обременен политическими кампаниями, а значит - есть время для более глубоких преобразований. Да и сложившаяся ситуация в стране подталкивает к принятию сложных решений.

Прогнозировать развитие экономики Беларуси несколько лет назад было намного проще. Если внешние условия благоприятствуют (в первую очередь наличие договоренностей по цене на газ и нефть с Россией), то параметры прогноза социально-экономического развития нашей страны на ближайший год с большего будут выполнены. Директивное планирование и централизованное управление при внешней поддержке давало свои результаты. Правда, для такой системы всегда был свойственен ряд недостатков, один из которых – ограниченный период существования.

Как раз этот этап выбранной Беларусью модели развития сегодня можно наблюдать. Под воздействием внешних факторов – кризиса на внешних рынках – был брошен вызов устойчивости внутренней структуре нашей экономики. Оказалось, что без внешней поддержки она не способна конкурировать с сильными мира сего. Кратковременные интервенции со стороны монетарных властей позволили отодвинуть во времени спад ВВП с важного политически 2010 г. на несколько лет вперед. Однако уже сегодня за такие решения приходится расплачиваться продолжительной рецессией.

При этом отметим, что сами по себе внешние факторы ни в коем разе не являются причиной рецессии в Беларуси. То, что они оказали и продолжают оказывать влияние на нашу хозяйственную систему – бесспорно, однако причина падения ВВП определенно не в них. Даже простые расчеты показывают, что замедление темпов роста экономики в Беларуси началось за несколько лет до того момента, когда было зафиксировано падение цен на нефть, сокращение внутреннего спроса в России и еще целый ряд других экзогенных факторов. Поэтому Александра Лукашенко был прав, упрекнув в середине т.г. правительство в следующем: «Складывается впечатление, что в разрез с принятой программой на пятилетку правительство реализует инерционный сценарий развития. То есть пассивно плывет по течению, ссылаясь на неблагоприятные внешние факторы и не стремясь мобилизовать все силы и ресурсы для экономического подъема».

Инерционный сценарий развития – это как раз и есть политика сохранения статус-кво. Отказаться от него возможно только в том случае, если будет стратегический план развития экономики на ближайшие годы. При этом данный план должен отвечать не только на вопрос «Куда мы движемся?», но и на вопрос «Как именно достигнуть пункта назначения?». И придерживаться разработанного плана должны все ведомства и министерства, в ином случае – бессистемность может привести к еще более удручающим последствиям.

В любом случае, в следующем году Беларусь будет оставаться на плаву в бушующем море неопределенности. Попробуем зафиксировать внешние и внутренние факторы этой самой неопределенности, чтобы в упрощенном виде представить картину развития ситуации в краткосрочной перспективе.

Экзогенные факторы

Основным внешним фактором, который оказывает воздействие на белорусскую экономику, остается Россия. Отсутствие действенной политики по диверсификации отечественной хозяйственной системы в предыдущие периоды привели к тому, что корреляция показателями развития России и Беларуси очень высока. При этом существующая зависимость не была устранена за время текущего кризиса, хотя, согласно многим официальным документам, ежегодно были запланированы десятки различных мероприятий направленных на достижение именно этой цели. Однако по некоторым направлениям за этот период Беларусь только усилила свою зависимость от восточной соседки.

Поэтому в 2017 году наша страна останется под влиянием тех трендов, которые будут действовать в России. Согласно различным прогнозам от международных организаций, многие ожидают прироста ВВП России в следующем году от 0,3% до 1,1%. При этом ставка делается на восстановление экономического роста за счет двух факторов: увеличения объемов экспорта и сокращения импорта; вклад частного потребления и инвестиций останется на минимальном уровне. Таким образом существующие прогнозы полагаются на наличие благоприятной конъюнкты на рынках сырьевых товаров, в первую очередь – нефти. Так, в макрообзоре от Евразийского банка развития делается предположение, что цена на «черное золото» в следующем году составит 49,6 долл. США за баррель, а в 2018 году и вовсе достигнет 52,6 долл. США за баррель.

С середины 2016 года цены на нефть частично восстановили утраченные ранее позиции, средняя цена в июле-сентябре остается ниже 45 долл. США за баррель. Также страны ОПЕК, совместно с Россией, никак не могут согласовать позицию по заморозке объемов добычи сырьевое товара. Это не придает уверенности в том, что нефть будет надежным активом в ближайшем будущем. Особенно на фоне готовности ФРС США повысить ставку рефинансирования уже в декабре 2016 года, что изменит ситуацию со стороны потребительского спроса в крупнейшей экономики мира.

Во-вторых, прогноз роста экономики, который основан только на предположения о восстановлении сырьевых рынков, не может быть оценен как надежный. Это не оставляет пространства для маневра в случае непредвиденных изменений. Последние стали достаточно частым явлением.

Есть еще ряд внешних факторов, которые также не на стороне Беларуси. Например, состояние калийного рынка, который переживает не лучшие времена. Или геополитическая напряженность в регионе, отпугивающая инвесторов. Или медленное разрушение концепции ЕАЭС как перспективного экономического интеграционного объединения, привлекающего объемом внутреннего рынка.

В сухом остатке: мы не смогли выработать механизмы минимизации внешних рисков для национальной экономики. Остается их принять как данность в следующем году и действовать по ситуации, внося коррективы в проводимую политики исходя из динамики внутренних факторов.

Эндогенные факторы

ВВП Беларуси за январь-сентябрь 2016 года составил 69,3 млрд. белорусских рублей (образца 2009 года). По среднему официальному курсу белорусского рубля по отношению к доллару США за январь-сентябрь 2016 года (2,0057) ВВП Беларуси за рассматриваемый период составил 34,6 млрд. долл. США. (По сравнению с аналогичным периодом прошлого года сокращение валового продукта страны находится на уровне 2,9% в белорусских рублях и 26,1% в долл. США). Основную роль в формировании ВВП продолжают играть обрабатывающая промышленность (19,8%), оптовая и розничная торговля, а также ремонт мотоциклов и автомобилей (11,2%) и сельское, лесное и рыбное хозяйство (6,2%).

Как можно заметить, белорусская экономика продолжает оставаться на стадии рецессии. Оптимистические прогнозы по выходу из «красной зоны» уже в этом году, которые были даны правительством в январе 2016 года, не оправдались. Согласно данным МВФ, ЕАБР, Всемирному банку и ряду исследовательских институтов в Беларуси, отечественный ВВП в текущем году сократиться на 2-3%. Таким образом, второй год подряд внутренний рынок будет сжиматься, уменьшая свою долю в региональном и мировом валовом продукте.

Основные факторы, которые будут определять ее динамику в следующем году:

1. сокращающийся внутренний спрос со стороны населения на фоне падения реальных располагаемых доходов более чем на 3%, а также завершение процесса «проедания» запасов, которые были накоплены в предыдущие периоды: сальдо покупки-продажи валюты на биржи со стороны физических лиц сокращается ежемесячно;

2. отсутствие основы для экономического роста из-за двухгодичного падения объемов инвестиций в основной капитал. По данным Белстата, в январе-августе 2016 г. объем инвестированных в основной капитал средств составил 10,9 млрд. рублей, что в сопоставимых ценах на 19,7 % меньше, чем в январе-августе 2015 г. (в январе-августе 2015 г. по сравнению с январем-августом 2014 г. инвестиции снизились на 14,2 %). Таким образом, доля инвестиций в основной капитал в ВВП в январе-августе 2016 г. составила 17,9 % (в январе-августе 2015 г. - 22,4 %). Отрицательная динамика по инвестициям является результатом сокращения госрасходов на инвестиционные проекты, что является положительным фактором, так как их эффективность вызывала сомнения. Однако на этом фоне официальные власти не смогли создать условия, а также укрепить доверие к системе со стороны частных инвесторов, которые все еще придерживают накопленные средства до лучших времен;

3. рестрикционная денежно-кредитная политика и установленные бюджетные ограничения будут сдерживать инфляцию, однако постепенное ухудшение счета текущих операций может усилить давление на курс белорусского рубля, что скажется на темпах изменения ИПЦ. Поэтому высока вероятность попадания прогноза по инфляции в установленные официально «до 10%», но также существует риск выхода за эти рамки. Подписание кредитной программы с МВФ может минимизировать этот риск.

Отдельные прогнозы, сделанные официальными ведомствами, предполагают, что в случае сохранения текущей политики в следующем году, темпы роста белорусского ВВП составят 1% ВВП. Однако перечисленные выше факторы позволяют утвердилась, что рост валового продукта скорее всего останется отрицательным. А на фоне отсутствия долгосрочных источников роста, период застоя может растянуться на более продолжительный период.

Фактор неопределенности

Главным фактором неопределенности в текущей ситуации является именно экономическая политика и состав команды, которая ее проводит. Если взглянуть на то, что сделано за прошедший период текущего года, то сложно в принятых решениях найти некую общую задумку. Каждое министерство, каждое ведомство действует в рамках своих текущих дел, что не оставляет времени для стратегических решений. А в общем и целом создается впечатление, что стратегии и не существует. Навряд ли можно назвать программу социально-экономического развития Беларуси на текущую пятилетку документом, который отвечает на важные для нашей страны вопросы. Вдобавок уже мало кто верит в реалистичность тех планов, которые заложены в очередной «пятилетке». Основные показатели изначально были слишком завышены, а значит – невыполнимы. Это подобно первоначальному плану построить девятиэтажное здание, а потом, пересчитав кирпичи, понять: максимум пятиэтажное и без каких-либо излишеств.

Кадровые перестановки в правительстве, а также на ключевых экономических должностях, могут стать определяющими для будущего равзития Беларуси. В зависимости от того, какая команда получит необходимые компетенции, будут понятны дальнейшие перспективы. Поэтому особое внимание стоит обращаться не только на основные макроэкономические показатели страны в ближайшей перспективе, но и на политику в области формирования нового кадрового состава. Учитывая, что именно этот фактор сложнее всего контролировать, он остается за пределами нашего прогноза, однако мы еще раз подчеркиваем его важность для дальнейшего развития ситуации в стране.

Нынешний год стал годом ожидания изменений внешней среды к лучшему. Именно поэтому преобразования в экономике проходили достаточно медленно. Отсутствие политической воли еще больше тормозило этот процесс. 2017 год скорее всего станет годом изменений. Ведь ресурсов, которые бы позволяли сохранять позицию выжидания практически не осталось. Поэтому на первое место выходят два вопроса: какие это будут изменения и как они повлияют на нашу жизнь? Ответов на них сегодня нет.

 

 

Новые материалы

июня 22 2017

Товарищ Шлагбаум против Зыбицкой: защищайся if you can.

Есть в центре Минска один уголок. Пока ещё есть. Попав в него, иностранцы удивляются: «Это Минск?» Уж очень привлекательна там свободная атмосфера, непринуждённость и бесшабашная…

Подпишись на новости в Facebook!